Не бойся меня

Лана Кор
Не бойся меня

Марфа услышала шум и пришла.

– Никитушка, дорогой мой, что случилось?

Мужчина был чертовски зол, и не мог даже выразить, как его задела эта статья. Он протянул газету женщине. Та была грамотной и тихо вздыхая, а иногда драматично хватаясь за сердце, но уже не играя, а по-настоящему, прочла написанное.

– Никитушка, вот они звери. Как же они так могли? Ужас-то какой. Неужто совести совсем не имеют.

Марфа была расстроена и побрела на кухню.

– А ведь, завтра свадьба. Не натворил бы чего. Надо с Дарьюшкой поговорить.

Лиза помогала кухарке готовить завтрак.

– Давай, сбегай, разбуди хозяйку, и будем накрывать на стол.

Лиза быстро кивнула и убежала. Она удивилась, почему Дарья еще в постели.

– Дарья Ивановна. Доброго утречка.

Девушка что-то простонала нечленораздельное.

– Дарья Ивановна, – Лиза сделала немного обиженный голос, – поднимайтесь. Потом ругать будете, что не разбудила.

– Да, Лизонька, сейчас.

Даша аккуратно села. Голова немного кружилась и подташнивало. Девушка чувствовала себя неважно. Лиза это заметила.

– Что с вами?

– Не знаю. Тошнит и голова кружится.

Девица ехидно улыбнулась, и хотела было съязвить, но Даша ее опередила

– Даже не смей об этом думать. Помоги мне встать.

Лизавета коснулась руки хозяйки и ахнула. Она потрогала лоб и стала укладывать Дашу обратно в постель.

– Дарья Ивановна, вы вся горите. У вас жар. Ложитесь обратно. Я сейчас принесу воду и тряпку. Марфа чай липовый сделает. – И, уже добавила сама себе. – Ой, батюшки. Это ж надо было прямо перед свадьбой.

Пробегая по коридору, Лиза встретилась с Никитой. Он и без того был на взводе, а тут еще и прислуга бегает.

– Пожар где-то?

Лиза уже семеня по ступенькам, остановилась и обернулась к графу.

– Нет, типун вам на язык. – Девушка перекрестилась. – У Дарьи Ивановны жар. Лечить будем.

Глава 6

Никита нахмурил брови, и, сделав пару шагов назад, вошел в комнату Даши. Та лежала на кровати и тяжело дышала. Мужчина подошел к невесте проверить, правду ли сказала Лиза. И на самом деле, девушка была горячей. Граф спустился вниз, чтобы поторопить прислугу. Лиза уже бежала с тазиком воды и полотенцем. Марфа на кухне суетилась, чтобы приготовить для больной бульон.

– Никита Михайлович, голубчик, нужно врача.

– Я был у Дарьи, сейчас Кузьму пошлю.

Весь день Никита провел в работе, периодически заходя на кухню, спрашивая о здоровье невесты у Марфы. Та неодобрительно вертела головой, но поучать не стала мужчину. Жених мог бы и сам зайти проведать. Врач сказал Даше отдохнуть и выписал лекарств. Он подозревает, что у нее стресс или переутомление. Сейчас бы медик сказал, что у нее состояние называемое пароксизмом. В случае Даши, это хронический стресс, который усугубило воспоминание о той страшной ночи. Марфа пообещала врачу, что будет за ней хорошо следить. За девушкой в доме действительно прилежно ухаживали. Вечером граф на лестнице увидел Лизу. Он подошел к ней.

– Как Дарья Михайловна?

– Жар не спадает. Боюсь, ночью сильнее будет. Мне кажется, доктор ваш, глупость сказал. Заболела бедняга, а он про усталость какую-то говорит.

– Он специалист, и ему виднее. Тем более что доктор же выписал лекарство. – Никита удивился.

– Да, выписал. Но, не помогает.

Мужчина видел, что Лиза вымоталась. Она весь день, то сбивала температуру у Дарьи, то помогала Марфе. На улице уже стемнело, и граф приказал девице идти спать. Он сам приглядит за невестой.

– Никита Михайлович, какая ж из вас сиделка. Вы уж простите, но графу не по статусу за больными ухаживать. Тем более за незамужней девицей.

– Ты о правилах приличия поздно вспомнила. А ухаживать за больными я давно умею. Завтра тяжелый день, поэтому иди, отдыхай.

Лиза не стала дальше спорить. Раз барин сказал, значит, так тому и быть. Девушка пошла к себе. Граф же поднялся и прошел ровно до двери спальни невесты. Он немного постоял, а затем шагнул в комнату. Даша лежала под теплым одеялом, но все ее тело сотрясала лихорадка. Никита вспомнил, как однажды матушка простудилась, и ее тоже трясло от холода. Отец тогда сказал, что лучше всего согреться помогает живое тепло. Граф снял с себя часть одежды и залез к Дарье под одеяло. Она спала и была в полубреду. Мужчина аккуратно обнял невесту и прижал к себе. Прошло некоторое время, и она согрелась. Дыхание стало более ровным. Девушка приняла удобную позу и тихонько засопела. Никита был рад, тому, что Дарье стало легче, но вот уйти стало сложнее. Она обняла графа так, что встать, не разбудив ее, вряд ли получится. Мужчина решил полежать немного, пока девушка сама не перевернется, но проснулся он только когда солнце начало пускать свои первые лучи. Комната Дарьи выходила на восток, и именно ей доставался рассвет.

Но, пока оба лежали под тяжелым одеялом, прижавшись друг к другу, Даше снился сон. До прихода графа, это был кошмар. Она была в жарком месте. Везде горел огонь. Он так пылал, что иной раз касался кожи бедняги. Эта пытка длилась так долго, что девушка успела основательно устать. Иногда все пропадало, но ненадолго и возвращалось с той же силой. Потом все стало утихать. Именно в этот момент пришел Никита и стал согревать бьющееся в ознобе тело. Во сне Даши огонь начал успокаиваться. Не сразу. Постепенно. Девушка почувствовала, что может дышать и воздух не обжигает. Он был свежим и приятно пахнул. Затем перед ней появилась зеленая поляна с мягким ковром травы. Даша лежала в этой мягкости и набиралась сил.

Когда наступило утро, девушка пошевелилась, а затем замерла. Она боялась даже слово произнести. Даша робко начала подниматься. Рядом кто-то лежал. Спросонья было сложно отличить кошмар от реальности, но в сознании начала проясняться картинка. Было непонятно что здесь делает граф, но бояться нечего.

– Не пугайтесь. Вы вчера заболели, помните?

Дарья кивнула.

– Весь день у вас был жар. Ночью он не спадал, поэтому я решил помочь вам справиться с ознобом.

– Благодарю. – Девушка была обеспокоена и смущена.

– Не переживайте, на вашу честь я не покушался.

Даша снова кивнула, но в голове были совсем другие мысли. Ей страшно находиться просто в одной постели с ним, а придется ведь обзаводиться наследниками. Ее для этой цели и выбрали. В душе девушка надеялась перебороть свой страх, хоть и времени практически не осталось. Сегодня венчание. Даша резко села.

– Венчание!

– Что венчание? – Граф уже встал и надевал свои вещи, которые снял накануне.

– Сегодня.

– Да. Я не стал отменять. Хотел посмотреть на ваше состояние утром.

– Я в полном порядке.

– Да, жара у вас нет, но может нужно еще отдохнуть?

– У нас не будет пышного торжества. А устроить венчание и пригласить ваших друзей на ужин не будет для меня проблемой.

– Отлично, тогда готовьтесь. Я отправлю к вам Лизу.

Мужчина оставил невесту наедине со своими мыслями. Девушка не хотела так спешить, но и затягивать со свадьбой тоже не стоило. Вдруг граф передумает и ей придется снова вернуться в дом отца. Опозориться в связи с отменой свадьбы не так страшно, как отдавать долги папеньки. Никита будет вне себя от ярости, когда узнает, что взял порченый товар.

Лиза вошла, как обычно, в бодром настроении и с улыбкой. Она принесла кувшин с водой, чтобы Дарья могла умыться.

– Вставайте, я вам помогу. Мы все ждали, справитесь вы к утру с хворью, или нет.

– Иначе говоря, отдам богу душу или нет?

– Дарья Ивановна, не говорите так. Мы наоборот все за вас молились. А граф-то как себе места не находил. Делал вид, что работает, а сам то и дело у Марфы справлялся о вас.

– Не придумывай.

– Вот вам крест.

Лиза с серьезным видом перекрестилась.

– Оставь. Я вот думаю, стоит ли делать модную прическу или нет?

– Как это не делать? Еще как делать.

– А успеешь?

– Еще бы. Вы меня так не обижайте.

Девушки начали подготовку к торжеству. У них был не так много времени, но все успели в срок. Граф стоял в холле, ожидая пока спустится его невеста. Девушка шла в пошитом недавно на заказ платье и красивой прической. Даша теперь выглядела, как и остальные модницы высшего света. Никита любовался этой прелестной картиной, пока Лиза помогла невесте спуститься. Марфа стояла около графа и уже успела пустить слезу.

– Красивая какая.

Дарья старалась не поддаваться никаким эмоциям. По сути, она, и так, не могла ни радоваться браку, потому что он фиктивный, ни грустить из-за оного, так как освободилась от отца. В итоге у эмоций был полный штиль.

Никита каждый раз глядя на невесту думал, как бы сложилась их судьба, будь они оба без изъянов. Могли бы полюбить друг друга? А может даже никогда бы даже не встретились. Или же встретились, но не придали этому знакомству значения. Он мог бы стать повесой, а девушка так красива, что через ее поклонников граф не смог бы пробраться. А сейчас, они станут мужем и женой.

В церкви горели свечи, и к венчанию было все готово. Даша вошла под руку с отцом. Была б ее воля, она сама прошла к алтарю, но ей этого было не позволено. Помимо приглашенных гостей были те, кто просто хотел увидеть сие мероприятие. Проходящие мимо, те, кто пришел помолиться или поставить свечку. Граф упомянул, что местный анонимный автор очень уж любит скандалы и раздувает их в газете. Даша не желала становиться объектом для сплетен, поэтому церемонию проводили так, чтобы у этого нахала было меньше шансов выплеснуть на бумаге какую-нибудь гадость. Девушке пришлось терпеть отца.

Когда мужчина передал невесту жениху, оба стояли рядом и слушали речь священника. Обряд проводился довольно долго, и Даше стало немного дурно, но она продолжала стоять. Никита даже забеспокоился о состоянии девушки и сосредоточился на ней, чтобы успеть поймать, если та станет падать. И вот, наконец, последние штрихи в виде обручальных колец и первого поцелуя новобрачных. На удивление Дарье не составило труда надеть кольцо на палец мужчины, а когда им разрешили поцеловаться, сразу же занервничала. Никита тоже чувствовал себя неловко, но легко коснулся губ уже супруги и отстранится. Его тело будто прошибла молния. Он не ожидал, что даже легкое прикосновение губ будет так будоражить его воображение. Он остановил свои бурно развивающиеся фантазии, потому что в церкви это точно неуместно.

 

Граф распорядился, чтобы праздничный обед Марфе помогали готовить нанятые на этот вечер слуги. Он вообще хотел освободить женщину от этой обязанности, но та не стала даже слушать. Как это она и не будет контролировать процесс. Она сама нашла себе помощников еще накануне. Все были настроены на свадьбу, но все равно висел вопрос состоится ли она. Даша и Никита вышли из церкви. Оба еще не до конца осознали, что произошло. К ним подошли приглашенные гости. Агата обняла и поцеловала в щеку Дашу.

– Поздравляю. Уверена, Никита станет прекрасным мужем.

– Спасибо.

Дарья не стала спорить. Пусть Агата верит в то, что им суждено быть счастливыми. Андрей и Алексей тоже выразили свои поздравления и все разошлись по каретам. Граф и графиня ехали молча. Никита только периодически придерживал за руку жену, чтобы та не упала на повороте или кочке. Дома молодых встречала Марфа. У Никиты не было родителей, поэтому честь представлять покойных выпала кухарке. Как упоминалось ранее, женщина не была чужой или просто прислугой. Условно она была хозяйкой. Да, не по статусу в обществе, но по статусу устоя конкретного дома. Она могла и метлой шлепнуть самого графа, если тот заслужит. Марфа стояла с караваем и иконой. Молодожены прошли все ритуалы, связанные со свадебным обычаем, а теперь можно было и пообедать. Обедом это было сложно назвать, так как солнце уже начало клониться к закату. Дни в осеннюю пору короткие.

Стол был подготовлен виртуозно, за что кухарке было выражено множество хвалебных дифирамбов. Родители Дарьи кривились глядя на Марфу. Им не нравилось, что за графским столом сидит прислуга. Алексей, чей язык был иной раз слишком подвешен, съязвил, что уж им не стоит так вести себя. Обедневший помещик недалеко ушел от прислуги. Это было сказано не прямо в лоб, а аккуратно, чтоб рикошетом не зацепило больше никого из присутствующих. Иван Егорович надулся как мышь на крупу. Его супруга продолжала вежливо улыбаться, и, по мере необходимости, поддерживать разговор. Она была более воспитана.

Никита все время поглядывал на новоиспеченную графиню. Девушка сидела бледная, но пыталась вести беседу со всеми. Постепенно ей стало комфортно болтать с Агатой. Мужчина отметил, что эти двое могут стать хорошими подругами. Торжество не стали затягивать, и гости засобирались домой. Марфа ненароком упомянула о болезни Дарьи и Агата аккуратно начала всех выпроваживать. Андрей полюбил эту женщину именно за ее бойкий и сильный характер. Она не церемонится и не ведет себя, как светские куклы. Никита первый разглядел в ней прекрасного человека, пока Андрей размышлял над своими переживаниями. Именно граф поспособствовал воссоединению влюбленных. Но не об этом.

Проводив гостей, Дарья направилась в свою комнату. Граф шел сзади и девушка это чувствовала. Уже около своей двери она резко обернулась.

– Прекратите ходить за мной, как кот за мышью.

– Вы, почему так испугались?

– Я не испугалась, просто мне не нравится, когда сзади кто-то крадется.

– Хорошо, буду ходить рядом.

– Граф, я не настроена с вами ссориться. Вы сегодня придете ко мне?

Никита поперхнулся. Это было резко и неожиданно.

– Простите?

– Первая брачная ночь. Помните?

– Я думал, вы будете оттягивать это событие.

– Мне незачем его оттягивать. Вы женились на мне ради наследника. Чем раньше начнем, тем скорее все решится.

Разительная перемена в характере Дарьи немного пугала мужчину, но вместе с этим и очень нравилась. Он не любил чрезмерно кротких, которые пекутся о правилах приличия даже в постели.

– Хорошо. Я вас понял. Мы достигнем взаимопонимания в этом вопросе.

Никита именно так и думал, как сказала Даша, но когда это озвучила она, граф даже расстроился. Неужто она даже не допускает мысли о чувствах?

Мужчина направился к себе. Ему тоже нужно было подготовиться. Даша вошла в комнату и стала ждать Лизу. Та все никак не шла. Марфа решила устроить немного романтики между графом и графиней и запретила Лизавете показываться на глаза Даше. Утром скажет, что закрутилась и отправила девочку по делам. Всю вину возьмет на себя. А сейчас граф поможет жене раздеться, там гляди и искра пробежит. В общем, Марфа та еще сваха.

Никита выдохнул глядя в зеркало. Он уже снял свою маску, и теперь отражение показывало не загадочного мужчину, а изуродованного войной солдата. Он скептически покачал головой и пошел исполнять свой супружеский долг.

Войдя в спальню, он удивился кромешной темноте.

– Что случилось? Почему не развели огонь?

– Я ждала Лизу. Она испарилась куда-то. Вас теперь заставлю ждать.

– Ничего страшного. Я помогу вам раздеться. Но, сначала разожгу камин. Вы вся замерзли.

Никита нащупал свечу и зажег ее. В комнате стало лучше ориентироваться. Мужчина следом разжег камин и начало теплеть.

– Встаньте. Я помогу вам раздеться.

– Что вы. Это работа не для…

– Прекратите. В этом доме давно все перепутано и каждый делает что хочет.

Даша подчинилась и встала на ноги. Никита подошел сзади. Он начал развязывать шнуровку. Граф делал это медленно. С наслаждением. Мужчине хотелось прочувствовать весь момент. Каждая пуговичка под его руками будто горела. Он аккуратно расстегивал их, но под красивым нарядом было еще два слоя одежды. Наконец, платье выпустило девушку и упало на пол. Дарья вышла из него, при помощи поданной руки графа. Молодая графиня осталась в корсете и нижних юбках. Никита снимал их медленно по очереди. Одна из пуговичек не хотела расстегиваться, так как запуталась к какой-то нитке.

– Вам сильно нужна эта пуговица.

Даша, как настоящая леди взмолилась, чтобы ее новое платье не травмировали.

– Граф, пожалуйста, не рвите.

– Хорошо. Только не пугайся.

Мужчина встал на колени и попытался зубами оторвать эту нить. На Даше был корсет, поэтому дыхание графа не коснулось ее кожи, но она знала, что он там. Незнакомое чувство поселилось у девушки внутри. Сердце забилось, но не от страха, а от других эмоций, названия которым она еще не знала. С пуговицей Никите удалось договориться. Ткань продолжила мягко опускаться к ногам девушки. Теперь на очереди был ненавистный всеми и мужчинами, и женщинами корсет. Когда и он поддался, на Даше осталась только нижняя сорочка и юбка с металлическими обручами. Никита усмехнулся. Сколько же нужно на себе носить веса хрупкой девушке.

Теперь, когда Никита освободил жену от всей этой ткани, она стояла перед ним в полупрозрачной длинной рубахе. Девица обладала красивой фигурой именуемой песочные часы. Ее грудь была на зависть многим дамам. Теперь эти два пышных бугорка манили графа. Почему-то сейчас он боялся коснуться супруги. Никита вплотную подошел к Даше и наклонился поцеловать ту. Девушка инстинктивно зажмурила сильно глаза. Тело начала бить мелкая дрожь.

– Ты замерзла?

– Нет. Мне тепло. – Даша отозвалась хриплым голосом.

Граф начал думать, что его жена так возбудилась от процесса раздевания, поэтому и дрожит. А глаза закрыла от страха. Девушке свойственно в первую брачную ночь нервничать. Никита положил свою руку ей на талию и аккуратно начал водить то вверх, то вниз. Его возбуждение нарастало. Мужчинам это дается проще. Должен был последовать поцелуй, но только сейчас мужчина заметил, что Даша напугана.

– Что ж такого обо мне рассказывали, что вам так противны мои прикосновения.

– Граф, – голос предательски дрожал, – простите. Я, – девушка запнулась и сглотнула, – я смогу. Это не связано с вами.

Даша отгоняла от себя воспоминания о пьяных мужчинах, которые лезли на нее сверху, пока она безмолвно лежала на кровати. Эти люди делали примерно одно и то же. От них воняло алкоголем, табаком и потом. Они вцеплялись в ее губы и грудь с таким остервенением, что даже сейчас Дарья чувствовала их противные прикосновения на себе. Сам процесс соития не был таким омерзительным. Он говорил лишь о том, что девушку скоро отпустят. Из воспоминаний графиню вывел голос мужа.

– Ну, конечно. – Это была ирония. – Я не хочу ложиться в кровать со своей женой, которой я так противен.

Даша не знала, как ей убедить графа в том, что он ни при чем. Сейчас девушка хотела только успокоиться сама. Оказалось, что исполнить супружеский долг ей будет сложно. Граф развернулся, и вышел из комнаты, оставив молодую жену одну в первую брачную ночь.

Глава 7

Сказать, что Никита был зол и расстроен, ничего не сказать. Он налил себе бокал вина и залпом его опустошил.

– Как она может. Ее купили, а строит из себя святую невинность.

Граф, действительно стал немного циничным и грубым. Но, больше всего его раздражало, что рядом с этой девицей он таял как расплавленный воск.

Дверь в его комнату тихо отворилась. В проеме появилась маленькая хрупкая фигурка. Даша стояла там и дальше не проходила. Она знала, что граф сейчас на нее смотрит или удивленно, или со злостью. Девушка чувствовала этот тяжелый взгляд. Мужчина поставил бокал на столик.

– Зачем пришла? – Граф своими словами разрезал тишину будто ножом. Голос был низким и резким.

– Я пришла извиниться. – Дарья же напротив, говорила тихо и мягко.

– Мне это не важно. – Мужчина продолжать подражать ослу, который не хочет идти вперед.

– Вы можете меня просто выслушать? – Девушка осознавала, что нужно как-то смягчить обиду мужа.

– Зачем? Вы и так показали свое отношение ко мне. Ни к чему сейчас что-то придумывать. – Граф был не приклонен.

– Мне всего лишь стало страшно от того, что произойдет. – Голос Дарьи стал срываться. – Не придумывайте вы всякий бред. – Она слегка прикрикнула, но быстро поняла, что так нельзя, иначе наладить отношения не получится.

Никиты удивленно поднял брови. Мужчина не ожидал такой прыти. Он ей говорит, что не хочет слушать, а она плевать хотела на его желание. Ох, веселая жизнь их ждет.

– Да, я струсила. Простите, что мои эмоции были слишком явными.

Девушка решила, чему быть, того не миновать. Мучить себя волнением от предстоящего в будущем соития тоже тяжело. Лучше сейчас потерпеть, чем потом страдать от переживаний. А дальше, когда правда вскроется, если граф решит выкинуть ее из дома с позором, то будет не так больно, нежели девушка привяжется к нему со временем. В конце концов, у нее есть крайний шаг. Спрыгнуть с моста. В тот дом девушка точно не вернется. Даша была настроена решительно, или дружеские отношения с мужем, или смерть.

– Если вы еще хотите продолжить начатое в моей спальне, то смотрите, я сама пришла к вам.

– Я не ослышался? – Этого граф точно не ожидал.

Дарья только покачала отрицательно головой. Мужчина не знал причины такого рвения, но сопротивляться не стал. Он просто подошел ближе. Даша старалась скрыть накатившую волну страха. Никита не стал набрасываться на нее, чем сильно удивил. Он провел пальцами по нежной коже плеча, а затем, таким же легким движением погладил щеку жены. Та была в замешательстве, от того, что почувствовала волнение, но приятно. Оборону девушка все же не теряла.

– Я понимаю, что вы напуганы обязанностями жены такого рода, но уверяю, ничего страшного в этом нет.

Никита аккуратно спустил с плеча один край сорочки. Мужчина поцеловал открывшийся участок. Даша не чувствовала того, чего ожидала. Ей не было больно или мерзко. Но за страхом, девушка не почувствовала приятных ощущений. Главное, что негативных не испытала.

Никита придерживал одной рукой шею девушки сзади и целовал. Затем он стал подниматься цепочкой из поцелуев выше к щеке. Один запечатался около уха. Даша слышала, как граф тяжело дышит и даже тихо застонал, коснувшись ладонью ее груди. Она помнила эти звуки и старалась не зажмуриться. Рука аккуратно гладила и переминала поочередно грудь Даши. Мужские губы добрались до девичьих. Графиню до этого никто не целовал, она не давалась. Да и ее мучители не за тем приходили. Теперь же после легкого касания, как в церкви, Даша почувствовала резкий укол где-то внутри. Глаза девушки расширились. Это получилось инстинктивно. Никита же все продолжал покрывать ее губы невесомыми поцелуями. Мужчина знал, что в светском обществе матери редко когда рассказывают о физической близости между мужчиной и женщиной. Чаще всего это размытые метафоры. Да и не принято жене быть горячей и страстной. Она же аристократка. Огонь и пыл давали дамы полусвета. Поэтому многие женатые мужчины были частыми их гостями. С женами не было той искры, которую они хотели. Вот и Дарья стояла, будто окаменела. На деле же, девушка просто старалась не убежать. О том, чтобы расслабиться и почувствовать всю прелесть ласк, речи вообще не шло. Графиня была в полной уверенности, что отношения супругов в постели всегда такие грубые и неприятные.

 

Никита же подумал, о холодности графини, как о следствии воспитания. Ей было наказано не выставить себя вульгарной. Никита внушал себе, что раз их брак по расчету, а девица хочет быть ледышкой, ему тогда зачем себя терзать. Она знала, что выходит замуж без любви.

Мужчина взял Дарью за талию, и, снова целуя шею, подвел к кровати. С графини слетела сорочка, а за ними панталоны. Девушка осталась полностью нагой. Никита восхищенно смотрел на прекрасное тело. Он аккуратно уложил жену на постель. Здесь его учтивость была по причине Дашиной слепоты. Мужчина не спешил, но и томными его действия нельзя было назвать. Он снова повторял себе, что их брак ради наследников. Именно для этого он и лег в кровать с женой. Хотя, Никита нагло сам себя обманывал. Он хотел ее. Хотел сильно и страстно. Конечно, о душевных чувствах вообще говорить бессмысленно. Мужчина мог их признать только под страхом смерти и то, не факт. Нет, не любовь, но привязанность и симпатия. Возможно даже уже влюбленность.

Он не делала ничего такого, что могло причинить боль или неприятные чувства. Даша за это мысленно благодарила мужа. В какой-то момент ей даже стало нравиться, что происходит. Но ненадолго. Все же моральное состояние у девушки было не в порядке. Никиты хоть и был упрямым ослом, но никак не бараном.

– Мне остановиться? Вы вся напряженная.

– Нет. – Дарья, чуть ли не крикнула. – Все нормально. Продолжайте.

Что ж, это был явный намек на то, что между ними будут только обязательства и никаких чувств. Стараться подарить наслаждение в постели не нужно. Когда произошел момент слияния двух тел, мужчина замер на мгновение. А затем продолжил, но уже совсем не заботясь об ощущениях партнерши. Она молчала. Ей было жутко стыдно. Никита же закончив половой акт, встал с кровати и отошел к огню.

– Так вот в чем была игра.

Дарья приподнялась, закрываясь одеялом.

– Какая игра?

– Я все понял. – Граф усмехнулся своей глупости.

Девушка подумала, лучше бы он кричал, все швырял и был груб. Сейчас мужчина был бесстрастным и это пугало больше всего. Что он решит сделать.

– Вы поняли? Объясните.

– Вы со своим папенькой хорошо разыграли карты. Он может в покер и плохо играет, а вот в вопросе подсовывания порченых дочерей превосходен.

Никита резко развернулся. Вот теперь его злость начала выплескиваться. Марфа, которая подошла к дверям его комнаты, убедится, что молодые нашли общий язык, услышала шокирующие новости.

– Я все теперь понял. Он же специально пришел ко мне. Ты и была приманкой. Он сообразил, что я заинтересуюсь слепой женой. Это было очевидно. – Никита усмехнулся и быстрыми шагами измерил комнату. – Понятно, почему они тебя не показывали в свете. Какой мужчина захочет молодую невесту, которая была в чужой постели.

– Прекратите. – Голос Даши срывался. Но, она не спорила. Пусть лучше думает, что она потеряла девственность из-за бездумности, а не как это было на самом деле.

– Ты его любила?

Никита отвернулся к пылающему огню. Именно так, как это пламя, горела его душа. Вроде сам постоянно убеждал девушку в холодности и черствости, но узнав, что Дарья с кем-то была в столь близких отношениях, невозможно ревновал. И это не был инстинкт собственника, в чем мужчина снова пытался себя убедить. Он ревновал ее как женщину, к которой имеются чувства.

– Прекратите, пожалуйста. – Теперь, девушка говорила тихо.

– Сам виноват. Нужно было слушать Марфу. – Мужчина хмыкнул. – Ей ваше семейство сразу не понравилось.

– Вы вернете меня обратно? – Даша старалась не показывать, что по ее щекам текут слезы.

– Это было бы прекрасное решение, но опозорив вас, я навлеку сплетни и на себя. Хотя, уверен, вы и это просчитали. Граф Воскресенский всячески избегает общество и уж тем более не желает быть центром внимания. Отличный ход.

– Простите. Все что случилось, просто совпадение.

– Уходите. – Никита произнес это тихо, будто был без сил.

Даша аккуратно слезла с кровати, а затем наклонилась в поисках своей рубашки. Никита подошел ближе и поднял вещь. Передовая ее хозяйке, мужчина был так близко, что графиня почувствовала его дыхание на своей щеке. У мужчины по телу пробежала дрожь возбуждения, и он, резко встав, быстро пересек комнату, чтобы находиться подальше от этой ведьмы. Конечно же, это была метафора, и Никите проще было искать причины в девушке, нежели признать, что он чертовски возбуждается рядом с ней. Дарья встала ровно и оделась. Марфа уже успела аккуратно скрыться. Она сейчас дошла до кухни и держалась за сердце. Женщина не могла поверить, что ее обожаемая Дашенька оказалась такой аферисткой. Девушка же молча вышла из комнаты графа. Только дойдя до своей спальни, она отдалась эмоциям. Но истерики не было. Слезы просто сами собой катились по щекам. Обидно было не за слова графа. Обидно было за свою жизнь. Никита думает, что она сама ее испортила, отдавшись порыву чувств. Нельзя ему знать, что жена не лучше половой тряпки, о которую вытирали ноги. Это будет для него ударом. Почему она проявляла такую жертвенность? Потому что ее уже сломали. Даша была разбита на кучу мелких осколков и ее уже не спасти. А душа графа еще может отогреться. Она поможет в этом.

Утром Марфа была резковатой и мало разговаривала. Называла графиню по имени отчеству и Дарья поняла, что ей там не рады. Она поднялась к себе. Лиза тоже не знала причину столь разительной перемены настроения кухарки. В доме остальная прислуга появлялась только тогда, когда это требовалось, а не постоянно. Даже Кузьма теперь больше проводил времени на конюшне. Даша догадалась об источнике недовольства. Или Марфа слышала разговор, или граф ей все сам рассказал. С этого дня Даша старалась меньше попадаться на глаза и женщине. А уж прятаться девушка умела мастерски.

Прошла неделя, а граф с ней практически не разговаривал. Муж и жена завтракали, обедали и ужинали часто отдельно друг от друга. Точнее граф сторонился Дарьи. Наконец, она решила сама поговорить, и пошла к нему в кабинет. Девушка постучала, и, услышав разрешение войти, открыла дверь. Время было позднее. Мужчина что-то писал. Он не ожидал увидеть супругу.

– Вы? Что вам здесь нужно? – Никита не посчитал нужным встать перед дамой.

– Я хотела узнать, как еще долго вы будете меня избегать? – Даша продолжала стоять у двери.

– А к чему мне вас избегать?

Граф взглянул на девушку, и по телу прокатилась волна тепла. Если опустить все склоки и неприятную предысторию их брака, то эти двое весь свой медовый месяц не вылезали бы из кровати. Так сильно их тянуло друг к другу.

– Прекратите. Ведете себя как ребенок. – Даша повысила голос, но сразу осеклась. – Кстати, о ребенке.

Никита замер. Он подумал, что Дарья сообщит о беременности. Будет еще один повод не доверять ей. Вдруг это не его ребенок. Но Даша говорила не об этом.

– Вы женились на мне ради наследника. Верите или нет, я не собиралась замуж. Так сложилось, вы выбрали меня.

Никита хотел снова сказать что-то обидное, но Дарья не дала ему это сделать.

– Не перебивайте меня, пожалуйста. – Голос девушки чуть не сорвался на крик. – Потом скажете все, что хотите. Можете выплеснуть все гадости, которые у вас накопились за эти дни. А сейчас просто послушайте. Если вы хотите, чтобы я покинула этот дом, так и скажите. Я уйду. Не надо меня мучить недосказанностью. Но, если просто вашей злости необходимо успокоиться, я буду ждать. Вам нужен наследник, очень хорошо. Я тоже хочу родить ребенка. Вашей жизни моя скромная персона не будет мешать.

– Хорошо. – Граф был согласен с этими словами. – Я обзаведусь наследником, а вы получите свободу.

– Вы шутите? Вы предлагаете мне бросить своего ребенка?

– Я предлагаю вам жить отдельно, если пожелаете. Тем более, неизвестно, родится ли мальчик сразу и сколько придется ждать. Жить мы будем в деревне, но коли изволите, этот дом в полном вашем распоряжении. Мы сможем не попадаться друг другу на глаза. Поверьте, так живут многие.

Рейтинг@Mail.ru