Погоня за призраком

Александр Леонидович Аввакумов
Погоня за призраком

– Что с остальными следами?

– Все следы мужские, но по нашим учетам не проходят. Вчера отправили в Информационный центр МВД России, будем ждать, что ответят они.

– Когда обещают дать результат генетики? Кстати, Николай, как, только, будут результаты, направь их мне. У меня есть результаты из Волжска и Ижевска, есть с чем сравнить.

– Все понял, Александр Константинович.

– Давай без отчества и званий, так проще общаться.

– Хорошо, Саша. Чай будешь?

– Погоди, Николай. «Подними» этого Кудряшова из ИВС, я хочу с ним переговорить.

– Хорошо, сейчас дам команду.

Пока сотрудники уголовного розыска ушли за Кудряшовым, Николай, продолжил свой доклад Серову:

– В ходе поквартирного обхода дома была установлена гражданка Сидорова, 1964 года рождения, соседка из квартиры № 69, она сообщила, что примерно в 12.30. она выходила из своей квартиры и увидела, как наверх пробежал молодой человек, одетый в темную одежду. Лица она его, к нашему сожалению, не рассмотрела. Сидорова поднялась на четвертый этаж, чтобы послушать в какую квартиру зайдет этот молодой человек, однако звука открываемой двери не услышала. Подождав, минут пять, она ушла обратно в свою квартиру.

Александр загасил сигарету и посмотрел на дверь, в которой показалась массивная фигура мужчины лет сорока, который с нескрываемым интересом посмотрел на него.

«Кудряшов, – подумал Серов. – Интересно, что он расскажет».

***

Иван Кудряшов имел уже за плечами две «ходки» в места не столь отдаленные. За что его задержали в этот раз, он не совсем понимал, так как весь разговор с начальником уголовного розыска УВД города крутился вокруг какой-то неизвестной ему старухи по фамилии Яшина. Как он понял, ему пытались вменить убийство этой «бабуськи», которую он никогда не видел в своей жизни. Сейчас, войдя в уже знакомый ему кабинет, он сразу обратил свое внимание на мужчину средних лет, одетого в серый элегантный костюм, белую рубашку и сразу понял, что именно он и есть тот «главный начальник», которого ждали местные оперативники.

– Мое почтение господам операм, – произнес он и сделал небольшой реверанс в их сторону. – Быть или не пить, вот в чем вопрос, Гораций.

Кудряшов громко засмеялся, обнажив мелкие, пожелтевшие от табака зубы.

– Хватит кривляться, Кудряшов. Оставь эти номера для своих сокамерников, – произнес Николай. – Здесь человек, который хочет поговорить с тобой. Предлагаю сразу «фильтровать базар».

– А что, начальник? Плохо играю? А, это и есть тот человек, который приехал из далекого города, чтобы поговорить со мной? Здорово! Польщен! – спросил он и рукой указал на Серова. – Может, это и есть тот самый Станиславский, который должен громко заявить – не верю, но он почему-то, в отличие от вас молчит.

– Садитесь, Кудряшов, – произнес Серов и указал ему на стул.

– В нашей тусовке не принято говорить – садитесь, намного лучше звучит, присаживайтесь.

– Вот что, Кудряшов, хватит валять Ваньку. Здесь фраеров нет и комедию ломать не надо, – произнес Серов, чем вызвал неподдельный интерес у арестованного. – Ты знаешь, что тебе вменяют? Похоже, ты не «догоняешь» чего-то. Есть пальцы, которые изъяты с места убийства и эти пальцы – твои. Это ты «всосал»?

– Я чего-то не понял, начальник, – произнес он, присаживаясь на край стула. – Я – вор, я – не «мокрушник». Мне это не нужно и меня на «понт» брать не стоит, я – не мальчик.

– Читать можешь? Тогда читай, – произнес Серов и протянул ему заключение экспертизы.

Александр смотрел на Кудряшова, тот читал текст, шевеля губами. Это было так забавно, что он невольно улыбнулся.

– Нет, так не пойдет, начальник! Ты меня не грузи! Эта канитель не моя.

– А, чья?

– Откуда я знаю, – чуть не закричал арестованный. – Город – большой, «залетных» – море, вот вы и ищите, вам за это деньги государство платит.

– Погоди, Кудряшов – вклинился в разговор Николай. – Я на твоем месте, вот так, как ты, в отказ бы не пошел. Ведь все просто, Ваня. Выставил ты хату этой Яшиной, а она вдруг раз и появилась в квартире. Что тебе оставалось делать? Ты ее и задавил. Сил у тебя много, с бабушкой ты быстро справился и свалил с адреса. Правильно я все рассказываю?

Лицо арестованного запылало от негодования. Он хотел что-то ответить, но из его груди вырвался лишь хрип. Не спрашивая разрешения, он схватил стоявший на тумбе стакан с недопитой водой и жадно вылил его содержимое в свой рот. Глубоко вздохнув, он произнес:

– Вам бы, начальник, книги фантастические писать, а не в конторе работать. Ловко у вас все получается. Раз и в дамках.

Он снова нервно и громко засмеялся.

– Не был я там, начальник, не был я в этой хате. Пока у меня еще есть голова на плечах. Вот, скажите, что там можно было взять в этом «клоповнике»? Вот и я об этом. Больше ничего говорить не буду, доказывайте!

– Погоди, погоди, Кудряшов! В «несознанку» всегда успеешь уйти. Давай, поговорим, – предложил ему Серов. – Пойми, повесить на тебя это убийство никто из нас не хочет. Зачем, мне и Николаю это. Я просто хочу понять, как там могли оказаться твои пальцы, если, как ты говоришь, что там просто не был?

Кудряшов сидел на стуле с закрытыми глазами, и со стороны могло показаться, что он задремал. Но потому, как дергалась его правая щека в нервном тике, было понятно, что он лихорадочно думает, как это могло произойти.

– Можно закурить? – обратился он к Александру.

Серов достал из пачки сигарету и протянул ее ему. Кудряшов закурил. Он глубоко затянулся и, закрыв глаза от удовольствия, выпустил дым в потолок.

– Скажи, Ваня, а ты в районе улицы Космонавтов в тот день случайно не был? – спросил его Серов. – Чудес ведь не бывает.

Кудряшов улыбнулся и посмотрел на него. В его глазах словно маленькие искорки заблестели хитринки.

– Только для тебя, начальник. Да, был. Я работал на этой улице. День был неудачным и я «подрезал» лишь двух граждан.

– Ваня, не гони горбатого. Ты же – квартирный вор, а не карманник, – произнес Николай.

– Я – профессионал, начальник. У меня пальцы не хуже чем у пианиста. Просто «щипать» на улице значительно сложнее, чем в транспорте.

– И что дальше, – спросил его Александр.

– Что? Что? Деньги забрал, а портмоне сбросил, зачем мне они. На них легко можно сгореть.

Серов и Николай переглянулись.

– Хорошо, Ваня. Посиди немного, отдохни. Нам нужно поговорить в твое отсутствие.

Через минуту два оперативника отвели его обратно в камеру.

***

– Что скажешь? – спросил Александра Николай.

Серов немного подумал, а затем ответил:

– Пустышка. Похоже, бабка подобрала это портмоне и сунула его в карман. Кудряшов – не убийца, это однозначно. Покрутите его еще пару дней и гоните из изолятора. Кстати, вы взяли у него защечные эпителии?

– Да, – коротко ответил начальник сыска. – А как же, без этого.

– Знаешь, Николай, я хотел бы побывать на месте преступления. Говорят лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. Ты не будешь возражать, если я сам съезжу на улицу Космонавтов?

–Конечно, нет.

Серов стал со стула и направился к выходу.

– Александр, тебе машина нужна?

– Нет. Насколько я знаю, эта улица находится не так далеко от здания вашего УВД.

Серов вышел на улицу и, спросив у прохожего, в какой стороне находится нужная ему улица, неторопливо двинулся в ту сторону. Пройдя три квартала, он вышел на улицу Космонавтов. Осмотревшись, Александр направился в сторону нужного ему дома. Серые пятиэтажки, построенные в прошлом веке, стояли как заброшенные временем памятники. Независимо от городов, в которых они были построены, все они были словно братья-близнецы безлики и удивительно похожи.

«Как все, похоже, словно я и не выезжал из своего города, – невольно подумал он. – Покосившиеся штакетники, посиневшие от алкоголя лица мужчин, сидевших за столами и распивающих дешевый алкоголь».

Александр обошел дом, в котором проживала покойная Яшина, и вошел в подъезд. Он быстро поднялся на третий этаж и остановился напротив металлической двери.

– Вам кого? – услышал он у себя за спиной.

Серов вздрогнул от неожиданности и повернулся на голос. Перед ним стояла женщина лет шестидесяти и настороженно смотрела на него.

– Я – из милиции, – произнес Серов. – Скажите, в этой квартире жила Яшина Маргарита Гавриловна?

– Покажите свой документ, – попросила женщина. – У вас на лице не написано, что вы из милиции.

Он достал из кармана удостоверение и протянул его женщине.

– Да, здесь жила Рита, – произнесла женщина. – Почему она вас интересует?

Оперативник усмехнулся. Заметив его ухмылку, женщина стала открывать дверь, чтобы навсегда укрыться за ней от этого нахального мужчины.

– У меня один вопрос к вам, извините, не знаю, как вас величать. Скажите, она всегда пускала в квартиру посторонних людей?

– Что вы! Я сама до сих пор удивляюсь, как она могла впустить к себе постороннего мужчину. Она была очень осторожной женщиной, ни с кем в подъезде не дружила. Дом, магазин – вот ее ежедневный маршрут. Говорят, она и в тот день ходила в магазин за продуктами. «Магнит» у нас рядом, через три здания от нашего дома. Я в тот день встретила почтальона, она разносит у нас пенсию. Вот она и спрашивает меня, а где, говорит, у вас сегодня Яшина, я к ней уже дважды сегодня заходила и никак не могла застать ее дома?

– А почтальон у вас давно работает?

– Да, лет десять таскает почту и пенсию. Всех нас стариков знает, как облупленных.

Серов еще задал два вопроса и, получив на них ответы, вышел на улицу. Пройдя несколько домов, он увидел магазин. Он вошел внутрь и, купив бутылку минеральной воды, вышел на улицу.

***

Вечером, попрощавшись с Николаем, Серов направился в гостиницу. Утром он собирался выехать в Саратов. Приняв душ, он сел в кресло и включил телевизор. Александр достал из папки бумаги и разложил их на столе, чтобы еще раз перечитать справку, которую подготовили для него местные оперативники. Телефонный звонок отвлек его от чтения.

 

– Здравствуй, Саша, это тебя беспокоит Валентина Петровна. Ты – в городе?

Это была тетя жены.

– Здравствуйте, да я в городе, но только в Самаре. В командировке я. Что-то случилось, Валентина Петровна?

– Я хотела с тобой переговорить. Дело в том, что у твоей жены больные почки, да, ты сам это хорошо знаешь. Ей нужна операция.

– Извините, но я не понимаю вас, Валентина Петровна. Я – не врач и поэтому плохо в этом разбираюсь. Когда мы жили вместе, я ей неоднократно предлагал лечь в клинику и удалить или раздробить эти камни, но она отказывалась делать это.

– Я хочу ее уговорить, чтобы она легла в больницу, однако для операции нужны деньги. Ты ей не дашь? Ей нужно около сорока тысяч.

– Сколько, сколько? – удивленно спросил ее Александр. – А, почему вы у меня просите деньги, а не она? Да и сумма такая, которую просто так не найдешь.

– Ты же знаешь ее характер. Она просить у тебя деньги не будет.

– Гордыня – порок, Валентина Петровна. А, она-то знает, что вы просите у меня деньги или нет?

– Нет, конечно, она не в курсе этого. Я понимаю, что сумма довольно большая, но я с тобой рассчитаюсь года за три.

– А, вы их проживете? – усмехнулся в трубку Серов. – Извините меня, шутка. Вам же восемьдесят пять, вы об этом подумали? У меня такой суммы просто нет, но я мог бы помочь ей, если бы она меня об этом попросила сама, ведь не я ее обидел, это она меня больного оставила и ушла жить к вам.

В трубке повисла тишина. По всей вероятности, Валентина Петровна, анализировала сказанное.

– Выходит, нет, я правильно тебя поняла, Саша? Разве тебе ее не жалко?

– Что значит, жалко, не жалко? Скажите, Валентина Петровна, а вам меня не было жалко, когда она оставила меня. Когда я с большим трудом мог передвигаться по комнате. Почему тогда вы не говорили со мной о жалости, помощи и милосердии? Я не хочу больше говорить на эту тему. Если ей нужны деньги, пусть возьмет кредит или попросит меня о помощи.

В трубке послышались гудки отбоя. Серов встал с кресла и подошел к окну. На душе оставался неприятный осадок от этого разговора. Достав из пачки сигарету, он закурил. Однако сигарета не успокоила его. Он снова сел в кресло и вместо того, чтобы заниматься анализом, почему-то ушел мыслями в прошлое.

Он познакомился с женой, когда пришел работать в уголовной розыск. Елена работала в одном из отделов МВД и часто заходила к ним в Управление.

– Кто это? – спросил он одного из сотрудников и рукой указал на миловидную девушку, что стояла около приемной начальника Управления.

– Ленка-то? Она работает в службе Богданова. А что, понравилась? Кто только за ней не увивался из наших ребят, всех отшила. Хочешь попробовать? Ну, давай, может, тебе повезет.

Недели через две Александр уже провожал ее до дома. Как потом она рассказывала ему, он ей понравился с первого взгляда. Высокий, хорошо сложенный, с красивыми и пышными волосами и чувствительными губами, он нравился многим девушкам в УВД, и ей было немного лестно ловить на себе завистливые взгляды подруг, когда они шагали рядом по улицам города. Елена была неглупой девушкой, и это качество подкупало Серова, так как он терпеть не мог глуповатых женщин. Однажды, когда они шли по улице, им навстречу попался ее начальник – полковник Богданов. Поздоровавшись с ними, он не останавливаясь, прошел мимо них. На следующий день, Александр чисто случайно столкнулся с ним в столовой УВД.

– Присаживайся, Серов, – предложил ему Богданов. – Я вчера при встрече посмотрел на тебя и понял, что у тебя серьезные отношения с Еленой.

– Это – личное, Алексей Гаврилович, и не подлежит публичному обсуждению.

– Да я не об этом, Серов. Одна из заповедей разведки гласит, что перед тем, как войти, подумай, как оттуда выйти.

– Это вы к чему? Я что-то вас не совсем понимаю, товарищ полковник.

– Это я о тебе, Серов. Не сделай ошибку, о которой потом будешь жалеть всю жизнь. А, впрочем, это лишь совет и не более.

Он встал из-за стола и направился к выходу. Серов проводил его взглядом и стал обедать. Лишь только потом, по истечении многих лет он вспомнит все эти слова и поймет, о чем предупреждал его Богданов. Видно, правду говорят люди, что любовь сродни наркотику, при приеме которого люди теряют реальность.

На столе зазвонил городской телефон. Александр взял его в руки и услышал голос Николая.

– Саша! Очередной аналогичный «мокряк» в Уфе. По почерку – наш душегуб. Билет на Саратов сдавать будешь?

– Да. Купи мне на Уфу, на полдень.

– Понял. Билет возьмешь у дежурного по «железке».

– Спасибо, Николай.

Сложив все бумаги в папку, он стал быстро собираться в дорогу.

***

Осень медленно перетекала в зиму. За окном кабинета шел мелкий осенний дождь, перемешанный со снегом. Сильный порывистый ветер срывал с деревьев остатки золотой листвы и швырял ее под ноги одиноким прохожим. После убийства, совершенного в Уфе, новых подобных убийств не было. В Кирове был зарегистрирован факт убийства старушки, но он с трудом вписывался в статистику подобных преступлений. Факт насильственной смерти гражданки Груздевой выявила гистологическая экспертиза лишь через месяц после захоронения покойной. Как и при каких обстоятельствах все это произошло, пока никто не знал.

Александр набрал номер начальника городского отдела уголовного розыска и стал ждать ответа. В трубке что-то громко щелкнуло, и он услышал знакомый голос Виктора Михайловича.

– Это Серов, вас беспокоит, – поздоровавшись с ним, произнес Александр. – Что-то у вас прояснилось по Груздевой?

В трубке послышалось учащенное дыхание начальника сыска.

– Вы провели служебное расследование по данному факту? Ну, что мне вас пытать, что ли, Виктор Михайлович, по данному вопросу? Вы выяснили, кто из сотрудников милиции выезжал на квартиру к погибшей или нет?

– Пока нет, но мы выясняем. Как получим результаты проверки, так сразу сообщим вам.

– Плохо. Я не доволен вашей работой и вынужден буду доложить об этом генералу Харламову. Может, он заставит вас серьезно отнестись к этой проблеме.

– Зря вы так, Александр Константинович, – произнес начальник сыска. – Я не думаю, что генерал вам поможет в этом вопросе.

– Тогда я сам приеду к вам и разберусь с этим преступлением. Не надейтесь, что останетесь без выговора.

Александр положил трубку и, немного подумав, быстро набрал номер генерала Харламова.

– Здравия желаю, товарищ генерал. Это – Серов. Разрешите выехать в Киров. Хочу разобраться на месте с этим преступлением, так как, никак не могу добиться от местных товарищей справки по данному убийству. Чувствую, что это дело рук нашего преступника.

– Я не против этого выезда, Серов, – произнес генерал. – Что у тебя нового?

– Проверял версию о возможной наводке преступника со стороны работников почты. Кажется, зашел в тупик. Он мог познакомиться с одной, ну, двумя почтальонами, но с десятком и в разных городах, сделать это практически невозможно.

– Я согласен с тобой, Серов. Это явно тупиковая версия.

– Думаю, товарищ генерал, что убийца разъезжает по региону не на свои деньги, чтобы убивать старушек. Наверняка, все эти переезды связаны с его трудовой деятельностью. Запросил данные по нашему городу, таких организаций, что направляют своих сотрудников в командировки по этим регионам, где у нас зафиксированы убийства, более сотни. Прикинул, а по стране? Думаю, что таких организаций десятки тысяч. Один я не проверю и не вычислю этого преступника, так как до сих пор у нас нет его примет.

– Искать призрак сложно, Серов. Думаю, что рано или поздно он залетит на каком-нибудь преступлении, и мы будем иметь его приметы. Безнаказанность расслабляет человека, я в этом на сто процентов уверен.

– Тогда остается лишь ждать его прокола, товарищ генерал. Я боюсь, что он может «залечь» и тогда мы его вряд ли найдем.

– Практика показывает, что если он и заляжет на дно, то это ненадолго. Если он начал охоту на старушек, то пока его не задержат, он не остановится.

– Я все понял, товарищ генерал. Буду работать.

– Работай, Серов. Я верю, что ты его найдешь.

Александр положил трубку и, написав рапорт на командировку, направился к начальнику Управления.

***

Серов сидел на жесткой полке и смотрел в окно вагона, за которым простирался унылый осенний пейзаж. Хвойный лес, потемневший от дождя, словно черно-зеленая стена, стоял по обе стороны мчавшегося на северо-восток состава.

– Чай, кофе, – предложил вошедший в купе проводник. – Может, чего покрепче желаете?

Сидевший напротив Серова мужчина посмотрел на Александра и подмигнул ему правым глазом.

– А покрепче, что предложите?

– Водочка, коньяк, виски, – ответил проводник, мужчина небольшого возраста с копной черных волос на большой голове. – Так, чего вам принести?

Сосед снова взглянул на Серова, словно ожидая от него предложения.

– Давай, виски, – произнес сосед. – Как вы в отношении виски, коллега?

– Извините, но я не пью в дороге, – сухо ответил Александр. – Да и спиртное здесь явно «паленое», изготовленное в каком-нибудь сарае.

– Не нужно обижать хороших людей, – с обидой в голосе произнес проводник. – Все приобретено в магазине.

– Это ничего не меняет, в магазине или на базе. Если отравишься, то кому предъявишь претензии, – обращаясь к соседу, произнес Серов. – Ведь он никогда не признается в том, что это спиртное ты купил у него, а не на перроне вокзала.

– Один раз живем. Тащи виски, – обратился он к проводнику. – Захвати с собой что-нибудь закусить, а то у меня ничего с собой нет.

Проводник скрылся за дверью, а сосед протянул руку Серову.

– Давай, знакомиться. Меня зовут Сергеем.

– Александр, – произнес Серов и пожал ему руку.

– Ну, что Саша, нужно обмыть знакомство. Я живу в Вятских Полянах, а в Киров еду по делам бизнеса. А, вы?

– Я еду к родственникам, – слукавил Серов. – Вот решил навестить, давно не был.

Дверь купе открылась и на пороге появилась фигура проводника. Он достал из кармана брюк бутылку виски и протянул ее Сергею.

– Я сейчас принесу вам закуску из ресторана, – произнес он. – Курица подойдет?

– Давай. Под виски все пойдет и курица или соленый огурец. Только ты не толкайся здесь, одна нога здесь, другая там.

– Ну, что Саша, – обратился Сергей к Серову, – давай, вздрогнем?

– Извините Сергей. Я уже сказал, что в дороге не пью.

– А, ты отбрось в сторону свои принципы. Не обижай меня, ведь я от чистого сердца.

Александр, молча, встал и вышел из купе. Он прошел в тамбур, где закурил. Ему действительно не хотелось употреблять спиртное, а во-вторых, своим навязчивым поведением Сергей просто отталкивал его от общения с ним. Мимо него боком протиснулся проводник с большим пакетом в руках. Запах жареной курицы еще некоторое время висел в замкнутом пространстве тамбура. Докурив сигарету, Серов направился в вагон-ресторан. Заказав себе легкий ужин, он сел за дальний столик и стал ожидать выполнения заказа.

Он вернулся обратно часа через два. Открыв дверь, он увидел Сергея, который лежал на голом матрасе. В ногах спящего соседа стопкой лежало постельное белье, которым сосед так и не воспользовался. В купе стоял запах алкоголя и табака. На столе стояла пустая бутылка из-под виски, которая словно маленький колокольчик издавала звон от своего прикосновения к стакану. Александр убрал бутылку со стола и, застелив постель, лег спать.

***

Серов проснулся от сильного толчка вагона. Он открыл глаза и долго старался понять, где он находится. Включив ночник, он посмотрел на часы. Шел второй час ночи. Рядом, на соседней полке громко храпел Сергей, широко раскрыв рот. Храп то затихал, то снова с громким звуком вырывался из его груди. Александр повернулся на бок и закрыл глаза, однако громкое «рычание» соседа не давали ему возможности задремать. Он приподнялся с полки и сильно толкнул Сергея в бок. Мужчина открыл глаза и повернулся в сторону Серова.

– А, это ты, – произнес он и снова закрыл свои глаза, а затем захрапел с удвоенной силой.

«Вот гад, сам спит, а другим спать не дает», – подумал Серов, поворачиваясь на другой бок.

Однако, храп соседа по-прежнему не давал ему покоя. Не выдержав очередного звериного рыка, он встал с полки и, сунув голые ноги в полуботинки, вышел в тамбур. Вагон под его ногами качался из стороны в сторону и Александр, опираясь то одной рукой, то другой о стенку вагона, прошел в тамбур.

«Холодно, – подумал он, – нужно было накинуть на себя куртку».

Закурив, он посмотрел в окно, за которым царствовала темнота, ни огонька, ни искорки. Сделав две затяжки, он бросил сигарету в консервную банку, висевшую на металлической двери тамбура, и направился обратно в купе. Сбросив с ног обувь, он снова лег на полку и с головой укрылся одеялом. Он быстро согрелся и не заметил, как заснул.

 

Серов открыл глаза. За стенкой купе женщина уговаривала громко плачущего ребенка.

– Да, вставай ты, соня. Через час – Киров, быстро сходи в туалет.

Александр посмотрел на соседа, тот лежал все в той же позе, что и ночью, однако, уже не храпел.

«Что с ним?» – подумал он и толкнул соседа в бок.

Сергей открыл глаза и тихо застонал.

– Что с вами? Вам плохо?

– Умираю, – тихо произнес он. – Голова словно колокол, вот-вот расколется.

– Через час – Киров, поднимайтесь, Сергей.

Взяв с собой полотенце, Александр направился в туалет. Пассажиры в вагоне стали просыпаться и, позевывая, медленно двинулись в сторону туалета.

– Ты, что валяешься? – спросил Александр Сергея, войдя в купе. – Вставай.

– Время сколько?

– Около восьми утра. Сейчас начнет светать, – произнес он сев за стол, достал из сумки тетрадь со своими записями.

Сосед, постанывая от боли, поднялся на ноги и, шатаясь, вышел из купе.

***

– Вы к кому? – спросил Серова постовой, стоявший у входа в городской отдел милиции.

Александр достал из кармана куртки служебное удостоверение и молча, протянул его сержанту.

– Мне нужен ваш начальник уголовного розыска.

– Как вас представить, – спросил его постовой.

– Скажите, Серов Александр Константинович приехал, хочет с ним встретиться.

Сержант набрал номер и стал ждать ответ. Он то и дело бросал заинтересованный взгляд на гостя, словно ожидая от него каких-то дополнительных указаний.

– Что-то не берет он. Наверное, вышел из кабинета или проводит совещание. Сами знаете, руководство редко можно застать на месте. У них, то совещание, то заслушивание.

– Соедините тогда меня с его заместителем – попросил он постового.

Сержант натянуто улыбнулся и снова стал крутить диск телефона. Наконец, кто-то поднял трубку.

– Слушай, здесь к вам приехал некто Серов Александр Константинович, хочет встретиться с вашим начальником.

Постовой посмотрел на гостя и прикрыв трубку рукой, задал ему вопрос:

– Интересуется, кто вы?

– Скажи руководитель оперативной группы Главного управления уголовного розыска МВД России. Думаю, что больше у него не будет вопросов.

Постовой улыбнулся и повторил то, что сказал ему Александр. Он отошел в сторону и стал ждать, когда за ним спустится кто-нибудь из сотрудников уголовного розыска. Ожидание затягивалось. Наконец по лестнице сбежал молодой парень и остановился около сержанта.

– Где Серов? – спросил он постового. – Ушел?

– Здесь я, здесь, – произнес Александр и направился к сотруднику.

Они поднялись на третий этаж и направились по длинному коридору в самый его конец. Сотрудник открыл дверь и первым вошел в кабинет.

– Здравствуйте, Виктор Михайлович, – поздоровался с ним Серов. – Не больно вы, я смотрю, гостеприимны. Извините, ничего личного, служба.

– Извините и вы меня, Александр Константинович, дела. Вот только что вернулся после совещания у начальника УВД. Да, о чем это я, вы сами все хорошо понимаете. Пойдемте, я вас представлю начальнику городского отдела милиции.

Александр поставил свою сумку на стул и направился вслед за ним. Кабинет начальника милиции был достаточно большим. Вдоль стены стоял большой полированный стол, вокруг которого стояли стулья. Начальник милиции, мужчина среднего возраста с большими залысинами на голове, встал из-за стола и направился навстречу Александру.

– Серов, – представился гость.

– Хасанов Ильшат Гумерович.

Они пожали руки, и полковник рукой указал Александру на стул.

– Что вас привело к нам, Александр Константинович? – спросил его Хасанов.

Серов невольно удивился оттого, что тот назвал его по имени отчеству. Он быстро доложил ему о причине своего приезда в город. Полковник, молча, посмотрел на Виктора Михайловича, ожидая от того какого-то вразумительного ответа.

– Почему вы до сих пор не ответили на запрос Серова? Может, вам тяжело носить звезды на погонах?

«Переигрывает, – подумал Серов, наблюдая за лицом Хасанова. – Хочет отвести от себя возможный удар Москвы».

– Извините, товарищ полковник. Теперь я сам проведу это расследование. Мне нужен участковый и оперативник, которые выезжали на место обнаружения трупа.

Хасанов снова посмотрел на начальника розыска.

– Оперативник сейчас в ученическом отпуске. Он у нас учится на заочном факультете юридического института МВД, а участковый…

Потому, как это было произнесено, Александр моментально понял, что тот врет.

– Зря вы так, Виктор Михайлович. Я сейчас зайду в ваш отдел кадров и наведу справки об этих людях. Не ройте себе яму и не подставляйте своего начальника. Назовите мне их фамилии, и я сам найду их.

Через минуту Серов уже знал эти фамилии и в сопровождении начальника сыска вышел из кабинета начальника милиции.

***

К вечеру все стало ясно. Звонок о смерти Груздевой Валентины Гавриловны, 1929 года рождения принял дежурный по районному отделу милиции и тут же связался с начальником городского отдела.

– Товарищ подполковник, поступила информация о смерти гражданки Груздевой. Адрес – улица Советская, 16-52. Соседка, обнаружившая труп Груздевой, сообщила, что на ее шее завязан шнур.

– Все понял. Сейчас направлю опергруппу, пусть посмотрят.

Начальник милиции быстро набрал номер и стал ждать, когда трубку снимет начальник уголовного розыска.

– Глебов, похоже, у нас криминальный труп. Направь группу и выезжай сам, разберись.

– Вот тебе бабушка и Юрьев день…. У нас сегодня – праздник, День уголовного розыска, а здесь – криминальный труп. Я даже не знаю, кого направить на место, все уже «замазанные».

– Решай сам, на то ты и начальник отделения, – произнес Мартов и бросил трубку на рычаг телефона.

Роман Сергеевич Глебов, начальник отделения уголовного розыска, почесал затылок и молча, обвел взглядом притихших подчиненных, выбирая из них наиболее трезвого. Наконец он остановил свой затуманенный взгляд на Курочкине, который проработал в розыске чуть больше полугода.

– Одевайся, поедешь ты, – произнес он. – Там одна старуха склеила ласты, посмотри и давай, обратно. Думаю, что к столу не опоздаешь….

Лейтенант Курочкин заехал в опорный пункт милиции и, пригласив с собой участкового, поехал дальше. Они вошли подъезд «хрущевки» и быстро поднялись на третий этаж, где их уже ждала соседка, женщина лет пятидесяти.

– Вы ничего не трогали в квартире Груздевой? – строго спросил ее Курочкин и, не дождавшись ответа, первым вошел в квартиру.

Тело Груздевой лежало посреди комнаты лицом вверх, которое было закрыто кухонным полотенцем. То, что соседка посчитала за шнур, на самом деле оказался пояс от домашнего халата, в который была одета потерпевшая.

– Участковый! – крикнул оперативник из комнаты. – Опроси быстренько соседей на всякий случай, кто и когда обнаружил тело.

Заметив телефон, стоявший на тумбочке, Курочкин быстро набрал номер начальника отделения уголовного розыска.

– Роман Сергеевич, это – Курочкин. Я посмотрел, сказать однозначно, что труп – криминальный, трудно. Труп не свежий, полосы на шее не видно, так как она вся черная. Сейчас опросим соседей, и будет ясно, вызывать медицинского эксперта и следователя или нет. Нет, в комнате все в порядке, вещи все на местах. Подождите минутку, я сейчас узнаю, есть у нее родня или нет. Да, забыл сказать, на лице трупа в нескольких местах видны царапины, не исключено, что образовались при падении. Хорошо. Перезвоню.

В комнату заглянул участковый.

– Ну, что у тебя? – поинтересовался у него Курочкин. – Родственники у бабушки есть?

– Соседи сказали, что все ее родственники живут в деревне, в какой – они не знают. Так, что решай сам, что будем делать.

Оперативник почесал затылок и снова набрал номер Глебова.

– Роман Сергеевич, Это – Курочкин. Бабушка одинокая, родственники живут в деревне, в какой именно, никто не знает. Что делать? Вызывать медиков и следователя или нет? Все понял. Тогда я поехал. Здесь остается участковый, он и организует отправку тела в морг.

– Слушай, я поехал в отдел. У нас сегодня праздник, все гуляют. Инструктировать не буду, все знаешь сам.

Он вышел из квартиры и направился на улицу. Минут через двадцать он был уже в отделе.

Рейтинг@Mail.ru