Погоня за призраком

Александр Леонидович Аввакумов
Погоня за призраком

– Хорошо, подождите в проходной, я помогу вам, – произнес мужской голос.

Минут через десять Серов уже был в кабинете оператора. Он попросил мужчину повторить репортаж о магазине «Магнит». Тот с удивлением исполнил просьбу оперативника, стараясь отгадать и понять, что в ней могло так заинтересовать этого человека, что он примчался сюда в столь позднее время.

– Вот-вот, остановитесь здесь, а сейчас – чуть перемотайте пленку назад. Меня интересует вот этот молодой человек. Вы не можете для меня сделать несколько снимков?

Оператор, молча, вышел в соседнюю комнату и вернулся обратно минуты через три-четыре.

– Здесь пять снимков, вас устроит это количество?

– Да, да. Спасибо вам. Вы здорово помогли не только мне, а всему МВД в целом.

– Больше вам от меня ничего не нужно?

– Нет, больше ничего.

Александр пересек большой двор телестудии и, выйдя на улицу, направился к своей автомашине. Внутри его все пело. Он еще не был на сто процентов уверен в том, что на фотографии изображен именно убийца, но почему-то какое-то внутреннее чувство охотника говорило ему о том, что он не ошибся. Он посмотрел на часы, они показывали начало одиннадцатого ночи, и он немного пожалел, что прямо сейчас ехать к продавщице Наташе было поздно. Достав из пачки сигарету, он закурил.

«Если этот Виктор Полищук снова появился в городе, то это означает, что он выискивает для себя очередную жертву. Интересно, где он остановился?» – подумал Серов.

Александр бросил недокуренную сигарету на землю и сел в автомобиль. Приехав, домой он поднял трубку и быстро набрал номер телефона дежурного по УВД.

– Привет! Это – Серов. Как обстановка?

– Тебе, что не спится, Александр Константинович? – спросил его дежурный. – Если скучно дома, приезжай к нам, у нас работы много.

– Я имею в виду свою линию…

– Пока все спокойно, утро покажет…

Серов разделся и, умывшись, направился в спальню.

***

Предчувствие беды не обмануло Александра. Телефонный звонок разбудил его около шести часов утра.

– Спишь? – позабыв поздороваться с ним, произнес дежурный по УВД.

– Что случилось, Леша? Что честным труженикам спать не даешь?

– Ты, Серов, словно черный ворон…, – он не договорил, оставив его в недоумении.

– Я, что-то тебя не понял, Леша. Звонишь, говоришь какими-то загадками? Скажи, наконец, что произошло.

– А, что тут понимать, труп у нас и, похоже, криминальный. Похоже, опять этот маньяк старушку «мочканул». Пиши адрес, – произнес дежурный и быстро начал диктовать. – Записал? Ну, молодец. Я вношу твою фамилию в сводку, это значит, что ты извещен о трупе.

– Хорошо. Я сейчас выеду на место.

– Давай, Саша. Туда собрался выехать и Горохов. Вот будет умора – «Встреча на Эльбе» – Горохов и Серов.

Маленькая однокомнатная квартира была полна народа, кругом сновали люди в форме, На стуле у порога сидел дежурный следователь и медленно записывал слова медика:

– Труп лежит на спине, головой к окну…. На лице женщины справа две гематомы… Шея потерпевшей стянута бельевой веревкой, обрывки которой обнаружены в туалете …

Серов увидел начальника уголовного розыска и махнул ему рукой, предлагая тому выйти из квартиры.

– Доложи! – коротко произнес Александр. – Кто, когда и при каких обстоятельствах.

– Труп обнаружила уборщица, которая пришла рано утром вымыть подъезд дома. Дверь квартиры была приоткрыта и она увидела, что на полу лежит женщина. Она сначала подумала, что той плохо, и решила ей помочь. Однако, коснувшись руки, поняла, что женщина мертва.

– Где она?

– Кто она? Говори ясней. Сейчас с ней работают мои ребята. Если будет что-то интересное, я вам сообщу.

– Хорошо, Евгений.

Александр снова вернулся в комнату. Поздоровавшись со следователем, он поинтересовался у него, что изъято с места преступления.

– Следов много, Серов, чьи они и кому принадлежат, скажут эксперты. Судя по всему, эта – очередная жертва нашего Призрака

– Понятно. Что-то пропало?

– Похоже, что нет. Сейчас приедет внук он и скажет, что пропало. А, сейчас иди, не мешай мне работать.

Александр вышел из подъезда и сел на лавку. Недалеко от дома остановилась черная автомашина марки «Форд», из которой выбрался Горохов и, заметив Серова, вальяжно направился в его сторону.

– Здравствуй, Серов, – поздоровался он с ним. – Как там, осмотр еще не окончен?

– Нет, продолжается. Как всегда долго ждали судмедэксперта, – коротко ответил оперативник. – Медик осматривает труп, в комнате работают следователь и эксперты.

Горохов, выслушав его, неторопливо направился в подъезд дома. Пробыв там минуты две, он вышел во двор. Достав из кармана носовой платок, он вытер им вспотевший лоб. Сергей Иванович уже давно не выезжал на убийства и Серов хорошо знал, что Горохов боится трупов. Он взглянул на Александра и направился к машине.

– Не забудь доложить о результатах, – назидательно произнес он. – Похоже, что это дело рук твоего Призрака.

Через минуту машина заместителя начальника Управления уголовного розыска скрылась за углом дома.

– Тарас, погоди, – остановил Серов местного участкового, которого знал уже много лет. – Тарас, квартиры отработали? Результаты есть?

– Обошли, как всегда никто никого не видел и ничего не слышал. Все только и говорят, что эту бабушку вчера показывали по телевизору. Да, я и сам ее вчера видел в городских новостях.

Перед глазами Серова моментально всплыло лицо старушки, поправлявшей сбившийся на затылок платок, за спиной которой мелькнуло лицо молодого человека.

– Погоди, погоди, Тарас, – произнес Серов. – Скажи, где у вас здесь магазин «Магнит»?

– Вон за тем домом – произнес капитан и указал Александру на дом.

– Спасибо, Тарас.

Взглянув на часы, он понял, что в магазин идти рано, так как тот откроется через час. Сев на лавку, он достал сигарету и закурил.

***

Из подъезда дома два сотрудника вынесли носилки с трупом и стали грузить труп в кузов грузовой автомашины.

– Мужики, погодите, – попросил их Серов. – Дайте мне посмотреть на покойника.

Александр откинул в сторону простынку. Все правильно, на носилках лежала именно та бабушка, которую он вчера видел по телевизору.

– Можно грузить или нет? – обратился к нему сержант и посмотрел на часы.

Серов, молча, махнул рукой, и сотрудники погрузили труп в кузов. К нему подошел начальник уголовного розыска и присел на краешек скамейки.

– Что скажешь? Что удалось накопать твоим сотрудникам?

Он, молча, покачал головой.

– Вот так бывает Александр Константинович, жил человек, а вот умер и людям о нем даже нечего сказать. Ничего не знаем, не общались и так далее. Я когда осматривал квартиру, наткнулся на ее награды. Уважаемый был человек, фронтовичка. Орден «Красная Звезда», медаль «За отвагу» и много других наград. А здесь, какая-то сволочь сделала то, что с ней не могли сделать фашисты. Обидно…

– Вот что, поторопи специалистов по биллингу, пусть быстрее отработают этот адрес.

– Хорошо, Александр Константинович. Я пойду, работы много.

Начальник сыска поднялся со скамейки и направился к автомашине. Серов посмотрел на часы. До открытия магазина, оставалось еще минут двадцать.

«Если моя версия верна, то продавцы магазина должны узнать в нем Виктора Полищука, – подумал он. – Интересно, с кем из водителей он приехал в этот раз? Сам за рулем или с кем-то?»

Открыв машину, он достал из бардачка фотографии подозреваемого в убийстве преступника и, сунув их в карман куртки, направился к магазину. Около магазина уже стояли старушки, ожидая открытия. Серов не обращая внимания на ворчание покупателей, открыл дверь и вошел внутрь помещения.

– Куда прешь! Не видишь, что ли, что магазин еще закрыт! Нальют зенки с утра, и прут куда попало! – словно зверь, на него зарычала уборщица. – А ну, выйди по-хорошему, пока я тебя не огрела шваброй!

– Не ори! – в тон ей ответил Александр. – Мне нужен администратор. Она на месте?

Женщина в больших резиновых перчатках на руках, молча, указала ему на дверь. Серов сделал несколько шагов, как уборщица снова зарычала на него.

– Ты, что слепой, алкаш проклятый! Не видишь, что я здесь уже вымыла пол! Ходят здесь всякие, потом продукты из магазина пропадают.

Серов промолчал. Ему не хотелось вступать в перепалку с этой злой от грязной работы женщиной. Он прижался к полкам с продуктами и двинулся в сторону двери. Толкнув дверь, он вошел в кабинет администратора. Разложив косметику, женщина старательно подводила глаза.

– Извините за вторжение, но я к вам, – успел произнести Александр, как лицо женщины моментально исказила гримаса недовольства.

– Кто вы и почему без стука врываетесь в мой кабинет?

– Я – из милиции…

– А, мне хоть от господа Бога. Выйдите из кабинета! Не видите что ли, что я занята!

– Я, конечно, могу выйти, но тогда будем говорить в другом месте, у меня в кабинете и не в рабочее время. Этот вариант вас устраивает?

– Ты меня не пугай, я и не таких борзых выдела.

От этого неприкрытого хамства Александру стало не по себе. Он вышел из кабинета и быстро связался с начальником уголовного розыска.

– Извини, что беспокою. Это – Серов. Я сейчас звоню из магазина «Магнит», да, это – тот, что расположен рядом с домом убитой. Хотел переговорить с администратором, но ничего не получилось. Притащите ее ко мне в кабинет. Если нет свободных оперативников, поручи это дело Тарасу.

– Все понял. К какому часу ее доставить?

Серов посмотрел на часы.

– Давай, через часок. Договорились?

Он отключил телефон и вышел из магазина.

***

Перед Александром сидела уже знакомая ему женщина. Она, молча, достала из сумки пачку сигарет и положила их перед собой. Не спрашивая у него разрешения, женщина достала сигарету и, щелкнув зажигалкой, закурила.

 

– Здесь не курят! – придав голосу жесткости, произнес Серов.

– Но, у вас на столе стоит пепельница, – капризно ответила женщина. – Выходит, вы здесь курите….

– Ну и что, пепельница. Какая разница, я же вам сказал гражданка, что здесь не курят.

Она смяла сигарету и с открытым вызовом посмотрела на него. Ему не раз приходилось встречаться и общаться с подобной категорией людей, которые, как они считали, принадлежали к касте неприкасаемых.

– И долго мы будем так сидеть. Мне нужно на работу. В конце концов, вы можете мне сказать в связи, с чем вы меня сюда притащили? Это же – форменный беспредел!

– Здесь я решаю, сколько времени вы будете находиться в этом кабинете. Мой вам совет, сбавьте тональность, а иначе у нас с вами разговора не получится.

– Перед тем, как войти в УВД я позвонила своему приятелю. Хотите, я назову его имя?

Александр промолчал. За свою работу в милиции он не раз сталкивался с подобными угрозами. Вот и сейчас, эта миловидная на внешность женщина пыталась взять его на испуг.

– Мне абсолютно все равно, кому вы звонили. У меня к вам – вопрос. Вы знаете этого человека? – спросил он ее и положил на стол перед ней фотографию молодого человека.

По лицу женщины пробежала едва заметная тень, но она быстро совладала с собой.

– Нет, я его не знаю этого человека, – ответила она и перекинула одну ногу, через другую, невольно продемонстрировав Серову ажурную резинку черных чулок.

– Вы посмотрите внимательней, это – очень опасный преступник. Насколько я знаю, он позавчера был в вашем магазине в тот момент, когда там было телевидение.

При слове преступник, она снова вздрогнула. Женщина снова бросила свой взгляд на фото и отвела свои глаза в сторону.

– Нет. Я же вам уже сказала, что не знаю этого человека, и никогда его не видела.

Серов, молча, достал из стола чистый бланк допроса и положил его перед собой. Почему он это сделал, он и сам пока не знал.

– Это была лишь прелюдия к нашему серьезному разговору, – произнес он. – От этого разговора будет зависеть уйдете вы сегодня домой или уедете в следственный изолятор, гражданка Ивлева. Вот здесь распишитесь, это о том, что я вас предупредил об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний. Подписывайте, подписывайте…

В дверь кабинета кто-то постучал.

– Войдите! – громко произнес Александр.

В кабинет вошел заместитель начальника одного из отделов Управления по борьбе с экономическими преступлениями. Он поздоровался с Серовым и посмотрел на Ивлеву.

– Можно мне с вами переговорить? – обратился он к Серову.

– Со мной или с ней? Думаю, что лучше вам поговорить с ней. Она просто не понимает, где она находится и что бывает с людьми, которые врут и хамят.

Он хотел сначала выйти из кабинета, но потом передумал. Потапов присел напротив женщины и стал ей разъяснять, где она и с кем разговаривает.

– Ты в позу здесь не вставай, Серов – человек добрый, но до определенных рамок. Будешь хамить, пожалеешь и тогда тебе уже никто не сможет помочь, ни я, и никто другой. Закон, есть закон.

Ивлева, молча, кивала головой, похоже, до нее стало постепенно доходить, что Потапов не всесилен.

– По-моему она все поняла, Александр Константинович, – произнес он и вышел из кабинета.

– Ну, что, гражданка Ивлева, приступим? Задаю вам повторно вопрос, знаком вам этот человек или нет?

***

Маргарита Яковлевна Ивлева подписала протокол допроса и, глубоко вздохнув, посмотрела на Серова.

– И так, Маргарита Яковлевна, получается, что видели этого молодого человека несколько раз в своем магазине. Это так?

– Да. Я действительно несколько раз видела Виктора у нас в магазине.

– Так. Насколько я вас понял, последний раз вы видели его два дня назад. С кем он приехал к вам в магазин, вы сказать можете?

– Я же вам об этом уже сказала, что я не знаю, с кем он конкретно приехал. В этот день мы приняли три машины. Товарно-транспортные накладные находятся у меня на работе. И еще, Александр Константинович, в нашем городе одиннадцать магазинов «Магнит». Туда, также как и к нам прибывает по нескольку машин в день. Он мог приехать на любой из этих машин, а также и уехать мог, тоже на любой из них.

«Она права. Он мог приехать на любой машине и также уехать на любой из них – подумал Серов. – Нужно срочно изымать документы, устанавливать водителей и опрашивать их с предъявлением фотографии этого Виктора».

– Спасибо за помощь, гражданка Ивлева. Я вас больше не задерживаю. Давайте, я сейчас подпишу вам пропуск, и вы можете идти к себе на работу. И еще, если вы случайно его увидите у себя в магазине, позвоните мне.

Он написал на листочке номер своего телефона и протянул его. Серов подписал ей пропуск, и женщина, молча, покинула его кабинет. Александр закурил и открыл окно. На улице царствовала весна. Напротив здания находился парк, и сейчас там было необычно людно. Пожилые люди нежились под лучами теплого ласкового солнца. Песочницы оккупировали дети, которые лепили куличики, строили какие-то только им понятные фигурки.

«Нужно ехать к Наташе и показать ей фотографию. А вдруг она не признает в нем этого Виктора? Что тогда?» – подумал он.

Накинув на плечи куртку, Серов вышел на улицу и направился к машине.

– Серов! Погоди! – услышал он у себя за спиной.

Он обернулся и увидел Собина, который направлялся к нему.

– Ты выезжал на сегодняшнее убийство? – спросил он Александра.

– Вы же знаете, Евгений Иванович, что выезжал, – ответил ему он. – Почему вы меня об этом спрашиваете?

– Ты мне вчера говорил, что вышел на убийцу, это правда или так – пошутил?

– Пока не знаю, но думаю, что возможно. Сейчас съезжу в один адрес, и тогда все встанет на свои места.

– Вот, что Серов. Если ты действительно вышел на убийцу, то тогда нужно будет создавать оперативную группу.

– Пока рано об этом, – ответил ему Александр. – Ну, я поехал…

Он сел в машину и повернул ключ зажигания. Двигатель, словно старый и проверенный друг, мирно заурчал под капотом. Он выехал со стоянки и, свернув направо, направился в магазин «Магнит», в котором работала Наташа.

Около магазина он увидел Тихомирова. Заметив Александра, он радостно заулыбался и направился к нему.

– Здрасти, Александр Константинович, – поздоровался с ним Михаил.

– Привет. Ты что здесь круги нарезаешь? Наверное, опять с бодуна?

– Болею, вот и трусь. Авось, кто-то и поможет поправить здоровье, ведь мир не без добрых людей.

– Ну и как? Много желающих помочь «хронику»?

– А, вы мне на пиво не дадите? Вы же – добрый человек, я знаю. Да и есть у меня информация о вашем убийце.

– Нет, Миша, денег я тебе не дам. Деньги нужно зарабатывать, а не клянчить. Не можешь заработать – укради.

– Вы, что смеетесь, Александр Константинович? Укради? Я не хочу в тюрьму.

– Тогда не толкайся здесь, а устройся на работу, вот тогда и появятся у тебя деньги.

Серов взглянул на лицо Тихомирова, на котором отчетливо читалось разочарование.

– Не уходи, я сейчас, – произнес Александр и направился в магазин.

***

Наташа внимательно посмотрела на протянутые Серовым фотографии.

– Да, это Виктор, – произнесла она. – Точно, он.

– Ты не ошибаешься? Посмотри внимательней.

– Я, что – девочка, Александр Константинович? Если говорю, что это он, значит это – он.

Серов прикурил от зажигалки и немного подумав, задал ей очередной вопрос.

– Скажи, а ты его не видела дня два назад? Он приезжал к вам в город? Может, и к вам сюда заезжал?

– Нет, Александр Константинович. Если бы увидела, то обязательно бы позвонила вам.

– Хорошо, Наташа, я поехал обратно к себе на работу. Если что, звони.

Бросив недокуренную сигарету в мусорное ведро, Серов направился к своей автомашине.

– Александр Константинович! – окликнул его Тихомиров. – Может, на пиво дадите? Вы знаете, я два дня назад видел этого парня, ну того, кому толкнул свой телефон.

Серов остановился и с интересом посмотрел на Михаила.

– Ты с ним разговаривал?

– Да, – утвердительно ответил мужчина. – Он интересовался, у кого есть телефон на продажу.

– И у кого?

– Раис, приятель мой, «толкнул» ему телефон. Он говорил мне, что нашел аппарат на улице, но я этому не верю. Наверняка, подрезал у кого-то. Он еще интересовался насчет жилья, говорил, что ночевать ему негде.

– Да, ты не тяни кота за хвост. Говори быстрее. Где он ночевал?

– Ночевал он, – немного подумав и заикаясь, ответил Михаил, – у Таньки, из семнадцатой квартиры. Я думаю, что это останется между нами?

– Кто такая Танька?

– Да она в этом магазине работает на кассе.

– Она сейчас на смене?

– Нет, эту неделю она отдыхает. А, что?

– Где она живет?

– Вон в том доме, квартира семнадцать – уточнил Тихомиров. – На пиво дай?

Серов сунул руку в карман и, нащупав купюру, протянул ее Михаилу. Он хотел направиться по указанному адресу, но Тихомиров, словно прочитав его мысли, сообщил ему, что она с утра уехала на дачу и приедет лишь на следующий день.

– Ты откуда это знаешь?

– Слышал, как она говорила об этом с соседкой.

Серов сел в автомашину и поехал на работу. Он толкнул дверь и вошел в кабинет.

– Саша, тебя разыскивает Горохов, – проинформировал его Шахов. – Просил тебя сразу же связаться с ним, как только вернешься.

– Ты не знаешь, зачем я ему понадобился?

– А, черт его знает. Я краем уха слышал, что ты вычислил это душегуба, это – правда? Сколько за ним погубленных душ?

– Не знаю, боюсь ошибиться, Валентин. Пока не возьмем, трудно сказать, он этот человек или нет. А, так по моим подсчетам, официально зарегистрировано семнадцать убийств. Сколько на самом деле, один Бог знает.

Сняв куртку, Серов направился к Горохову.

***

В кабинете Горохова было накурено. Помимо него в кресле сидел Собин и начальник Управления уголовного розыска Горшков Александр Дмитриевич.

– Как дела, следопыт? – спросил его Сергей Иванович. – Нам здесь твой начальник отдела доложил, что ты вычислил убийцу, это – правда?

– Да, – коротко ответил Серов, чем вызвал радостные улыбки на лицах присутствующих руководителей.

– Давай, не тяни, докладывай! – с явным нетерпеньем произнес Горохов.

– Вот он, – произнес Александр и протянул фотографию предполагаемого убийцы начальнику Управления.

Тот взял в руки фото и стал внимательно рассматривать внешность подозреваемого.

– Кто он такой?

– Виктор Иванович Полищук. Бывший рядовой 201 Базы Министерства обороны РФ, дислоцируемой в Таджикистане. Он был разведчиком, хорошо подготовлен. Во время одной из операций получил черепно-мозговую травму, в результате чего был комиссован. Именно тогда его товарищи по службе обратили внимание на его странности. Он мог легко ввести человека в транс, навязать ему свою волю. Это стало пугать его сослуживцев. Помимо этого, у него появилась навязчивая цель убить свою бабушку. С чем была связана эта идея, никто из них не знал. Оказавшись вне армии, он не знал чем заняться, и первое время перебивался случайными заработками. Весной прошлого года Полищук свершил несколько аналогичных убийств в Таджикистане. Когда он понял, что попал в круг интересов местных органов милиции, он перебрался в Россию.

– И где он сейчас? – спросил его начальник Управления.

– Не знаю, может, еще здесь в городе, а может быть, уже уехал. Он передвигается на автомашинах, перевозящих продукты для магазинов «Магнит».

– Почему ты мне об этом раньше не докладывал, Серов? – задал ему вопрос Горохов. – Мы бы его могли и раньше взять.

– Во-первых, я только сегодня понял, что вычислил его, в, во-вторых, – вас раскрытие этого преступления, похоже, меньше всего интересовало. Вы же не верили мне и считали, что я не в состоянии вычислить убийцу.

Горохов покраснел. Похоже, реплика Серова задела его самолюбие.

– А, ты хоть раз сам ко мне обращался за помощью, Серов? Молчишь? Тогда не нужно обсуждать действия твоего руководителя, – огрызнулся Сергей Иванович.

– Прекратите! – остановил перепалку начальник Управления. – Что вы здесь собачитесь? Мне стыдно за вас.

Горохов замолчал. На скулах его заходили желваки, похоже, что он еле сдерживал свое желание окончательно разобраться с Серовым. Александр, вкратце доложил, как он вышел на этого Виктора.

– Молодец, Серов! – тихо произнес Горшков. – Готовь информацию для Москвы. Пусть подключат другие регионы в розыске этого человека и проверят все логистические базы «Магнита». И еще, вместе с Собиным подготовьте план мероприятий по розыску преступника.

Собин посмотрел на Александра, давая ему понять, что вопрос с планом остается за ним.

– Если вопросов нет, то все свободны, – произнес начальник Управления.

 

Они вышли из кабинета и направились в разные стороны, Серов к себе в кабинет, а Евгений Иванович к себе.

– Погоди, Серов! – остановил его Собин. – Материалы для Москвы сначала покажи мне. А то черт знает, что там напишешь, а потом за все это придется отвечать мне.

– Хорошо, – ответил Александр.

Через три часа в Москву ушла шифровка, а еще через час Серову позвонил Миронов.

– Здравствуй, Александр Константинович. Прочитал твою информацию, – произнес Антон Яковлевич. – Скажи, насколько реальна эта информация? Не получится так, что сейчас вся страна бросится искать твоего Призрака, а это окажется простой пустышкой?

– Этот человек засветился на трех последних убийствах: В Чебоксарах, когда совпал номер приобретенного с рук телефона, я вам об этом уже докладывал и еще он засветился на двух наших убийствах. Есть показания работников магазинов, они опознали его.

– Понятно. Сейчас я подготовлю ориентировку, которая будет направлена в регионы России. Пусть ГАИ проверят все автомашины фирмы «Магнит».

– Спасибо.

Услышав гудки отбоя, Серов положил трубку.

***

Прошло несколько недель, но розыск Виктора Полищука реальных результатов не дал. Контрольно-наблюдательное дело, которое вел Серов, разбухало буквально на глазах от сотен отрицательных ответов. Преступник словно растворился на необъятных просторах России. В конце рабочего дня Серову позвонила супруга.

– Привет, как живешь, Саша? Что у тебя нового?

– Привет. Что конкретно тебя интересует, Лена?

– Просто мне интересно, как ты себя чувствуешь, чем занимаешься по вечерам? Не скучаешь?

Он усмехнулся. За время совместной жизни он хорошо изучил ее характер. Если она позвонила ему, значит, ей что-то было нужно от него.

– Слушай, Лена, давай ближе к теме, что тебе от меня нужно?

– Вот как всегда, стоит тебя только спросить о чем-то, так ты сразу становишься в позу, – проворчала она, снова напомнив ему о совместно прожитых годах. – Мне нужен чемодан, который лежит у тебя на антресолях. Я хочу съездить в санаторий, и он мне нужен.

– Не вопрос. Хорошо, я передам его через дочку.

– Ты что, сам не можешь его привезти. Она и так крутится с сыном, как белка в колесе.

– Хорошо, я завезу его тебе сам. Скажи, когда и в какое время. У тебя все?

Она не ответила и положила трубку на рычаг.

«Как всегда очень артистично изображает из себя униженную и оскорбленную личность» – подумал он и усмехнулся.

Он не обиделся на нее, так как давно уже перестал обижаться на свою супругу. Он раньше часто задавал себе один и тот же вопрос, почему она вышла за него замуж, ведь как показала жизнь, они были абсолютно разными людьми. Она – вспыльчивая, иногда ее слова вылетали с ее языка раньше, чем она думала. Она не замечала, что ее слова, словно гвозди, впиваются в его тело человека, причиняя ему боль. Она была человеком, который не различал цветов. Есть такие люди, которые видят лишь два цвета – белый и черный. Вот таким человеком была и его супруга. Она не проявляла радости успехам мужа, так как это были не ее успехи. Настоящих друзей у нее не было. Она не могла дружить и рвала свои прежние связи в угоду новых друзей, с которыми поступала так же, как и с прежними подругами. Единственной положительной чертой супруги была ее бескорыстность. Жена могла с легкостью отдать своей новой подруге последнею рубашку, если та в ней остро нуждалась. Однажды он вернулся с работы и был удивлен тем, что в доме отсутствовал небольшой импортный диван и к нему два кресла. При разговоре выяснилось, что супруга отдала мебель своей новой подруге, которая пожаловалась ей, что после того, как она построила коттедж, у нее не хватает денег, чтобы приобрести себе мебель.

Серов подошел к открытому окну и посмотрел на людей, гуляющих в парке. Там за окном бурлила своя жизнь, наполненная радостью и счастьем. В какой-то миг он поймал себя на мысли, что он уже забыл, когда он последний раз смеялся и вот так, как эти люди, радовался весне, теплу и ласковому солнцу. От этой мысли ему вдруг стало грустно. Он почему-то вспомнил свое детство, когда вот так же, как эти дети, бегал по парку, катался на льдинах на Волге, не осознавая, что это довольно опасно для жизни. Что он знал тогда о смерти, да, ничего. Родители были живы и он еще тогда не испытывал горечь утрат.

Постояв у окна еще с минуту, он сел за стол и начал писать ориентировку в МВД Таджикистана. Какое-то внутреннее чувство подсказывало ему, что разыскиваемый им преступник может скрываться именно там. Закончив писать, он встал и, закрыв кабинет, направился к Собину.

***

– Слушай, Серов. Я сейчас разговаривал с Москвой. Миронов считает, что ты нас просто дуришь с этим Полищуком или ты где-то здорово ошибся, – заметив на лице Александра удивление, Собин продолжил:

– Мы не исключаем то, что тебя могли ввести в заблуждение. Ну, ты сам подумай, бумаги ушли по территории, и ничего нет, просто, так не бывает, согласись?

– Может, не стоит делать столь скоропалительные выводы, Евгений Иванович. Вы же сами все хорошо понимаете, что милиция может работать по ориентировке три дня, а затем поступает новая вводная.

– Может ты и прав, Серов, но Москва хочет прекратить розыск. У меня нет фактов, которыми я мог аргументировать продолжение этих мероприятий.

– Дело ваше. Я снимаю с себя ответственность за новые убийства.

– Ты говори яснее, что значит, я снимаю с себя ответственность…. Можно было подумать, что до этого момента на твоих плечах лежала подобная ответственность. Ты – кто? Ты – простой оперативник, а вся ответственность лежит на наших командирах. Так что, не нужно изображать из себя жертву.

– Зря вы так, Сергей Иванович. Никто из себя никого не изображает.

– Все хватит, Серов. Мне все это уже набило оскомину. Иди, работай. Кстати, у тебя завтра юбилей?

– Какой юбилей?

– Ну, ты и даешь Серов. Завтра ты можешь свободно написать рапорт на увольнение. Сколько ты здесь отбарабанил?

– Много, Евгений Иванович, много. Я понял ваш намек.

Александр вышел из кабинета начальника отдела и посмотрел на Ларису, которая словно поняв его состояние, глядела на него с сочувствием.

– Александр Константинович, вам плохо? Что-то с сердцем?

– Не знаю, Лариса, наверное, с душой пока не разобрался. Посмотрим, что будет дальше.

Серов вышел в коридор и понял, что ему совеем нехорошо. Стены коридора вдруг стали какими-то косыми, пол стал медленно уходить из-под его ног. Он пришел в себя и, открыв глаза, увидел перед собой мужское незнакомое лицо.

– Где я и что со мной? – прошептал Серов.

– Сейчас с вами уже ничего. У вас был гипертонический криз. Как вы сейчас себя чувствуете, – поинтересовался у него врач, «Скорой помощи». – Может, вас госпитализировать?

– Спасибо, доктор, не нужно. Со мной это бывает. Сейчас все пройдет…

В кабинет заглянула Лариса. Лицо у нее было бледным и встревоженным.

– Лариса, скажи им, что со мной это бывает.

Она промолчала. Фельдшер сложил препараты в свой саквояж и посмотрел на врача, спрашивая его глазами – можно ли возвращаться обратно в машину.

– Я вот здесь вам выписал лекарства, купите их. И еще, купируйте боли в сердце нитроглицерином. Вы меня поняли?

– Да, доктор, – ответил Серов и поднялся со стульев, на которых лежал. – Я все понял. Спасибо.

Врач вышел из кабинета, оставив после себя запах лекарств. Серов хотел встать со стула, но Лариса, положив ему руку на плечо, властно произнесла:

– Посиди немного. Сейчас я соберу свои вещи, и мы поедем домой.

– Куда, куда? – переспросил ее Александр.

– Домой. Я поеду к вам домой. Вы что так напугались, Александр Константинович?

Лариса вернулась минут через пятнадцать. Они вышли из здания Управления и медленно направились в сторону его машины, которая была припаркована недалеко от выхода.

***

Через два дня в адрес Серова поступила шифровка из МВД Таджикистана. За прошедший месяц в Душанбе было зарегистрировано два убийства пожилых одиноких женщин. Все они погибли в результате механической асфиксии.

«Все ясно, – подумал Александр. – Мы его искали здесь, а он был там».

Серов встал из-за стола и стал ходить по кабинету, чем вызвал раздражение у Шахова.

– Ты, что мотаешься из угла в угол? – спросил он Серова. – У меня от твоего хождения в глазах уже мелькает. Ты можешь успокоиться?

– Ты знаешь, Валентин, я его здесь в России ищу, а он в это время женщин душит в Душанбе.

– Кто душит? Кого душит?

– Ты, что не понял, о чем я говорю? Да, я об этом Полищуке, который у нас задушил около двух десятков старушек.

Рейтинг@Mail.ru