Погоня за призраком

Александр Леонидович Аввакумов
Погоня за призраком

От нагретой еще днем металлической крыши исходил жар, от которого не было спасения. Серов, сотрудник управления уголовного розыска, проснулся по привычке рано утром. Он взглянул на будильник и снова закрыл глаза.

«Как хорошо, когда никуда не надо спешить», – подумал он и повернулся на другой бок.

Он не заметил, как снова заснул. Ему снился рабочий кабинет. Какой-то неизвестный ему мужчина, средних лет, с отекшим лицом и синеватыми мешками под глазами сидел напротив него и что-то писал на белом листе бумаги.

– Все, Серов, я чист перед вами, – произнес мужчина и протянул ему лист.

– Посмотрим, что ты в этот раз сочинил, Кочанов. Ты скоро забьешь своими рассказами и сказками всех русских классиков.

Серов проснулся от настойчивого телефонного звонка, который, словно назойливый комар, звенел у него под ухом. Не открывая глаз, он потянулся за телефоном. Он долго шарил рукой, прежде чем нащупал этот прямоугольный пластмассовый предмет.

– Слушаю, – произнес он, еще не понимая, с кем разговаривает. – Кто это?

– Кто, кто, конь в пальто. Всего день отдыхаешь, а уже забыл голос своего начальника!

Только сейчас до него дошло, что звонит начальник отдела.

– Начальник Управления просит тебя приехать на работу.

– Иваныч! Вы что там, все заболели? Да я же в отпуске, второй день отдыхаю. Что вы без меня обойтись там не можете?

– Я все понимаю, Серов, но не просьба, это – приказ начальника, а дальше поступай, как хочешь.

Он нажал на кнопку «отбой». Александр окинул комнату замутненным от вчерашнего застолья взглядом и, громко выругавшись матом, поднялся с койки. Вчера вечером они с соседом по даче сильно выпили, «обмыв» с ним его выход в отпуск. А вот сегодня выходило так, что он глубоко ошибался, считая, что сможет впервые за два года нормально провести отпускные дни. Серов вышел на крыльцо и посмотрел на небо. У него впервые за долгие годы работы в уголовном розыске возникло реальное желание плюнуть на все и никуда не ехать, а остаться здесь, на берегу этого живописного лесного озера. Взяв в руки махровое полотенце, он направился к озеру. Александр нырнул с мостков в прохладную воду озера и сделал несколько уверенных и сильных гребков. Вода в водоеме была настолько чистой и прозрачной, что он без труда рассмотрел на дне озера не только лежавшие камни, но и небольшой косяк мальков, который рассыпался от взмаха его руки на сотни блестящих на солнце бусинок. Прохлада воды взбодрила его. Боль, которая буравчиком сверлила голову, куда-то исчезла.

Серов быстро побрился и подошел к зеркалу.

«Вроде бы не так и плохо», – подумал он, рассматривая свое отражение. Перекусив наскоро приготовленной яичницей, Александр направился к автомобилю, который оставил вчера вечером за дачным домом. Открыв ворота, он медленно выехал на аллею и поехал в сторону города. Дорога шла в гору, и когда он достиг максимальной точки подъема, он оглянулся. Там внизу, на берегу озера, тая в утренней дымке, остались мечты о счастливых днях отдыха. Александр тяжело вздохнул, так как хорошо понимал, что ему уже вряд ли придется понежиться под лучами летнего солнца и половить в озере карасей.

***

Город встретил Серова дорожными пробками. Он долго стоял в одной из них из-за аварии на перекрестке и, проезжая мимо покореженных автомобилей, Александр невольно подумал о превратностях жизни. Люди, пострадавшие в аварии, наверняка, спешили за город в надежде хорошо провести этот воскресный день, а теперь, по воле судьбы, оказались на больничной койке.

– Что так долго добирался? – спросил его начальник отдела Горохов. – Я уж подумал, что ты решил не выходить на работу?

– Пробки. У меня же машина, а не вертолет.

– Не хами, Серов.

Александр усмехнулся, так как хорошо знал начальника отдела. Он моментально представил, как тот стоит в кабинете начальника Управления уголовного розыска и докладывает руководству, что Серов проигнорировал приказ и не вышел на работу.

– Вы, наверное, Сергей Иванович, уже доложил Яковлеву о том, что я не приехал на работу? – спросил Горохова Серов.

– Нет, не успел еще, – словно не замечая сарказма в голосе, ответил тот. – А что?

– Просто, отступаете от своих принципов, Сергей Иванович, – произнес Серов. – Так можно и лицо потерять.

Лицо Горохова вспыхнуло. Александр никогда не нравился ему и если бы ни его профессиональные способности к раскрытию наиболее сложных и резонансных преступлений, он бы давно расстался с ним. Вот и сейчас он готов был броситься в перепалку с этим человеком, но сдержался, так как хорошо понимал, почему тот ему хамит. Если его отозвали бы из отпуска на второй его день, он вел бы себя, наверное, так же, как и Серов.

– Иди, Яковлев ждет, – произнес он и сел за стол.

Два года назад к ним в отдел по особо важным делам приказом начальника УВД был назначен Горохов. Все сотрудники моментально догадались, с чем это было связано. Начальник отдела, полковник Харитонов недавно перенес инсульт и по заключению врачей не мог больше руководить отделом. До этого момента все сотрудники отдела считали, что его приемником является Александр Серов, который работал в отделе более десяти лет. Александр считался опытным оперативником, за плечами которого были десятки раскрытых тяжких преступлений. Однако, с приходом в отдел Горохова, все поменялось. Теперь уже никто из сотрудников не сомневался, кто будет их начальником. Горохов был родственником одного из руководителей области и всячески подчеркивал свое родство в разговорах с сотрудниками. Каждый из них по-своему пережил назначение Горохова на должность, но возникшие между ними неприязненные отношения не только не исчезли со временем, а заметно обострились и приобрели затяжной позиционный характер. Присутствие Серова на совещаниях начальника Управления раздражало Сергей Ивановича, однако, все его просьбы о переводе Александра в другое подразделение оставались неудовлетворенными.

– Кого ждешь? Иди, тебя ждет начальник, – снова напомнил Серову Горохов.

– Может, вы все-таки объясните причину вызова меня из отпуска?

– Серов! Это не моя прихоть. Иди к начальнику, он тебе все там и объяснит, а меня пытать не надо.

Александр развернулся и направился в кабинет Яковлева.

***

– Разрешите войти, товарищ полковник?

– А это ты, Серов? Заходи, – оторвавшись от бумаг, произнес Георгий Петрович. – Извини, что прервал твой отпуск. Сейчас я думаю, ты поймешь, почему я так поступил.

Серов, молча, сел на стул и посмотрел на Яковлева.

– Вот, прочитай сводку, мне интересно твое личное мнение. Здесь все изложено.

– Георгий Петрович, для чего вам мое мнение? Наверное, очередное убийство, пусть там, на «земле» ребята поработают немного.

– Ты почитай. Я тебя непросто так сюда вытащил. Это – необычное преступление.

Серов взял в руки лист бумаги и углубился в чтение:

«07. 07. 2010 года в 21.30. часов в дежурную часть Октябрьского ОВД поступил сигнал об обнаружении трупа гражданки Новиковой Анны Игнатьевны, 1920 года рождения, проживающей по адресу: улица Красина, 40-69, пенсионерки, с признаками механической асфиксии. Труп обнаружен дочерью – Званцевой Марией Николаевной, 1946 года рождения, проживающей по адресу: Улица Латышских стрелков, 8-75. По месту обнаружения трупа направлена дежурная оперативно-следственная группа.

Тело Новиковой А.И. лежало на диване лицом вниз. Голова жертвы была прикрыта чистым кухонным полотенцем. На шее потерпевшей находился шелковый шнур, предположительно, от халата. В хоте осмотра установлено: порядок вещей в квартире не нарушен, ключи от квартиры отсутствовали. Преступник, покидая место совершения преступления, закрыл ими дверь. При отработке знакомых и соседей потерпевшей, было установлено, что Новикова А.И. в этот день получила пенсию в размере одиннадцати с половиной тысяч рублей. Пенсию принесла и выдала почтальон – Харисова М.М. Около 16-00 часов ее видели в магазине «Магнит». Соседка Минвалеева Г.И. сообщила, что видела, как Новикова А.И. вернулась из магазина с покупками. Больше ее никто не видел.

С места преступления изъято: 4 следа пальцев рук, 3 следа перчаток, две липкие пленки следа обуви, 5 предметов с веществом бурого цвета. Идентифицированы два следа, принадлежащие родственникам убитой: дочери 1947 года рождения, и ее зятю Хасанову Г.А., 1946 года рождения, которые были опрошены. Причастность их к преступлению не установлена».

Внизу листа карандашом была сделана уточняющая запись:

«Потерпевшая проживала в четвертом подъезде на третьем этаже пяти – этажного дома в однокомнатной квартире, одна».

Александр положил лист на стол и посмотрел на Яковлева.

– Что скажешь, Серов?

– Мне кажется, Геннадий Петрович, что в нашем городе появился серийный убийца, – произнес оперативник.

– Почему ты так решил, Серов? У нас всего лишь одно преступление?

Александр задумался.

– Для чего нормальному преступнику убивать беспомощную старуху? – произнес он. – Из-за денег? Но деньги его, похоже, мало интересуют. Вы обратили внимание, что он не рылся в вещах, то есть он ничего не искал, следовательно, у него не было никакой корысти. Тогда невольно встает вопрос, почему он ее убил? Получается, преступник пришел к ней лишь для того, чтобы ее убить.

По лицу Яковлева пробежала едва заметная тень.

– Логично. Значит, ты считаешь, что нас ожидает еще не одно подобное преступление?

– Я не могу это утверждать, но мне так кажется. Георгий Петрович, простите меня за совет, но я бы на вашем месте дал команду осуществить проверку всех зарегистрированных в морге смертей людей подобного возраста. Думаю, что мы найдем еще несколько подобных трупов.

– Ты так считаешь, Серов?

– Да. Вы же сами великолепно все понимаете. Кто захочет вешать на отдел лишнее убийство. Старушки преклонного возраста, многие из них – одинокие. Главное, чтобы родственники не знали о причинах смерти.

 

Яковлев встал из-за стола и подошел к сейфу. Он взялся за ключ, но, видимо, передумав, вернулся на место.

– Нужно проверить морг, – неожиданно произнес он. – Давай, займись этим.

– Почему я, Георгий Петрович? Я же в отпуске, – спросил его Серов.

– Я это знаю. Ты, Александр – один из самых опытных сотрудников Управления, а самое главное, ты хорошо знаешь Панкратова. Если мне не изменяет память, вы даже дружите.

– А если я ошибаюсь и это не серийное преступление?

– Вот ты и разберись в этом. Скоро работу нашего Управления будет проверять МВД России. Мне бы не хотелось оказаться в глупом положении, если оно выявят подобный факт. Ты догадываешься, что тогда будет. Поэтому проверь, а отпуск отгуляешь потом, я тебе это обещаю.

– Хорошо, Георгий Петрович, – произнес Серов, поднимаясь из-за стола. – А, как начальник?

– Я сам решу эту проблему. Больше ничем не занимайся, кроме этого дела. Понял?

– Понятно, – ответил Александр, догадавшись, что разговор с начальником закончен.

***

Машина миновала ворота и въехала во двор городского морга. Выбрав место между стоявшими у забора автобусами, Александр остановил автомобиль. На крыльце морга стоял его старый друг Вадим Панкратов. Заметив в машине Серова, он улыбнулся и приветливо помахал ему рукой.

– Привет, Вадим, – поздоровался Серов и протянул ему свою руку. – Все куришь? А сами утверждаете, что никотин убивает не только людей, но и лошадей.

– Привет, Саша. А я слышал, что ты вышел в отпуск и загораешь на берегу теплого и ласкового моря, – улыбаясь ему, произнес Панкратов. – А в отношении лошадей могу сказать лишь одно, они – не люди и табак не курят.

Они обменялись рукопожатием. Несмотря на небольшой рост и не совсем спортивную фигуру медика, рука его была достаточно твердой и сильной.

– Разве отдохнешь от этой работы? Можно подумать, что на мне свет сошелся клином. Представляешь Вадим, сотрудников – море, но без меня руководство Управления жить, видимо, не может. Вот вытащили на работу, дали задание и – вперед на мины.

Панкратов бросил недокуренную сигарету в урну, и они вошли в помещение морга. В нос ударил сильный запах разлагающейся органики и формалина.

– Сколько не приезжаю к тебе Вадим, а привыкнуть к этому запаху никак не могу. Как вы здесь только работаете всю жизнь?

– Дело привычки, Саша. Все мы потихоньку привыкаем к крови, к мертвым телам, к формалину. Раньше я после работы выливал на себя чуть ли не полфлакона одеколона, чтобы заглушить этот запах, но все равно отбить его никак не мог. Мне всегда казалось, что я просто пропитался им насквозь. Сейчас привык и он мою психику уже не травмирует. Во всем есть свои плюсы и минусы.

Вадим открыл дверь кабинета и пропустил вперед гостя.

– Давай, рассказывай, что тебя привело ко мне, Серов? Ведь ты, наверняка, приехал ко мне не просто так.

Александр достал из кармана джинсов сигарету и посмотрел на хозяина.

– Можно закурить, Вадим? Меня просто воротит от этого запаха.

– Так и быть, кури, – коротко бросил Панкратов и улыбнулся.

Вадим не любил, когда кто-то курил в его кабинете, но Серову он почему-то прощал эти слабости, хорошо понимая его состояние. Сделав две глубокие затяжки, Александр начал говорить:

– Сегодня меня вызвали из отпуска на работу, – начал он. – Дело в том, что три дня назад неизвестный преступник задушил старушку ее фамилия Новикова. Он убил ее, проникнув в квартиру, используя шелковый шнур. Но самое главное, Вадим, в том, что преступник при этом не взял в квартире ничего, даже полученную старушкой пенсию. Скажи, довольно странное преступление. Мне кажется, что он пришел к ней лишь ради того, чтобы убить.

Лицо Панкратова не выражало никаких эмоций. Это было не удивительно, так как за все время его работы в морге, он насмотрелся такого, что смерть от удушья была для него равносильна естественной смерти человека.

– И что, Саша? Мало ли таких убийств? А то, что он не взял деньги, еще не говорит ни о чем. Его могли спугнуть соседи, да мало ли каких других обстоятельств, почему он не взял деньги. Это – не показатель.

Он замолчал и посмотрел на Серова, который продолжал курить сигарету. Наконец он загасил ее и продолжил:

– Все дело в том, Вадим, что я хотел бы узнать от тебя, это был единственный случай или нет? Может, через тебя проходили подобные случаи за последние два месяца?

– Я что-то тебя не совсем понимаю, Серов? Ты что меня под статью хочешь загнать? – произнес Панкратов и криво усмехнулся. – Я вижу, что ты меня в чем-то подозреваешь? Ты думаешь, что я укрываю результаты вскрытия от правоохранительных органов? Здорово! У меня даже нет слов, чтобы выразить свое негодование на подобные подозрения.

Он вскочил со стула и начал метаться от одной стены к другой, стараясь хоть немного успокоиться.

– Да прекрати же ты, наконец, бегать по кабинету, Вадим. У меня в глазах рябит от твоего белого халата.

Панкратов остановился и снова сел за стол. Он медленно достал из пачки сигарету и закурил. Александр сразу понял, что своим вопросом он смертельно оскорбил товарища.

– Я не о тебе, Вадим, прости. Я в отношении твоих подчиненных. Ты знаешь, в этой жизни всякое бывает. Старушка – божий одуванчик, одинокая, родственников нет, хоронить некому. Опера могли обратиться, ну и так далее и тому подобное….

Лицо Панкратова по-прежнему пылало от негодования. Прошло еще минут пять, прежде чем он немного успокоился.

– Насколько я тебя понял, Серов, ты считаешь, что возможна серия подобных убийств? Правильно я тебя понял или нет?

– Наконец до тебя дошло. Это уже теплее. Я сам не заинтересован в эксгумации этих трупов. Меня просто интересуют адреса, где совершены эти преступления и не более. Может, существует какая-то схема, которой придерживается душегуб.

Сигаретный пепел упал на белый халат Вадима, но он не обратил на это никакого внимания.

– Хорошо Серов, я понял тебя, – тихо произнес он. – Дай слово, что никого не потащишь за это в прокуратуру. Мне здесь кровники не нужны.

– Вадим! Ты, что мне не веришь? Получив от тебя эту информацию, я сам могу «залететь» за укрытие преступлений от учета, тебя-то могут просто выгнать с работы, а меня точно посадят.

Александр замолчал и посмотрел на Панкратова в ожидании ответа.

– Я тебе верю, Саша. Для меня важно чтобы и коллеги мне поверили.

– Ты уж постарайся, Вадим.

Серов встал и направился к двери. Остановившись около двери, он снова посмотрел на приятеля.

– Панкратов! Я на тебя рассчитываю, а иначе бы я к тебе с подобным вопросом не приехал.

Тот промолчал. Когда дверь за Серовым закрылась, он поднял трубку и попросил секретаря собрать у него в кабинете персонал городского морга.

***

Серов взглянул на номер дома и направился к нужному ему подъезду. Дверь подъезда оказалась металлической и была закрыта. Он набрал первый попавший номер квартиры и стал ждать.

– Вам кого? – раздался в динамике старческий женский голос.

– Я из милиции. Моя фамилия Серов. Откройте, пожалуйста, дверь.

Александр стоял и ждал. Ему хорошо было слышно, как женщина с кем-то советовалась открывать ему дверь или нет. Наконец раздался щелчок замка и дверь открылась. В нос ударил резкий запах кошачий мочи и запах гниющих в баках продуктов. Александр медленно поднялся на третий этаж старенькой «хрущевки» и остановился напротив металлической двери. Услышав за своей спиной чьи-то шаркающие шаги, он резко обернулся и увидел женщину, которая, тяжело дыша, медленно поднималась по лестнице.

– Здравствуйте, – поздоровался он с ней, догадываясь, что это и есть дочь погибшей Новиковой, – извините, за беспокойство. Моя фамилия, Серов.

– Здравствуйте, – недовольно буркнула женщина и, достав из кармана кофты ключ, стала открывать дверь. – Извините меня, но не понимаю, сколько раз можно осматривать квартиру. Одни весь день толкались здесь, теперь вот вы пришли. Что вы здесь все ищите? Я уже вымыла все полы, протерла всю мебель. Что вам в этот раз нужно?

Она еще хотела что-то сказать, но, махнув рукой, пропустила его в квартиру.

– Проходите. Обувь можете не снимать.

– Вы не ругайтесь. Я просто хочу сам посмотреть место, где погибла ваша мама, – извиняясь перед ней, произнес Серов. – Бумаги бумагами, а когда сам все увидишь, это – другое дело.

– Тогда не стойте в прихожей, проходите и смотрите. Я в квартиру сама не пойду, а подожду вас вот здесь, в коридоре. Не могу, поймите меня правильно.

– Хорошо, я вас надолго не задержу.

Справа от него на вешалке висело какое-то старое пальто, по всей вероятности, принадлежащее погибшей. Александр прошел на кухню и посмотрел в окно. Окно выходило во двор и, судя по состоянию рамы, давно не открывалось. Серов поочередно осмотрел туалет и комнату. Он мысленно представил бездыханное тело старушки, лежавшее на старом, продавленном от времени, диване.

«Интересно, как преступник мог проникнуть в квартиру? Судя по всему, старушка сама впустила его в квартиру, но, как же тогда утверждения соседей по подъезду, что Новикова была очень осторожным человеком и редко пускала в квартиру даже соседей, а не то чтобы чужого и незнакомого ей человека. Ладно, что сейчас гадать, под каким предлогом он вошел в квартиру. Похоже, что женщина, впустив его в прихожую, сама направилась в комнату, чтобы что-то показать ему. Он набросился на нее сзади, набросил на шею шнур и начал ее душить. Сделав, свое дело, он уничтожил следы своего пребывания и, прихватив с собой ключи от двери, вышел из квартиры».

Серов вышел из квартиры и посмотрел на дочь Новиковой.

– У меня к вам несколько вопросов. Скажите, вы часто посещали свою маму?

– Обычно два раза в неделю. Я живу на другом конце города, и мне тяжело было посещать ее чаще. Обычно мы с ней общались по телефону. В этот день я позвонила ей с утра и сообщила, что приеду к ней часам к девяти вечера и заночую у нее. Когда я подошла к подъезду дома, около него сидели соседки. Я поднялась на этаж и стала звонить в квартиру. Дверь мне никто не открыл. Я сразу же подумала о чем-то плохом. Найдя в сумки ключи, я открыла дверь и увидела мать, которая лежала на диване, голова ее была почему-то покрыта кухонным полотенцем.

Она замолчала.

– Скажите, у вас есть дети?

– Да. У меня двое детей, но все они живут в других городах. Могу сказать однозначно, никто из них не причастен к этому преступлению. Моя мама никому не мешала жить.

– У вас все? Я могу закрыть дверь?

– Да, конечно, – произнес Серов.

Александр быстро спустился этажом ниже и нажал на кнопку звонка. Ждать пришлось довольно долго. Наконец дверь приоткрылась. На пороге стояла женщина преклонных лет. Она слепо щурила глаза, стараясь рассмотреть стоявшего перед ней молодого мужчину.

– Здравствуйте бабуля, – поздоровался Серов с женщиной. – Я из милиции и хотел с вами переговорить.

Женщина с недоверием посмотрела на него и попыталась захлопнуть перед ним дверь, однако, поставленная им нога, не позволила ей сделать это.

– Вы, что хулиганите, молодой человек. Откуда я знаю, что вы из милиции? На вас ничего не написано.

Он усмехнулся и, достав из кармана служебное удостоверение, показал его женщине.

– Проходите, – с неохотой произнесла женщина, пропуская его в комнату. – Простите меня. После смерти соседки я боюсь пускать к себе посторонних людей.

Они присели на кухне.

– Светлана Константиновна, у меня к вам будет несколько вопросов. Скажите, вы хорошо знали вашу соседку Новикову? Что она за человек?

– Как вам сказать? Мы вместе заехали в этот дом, жили по соседству, однако сказать, что, я ее хорошо знаю, не могу. Она вела замкнутый образ жизни, практически ни с кем не поддерживала дружеских или доверительных отношений. За все эти двадцать лет, что мы прожили в этом доме, я всего лишь два раза была у нее в гостях.

– А, в день ее гибели? Может вы что-то слышали – крики или что-то такое?

– Нет, сынок, я ничего не слышала. Да и со слухом у меня проблемы, вот видишь – аппарат ношу.

Серов посмотрел на женщину и лишь только сейчас заметил наушник, вставленный в ее правое ухо.

– Светлана Константиновна, может, вам кто-то из соседей что-то рассказал о ней.

– Вы правы. Мне Татьяна рассказывала, что видела ее часов в пять вечера в магазине «Магнит». Она там покупала молоко и творог. Больше ничего добавить не могу, сынок.

Серов поднялся из-за стола и, попрощавшись с хозяйкой, вышел из квартиры, взглянув на часы, решил заехать в отдел милиции, который обслуживал эту территорию.

***

– Привет, Валера! Как дела? – произнес Серов, входя в кабинет начальника уголовного розыска отдела милиции. – Что-то есть новое по делу Новиковой?

Богданов Валера, молодой парень, лет тридцати, поднялся из-за стола и, улыбаясь, направился навстречу гостю. Он крепко пожал протянутую ему ладонь и указал рукой на стул.

 

– Присаживайся, Саша, присаживайся. Рад снова увидеть тебя у себя в кабинете. Я слышал, что ты отдыхаешь.

– Дела, Валера, дела. Мы полагаем, а Бог располагает. Что-то новенького по делу есть?

– Нет. Отработали весь район – тишина. Местные «бандиты» клянутся, что не имеют к этому «мокряку» никакого отношения. Да и кому из них она могла мешать? Считают, что это дело рук какого-нибудь «залетного».

– Может, ты и прав, но как она могла пустить его в квартиру, если даже соседей по площадке никогда к себе не только не пускала, но даже и не приглашала.

– Я – в курсе, – произнес Валера, – там наши участковые все облазили, со всеми переговорили. Вчера немного поработали с местными «алкашами», те тоже не в курсе этого дела.

– Понятно. Что-то новое есть по следам?

– Тоже ничего нет. Все следы принадлежат дочери, зятю и его товарищу. Они за два дня до ее смерти, переставляли в комнате мебель, вот и наследили. А тебя, похоже, никак старшим назначили по этому делу? Что у вас в областном УВД больше проблем нет, если тебя бросили на это рядовое преступление?

– Угадал. Яковлев сказал, чтобы я больше ничем не занимался, кроме этого дела.

Его реплика заставила удивиться Валеру. Он громко засмеялся.

– Я, что-то не понял, Саша. Странно? Тебя – легендарного сыщика вытаскивают из отпуска и бросают на это дело.

– А, что тут странного? Думаю, что это или начало серии, или ее продолжение.

– Да, брось ты, Серов. Еще накаркаешь…

Богданов замолчал и стал доставать из тумбочки стола чашки для чая.

– Что скажешь о шнуре, которым задушили Новикову? – неожиданно спросил он Валеру. – Вы установили, чей это пояс, его или хозяйки?

– Нет. Со слов дочери покойной, она впервые видела этот пояс. У матери никогда не было халата такой расцветки.

– Выходит, этот пояс принадлежит преступнику? Это многое меняет. Значит, он планировал совершить преступление и почему-то остановил свой выбор на Новиковой.

– Выходит, что так, – не совсем уверенно ответил Валера. – Если я тебя правильно понял, ты хочешь сказать, что мы столкнулись с маньяком?

– Я, конечно, на сто процентов пока не уверен, но считаю, что мы с тобой где-то рядом с тем, что убийство совершил не простой преступник. И еще, ты мне так и не ответил, вы «сняли» что-то с пояса?

– Нет. Он чист. Похоже, что преступник был в перчатках.

– Откуда у него перчатки? Ты не спрашивал дочь, были ли у хозяйки перчатки? А, впрочем, если он готовился к преступлению, то мог взять их с собой. Кстати, когда у вас заслушивание по этому делу и кто проводит?

– Завтра в 17-00. Проводит начальник отдела милиции. Ты приедешь Саша?

– Куда мне деваться, приеду, конечно.

– Слушай, Серов. Расслабиться не хочешь? У меня есть хороший коньяк!

– Нет, Валера, я за рулем. Как-нибудь в другой раз, ведь жизнь не заканчивается сегодня.

– Да я так, к слову. Не хочешь, не надо. Не переживай, я найду с кем выпить.

Александр пожал ему руку и вышел из кабинета.

***

Серов сел в машину и взял в руки телефон, который лежал на пассажирском сиденье. На экране телефона светилась цифра шесть, эта означало количество пропущенных им вызовов.

«Интересно, кому я понадобился, – подумал он, посмотрев на часы, которые показывали начало девятого вечера, – сейчас посмотрим».

Все шесть звонков принадлежали начальнику отдела Сергею Ивановичу Горохову.

«Странно, зачем я ему вдруг понадобился?» – подумал Александр.

Ему не хотелось общаться с этим человеком, но он пересилил это чувство и нажал на кнопку вызова. Где-то далеко, на том конце соединения зазвучал вальс Штрауса.

– Горохов, – услышал он.

– Это Серов, Сергей Иванович. Вы мне так много звонили, что я не мог не ответить вам. Что-то произошло?

– А это ты, наконец-то. Тебя разыскивал Панкратов, зачем не знаю. Свяжись с ним, у него что-то для тебя срочное.

В трубке раздался сигнал отбоя, а затем наступила тишина. Сердце Александра учащенно забилось. Это была реакция его организма на ожидание чего-то неожиданного, непредвиденного. Он быстро набрал знакомый ему номер.

– Алло, слушаю, – услышал он полусонный голос Вадима.

– Добрый вечер. Это я. Мне передали, что ты разыскивал меня? Что-то случилось?

– Наконец-то! Ты где пропадаешь Серов? Нужно срочно поговорить. По телефону говорить не буду, приезжай завтра ко мне на работу.

– Договорились, – ответил Серов и нажал на кнопку отбоя.

Он откинулся на спинку сиденья. Ему не верилось в то, что удалось предсказать схему развития событий.

«Выходит, что убийство Новиковой – не первое в этой цепи загадочных убийств, а какое? Почему, никто на них не отреагировал? Кто виноват в этом проколе – милиция, эксперты?».

Он завел двигатель и осторожно выехал на улицу. Мимо его машины на скорости пронесся «Мерседес», едва не влетев ему в бок. Неожиданно для Серова дорогой автомобиль резко затормозил. Из «Мерседеса» вышел молодой парень и направился в его сторону. Серов невольно поморщился, ругаться и спорить с ним, не входило в его планы.

– Ты, что козел, не видишь куда рулишь? – закричал парень, подходя к его автомашине. – Ты, знаешь, сколько стоит эта «тачка»? Ты за всю свою жизнь не заработаешь таких денег.

Он еще что-то кричал ему в лицо, брызгая слюной. Александр открыл дверцу и вышел из машины.

– Ну и что ты кричишь? Я не глухой и хорошо слышу. Ты успокойся, парень, а то выскочишь из штанов. Ты видел знак? Если не видел, вернись назад и посмотри. Там написано, что ты должен был двигаться со скоростью 40 километров в час, а ты с какой двигался?

Эти слова, произнесенные Серовым ровным и уверенным голосом, еще больше распалили молодого человека. Он бросился к своей машине и, открыв заднюю дверцу, схватил биту. Он снова направился к нему, размахивая ей, и вдруг остановился, а затем стал пятиться обратно к машине. В руках Серова, матово блестя в лучах заходящего солнца, был пистолет. Парень сел в машину и быстро оставил поле возможной битвы. Серов сунул пистолет обратно кобуру и сел в машину. Путь домой занял несколько минут. Заглушив двигатель, он вышел из машины и по привычке взглянул на свое окно. Раньше там всегда горел свет, его ждали, а сейчас, оно было темным и каким-то неживым. Сунув ключи от машины в карман джинсов, он направился к своему подъезду.

***

Бросив ключи от двери на тумбу, Александр прошел на кухню. Он вылил воду из чайника и, всполоснув его, налил в него свежую воду. Поставив его на плиту, он направился в комнату, где быстро переоделся в спортивный костюм и снова направился на кухню, где, надрываясь от свиста, кипел чайник. Несмотря на то, что он весь день ничего не ел, он почему-то не испытывал чувства голода. Заварив в небольшом фарфоровом чайнике цейлонский чай, Александр направился в комнату, где надрывался от звонка городской телефон.

– Саша! Это – я, Елена, здравствуй.

– Здравствуй, – произнес он, прокручивая в своей голове варианты, по которым могла позвонить ему жена, с которой он не жил уже более года.

– Ты знаешь, Саша, я вчера неожиданно вспомнила, что оставила у тебя несколько дорогих моему сердцу вещей, без которых мне не очень комфортно. Я знаю, что они не играют в твоей жизни ничего, но без них….

– И, что это за вещи? – перебив ее, спросил Серов. – Ты когда уходила забрала у меня практически все, даже то, что никогда не принадлежало тебе. Да и после этого ты неоднократно посещала квартиру в мое отсутствие и подбирала остатки «былой роскоши».

– Да, я приезжала к тебе, ну и что? В этой квартире я прожила столько лет и почему не могу посетить ее или я должна была спрашивать у тебя разрешения на это?

– Мне просто интересно, как бы ты поступила, если бы я в твое отсутствие стал посещать твою квартиру? Что молчишь?

Сейчас он немного пожалел, что поддался на провокацию жены и стал понемногу «заводиться». Ему не хотелось спорить с ней, ведь за все годы их супружеской жизни он никогда не был прав. Он был виновен буквально во всем, в чем можно было обвинить мужчину, и этот разговор в который раз напомнил ему об этом.

– Что тебе в этот раз нужно от меня? – спросил он супругу. – Чего молчишь?

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17 
Рейтинг@Mail.ru