Дитё

Владимир Поселягин
Дитё

это он меня на понт берет? Проверим.

– Не вру, просто немного не договорил. Кроме прав мне еще нужно свидетельство о рождении, карточка социального страхования и загранпаспорт.

Кивнув, местный босс о чем-то задумался, откинувшись на спинку роскошного кожаного кресла. После довольно продолжительной паузы он назвал сумму.

«Ого, двадцать пять штук, они тут что, охренели?!»

Что я не замедлил спросить. Сволочи, оказывается, итальянцы, умеют прекрасно торговаться, и скостить цену смог немного, за полчаса торга всего пару штук.

Проблема заключалась в том, что с собой у меня было только две пачки по десять штук, причем одну я слегка раздергал. Сообщив, что требуемой суммы пока нет, но она будет, договорился о месте встречи. После чего оставив аванс, в сопровождении Сэма вышел на улицу. Вдохнув полной грудью, я неспешной походкой направился в обратную сторону, но быстро засек хвост, который и ожидал увидеть. Показав пальцем, что вижу их, остановил проезжающее мимо пустое такси и назвал адрес дома, который стоял рядом с вокзалом.

Проводив взглядом отъезжающее такси, я посмотрел на небо, в котором развелось слишком много летающей техники, и, проверяя наличие слежки, направился к вокзалу. Достав недостающую сумму и прихватив еще про запас, я направился к месту назначенной встречи, воспользовавшись услугами вездесущих таксистов.

– Вот тут остановите. Спасибо. – Расплатившись, я вылез из машины и подошел к стоящему у обочины черному кадиллаку. Постучав в затемненное окно со стороны водителя, сказал, когда оно открылось, что я «от папы Карло».

В отличие от меня, парень не усмехнулся, когда услышал пароль. Обойдя машину, я сел на свободное заднее место и, устроившись поудобнее, стал изучать пейзаж. Водитель, мельком глянув на меня через зеркало заднего вида, завел машину и тронулся с места. Ехали мы в течение получаса в полной тишине, и, заехав в какой-то район, остановились у неприметной двери черного хода в старое пятиэтажное здание. Выйдя из машины вслед за молчуном, я осмотрел улицу, предназначенную для мусороуборочных грузовиков и тому подобной техники, после чего направился за парнем, который терпеливо дожидался меня у открытой двери.

К моему удивлению, меня не пытались кинуть или обмануть, а привели действительно в местную типографию по изготовлению фальшивых документов.

– Фальшивые документы? У нас?! Ха, да наши лучше настоящих, сам увидишь! Это тебе не те подделки, что в подворотне продают за двести долларов. Мои внесены в картотеку, – сказал, сверкнув голливудской улыбкой, курчавый парень, принимая от меня деньги.

За час, который я просидел в этой типографии на стуле, меня три раза сфотографировали и оставили дожидаться документов.

Оказывается, они не брали имена наобум, а действительно имели картотеку умерших людей и подбирали по ней то, что нужно. После некоторого колебания я выбрал из списка возможных некоего Уильяма П. Тернера, который умер в детстве, в возрасте семи лет и которому исполнилось бы шестнадцать лет. Быстро составив все документы, парни вышли в соседнее помещение, я же, еще раз пробежавшись по списку, купил еще одни права, так, на всякий случай, за который мне пришлось выложить дополнительно три штуки.

Разглядывая полученные на руки документы, я невольно в восхищении качал головой. Если оба экземпляра прав, загранпаспорт и карточка социального страхования сверкали новизной, как недавно выданные, то свидетельство о рождении было заметно потертым.

Поблагодарив парней за отличную работу, я вышел на улицу, и тот же молчаливый водитель отвез меня до ближайшей станции метро.

Через полтора часа я уже был у себя в комнате. Проверив секретки и вещи, обнаружил, что в комнате посторонних не было, после чего пройдя в душевую, принял контрастный душ. Взяв свежую газету, купленную по пути в мотель, прочел заголовок на первой странице:

«Дерзкое ограбление банка в одном из деловых районов Нью-Йорка!»

Дальше шли едкие комментарии журналиста, в которых старательно рассказывалось об ограблении. Оказывается, было похищено два с мелочью миллиона долларов. Сообщника сейчас тщательно ищут, уже известно, кто навел грабителей, в то время как на хранение была ввезена крупная сумма денег наличными.

«Вот гады, это они мне всунули сумку с минимальной суммой!»

Повозмущавшись таким коварством грабителей, я продолжил чтение.

«А про меня-то ничего и нет. Похоже, для возможных свидетелей, я просто с ними столкнулся и, поругавшись, последовал дальше! Хорошо».

Проснулся я поздно, часов в десять дня. Приняв душ и приведя себя в порядок, я собрал вещи и спустился вниз. Пройдя мимо пустой конторки, повесил ключ на место, после чего вышел на улицу и неспешным шагом направился в сторону автобусной остановки.

На вокзале я переложил все деньги в сумку с оружием и, взяв такси, поехал на междугородний автовокзал. Пора прощаться с этим гостеприимным городом.

К моему удивлению, из города я выехал без проблем, на вокзале терся какой-то подозрительный субъект, но я, стараясь не попасться ему на глаза, спокойно вошел в автобус, не глядя на маршрут, и купил билеты на ближайший рейс.

Да и в принципе кто меня будет ловить? Полицейских напрягать они не будут, я так думаю, информация о моем розыске быстро дойдет к нашим, так что этот вариант отпадает. Скорее всего, будут искать своими силами. Силами ЦРУ.

По словам водителя, поездка должна была продлиться четыре часа, поэтому я опустил спинку сиденья и, разложив карту с территорией штатов, стал прогнозировать свой будущий путь по Америке.

«Задача у меня какая? – размышлял я. – Простая – свалить куда-нибудь подальше! Но заодно и приятное с полезным совместить можно – скажем, проехать всю Америку до Калифорнии, а оттуда – рвануть на яхте в Австралию к кенгуру! Ну или, на крайняк, – на Борнео к орангутангам… Правда, туда без прививок и не сунешься… ну и ладно. В любом случае – путешествовать так путешествовать, а то непорядок получается – попаданец, и нигде не был!»

Свой путь я проложил к Лос-Анджелесу, не к самому городу, а к соседним небольшим городам, где есть яхт-клубы. Прикинул примерный маршрут, немного подумав, все-таки решил заехать в Лас-Вегас, – а то мимо проехать и не заглянуть как-то не в моем характере, – убрал карту в сумку и, откинувшись, стал подремывать. Часа через два я проснулся и, позевывая, стал смотреть в окно, на местность, по которой мы ехали, на машины, на… стоп!

Я заинтересованно проследил за грузовичком, который мы обогнали. Даже не на сам грузовик, а на то, что он тащил. Это был дом на колесах. А что, хорошая идея. Путешествовать с комфортом я любил, а тут такой соблазн, да почему и нет? Купить какой-нибудь грузовик-пикап и автодом к нему на прицеп. От автодома, типа автобуса, подумав некоторое время, отказался – на нем от погони не уйдешь, а здесь скинул прицеп и дави на газ. Решено, беру!

Через полчаса мы подъехали к довольно крупному городу, на въезде в который стоял плакат, оповещающий, что я нахожусь в штате Пенсильвания и въезжаю в город Джейтаун. Выйдя из автобуса и подхватив сумку, которую мне достал из багажного отделения водитель, после недолгого раздумья последовал за остальными пассажирами в кафе, около которого остановился автобус.

Зайдя в помещение местечкового общепита, я поставил сумку под столик, плюхнулся на мягкую скамью и стал ждать официантку, при этом осматривая кафе.

Сел я по привычке спиной к стене и с хорошим обзором с места, поэтому видел весь зал. Дождавшись молоденькую официантку, я сделал заказ и проследил, как она удаляется, вертя попкой. Лениво подумал, провожая ее взглядом, – причем не я один, все мужчины одобрительно посмотрели на нее: «Интересно, ей семнадцать есть?» Судя по всему, она тут подрабатывает.

Через полчаса вышел из кафе с полным желудком, к моему удивлению, повар очень хорошо готовил, и я наелся вволю.

Держа в одной руке тетрапакет с ледяным апельсиновым соком и потягивая сок через соломинку, направился по улице, придерживая висящую на плече сумку другой рукой.

Пройдя квартал, я остановил прохожего, седого старичка.

– Добрый день, сэр! Вы не подскажете, где тут можно купить подержанную машину?

– Так тебе, внучок, к Васманну надо. Но смотри, он жулик, обдерет как липку, – махнув рукой куда-то дальше по улице, довольно охотно ответил старичок.

– Да мне только посмотреть. Спасибо!

Шагая в указанном старичком направлении, я рассматривал городок. Ниче так, нормальный, вроде нашего поселка городского типа. Пройдя бакалейную лавку, я по совету старичка повернул направо и сразу же увидел стоянку с тремя десятками машин. Прибавив шагу, подошел ко входу на асфальтированную стоянку, огороженную металлической сеткой. Из небольшого домика, окрашенного в белый цвет, вышел полноватый мужчина с располагающей улыбкой. Мне почему-то захотелось купить все машины.

– Что-то понравилось, юноша?

– Так, смотрю.

– Вот эта «тойота» просто прекрасна на ходу, не хотите испытать ее в движении?

Толстячок подвел меня к «японке», раскрашенной в молодежном стиле. С трудом сдержав смешок, я сказал:

– У меня есть легковушка.

– А что надо?

– Что у вас там дальше? Грузовички?

– А, да, четыре прекрасных грузовика. Три «форда» разных модификаций и «шевроле».

– Посмотрим.

Я облазил все грузовики, и два из них сразу забраковал – г…о. Осматривая оставшиеся «шевроле» и черный «форд»-пикап, решил проверить их на ходу.

– Ну что, мистер, прокатимся?

– Да не проблема, садись за руль.

Закинув на заднее сиденье сумку, я сел на место водителя и, повернув ключ зажигания, завел двигатель. Через десять минут загнал машину обратно, забрал сумку и забросил уже на заднее сиденье «форда», продолжая беседовать с хозяином:

– …а я говорю – фигня это, а не ремонт! Вы слышали, как скорости включаются? Да там все разболтано!

Заведя «форд», я послушал тихо урчавший двигатель и, немного погазовав, тронул машину с места. Эта машина мне сразу понравилась, видно, что обслуживал ее специалист, и хотя ей пять лет, не едет – плывет, если можно так сказать про довольно тяжелый грузовичок.

 

Загнав его на стоянку, я, взглянув на цену, выставленную за лобовым стеклом, сказал хозяину, что беру.

– Да ты что – это старая цена, я ее не успел стереть и изменить. Машина стоит не десять, а двенадцать тысяч.

С улыбкой посмотрев на Васманна, я сказал, что машина г…о, и мне она не нравится, но выбирать не из чего. Возмущенно выпучивший глаза хозяин, сказал, что машина – супер и что я в них ничего не понимаю. Откинувшись на спинку сиденья, я приготовился к долгому торгу.

Оформив все бумаги, я выехал со стоянки и, побибикав на прощание, втопил педаль газа. Грузовичок я купил за восемь штук, да и то только из-за того, что платил наликом, оказывается, при покупке наличными идет хорошая скидка, мог бы и больше скостить, но это бы привлекло ко мне лишнее внимание. Убрав документы на машину и права в кармашек солнцезащитного козырька, я включил радио и под старый рок-н-ролл выехал из городка.

Проехав около тридцати миль, я съехал согласно указателю к мотелю «Путник» и, остановившись у конторы, заглушил двигатель, после чего направился к стойке через открытую входную дверь.

– Номер с кондиционером, пожалуйста, – сказал я приятной на вид пожилой женщине.

– Вот возьмите седьмой, очень хороший номер.

Заплатив за сутки проживания и поставив машину прямо перед входом в номер, я перенес вещи в комнату и, заперев машину, стал устраиваться на ночлег. Включив кондиционер, направился в душ. После душа понял, что жизнь прекрасна, переодевшись во вновь купленную одежду, направился ужинать в кафе, принадлежащее мотелю.

– Привет, до следующего города не подвезешь? – спросила шикарная брюнетка, соблазнительно улыбнулась, показывая ровненькие белоснежные зубки и, чуть нагнувшись, продемонстрировала великолепный бюст, видневшийся через вырез в белоснежной майке.

«Третий номер, – профессионально определил я. – Ой, не зря я остановился здесь заправиться. Ой, чувствую приключения».

Да и действительно после побега было как-то не до противоположного пола, и, увидев эту красавицу, во мне как будто что-то включили, и я снова встал в охотничью стойку.

Показав рукой на машину, я вставил пистолет обратно в бензоколонку и, закрыв бак, запрыгнул в машину.

Брюнетка обдала меня таким будоражащим ароматом духов, что у меня восстал, если так можно выразиться. Закинув ногу на ногу, отчего и так короткая юбка еще больше задралась, красавица шаловливо засмеялась. Было видно, что мое возбуждение не осталось незамеченным. Многообещающе улыбнувшись, она откинулась на спинку сиденья и, достав из сумочки початую плитку шоколада, отломила кусок и предложила мне.

Выехав на шоссе и доев шоколад, я спросил, цыкнув зубом:

– И что же такая красавица едет одна, и так далеко?

До городка, куда ей надо, было всего двадцать миль, но я говорил таким тоном, будто мне ее везти за тысячу. Разговорившись, узнал, что ее зовут Глория и она едет к больной бабушке, мол, проведать.

«Ага, прям Красная Шапочка».

– Темнеет, доехать не успеем, может, остановимся в мотеле?

Я сразу забросил крючок, заметив знак, что через милю будет мотель. Немного поломавшись, она согласилась.

Ночь была просто прекрасна, и настолько же было ужасное утро. Дико болела голова, и сухость во рту наводила на мысль, что я очнулся с полного бодуна. Краешком сознания зацепившись за что-то, вник, что в комнате я один, Глории не было. Метнувшись к одежде, насколько позволяло здоровье, я ее тоже не обнаружил. Одежды не было, как и ключей от машины. Забыв про самочувствие, я метнулся к окну. Площадка перед входной дверью была пуста, машина исчезла. Выскочив на улицу нагишом, я громко выразился:

– Хотел приключений, мудак, так получи их! Найду су…у – урою!

Несколько постояльцев с интересом наблюдали за мной, похоже, приняв за махрового нудиста. Сморщившись, держась одной рукой за голову, я вернулся в номер, не обратив особого внимания на зрителей.

Пошатываясь, подошел к кровати и со стоном рухнул на нее. Голова просто раскалывалась, перед глазами мелькали какие-то картинки, и я никак не мог сосредоточиться на них.

«Похоже, какой-то химией траванула, тварюга, – злобно подумал я. – Б…ь, как же голова раскалывается».

Встав, я поплелся в душевую и, открыв краны на полную, стал принимать контрастный душ, надеясь привести себя в порядок. Найдя в баре бутылку бренди, выпил стакан и, зайдя в туалет, сделал «два пальца». Спустя полчаса после двух водных процедур и очищения желудка я более или менее пришел в себя и сразу озаботился оружием. Насколько помню, после того как Глория зашла в душевую, я быстро убрал оружие под матрац. Никаких предчувствий или опасений у меня не было – привычка.

Подойдя к кровати, приподнял матрац с той стороны, где я лежал, и сразу обнаружил свою «беретту» с запасными магазинами, лежащими рядом. Хоть что-то хорошее в этой ситуации.

Быстро проверив пистолет, я привел его в боевую готовность, после чего подошел к окну и осмотрел парковку, особенно меня привлекла контора, где сидел местный портье, но все было спокойно. Еще раз внимательно осмотревшись, я опустил жалюзи, вернулся к кровати, сел и задумался.

«Что же произошло? Вписался в мотель на свое имя, помню. Как вселился, помню. Да и ночь любви тоже, хотя… Точно, девка перед сексом предложила мне стакан минералки из бара. Я же сам видел, как она распечатала бутылку и налила в стакан. Ничего бросить она в него не могла, я пристально за ней наблюдал. Так что там дальше? Я взял стакан и, не отпив, поставил на прикроватную тумбочку, после чего завалил ее, она еще вроде немного сопротивлялась. точно, я же стакан-то сразу опорожнил, как слез с нее – и после мгновенная темнота. Кинула, когда мы кувыркались? Бред. Значит, бутылка была „заряжена“ заранее».

Вспоминая прошедшую ночь, я вскочил с кровати и стал ходить из угла в угол, но толчками начинающая бить в виски резкая боль заставила меня снова плюхнуться на кровать.

«Черт, как встаю, так болит голова, а как присяду, так нормально, похоже, у меня что-то с давлением».

Взяв из бара стакан, я налил из-под крана воды, вернулся в комнату, сел на кровать и стал подсчитывать потери.

«Так, что у меня пропало? Машина марки „форд“, одна штука. Сумка с деньгами, оружием и документами, хорошо запрятанная под сиденьем. Блин, теперь из-за этой козы мне придется здесь задер жаться».

Терять свои вещи я не собирался, и вернуть их считал делом чести.

Снаружи, под окнами моего номера, послышался скрип гравия. Похоже, хозяева мотеля решили сменить покрытие парковки, но полностью завершить ремонт не успели, и сейчас парковка только наполовину была покрыта новеньким асфальтом, остальное было посыпано щебнем.

Раздавшийся стук в дверь не стал для меня неожиданным.

– Мистер Уильямс, вы заплатили до утра. Или продлите, или освободите номер.

Уильямс это я, отдельные права, которые купил у итальянцев, мною использовались вовсю, как и при вселении в этот мотель. Остальные документы на имя Тернера старался не использовать.

Быстро скользнув к двери, – это вызвало бешеный перестук маленьких молоточков в висках, и холодный пот выступил на лбу, – я открыл служащему и попросил его пройти в номер, при этом приглашающе качнув в сторону кровати пистолетом.

Побледневший как полотно парень с именем «Джо» на форменной рубашке согнал презрительно-насмешливую улыбку с лица и медленно вошел. Я, прикрыв дверь, съездил ему по шее рукояткой «беретты». Подтащив парня к кровати и прислонив к ней, разорвал простыню и связал, предварительно сняв с него одежду, хотя она и была не моего размера, но выбора не было.

Его поведение и мимика, да и то, что бутылка воды была запечатана, говорило о многом. Может, он и не сообщник, но проверить стоит.

Сходив в ванную, принес грязное полотенце для рук и, скрутив его в жгут, часть затолкал парню в рот. Парень в сознание не приходил, и я решил помочь ему, ударив ногой по щиколотке. Можете поверить, это очень больно, и удар не прошел даром.

Поставив стул напротив приходящего в себя парня, положил руки на спинку сиденья, держа пистолет наготове, терпеливо ждал.

Парень завозился и застонал, немного пошевелившись, он открыл глаза и с недоумением посмотрел на меня. После чего мгновенно сделал вид, что снова потерял сознание, при этом артистически подергал ногой в агонии. Хмыкнув, я взял со стола графин с водой и опрокинул его на парня. Но никакого результата это не принесло, он только слегка поморщился, и нога стала подергиваться активней.

Еще раз хмыкнув, я, отключив от питания ночной светильник, стоящий на прикроватной тумбочке и резко выдернув из него провод, зубами зачистил жилы, скрутил их и, разведя в разные стороны, спокойно воткнул вилку обратно в розетку.

– Знаешь, парень, за то, что ты помогал этой Глории, я тебя особенно и не виню. Ты только расскажи, где мне ее найти, – и мы разойдемся миром.

Подергивание ногой стало каким-то задумчивым, но парень продолжил играть в героя.

– Ну и ладно. Тебе же хуже.

После чего приложил оголенные провода к мошонке Джо.

Эффект был поразительный. Выпученные глаза и красное лицо с пробившимся на нем крупным потом, а также настоящие судороги и мычание сквозь кляп показали, что Джо все-таки вышел из «комы». Да и паленым мясом сразу запахло.

– Ну так как, будем говорить?

Парень активно закивал, со страхом следя за проводом в моей руке.

Выдернув кляп, я помахал рукой, разгоняя дым, и спросил:

– Давай, недожаренный, рассказывай, я слушаю!

– Это все она, она… – всхлипнув, начал он.

Повесив на ручку двери табличку с надписью «не беспокоить», я направился на ресепшен.

Пистолет, засунутый за ремень, тянул своим весом штаны вниз, поэтому моя походка была слегка скособоченной, и я постоянно поправлял штаны. Попытка положить оружие в карман успехом не увенчалась, поскольку со стороны казалось, будто у меня эрекция. А мысль завернуть пистолет в полотенце и спокойно дойти до рабочего места портье мне пришла только тогда, когда я вошел в служебное помещение. Проведя рукой по висящим на крючках ключам от номеров, я прошел в дверь за стойкой, где находилось место отдыха работников мотеля, подошел к шкафчику с надписью «Джо» на двери и, открыв замок, код которого я узнал от хозяина, осмотрел вещи. Взяв с верхней полки бумажник, пересчитал наличные.

«Хм, триста баксов, неплохо. Однако продолжим».

Скинув рабочую одежду, я быстро надел цивильную, состоящую из джинсов и белой футболки. И если футболка была более или менее впору, то штаны мне оказались велики, но, завернув их снизу, решил, что пойдет. Взяв с полки ключи от машины Джо, я вышел из помещения и, прихватив с конторки журнал регистрации, направился на улицу и подошел к пыльному серому седану «шевроле». Солнце было в зените, поэтому на улице никого не было, и я, беспрепятственно сев в машину, спокойно выехал с парковки на шоссе. Ехал я в небольшой городок, который находился от меня в двенадцати милях. Именно там жила Амалия, она же Глория. Развалившись на сиденье, стал вспоминать допрос, учиненный мной ее сообщнику.

– Хм, значит я у вас третий? И как же вы потом избавлялись от свидетелей?

– Да после того как они побывали в руках Амалии, то…

Забавно придумано – получается, девка находит богатенького клиента, засветившего свой бумажник, и, используя свой шарм, завлекает его в этот мотель. После чего опаивает химией, которую приготавливает Джо, и, обобрав клиента, сматывается. А клиент утром попадает в руки Джо, и тот, смотря на его поведение, ведет себя соответствующе: то есть или наваривается на том, чтобы отвезти голого клиента до дома, или отговаривает вызвать полицию, аргументируя это тем, что администрация мотеля за подобные случаи ответственности не несет. Два раза у них прокатило, как и со мной, хотя не до конца.

– …а насчет вас никакой договоренности не было. Амалия сказала, что просто попросила вас довезти ее и никаких планов она не строила, но вы сами привезли ее в наш мотель! А дальше.

Вот б…во, это что, я сам ее на это толкнул? Зашибись! Но все равно найду и… грабить себя я не позволю никому.

Выяснив все подробности, которые мне были нужны, я избавился от парня. Свидетели мне были не нужны. Знаю, жестоко, но к подобным людям я всегда отношусь несколько предвзято, или они или я.

Сделал просто: выдернув вилку, примотал скотчем оголенные провода к ноге, после чего спокойно воткнул вилку обратно и вышел из номера, не обращая внимания на бьющееся на полу тело.

Блин, неужто профессор прав, и у меня мания по поводу мести? Как он там сказал? Вроде так: «В случае если вас, Артур, кто-то обидел, то вы не успокоитесь, пока не исполнится месть в том смысле, в котором вы ее понимаете». М-да, похоже, все-таки он был прав, если судить по тому, что сейчас произошло в номере. Мне было просто невыносимо от того, что он будет топтать землю после того, как участвовал в моем ограблении. А, ладно, там дальше видно будет, прав был профессор Васильев или нет.

 

Повернув, я съехал с шоссе и продолжил движение по второстепенной дороге, которая вела к нужному мне городку.

Джо и Амалия были жителями Стэктона, небольшого городка, и учились в одной школе, так что теперь я знал о ней все.

Девица была из самой настоящей криминальной семьи, и теперь понятно, в кого она пошла, но до убийства пока не доходила. Зато ее четыре старших брата, по предположению Джо, грабили дальнобойщиков, но точно он не знал. Поэтому, въезжая в Стэктон, я внимательно присматривался к немногим жителям, попадавшимся на улицах. Заметив магазин с одеждой, я припарковался и, осмотревшись, зашел в него. Через двадцать минут вышел на улицу, полностью переодевшись в новенькую одежду, а то та, что принадлежала Джо, была мне великовата и спадала, особенно ботинки.

Почувствовав недовольство пустого желудка, заехал в маленькое кафе, плотно поужинал и, оставив машину в соседнем квартале и тщательно протерев места, где я касался металла, прогулочным шагом направился к нужному дому, поглядывая на краешек заходящего за горизонт солнца.

Попасть в дом было проще некуда. Как только погас свет, я выждал для верности полчаса, спокойно прокрался к черному ходу, благо собаки у них не было, и, разбив стекло при помощи тряпочки, которую приклеил к нему купленным клеем, аккуратно убрал осколки и открыл дверь.

Оказался на кухне. За два часа наблюдений я уже примерно представлял себе планировку дома, и понял также, что моей машины в гараже нет.

Подойдя к обеденному столу, я аккуратно отодвинул стул, сел и, положив на стол пистолет, стал ждать, крутя в руках кухонные ножи, найденные на месте. Я как раз проверял балансировку третьего, как появился первый «клиент».

Мужик лет под пятьдесят, в одних трусах, спустился со второго этажа, потирая спину и зевая, направился к холодильнику и, достав бутылку с молоком, с шумом начал пить. Похоже, это глава преступного клана, и, если судить по рассказу Джо, который работал у них на подхвате, еще тот ублюдок. Поэтому нож ласточкой пролетел и вошел в спину пившего молоко отца Амалии.

За три часа у меня в подсобке скопилось три тела, когда наконец послышались легкие шаги и знакомо скрипнула дверь туалета. После того как послышался шум спускаемой воды, в кухню проскользнула девушка и, взяв из холодильника сок, стала пить.

– Не подавись, красотка!

Эффект был противоположный, видно, сок пошел в не то горло, и, закашлявшись и обрызгав стену, она повернулась. Включив настенное бра, я позволил ей разглядеть себя, и, судя по тому, как она вздрогнула, – узнала сразу.

– Эрик, папа, все сюда! – взвизгнула она речитативом.

Теперь в этой особе не было ничего похожего на ту красотку, что я встретил вчера. Разозленная фурия, стоящая передо мной, могла бы сняться в фильме про ведьм, причем без всякого грима. Сверху послышался шум и топот ног, вниз спускался средний брат Амалии, Эрик, последний, кроме девушки, еще живой член семьи в доме.

– Амалия, что случилось? – взволнованно спросил вбегающий на кухню бугай, держа наготове дробовик.

Амалия молча ткнула в меня рукой. Бугай был нужен мне живой, поэтому, мгновенно скользнув к нему, я пробил несколько ударов: в плечо, чтобы отсушить руку, в горло, в солнечное сплетение. И когда он наклонился от удара в живот, мощно ударил сомкнутыми руками по затылку.

Вскрикнув, девчонка попробовала убежать, но я быстро догнал ее и, уворачиваясь от царапающих рук, попытался связать, но Амалия, извернувшись, все-таки успела полоснуть меня ногтями по лицу.

«Ну су…а, сама напросилась».

Сломав ей руки, я связал стонущую девушку и отнес к братцу, которого тоже стал связывать. После чего, подхватив дробовик и проверив его, еще раз пробежался по дому и осмотрел его. Все, как в обычном доме, вряд ли они что-нибудь тут прячут, значит, у них есть вторая «малина», где они хранят все награбленное. Будем интересоваться, благо есть у кого.

Выдернув кляп у Амалии и глянув на пришедшего в себя парня, я задал ей вопрос:

– Где машина и мои вещи?

– Да пошел ты! Знаешь, что братья сделают с тобой? Сперва кастрируют, потом. – Мне быстро надоело ее слушать, поэтому, заткнув кляп на место, я подошел к парню и, вынув кляп, спросил уже у него:

– Ну а ты тоже будешь играть в молчанку? Усмехнувшись и скосив взгляд на мычавшую

Амалию, которая, похоже, продолжала перечислять, что со мной сделают, ответил:

– Ты, парень, даже не знаешь, куда влез! Лучше беги, а то хуже будет!

– Так ты, Эрик, рассчитываешь на помощь отца, так он мертв! – Посмотрев, как они оба задергались, я на всякий случай воткнул кляп парню обратно и добавил: – Как и остальные. В живых в доме только вы! Да-да, не смотрите на меня так, человеколюбием я не страдаю, и отца, и мать, и племянника вашего двенадцатилетнего тоже в расход пустил. Таких тварей, как вы, нужно стирать с лица земли.

– А ты? Тебя же земля носит? Ты хуже нас! – выплюнув изжеванный кляп, просипела девушка. – Все равно тебе конец, да и не верю я тебе.

Хмыкнув, я взял девчонку за шкирку и поволок ее по полу, который покрывали многочисленные капли крови. Когда я ее безвольную притащил обратно и бросил рядом с братцем, то они обменялись взглядами. Подождав минуту, я снова спросил, выдергивая кляп у Амалии:

– Так где моя машина и вещи?

– Ублюдок, ты умрешь страшной смертью! – сразу же зашипела она, как мясо на сковородке.

– Ну никакого понимания ситуации, – пожаловался я Эрику и снова воспользовался кляпом.

Встав, я подошел к стене, где у хозяйки висели всякие приспособления для готовки, выбрал нож с широким лезвием, даже не нож, а скорее маленький тесак, после чего вернулся к пленникам и, присев рядом с парнем и глядя прямо в глаза Амалии, с улыбкой резким ударом отрубил ее брату ногу ниже колена, отчего девка в ужасе зажмурилась.

«Ого, классный топорик, с одного удара. Черт, а ведь профессор был прав, месть может дойти до чего угодно».

Из дома я вышел, когда на горизонте появился краешек восходящего солнца, неся на плече здоровенную сумку, набитую оружием и деньгами, правда, не моими, но теперь я их тоже считал своими, как трофеи. Зайдя в гараж, сел в «гранд-чероки», а потом поехал по тихой улице к выезду из городка. Ранчо, где обитали братья, находилось в сорока милях отсюда. Заодно выяснилось, что младший брат уехал на моем «форде» в один из гаражей, где они толкали угнанную технику, самое забавное, что мои вещи под сиденьем они так и не обнаружили.

«Ладно хоть права вернул, уж не знаю почему Амалия их сохранила, но спасибо ей».

Полный допрос прояснил ситуацию, что произошла со мной. Оказывается, семейка ограбила инкассаторский броневик, который перемещался из одного города в другой, как они это провернули – не суть, но разъезжались по отдельности, как и Амалия. И то, что я попался ей тогда на заправке, просто перст судьбы какой-то, а не случайность. Девчонка и правда хотела доехать со мной до дома, а получилось что получилось. И сейчас, крутя на повороте обшитый кожей руль новенького джипа, я жал на педаль, надеясь успеть в гараж до того, как обнаружат мою сумку. Посмотрев на зеркало заднего вида, увидел столб дыма, поднимающегося над деревьями и крышами домов, после чего, прибавив газу, выехал из городка. Честно говоря, на то, что обнаружат трупы с признаками насильственной смерти мне было начхать, попробуй узнай, чья это работа. Я вообще был зол на америкосов за мое похищение и жалеть их не собирался. Нет, конечно, к мирным жителям Штатов никаких претензий у меня не было, однако я полностью был согласен с поговоркой «Не буди лихо, пока оно тихо». Тронул – умри.

Слушая рок-н-ролл по радио, я на полном ходу подъехал к большим воротам немаленького склада, который был переоборудован под автомастерскую. Нажав на сигнал, стал ждать.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60  61 
Рейтинг@Mail.ru