Дитё

Владимир Поселягин
Дитё

– Вы знаете, что это такое?

– Бомба?

– Да, причем с радиовзрывателем, который настроен на небольшую штучку, прикрепленную к моей груди напротив сердца, так что если оно остановится, то будет… БУМ! – развел я руками.

– Я все понял! – сказал задрожавший учитель, после чего спросил: – А может.

– Вы так торгуетесь, что я просто не могу отказать. Можете забрать с собой двух заложников по выбору! – перебил я его, после чего доверительно сказал, прибавив голос: – Главное – выбирайте лучших!

После чего сел на стул, положил автомат на ноги и, откинувшись на спинку сиденья, стал с интересом наблюдать за учителем. Выбрал он достаточно быстро, просто взяв ближайших к нему.

Объяснив ему, что готов к встрече с переговорщиком, и договорившись, как мы встретимся, я разрядил ловушку, открыл дверь и вытолкнул их в коридор.

Снова забаррикадировав дверь, я немного отодвинул шторы, выглянул на улицу и скрылся обратно, заметив шевеление на крыше соседнего здания.

«Хм, обложили, пора рвать когти, ну где же этот переговорщик?»

Через полчаса в дверь осторожно постучали. Похоже, отпущенные заложники живописно обрисовали полицейским установленный дробовик, так как переговорщик даже не попытался открыть дверь.

– Кто там? – спросил я дурашливо.

– Э-э-э, это я, почтальон Печкин, принес посылку для вашего мальчика! – раздался из-за двери мужской голос, явно читающий по бумажке.

«Наверняка по той, на которой я написал пароли». Хмыкнув и отодвинув стул в сторону, я открыл дверь, держа гостя на прицеле. Как только он вошел, толкнул его на середину класса и снова зашумел, закрывая дверь и активируя ловушку.

– Ну давайте, убеждайте меня, что я должен всех отпустить, и погрозите мне укоризненно пальчиком!

Разговор начал строить так, чтобы вывести его из себя, так легче для общения. То, что он никакой не переговорщик, было видно сразу.

«А вот и захватчики пожаловали, хотя именно их я и ждал!»

Велев гостю раздеться, тщательно его обыскал на предмет микрофонов и другой подобной техники, после чего толкнул к парням и спросил:

– Говорите реальное предложение, а не ту лабуду, что вы мне приготовили.

– Хорошо, не буду! – криво усмехнулся гость и, подтянув штаны на коленях, аккуратно сел на один из стульев.

– Что вы хотите… майор? – с заметной заминкой спросил гость. Как только он назвал мое звание из прошлого, или, вернее, будущего, заложники встрепенулись.

– Что я хочу? – переспросил я, быстро обдумывая ситуацию. Гость неявно дал понять, что заложники для него ничего не значат, это плохо, очень плохо! – Да я хотел спокойно жить и детей растить, а не шляться по вашей сраной стране, так что то, что вы меня похитили, вам еще не раз аукнется! – Я нес все, что в голову могло прийти, быстро обдумывая свои дальнейшие шаги. С прибытием такого гостя их придется немного подкорректировать.

Гость, усмехнувшись, спросил, кивнув головой на заложников:

– Детей тебе не жалко? Ты же боевой офицер, семь наград имеешь, а ведешь себя.

– Ты где здесь детей увидел, да тут любую можно раком ставить! – возмутился я, недослушав его и не обратив внимания на краснеющих заложниц, достали уже напоминать про возраст.

«А попробуем-ка это! При допросе этой темы мы не касались»

Насмешливо наблюдая за гостем, я произнес, продолжая держать его на прицеле:

– Меня вот что интересует, сказал ли вам Денис про «Экскалибур»?

Гость был немалого ранга и наверняка был допущен к секретам подобного уровня. И посмотрев на его сузившиеся глаза и бледнеющее лицо, я понял – он знает. Однако никакой другой реакции не дождался.

«Экскалибур» – это противоядерная оборона США, и настолько засекреченная, что о ней в мое время, благодаря хакерам, не говорил только глухонемой. Она также предусматривает нанесение ответного удара по вероятному противнику, то есть по нам.

«Точно, заложников он в расчет не принимает!»

– Майор, мы можем договориться?

– Ну что вы, с любыми другими, но не с вами! – сказал я.

Гость хмыкнул и неожиданно спросил:

– Вы убили или ранили около десяти полицейских, можно же было избежать этого? – Вопрос был задан явно от себя, ему было интересно.

Почесав затылок, я несколько смущенно объяснил:

– В мое время меня так задолбал американизм и копирование всего вашего в моей стране, что возможности пострелять по настоящим американцам я не упустил! В женщин и детей не стрелял, я солдат, а не чудовище, а полицейские зарплату за риск получают, так пусть теперь почувствуют, за что им платят.

Гость задумался:

– Но ведь. – И упал от моего выстрела.

– А ну тихо! – рявкнул я на завизжавших заложниц, после чего встал, прошелся перед ними и сказал: – Этот человек был из ФБР, и в живых бы вас отсюда не выпустили, мало ли что я вам мог сказать. Я являюсь носителем особо важной информации, так что последствия, если бы он вышел отсюда, вы можете себе представить. Так что вы мне еще спасибо должны сказать. – Дождавшись слов благодарности, правда, при этом пришлось помахать автоматом, продолжил: – А сейчас я беру одну заложницу и выхожу с ней на улицу. Кто пойдет со мной, решайте сами, при этом добавлю, что она станет знаменитостью, и ее покажут по многим телеканалам.

«Блин, зря я это сказал!»

Со вздохом посмотрев на парней, стоящих у окон вытянув шеи и с интересом наблюдающих за спорами, громко озвучил:

– Ну все, хватит галдеть, она пойдет! – и ткнул пальцем в самую красивую в классе девушку с шикарным бюстом, который туго обтягивала белая кофточка, великолепно обрисовывая пышные формы.

Согнав всех девиц, я выбрал одну, самую смышленую на вид, и объявил ей свои требования, перечислив по пунктам. Понятное дело, никто вертолет и миллион долларов мне не даст, но я рассчитывал только на машину.

Открыв дверь, выгнал девиц, оставив одну красотку, и, разрешив парням курить, сел на стул ждать.

Минут через сорок с улицы прокричали в мегафон, что все готово.

Я тут же вскочил, подхватил под локоток девушку и, показав парням на дверь, велел им выходить. Сам последовал за ними, прикрываясь девицей, приклад дробовика, не влезший в сумку, немного торчал наружу, мешая мне передвигаться.

В конце коридора стояли несколько полицейских и спецназовцев, пропуская парней, которые шустро двигались, оставив нас далеко позади.

– Эй, руку убери! – потыкала мне пальчиком по тыльной стороне ладони девица.

Я сделал вид, что туплю:

– Чего убрать? – теснее к ней прижимаясь.

– Руку с груди убери! – возмущенно зашипела она.

Я немного потискал ее грудь и спросил:

– Эту руку? – продолжая тискать.

– Эту-эту, убирай давай!

– Жаль, так удобно держаться было! – сказал с сожалением, все-таки убрав руку.

Прижимая пистолет к виску девицы, я направился к полицейским и, велев им идти впереди нас, последовал дальше. Никого за своей спиной оставлять не хотел, хотя наверняка пара человек в одном из классов спрятались, но проверять у меня просто не было времени, пришлось просто утроить бдительность.

– Где машина? – орал я на полицейских, брызжа слюной. Всегда замечал, что к таким людям относятся с настороженностью, не зная, что от них ожидать, так что один из копов немедленно ответил:

– Сразу у черного хода, как вы и просили!

Поспрашивав у него про остальные требования и получив полные заверения, что миллион получу одновременно с вертолетом, мы последовали дальше.

Яркий свет немного слепил, но я старательно наблюдал за обстановкой, спускаясь по ступенькам к полицейской машине коричневого цвета.

– Кончай руками махать, ты мне обзор загораживаешь! – возмутился я, когда девица стала активно приветствовать зрителей, махая в объективы телекамер, которые стояли на крышах.

– Ну сейчас, еще немного! – взмолилась девушка.

– Потом покрасуешься, когда у тебя интервью брать будут, а пока мне не мешай.

– Хорошо! – просто ответила она, поправляя прическу и стараясь незаметно махать левой рукой.

Мы подошли к машине, осмотрев ее, я сел на водительское место, посадив девицу к себе на колени, – если уж пользоваться такой возможностью, так пользоваться вовсю.

Повернув ключ, я отодвинул девушку в сторону и, нажав на педаль газа, тронулся с места.

Ехали мы не торопясь, спокойно поворачивая на поворотах. Поглядывая в зеркало заднего вида, я видел целую шеренгу полицейских машин, следующих за нами, сверкая мигалками, но не они были мне нужны, а вертолет, круживший в небе, именно поэтому я и тянул время, катаясь по улице.

Девица, похоже, почувствовала, что я возбудился, так как начала елозить у меня на коленях, но от этого стало еще хуже. Глядя на покрасневшую девицу, я посмеивался, поглаживая ее бедро и временами получая шлепки по руке.

«Блин, была бы возможность, я бы ее давно бы разложил, а так одно только мучение!» – думал, поворачивая на очередном повороте.

Наконец, у вертолета стало кончаться горючее и он, опустив нос, рванул к аэродрому, где базировался, спугнув с курса аппарат прессы.

«Пора!» – подумал я, утопив педаль газа. Швырнув девушку на пассажирское сиденье, отчего у нее вырвался вздох разочарования, я погнал по улицам за вертолетом.

Не ожидавшие такого полицейские, уже привыкшие к моей тихой езде, немного растерялись, но тоже не сплоховали и резко стартовали за мной.

Гонки до аэродрома продолжались около десяти минут, пока я не пролетел под одним из мостов и, рванув по дороге с односторонним движением, не закупорил движение, прострелив шины и мотор следовавшей за мной первой полицейской машине. Пока они искали пути объезда, я шустро гнал дальше, и с подсказками девушки, которую, оказывается, звали Глория – везет же мне на них, – мы ворвались на территорию аэродрома, снеся хиленький шлагбаум.

Рядом с парой больших серебристых ангаров стояли три полицейских вертолета. Один с поднятыми кожухами, внутри которого ковырялись двое механиков, второй был на вид целый, но стоял несколько в стороне, а вот тот, который только что приземлился, работая двигателем на холостом ходу, активно заправлялся от небольшой бензоцистерны, на базе машины, чем-то смахивающей на нашу «Газель».

 

«Вроде же нельзя заправляться с включенным двигателем?!» – удивился я, после чего рванул именно к этому вертолету, подъезжая со стороны хвоста.

Выпрыгнув из машины, я два раза выстрелил из дробовика в воздух и велел всем, кроме заправщиков, отойти в сторону от аппарата. Помахав рукой пилотам, которые изумленно таращились на меня из кабины, жестом велел им покинуть кабину вертолета. Отобрав у них пистолеты, отогнал механиков вместе с пилотами метров на сто. После чего велел заправщикам сворачиваться и отгонять свою технику.

Закинув сумку в кабину, закрыл дверь и, поглядев на быстро приближавшуюся змею машин с мигалками, быстро попрощался с Глорией, запрыгнул в кабину и потянул рукоятку газа вверх.

Вертолет легко оторвался от земли.

«М-да, это не на „мишке“ летать, разница сразу чувствуется!»

Опустив нос и вздымая пыль, начал разгоняться в сторону солнца. Машины прессы полетели было за мной, но после короткой очереди перед носом одного из вертолетов они с той же скоростью развернулись обратно, избавив меня от лишних хлопот.

Сделал я просто: выбрав направление, которое полицейские запомнили, и отлетев от города километров на тридцать, так же на бреющем повернул в сторону и направил летательный аппарат к океану.

– Будем надеяться, бензина мне хватит, не хотелось бы куда-нибудь шлепнуться!

Лететь я старался над полями, оставляя в стороне дороги и городки. Конечно, понятно, что рано или поздно мой путь вычислят, но будет это не сейчас.

Наконец, пролетев над парой пальм, увидел вдали синеющую полоску, которая медленно приближалась.

«Ну наконец-то, а то уже горючка к концу подходит!»

Сделав круг около берега, вздымая кучу песка, опустился на берег, немного убрав газ, после чего, подхватив сумку, отбежал от крутящей винтом машины в сторону и припрятал в прибрежных кустах сумку с одеждой, оставив там же и обувь.

Вернувшись в вертолет в одних трусах, снова поднял его в воздух и на последних каплях отошел от берега метров на пятьсот, затем открыл дверцу и, дав газу, выпрыгнул из кабины, благо до воды было всего метров десять.

Вода приятно приняла меня в свои объятия, вынырнув и отплевываясь, я с большим интересом следил за дальнейшим полетом машины, моргая слезившимися от соли глазами.

Вертолет, делая небольшой полукруг, удалился от меня метров на триста и боком вошел в воду, подняв веер брызг и раскидывая в стороны обломки лопастей.

«Ну вот и от вертолета избавились, пора на берег!» – подумал я и широко загребая руками поплыл к далекому берегу, как вдруг кто-то потерся о мое бедро скользкой, слегка шершавой кожей. От неожиданности я заорал и забил по воде руками, сразу же вспомнив фильм «Челюсти».

Картинки, одна страшнее другой, вставали перед моими глазами, я отчетливо представил, как гигантские акульи челюсти смыкаются на моем маленьком хиленьком теле, барахтающемся в воде, но перед моим лицом вынырнула дельфинья голова и радостно застрекотала, явно смеясь надо мной.

– Чтоб тебя на консервы пустили, рыба-переросток! – с облегчением выдохнул я, стараясь унять сильно бившееся сердце.

Бормоча проклятия, я поплыл к берегу, краем глаза наблюдая за дельфином, и когда он нырнул, приготовился. Руки крепко ухватились за спинной плавник поднырнувшего под меня дельфина. Он, как будто ждавший этого, стал набирать скорость и быстро приближаться к берегу, однако плыл дельфин не по поверхности, а подныривая, то есть десять метров на поверхности и столько же под водой. Вынырнув в очередной раз, я в нескольких метрах обнаружил золотистый песок, омываемый прибоем.

– Ну спасибо, карасик. Плыви, в сети не попадайся! – с благодарностью крикнул я, отпустив плавник. Сделав несколько мощных гребков, почувствовал под ногами дно и под насмешливое стрекотание дельфина вылез на берег. Помахав на прощание рукой, трусцой побежал к зарослям, где оставил свою сумку. Быстро одевшись, вооружился.

«Вот, совсем другое дело, а то без оружия чувствую себя как-то немного неуверенно!»

Подтянув ремень поясной кобуры и закинув сумку на плечо, быстро направился в сторону ближайшего курортного городка, который, судя по карте, находился в семи милях от места приводнения.

Через час бодрого марша увидел вдали по маршруту движения небольшую парусную яхту. Казалось, будто она находится на берегу, но только подойдя ближе, я понял, что яхта находится в небольшом заливе, глубоко врезавшемся в берег.

«Блин, теперь еще и залив обходить! И так без воды горло сухое, как наждачная бумага, а тут еще и лишнее шагать!»

На вершине склона виднелась крыша виллы, и я решил посетить хозяев, вдруг напоят, накормят, спать уложат.

Пройдясь по берегу до резиновой лодки с рулем и мотором, дальше я направился по следам на песке. На самом склоне была тропинка, основательно выложенная плиткой. До дома мне пришлось топать дольше, чем я думал – ошибся с размером виллы. Честно говоря, вилла меня поразила, минут пять, разинув от удивления рот, я стоял и смотрел на нее.

– Ни хрена себе жертва авангардиста. Это его ветром набок положило, или так и задумано? – Склонив голову набок, снова посмотрел на дом. – М-да, так лучше, похоже, тут, действительно был ураган.

Однако при приближении понял, что нет, это такая архитектура. Пройдя мимо пары беседок, вышел к бассейну… огромному бассейну.

Шезлонги и столики рядом манили лечь отдохнуть, но я не повелся, пить хотелось до безумия. Пройдя к большим панорамным окнам, используемым как двери, постучал, но никто не ответил, я постучал громче – то же самое. Но даже после того, как я стал долбить пяткой, и внизу стекло покрылось сеткой трещин, все равно никто не вышел.

«Не понял, следы же свежие?! Куда все делись?» – озадачился я, глядя внутрь дома. Как снаружи, так и внутри все было очень странно, и не очень напоминало жилой дом, несмотря на то, что на спинке роскошного дивана у камина висел женский красный купальник.

Попытка потянуть дверь за ручку неожиданно увенчалась успехом.

«Вот дуболом, нет как любой нормальный волк, „потяни, серенький, за веревочку, дверь и откроется“ – так нет, надо ногу отбивать!» – сердито ругал я себя, быстро хромая в кухню. По крайней мере, я надеялся, что это кухня.

Холодильник был самый обычный, от этого стало даже обидно, все ненормально, а холодильник нормальный. На мое счастье, там была минералка. Выдув половину, стал гулять по дому, попивая на ходу воду из бутылки. Сумка, брошенная у входа, сиротливо лежала, пока я несколько раз проходил мимо, исследуя дом, а дальше попался гараж с двумя машинами, там же я нашел и инструменты. Быстро вернувшись за сумкой, отправился в гараж. Судя по свежим следам на парадном выезде, хозяева только что уехали, и то, что они не заперли дом, ясно давало понять, что они скоро вернутся.

Зажав дробовик в тисках, ножовкой стал отпиливать приклад, после чего по пиленному прошелся наждаком и мелкой шкуркой, найденной в одном из шкафчиков.

«Все, теперь дробовик точно в сумку войдет, а то уже надоело, что или ствол, или приклад торчит, демаскирует!»

Убрав его обратно в сумку, я вернулся в дом, где похозяйничал в холодильнике и в кухонных шкафчиках. Мою добычу составили еще одна полная бутылка воды и несколько банок с консервами. К тому же я определил, куда свалили хозяева, судя по всему, они уехали по магазинам, так как на полках лежали одни консервы, да и пустота в холодильнике показывала, что надо бы заполнить полки. При выходе из виллы мне на глаза попалась губная помада. Взяв ее в руки, я задумчиво посмотрел на настенное зеркало.

Через пару минут найдя распредщит, перерезал провода телефона, так, на всякий случай, мало ли что, прижав их так, что разрез можно было найти, только если провести рукой по проводам.

«Нужно сваливать, хозяева, конечно, гостеприимны, но пора и честь знать!» – думал я, глядя на машины в гараже, решая какую брать.

«„БМВ“, конечно, хорошо, но „феррари“ лучше!» – решил, беря ключи из ящика для ключей, который без особых проблем вскрыл.

«Класс, вот это мощность!» – восхитился я, газуя и слушая громко урчавший двигатель.

Включив скорость, медленно выехал из гаража, открыв предварительно ворота. Вернувшись, закрыл их, и, сев за руль, медленно поехал, привыкая к машине.

Дорога вилась между холмов к шоссе, и постоянные повороты дали мне почувствовать машину, дальше я понемногу стал разгоняться. Через пару минут подъехал к выезду на шоссе и, притормозив, спокойно выехал на полупустое шоссе. И вот тут я показал себя во всей красе.

«Долго ли, коротко ли, но наш герой подъехал к своей цели!» – подумал я на следующий день, увидев плакат с надписью «Лос-Анджелес. 30 миль».

– Тэк-с, и где бы нам избавиться от машины? – спросил сам себя вслух и тут же ответил: – Да в море, где же еще? Продавать ее не следует, больно приметная, а вот утопить – это пожалуйста, тем более опыт имется.

Спуск на проселочную дорогу нашелся довольно быстро, оставалось только поблагодарить местных дорожников за удобный съезд, где даже моя «феррари» с ее низкой посадкой спокойно спустилась и, пыля, полетела дальше. Через восемь километров показался обрыв и зелено-голубая прибрежная вода. Остановившись, я вышел из машины и, осмотрев спуск, почесал затылок: «М-да, тут на своих двоих с трудом спустишься, а вот на машине вообще хрен получится, если только в виде металлолома. Блин, что делать-то?» Крутнувшись на месте, стал задумчиво осматриваться, покусывая нижнюю губу. Есть у меня такая вредная привычка.

Мысль, которая пришла мне в голову, сразу была оценена как дельная. Хмыкнув, я содрал с машины номера и прикопал их в песке, достал из багажника пляжное полотенце, аккуратно расстелив его неподалеку от машины, разбросал рядом в деланом беспорядке отдыхающих людей вещи, найденые в машине, вроде расчески, женской майки с шортами, солнцезащитных очков и крема. Найденные шлепки положил около воды так, чтобы прибой их не достал.

– Ну, вроде все, – пробормотал я, задумчиво осмотрев все, что сделал. Теперь любой сообразит, что двое пошли купаться и не выплыли. Для того я и отогнал машину подальше, чтобы отдыхающие не сразу сообразили, что к машине давно никто не подходит.

Мне припомнился подобный случай еще в двухтысячных годах, я тогда еще с первой женой и сыном отдыхал на одном из озер, где местными был навезен песок, сделавший озеро лакомым кусочком для отдыхающих. Так вот, пока тело утонувшего не всплыло, его машина никого не заинтересовала, так и стояла три дня, пока он не запугал до заиканья одну из купающихся. Вот я и надеялся на подобное, что позволит мне уйти подальше.

Подхватив сумку, потопал дальше по берегу, изображая местного отдыхающего. До города было примерно около десяти километров, которые я прошел за пару часов, так как не особо торопился. Заметив вдали краны, стоявшие в порту, поднялся по берегу и неторопливо зашагал по окраине города, застроенной частными домами. Крутя головой, наблюдал за бытом аборигенов, во время погони мне было как-то не до этого, и сейчас я с интересом смотрел, как у них устроено жилье.

«Ниче так, почти как у нас, разве что только заборы поменьше, а так почти одинаково! О, такси!»

Заметив подъехавшую к одному из домов машину с шашечками, быстро зашагал к ней, придерживая сумку и прижимая ее к боку.

– …спасибо, этого хватит? – спросила девушка, кругленькая попка которой торчала у окна водителя.

– Да, мисс, вот сдача! – послышался голос молодого парня.

Подойдя ближе, когда девушка распрямилась, что вызвало вздох сожаления, как у водителя, так и у меня, я спросил:

– Вы как, свободны? – спросил я, с интересом пройдясь глазами по бюсту девушки, практически не скрытому майкой.

«Теперь понятно, почему водитель так вздыхал, я бы тоже ошалел от такого вида!»

– Да, сэр, конечно, я свободен! – отвлекся наконец чернокожий водитель.

Подарив улыбку уходящей к дому девушке, я открыл заднюю дверь, закинул сумку на сиденье и плюхнулся рядом.

– Куда вас? – спросил водила, резко отъехав от дома и переключая передачи.

– Давай в кафе рядом с портом, хочу на корабли посмотреть.

– О, я знаю одно, где прекрасный вид! – радостно хлопнул по своему колену водитель, отпустив руль.

– Хорошо, едем туда! – быстро ответил я, обеспокоенно наблюдая, как он управляет машиной.

«Не хватало еще в аварию попасть. Он что, обкуренный?»

До кафе, скорее даже ресторана, мы домчались очень быстро. Взвизгнув тормозами у входа, таксист радостно доложился:

– Все, сэр, приехали!

 

Расплатившись с таксистом, я вышел из машины, на подгибающихся ногах зашел в кафе и, плюхнувшись на свободное сиденье, вытер дрожавшей рукой пот.

«Этого водилу убить мало, интересно, у меня штаны сухие… уф-ф, сухие!»

– Здравствуйте, что-то будете заказывать, или вам дать меню?

– Сперва меню. Спасибо! – ответил вежливо официанту.

После чего, встав, пересел к панорамному окну и, открыв меню, стал поверх него рассматривать порт.

«Вот, судя по флагу, и наш сухогруз, который грузится у дальнего пирса. Хорошо, но надо бы понаблюдать, стерегут его или нет!»

Как ни странно, но наблюдение было. Приглядевшись внимательней, я убедился, что наблюдают именно за людьми с советского сухогруза.

«Очень интересно, это они что, за мной охотятся? Так не могут они все перекрыть, это же раскрытие меня, то есть наши узнают обо мне, хотя. думаю, они знают. Наверняка опознали меня, когда я выходил с заложниками, хоть я и морщил лицо, стараясь изменить внешность!»

Вздохнув, спокойно доел обед и, расплатившись, вышел из ресторана. Оглядевшись, направился в сторону яхт-клуба, где было множество сверкающих белизной яхт. Путь, как ни близко был ресторанчик от порта, занял более получаса, хотя, если честно, не больно-то и спешил. Пройдя мимо будки охранника, подошел к пирсу и стал разглядывать яхты, восхищаясь соразмерностью и красотой некоторых.

– Что, парень, нравится? – раздался сзади басовитый голос стареющего мужчины, любителя выпивки, точнее – изрядно пропитой голос. Обернувшись, увидел немолодого мужчину в матросской куртке, в капитанской фуражке и изрядным пивным брюшком, выглядывающим из-под старой тельняшки.

– Да, нравятся мне яхты, особенно парусные! – ответил я, изучая внешность охранника, так как это был именно он.

– Слушай, а мы не знакомы? Я тебя нигде не видел? – спросил он меня озадаченно, с подозрением оглядев меня.

– Да вряд ли, я на другой стороне порта живу и тут ни разу не был! – спокойно ответил я, стараясь отвести подозрения. Этот охранник явно смотрит телевизор и рано или поздно меня узнает, так что надо сваливать.

«Блин, поздно!» – вздохнул, увидев, как светлеет его лицо, – он вспомнил. И было забавно наблюдать, как оно с той же скоростью белеет.

– Я таки вижу, вы меня узнали? – добавил немного еврейского акцента.

Кадык пузана заходил вверх-вниз, у него явно пересохло горло. Моя рука была в сумке, и я спокойно показал ствол короткоствольного револьвера одного из пилотов, чтобы охранник не делал глупостей.

– Я думаю, что нам нужно пройти к вам в офис! – кивнул на обшарпанную, помнившую лучшие годы будку, которую и обозвал «офисом».

Пока мы шли, я крутил головой, наблюдает ли кто-нибудь за нами или нет. Пяток человек вблизи возились на своих яхтах, но на нас внимания не обращали. Хмыкнув, толкнул в спину охранника: что-то он медленно шел к «офису», подволакивая ноги.

– Да не бойтесь вы так, никто вас убивать не будет, – успокоил я его, хотя еще сам не решил, что с ним делать – или с пирса с грузом, или оставить в будке, только закрыть ее на ключ, чтобы не сразу обнаружили. Ловили меня серьезно, так что придётся обрубать хвосты. Так под мои размышления и испуганную дрожь пузана мы вошли в будку.

– А у вас ничего так, есть даже претензия на жилое помещение! – пробормотал я, оглядываясь.

– Это и есть жилое помещение, я тут живу! – хмуро ответил пузан, садясь в когда-то роскошное, а сейчас все изрезанное и исцарапанное кожаное кресло.

– Да чтоб я так жил, как вы живете! – ответил я, брезгливо убирая со стула какую-то тряпку, которую с натяжкой можно было назвать майкой, очень грязной майкой, и сел на освобожденное место, предварительно протерев его.

– Издеваетесь?

– Конечно, так жить нельзя, это антисанитария! – ответил я, продолжая брезгливо оглядывать помещение. – И как вы тут только принимаете владельцев яхт?

– Так они сюда и не заходят, у них есть свое здание клуба, – все так же хмуро отвечал пузан.

– Ну да, ну да. Я так погляжу, вы Гавайями увлекаетесь? – спросил я, кивнув на стену, всю увешанную плакатами с видами райских уголков острова.

– У каждого человека должна быть мечта. И у меня она есть! – ответил он, посмотрев на стену.

Я задумался на пару минут, после чего, чуть наклонившись к нему, завлекающим голосом спросил:

– Как вы смотрите на то, чтобы осуществить наши мечты? А?

– Что вы хотите? – заинтересованно спросил пузан, жадно пройдясь по одному из плакатов, где была изображена прекрасная мулатка в окружении тропических цветов.

– Я таки верю, что мы договоримся. Я! Хочу яхту!

– А что мне за это будет? – спросил пузан после некоторого размышления.

– Жизнь, ну и деньги, конечно, для исполнения вашей мечты, – ответил я, кивнув на плакаты.

– Есть у меня одна яхта, тримаран старика Джексона, его паралич разбил, вот он и попросил меня приглядывать за ней.

– Тримаран?! – переспросил я озадаченно.

– Да, это такая лодка с поплавками по бокам! – объяснил мне, как несмышленышу, пузан, явно переставая меня бояться.

– Да знаю я, что такое тримаран! Просто я никогда не имел дел с подобными лодками, ну нет у меня практики.

– Это не проблема, я научу, вы ведь сразу отплывете? Ну так и подкинете меня до МОЕГО острова! – Пузан явно выделил пункт назначения.

«Похоже, недооценил мечту охранника, она явно для него МЕЧТА!» – подумал я, и мы стали договариваться о цене.

– Сто тысяч – и ни цента меньше!

– А если подумать? – спросил я, доставая дробовик, который был более устрашающего вида, чем небольшой револьвер.

– Сто тысяч и дробовик! – кивнул пузан.

– Да ну нафиг, я не буду покупать кота в мешке, надо сперва осмотреть его! – ответил я возмущенно, убирая дробовик обратно.

– Интересное выражение, но вы правы, пройдемте, осмотрим.

Подхватив сумку, я первым вышел из будки и, пропустив охранника вперед, последовал за ним по поскрипывающим доскам настила в лабиринт проходов.

Я с интересом крутил головой, разглядывая яхты, слегка покачивающиеся в голубовато-зеленой морской воде залива.

«Что ни говори, а они просто великолепны, так и завораживают своей красотой!» – думал я, разглядывая большую парусную яхту, мимо которой мы проходили и на баке которой хозяин яхты, лежа в шезлонге, попивал что-то из высокого бокала. Завистливо посмотрев на него, я снова стал вертеть головой, представляя, как сам полулежа кручу штурвал, а ветер наполняет паруса моей яхты.

– Вон и она, уже отсюда видно! – ткнул пальцем в стоянку больших яхт охранник.

Я присмотрелся и удивленно переспросил:

– Она же большая, я разве с ней справлюсь?!

– Об этом можешь не беспокоиться, она изготовлена по спецзаказу специально для старика, он хотел в одиночку совершить кругосветное путешествие, но тут паралич, сам понимаешь, мечта не сбылась.

Мы подошли к белоснежной яхте, и я вслед за охранником поднялся по трапу на борт. Достав из кармана ключи, пузан открыл дверцу и спустился по крутой лестнице вниз.

За час я излазил всю яхту, которая называлась «Ласточка», и даже нырял с пирса, осматривая днище, не заросло ли оно. Все было в порядке и, открыв ключом каюту, где я оставил свои вещи, оделся. Чуть позже мы сидели в самой большой каюте, которая была и кают-компанией, и гостиной, и кухней с баром.

– Ну как вам? – спросил пузан, плюхнувшись со стаканом виски на диван.

– Ну что я могу сказать!.. – задумался, стараясь найти недостатки, чтобы сбить цену, яхта стоила явно в десять раз больше, но меня как всегда стала душить жаба. И мы снова стали торговаться.

– Сто тридцать тысяч, не меньше, и это мое окончательное решение! – рубанул рукой воздух пузан.

– Ну и кто из нас еврейское племя? – озадаченно спросил я, поскольку никак не мог понять, почему цена поднялась до ста тридцати, хотя пузан первоначально просил сто тысяч.

– А мое молчание?! – тут же возмутился толстячок.

– А камень на шею и в воду?! – спросил я тем же тоном, иногда у меня бывают такие приступы жадности, что просто держись.

– И что, ты убьешь меня за какие-то тридцать тысяч? Своего спасителя?

– Убивали и за меньшее, а тут деньги! Ладно… по рукам! – пробормотал я, и мы скрепили сделку рукопожатием.

– Тебя хоть как звать-то, парень? – спросил он меня.

– Артур, можно просто Арчи, я не обижусь.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60  61 
Рейтинг@Mail.ru