banner
banner
banner
полная версияКонец норманской теории

Владимир Алексеевич Колганов
Конец норманской теории

А.В. Назаренко снова находит удобный выход из трудной ситуации:

«Едва ли подлежит сомнению, что термин Rut(h)eni / Rut(h)enia применительно к руси / Руси относится к тому обширному классу "учёной" этно- и топонимии средневековья, которая заменяла реальные названия заимствованиями, как правило, из античной ономастической номенклатуры по принципу либо той же территориальной приуроченности, либо большей или меньшей созвучности… Поэтому полагаем, что термин Rut(h)eni по отношению к руси относится к тому же ряду, что "даки" (Daci) по отношению в данам, "тевтоны" (Theutoni) – к немцам, "свевы" (Suebi) – к шведам, "паннонцы" (Pannoni) – к венграм и т.п.»

На самом деле, не всё так просто. Дело в том, что в «Руководстве по географии» Клавдия Птолемея наряду с ругами упоминаются «рутиклы» (Rutikleoi), причём и те, и другие обитали во II в. на южном побережье Балтики, в Померании. Есть разные мнения на сей счёт: либо Rutikleioi Птолемея стали результатом ошибки писца, исказившего греческое Rugikleioi, либо существовал такой народ, а -kleioi – это всего лишь греческая интерпретация германского уменьшительного, ставшего неотъемлемой частью этнонима по причине малочисленности этого народа. Можно предположить, что во II в. на южном побережье Балтики обитали два близких по происхождению народа, либо в средневековых источниках Rugi упоминались под двумя именами, причём второе имя было искажено под влиянием сходства названия с кельтским племенем Ruteni, обитавшем в античной Галлии. В IV в. этот народ (или объединение двух народов под властью ругов) мигрировал под напором готов в Придунавье, а в IX в., теперь уже под напором моравов, перебрался на Днепр.

Таким образом, упоминание в средневековых источниках народа под названием Rut(h)eni и страны под названием Rut(h)enia ничуть не противоречит предложенной здесь версии.

Глава 12. Страна русов

Теперь проверим обоснованность изложенной гипотезы, сопоставив её основные положения с сообщениями арабских географов об «острове русов». При этом следует иметь в виду три обстоятельства. Во-первых, арабы следовали византийской традиции наименования этого народа, причём в арабских источниках «рос» превратилось в «рус», поскольку в арабском алфавите не было символа, обозначающего букву «о». Во-вторых, сведения об «острове русов» относятся к началу IX в., когда русы контролировали небольшую территорию. Ну а к середине X в. они присоединили к своему государству обширные земли, которые никак нельзя сравнить с каким-то островом шириной не более 100 км. При этом следует учесть трудность датировки событий в арабских текстах того времени (Новосельцев А.П., 1991, с. 3-17):

«Вопросы датировки событий в арабско-персидской и хазаро-еврейской литературах также не во всём ясны. <…> Они крайне сложны и трудно датируемы».

Вот отрывок из «Книги драгоценных сокровищ» Ибн Русте, написанный в первой трети X века (Гаркави А.Я. Сказания мусульманских писателей о славянах и русских. СПб, 1870, с. 267):

«Что касается до Русии, то находится она на острове, окружённом озером. Остров этот, на котором живут они (русы), занимает пространство трёх дней пути: покрыт он лесами и болотами; нездоров и сыр до того, что стоит наступить ногою на землю, и она уже трясётся по причине обилия в ней воды. Они имеют царя, который зовется хакан-Рус».

Здесь сказано об острове, хотя на самом деле в арабском тексте использован термин «джазира», который, по мнению лингвистов, может означать и остров, и полуостров, и междуречье. Упоминание озера свидетельствует о том, что эта территория окружена водой. Нетрудно убедиться, что междуречье Дуная, Малого Дуная и Вага вполне соответствует тексту Ибн Русте. Действительно, Žitný ostrov можно пройти за три дня пути (северная его часть была наименее заболоченной), а большинство болот было осушено лишь к концу XIX в. По мнению словацких геологов (Tibor Z., 2012), в доисторические времена, в нижнем миоцене, Дунай был гораздо короче и впадал в Паннонское море (озеро), простиравшееся от нынешней Братиславы до сербского города Джердал. Со временем в дельте тогдашнего Дуная наносные отложения песка и гравия образовали остров, прорезанный большим количеством мелких рукавов реки. Можно с уверенностью утверждать, что 1300 лет назад Дунай и Малый Дунай были куда более полноводными, чем сейчас, поэтому название Žitný ostrov вполне соответствовало географическим особенностям этой территории.

Согласно народным преданиям, самое древнее название этой местности – Kukkónia (Куккуния) (Horváth K.L. Kukkónia – Žitný ostrov. 2016). Но вот что удивительно: похожее название встречается в книге «Отрада страстно желающего пересечь мир», написанной ал-Идриси, арабским географом XII века (Коновалова И. Г., 2006, с. 119):

«От города Салав до города Кукийана из земли Булгар восемь переходов. Кукийана – город турок, называемых Руса. <…> От Кукийаны до Арсы четыре перехода, а от Арсы до Салав четыре дня [пути]».

Город или местность – в данном случае это не принципиально. К тому же следует иметь в виду, что арабские географы имели достоверные сведения лишь о мусульманских странах. Поэтому к их сообщениям нужно относиться с осторожностью – они нередко путали Волжскую Булгарию и Болгарское царство, расположенное на Балканах, приводили искаженные названия рек и городов. Кроме того, переводчикам этих текстов не всегда удавалось однозначно интерпретировать замысловатые арабские письмена.

Первые сведения о «стране русов» и трёх её городах появились в «Книге климатов» арабского географа аль-Истахри, написанной в середине X века, а позже – в книге аль-Идриси:

«Город Арса – красивый укреплённый город на горе, и местонахождение его – между [городами] Салав и Кукийаны. Что касается Арсы, то шейх ал-Хаукаль сообщает, что никто из чужеземцев туда не проникает, так как они обязательно убивают всякого чужестранца, входящего к ним <…>. От них вывозят шкуры чёрных леопардов и чёрных лисиц и свинец».

«Появление» в Арсе леопардов, вероятно, вызвано трудностями перевода арабского текста на русский язык, либо информатор аль-Хаукаля не разбирался в породах пушных зверей.

Аналогичный текст находим в книге Ибн Хаукаля, географа X века (Калинина Т.М., Древняя Русь в свете зарубежных источников. 2009):

«Русов три вида. [Один] вид их – ближайший к Булгару, а царь их – в городе, называемом Куйаба, и он больше, чем Булгар. А вид самый высокий из них называется С.лавийа, и царь их [живет] в С.ла – городе для них. И вид их [третий] называется ал-Арсанийа, и царь их [располагается] в Арса – городе для них. Люди достигают для торговли Куйабы и ее окрестностей. Что же касается Арса, то я не слышал, чтобы кто-нибудь упоминал, что входил в неё [когда-либо] чужеземец, потому что они убивают каждого, кто ступит на их землю из иноземцев. И вот они спускаются по воде, торгуют и не сообщают ничего о своих делах и своих товарах, и не позволяют никому сопровождать их и входить в их страну. Возят из Арса чёрных соболей, бурых лисиц, свинец и частично ртуть».

Как видим, здесь уже нет леопардов, но появились соболя. Этому не стоит удивляться, поскольку в давние времена этот пушной зверь обитал не только за Уралом, но и в Восточной Европе. Следует отметить, что два арабских автора по-разному определяют положение Арсы – у одного Арса находится между двумя другими городами «русов», а у другого это третий город, т.е. расположен он далее всего от Булгара.

В 982 году неизвестный персидский автор написал книгу «Границы мира с востока на запад» («Худуд ал-‘Алам мин ал-Машрик ила-л-Магриб»), где тоже приводятся сведения о городах «русов» – текст был переведён на английский В.Ф. Минорским (Hudud al-Alam. The Regions of the World, 1937):

«§ 44. Рассказ о стране русов и её городах

К востоку от этой страны – горы печенегов; к югу от неё – река Ruta; к западу от неё – саклабы; к северу от нее – Ненаселенные Земли Севера <…> Властитель их называется Rus-khaqan <…> Среди них проживает часть саклабов, которые прислуживают им <…>…

1. Kūyāba – это город [область?] русов, расположенный ближе всего к землям ислама. Это приятное место и местопребывание (их) властителя. Оно производит различные меха (muy) и ценные мечи.

2. S.lāba – приятный город, из которого, как только воцаряется мир, выходят они для торговли в уделы Булгара.

3. Urtāb – город, в котором чужеземцев, когда они посещают его, убивают. Он производит весьма ценные клинки и мечи, которые можно согнуть вдвое, но как только руку убирают, они возвращаются в прежнее положение».

Здесь и далее использована транслитерация арабских символов в латиницу.

Прежде всего, необходимо пояснить, как возник термин «саклаб». Согласно одной из версий, греки узнали о существовании народа под названием «славяне» в VI в., когда те предприняли нападение на Византию. Историк Прокопий Кесарийский в своём трактате добавил в исходное Σλάβηνοι букву «к», поскольку Σλ в начале слова было неприемлемо для греков, и написал Σκλαβηνῶν. В арабском же языке σκλάβ превратилось в s.k.l.b (саклабы или сакалиба). Однако возможен и другой вариант происхождения этого термина. В основе Σκλαβηνοι могут быть два корня: σκολ + λαβ = σκλαβ (σκολιος – кривой, коварный; λαβρος – сильный). Такая интерпретация вполне соответствует словам Прокопия Кесарийского: «гунны, анты и Σκλαβηνῶν творили ромеям ужасное зло <…> совершая набеги почти каждый год». Затем славяне переиначили этот термин на свой лад. Как бы то ни было, саклабы – это однозначно славяне.

В своём комментарии к «§ 44» В.Ф. Минорский пишет:

«Источник, общий для Ибн Русте, Худуд-ал-Алам, Гардизи, Ауфи и др., более методично отделяет русов от славян. Последние, в первую очередь западные славяне, представлены живущими под властью собственных князей, в то время как русы описаны занимающими сырой остров, имеющий площадь на 3 дня пути, и находящий посреди озера. Эти сведения указывают на северные земли и на эпоху до основания Киевского государства, однако характерно, что, несмотря на скромные размеры территории русов, их правителю дается помпезный титул Khaqan Rus, а согласно Гардизи население острова составляло 100 000 человек».

 

Следует согласиться с тем, что сведения относятся к эпохе до основания Киевской Руси, однако указание на «северные земли» ничем не обосновано – «сырые острова» могут быть и на западе, и на юге. К примеру, некоторые историки видят в «острове русов» Тамань, которую никак не отнесёшь к северным землям. Где же находились земли «русов» в первой половине IX в.? Чтобы ответить на этот вопрос, проанализируем другой отрывок из «Худуд ал-Алам»:

«§6. 45. Ещё одна река – Ruta, которая начинается с горы, расположенной на границе между печенегами, маджгари [мадьярами] и русами. Затем она входит в пределы русов и течет к саклабам [славянам]. Затем она достигает города Khurdab, относящегося к саклабам».

Минорский пишет:

«Название Ruta в арабском шрифте очень сильно напоминает Duta в книге Гардизи, что вероятнее всего относится к Дунаю (Duna) <…> Описание её русла в высшей степени головоломно. Она явно течёт в западном направлении, от русов к саклабам (последние жили западнее русов, §§ 43 и 44). Её истоки помещены на загадочной горе, которая стоит между [тюркскими] печенегами, мадьярами и русами».

Анализируя текст этого раздела, Минорский не учёл, что автор «Худуд ал-Алам» явно смешивает факты, относящиеся к разным столетиям, когда речь идёт о мадьярах и печенегах. В IX в. мадьяры занимали земли к северу от Азовского моря, а к началу X в. переместились в Трансильванию и затем в Карпатскую котловину. Что же касается печенегов, то они в середине IX в. кочевали в заволжских степях, а в Х в. – к северо-востоку от Карпат. При этом возникает неопределённость в понимание того, что такое «горы печенегов» – то ли Уральские горы (IX в.), то ли Карпаты (Х в.), поэтому Минорский и пишет о «загадочной горе». Приходится расширить область поиска реки, но вот беда – на территории Восточной Европы нет больших рек с названиями Рута и Дута. Судя по всему, здесь имела место ошибка переписчиков – в Х-XII вв. это происходило довольно часто при написании незнакомых названий рек и городов. Действительно, в арабских письменах символы, соответствующие «r» и «d», очень похожи по написанию. Если же две точки над третьим справа символом в написании Duta на арабском языке заменить на одну точку, то получим Duna.

Таким образом, приходим к выводу: в тексте речь идёт о реке Дунай, которая «входит в пределы русов». Но отсюда следует, что народ, который арабы называли «рус», а персы – «рус» или «роус», какое-то время обитал на Дунае (!), например, в восточной части Баварии или на территории нынешней Словакии. Если бы под «страной русов» подразумевалась Киевская Русь, тогда логичнее было бы написать, что к «югу от неё» (см. первую цитату из «Худуд-ал-Алам») – Чёрное море, а не какая-то река. Можно предположить, что Ruta/Duta это Днестр, однако в низовьях Днестра обитали не славяне (см. вторую цитату из «Худуд-ал-Алам»), а греки – там находилась их колония и город Маврокаструм. Можно поискать страну русов на Верхней Волге, однако нет никаких свидетельств существования там ещё одной Руси в Х в.

Допустим, что «страна русов» в начале IX в. располагалась между Дунаем и Карпатами – тогда всё становится на свои места, поскольку славяне жили и к юго-востоку от этих мест, на территории нынешней Сербии, вниз по течению Дуная. Ниже мы убедимся, что славянский город Хурдаб, упомянутый в тексте, – это будущая столица Сербии, Белград. Фраза «к востоку от этой страны – горы печенегов» (см. первую цитату из «Худуд ал-Алам») также объясняется довольно просто, поскольку Карпаты располагались на северо-востоке и востоке от Житного острова.

В «Худуд ал-Алам» упоминаются всего три реки, имеющие отношение к «русам» – это Atil (Кама и Нижняя Волга), Ruta (Дунай) и Rus:

«44. Еще одна река – это река Rus, которая начинается из внутренней области страны Saqläb и течёт в восточном направлении, пока не прибудет в пределы русов. Затем она окаймляет пределы Urtab, S.lab, and Kuyafa, которые есть города русов, пределы хифджахов (Khifjakh). Затем она меняет своё направление и течёт в южном направлении до пределов печенегов и изливает себя в реку Atil».

Судя по ряду признаков, река Rus – это Верхняя Волга (до места слияния с Камой) и речь идёт о IX в., когда печенеги ещё кочевали в Заволжье. Но если допустить, что хотя бы два из трёх городов «русов» расположены на Днепре, утверждение, будто Верхняя Волга их окаймляет, противоречит логике, поскольку дистанция между рекой и городами слишком велика – более 1500 км. К тому же, судя по арабским источникам, их авторы имели информацию только о западных и южных славянах.

Вот что написал аль-Масуди в «Книге предупреждения и пересмотра»:

«Второе море – Румийское [Средиземное]. Это – море ар-Рума, аш-Ша’ма, Мисра, ал- Магриба, ал-Андалуса, ал-Ифранджи, ас-Сакалиба, Румии и других народов…»

Коль скоро сакалиба живут близ берегов Средиземного моря, это южные славяне.

«Кроме того, из [числа] других великих рек в это (Румийское) море впадают /реки, текущие/ из стран ал-Андалуса, ал-Ифранджи, из стран ас-Сакалиба, Румии и из остальных стран ар-Рума…»

В Адриатическое море впадают с северо-восточного побережья около 20 рек. Константина Багрянородный пишет, что сербы появились на Балканах в первой половине VII в., заняв территории современных Сербии, Черногории, Боснии и Герцеговины и части Хорватии. Таким образом, и в этом отрывке снова речь идёт о южных славянах.

«Черные [меха] достигают высокой цены и вывозятся [оттуда] в сторону Дербенда, Барза'а и других [из числа] стран Хорасана, а иногда вывозятся в страны севера (ал-джарби) из земель ас-Сакалиба, так как они связаны с севером, затем – в страну ал-Ифранджа и ал-Андалус…»

Это ещё одно свидетельство того, что земли сакалиба, известные аль-Масуди, находятся явно не на севере.

В списке племён сакалиба из трактата аль-Масуди "Промывальни золота и рудники драrоценных камней" также присутствуют только западные и южные славяне.

Автор «Худуд ал-Алам» в разделе, посвящённом стране русов, пишет: «к западу от неё – саклабы [славяне]; к северу от неё – Ненаселённые Земли Севера». Под словосочетанием «ненаселённые земли» следует понимать территорию к северу от Днепра, ограниченную меридианом, проходящим западнее среднего течения Волги. Об этих землях греки и арабы практически ничего не знали, поэтому аль-Масуди даёт общее название этим землям – страны севера (ал-джарби). Так что «страну Saqläb» не следует искать на севере.

А вот что пишет Ибн Хордадбех:

«Третья провинция – Макадунийа. Её границы: на востоке стена, на юге – море аш-Шам, на западе страна ас-Сакалиба, на севере – Бурджан [дунайские булгары]».

Как известно, на северо-западе от Македонии (в границах Х в.) находятся нынешние Сербия, Словения, а далее – Словакия и Чехия. Там и располагались страны ас-сакалиба (Saqläb). Тогда расположение «русов» восточнее страны славян справедливо только для приднепровских «русов» (к западу от них обитали чехи, ляхи, славяне Карпатской котловины), и речь идёт о событиях не ранее второй половины IX в.

Судя по всему, автор «Худуд ал-Алам», не разобравшись, объединил сведения, относящиеся к двум разным рекам, которые арабские источники связывали с именем «русов» – это Волга и Днепр. Если под «пределами русов» понимать основную территорию, заселённую «русами» к началу Х в., т.е. Приднепровье, тогда река Rus – это Днепр. Можно предположить, что, описывая три города «русов», в т.ч. Куяфу, автор опирался на источник первой половины IX в., а в описании окрестностей реки Rus – на источник Х в.

В цитируемом отрывке из «Худуд ал-Алам» упомянут загадочный народ Khifjakh. Похожий термин встречается в трудах Ибн Хордадбеха и Гардизи. Минорский полагает, что хифджахи – это кипчаки, которых на Руси называли половцами. Однако кипчаки (хифшахи) Ибн Хордадбеха – это азиатский народ. Только в начале XI в., форсировав Волгу, они двинулись в причерноморские степи. Как же они оказались на Днепре в Х в.?

Возможно, разгадка таится в переводе термина Khifjakh на русский язык. В персидском языке есть такие слова: jakh – враждебный; khaif – ужас, страх; mukhif – внушающий страх, ужасный, грозный; khiff – небольшое количество. Так что же означает термин Khifjakh – «небольшой, враждебно настроенный народ» или нечто вроде «страшилы»? Автор «Худуд ал-Алам» мог назвать этим именем жителей какого-то поселения на Днепре, которые действительно внушали ужас купцам, плывущим по реке. А что если речь идёт о норманнах и Гнездово? Судя по археологическим находкам, в Х в. это поселение было военной базой для наёмников из Скандинавии, служивших в войске киевского князя.

Какую же территорию занимали «русы», упомянутые в «Худуд ал-Алам»? Историки высказывают разные версии местоположения трёх городов «русов»: если Куяба всеми интерпретируется как Киев, то с остальными городами возникают сложности. У сторонников норманской версии происхождения «русов» вполне логично возникает искушение считать, что Салаб (Славия, Салав) – это Новгород, хотя такое утверждение ничем не подтверждается. Их оппоненты настаивают на том, что Славия – это Переяславль (ныне Переяслав-Хмельницкий), а город Артаб (Арта, Арса) – это либо Чернигов, либо Родень, находившийся близ места впадения реки Роса в Днепр. Увы, ни один из предложенных историками вариантов не соответствует приметам, которые упомянуты в арабских текстах. В частности, Переяславль и Родень расположены к юго-востоку от Киева, так что ближайшим к «Булгару» оказывается Родень, а не Киев.

Есть версия, что Артаб – это Гнездово. Однако в Смоленской области добывают только бурый уголь, глину, известняки, а поблизости от Арты добывали rasas (олово или свинец) и ртуть (использовалась как лекарственное средство). Напрасными оказались поиски Артаба на Верхней Волге, в Ярославской области – там только глина и песок. В Рязанской области – торф и песок. В Пермском крае – торф. В Мордовии – торф и глина (так что вариант Эрзя = Арта явно не подходит). В Нижегородской области – опять же торф и гранит, но есть и небольшие запасы свинца на юге области. Месторождение ртути в конце XIX в. было обнаружено недалеко от Горловки, но оно находится в 250 км к востоку от Днепра. Основные месторождения полиметаллических руд и ртути интересующего нас региона (от Верхней Волги до Дуная) сосредоточены в южных и северных предгорьях Карпат. Полиметаллические руды с содержанием свинца встречаются поблизости от Трускавца, но это тоже далековато от Днепра.

Возможно, решению задачи поможет расшифровка арабо-персидских названий городов. Начнём с Куябы. Вот что писал Гаркави (Гаркави А.Я., 1870, с. 198):

«Относительно имени столицы первого племени не должно кажется быть сомнения, что это Киев. Правда, что в единственной известной рукописи арабского оригинала Истахриевой книги, по которой сделана литография Меллера, это имя написано Кутаба; в персидском переводе Узели – Кунаба или Куная; в Лейденской рукописи Ибн-Хаукаля – <…> можно читать на разные лады; у Димешки от имени Идриси – Каракартия, у Ибн-аль-Варди – Каркаяна или по другой рукописи Каркаяния, а Ибн-Аяс наконец имеет Каркабан».

Здесь следует пояснить, что перевод Узели (Ouseley, W. The oriental Geography of Ebn Haukal. London, 1800) сделан с рукописи аль-Истахри, но текст был ошибочно приписан Ибн Хаукалю.

Теперь попробуем поискать в персидском языке слова, из которых можно составить слово, обозначающее столицу «первого племени русов». При этом следует учесть, что по вине переписчика в названии столицы могла исчезнуть или появиться точка (или даже две) над или под символом – тогда приходится выбирать из b, s, t, n, p. В данном случае возникает проблема с точкой при третьем символе, которая у одних авторов стоит сверху, у других – снизу, а у остальных отсутствует. Поэтому, не вдаваясь в подробности, мы можем предположить, что искомое Kūyāba составлено из двух слов (Steingass F., 1963, сс. 3, 1065): kūy – город, деревня; abā – чудесный, удивительный (одно из значений). Заметим, что арабские символы, соответствующие k и ū, сохраняются без изменений в сложном слове Kūyāba, а символ, соответствующий у, в середине слова изменяет свою форму в соответствии с правилами арабской графики.

Итак, Kūyāba – «чудесный город», что не противоречит тексту «Худуд ал-Алам», где этот город назван «приятным местом». Однако ситуация с расшифровкой второго города «русов» гораздо сложнее из-за больших различий в написании названия этого города (или племени) у разных авторов. Снова обратимся к тексту книги Гаркави (Гаркави А.Я., 1870, с. 199):

«Второе племя названо у Истахри, Ибн-Хаукаля и Идриси – Славией, в персидском переводе Истахри – Джалабой, а у Ибн-аль-Варди и Ибн-Аяса – Атлавией, в чём легко узнать форму Слава или Славия. Имени столицы этого племени Истахри не называет; в сочинении Ибн-Хаукаля оно было написано, но в рукописи есть пропуск; Идриси говорит, что племена эти, кроме Артании, назывались по именам населяемых ими стран, что подтверждают Ибн-аль-Варди и Ибн-Аяс, говоря, что столица этого племени называется Талу или Тлава».

 

В книге Узели приведено другое название – оно читается как Jellabeh. Наконец, в «Худуд ал-Алам» есть ещё один вариант, который Минорский интерпретирует как S.laba, S.läb. Там же он приводит название племени со ссылкой на Ибн Хаукаля – S.lawia.

Увы, в персидском языке нет слов, из которых можно было бы составить название города или племени, соответствующее одному из представленных вариантов. Есть salab (salb), переводимое как «грабёж, добыча», есть sal, что переводится как «плот, корабль», и saldbat (Steingass F., 1963, сс. 691, 692, 791), означающее «сильный», но эти слова для названия города не вполне подходят. Судя по обилию вариантов, мы имеем дело с попытками передать арабскими символами некое труднопроизносимое слово, к происхождению которого арабы не имели никакого отношения.

Выше мы предположили, что народ, который греки называли «рос», а персы – «рус» («роус»), в IX в. обитал в Придунавье, поблизости от Житного острова. Вспомним, что написано в «Худуд ал-Алам» о втором городе «русов»: «приятный город, из которого, как только воцаряется мир, выходят они для торговли в уделы Булгара». Поищем второй город «русов» на западе – однако на западе не от Волжской Булгарии, а от Болгарского царства. В среднем течении Дуная, на западной окраине Житного острова, расположена Братислава, впервые упомянутая как Brezalauspurc в «Зальцбургских хрониках» в связи с событиями 907 года. Вероятно, город назван так в честь славянского князя Вратислава (Uratislaus). В пересказе арабских информаторов могла остаться от этого слова только вторая часть – «Слав», да и та подверглась искажениям.

При расшифровке третьего города (и племени) «русов» для наглядности снова воспользуемся обзором из книги Гаркави (Гаркави А.Я., 1870, с. 200):

«Третье племя называется у Истахри, Ибн-Хаукаля и Идриси – Артания или Арсания; Арна у Ибн-аль-Варди есть бессомненно Арта или Артани <…> Это имя неправильно читал Мордтманн в своем переводе – Утания или Аутания <…> Столица этого племени в Меллеровом тексте Истахри и у Мордтманна названа Арбою, но в персидском переводе имя это пишется Арта или Арса, точно так же пишется и у Ибн-Хаукаля; Идриси, как было замечено, говорит, что, кроме Артании, все прочие племена назывались по имени своих стран или столиц, а как называют страну или столицу племени Артания не говорит; Ибн-аль-Варди, сохраняя последовательность, пишет это название так же, как имя племени Арна вместо Арта; Ибн-Аяс наконец пишет Арта».

В книге Узели есть небольшие отличия: Orthani, Arthai; Artha, town of Arthai king. В «Худуд ал-Алам» (перевод Минорского) – Urtab. В книге Хвольсона (Хвольсон Д.А., 1869) приведены такие данные: у Балхи – Арфа, у других арабских авторов – Арба, Арта, Артса.

Как видим, здесь ситуация гораздо проще, чем в предыдущем случае, поскольку всё сводится в поискам основы в виде Арт-, Арс- или Артс-. В персидском языке есть только одно подходящее слово – arteš, означающее войско (Восканян Г.А., 2008, с.76; Рубинчик Ю.А., 1970, с.61). Производное от этого слова – arteshdar переводится как «солдат» (Steingass F., 1963, с. 34). Если учесть, что āb переводится как «вода, река», нетрудно сконструировать слово, которое должно означать что-то вроде военной базы у реки – artešab – такой термин мог существовать в древности, а затем его перестали применять. С учётом сложности расшифровки арабской вязи и ошибок переписчиков название города Артешаб могло быть прочитано как Арта, Арса, Артса или Артаб, Уртаб – последний вариант из «Худуд ал-Алам» в переводе Минорского.

Осталось объяснить происхождение названия племени – Арсания. Для этого достаточно добавить к слову arteš (войско) слово niya, одно из значений которого – сила, величие (Steingass F., с. 1440). Поскольку название было воспринято на слух, каждый из арабских географов записывал его по-своему или изменял в соответствии со своими представлениями.

К сожалению, результаты расшифровки названий городов «русов» не дают подсказки для определения местоположения Куябы и Артаба. Однако ясно, что Артаб нужно искать рядом с Карпатами, где водился пушной зверь и где были месторождения свинца и ртути. Этим критериям соответствует город Тренчин, впервые упомянутый в трудах Птолемея под именем Леукаристос. Город расположен в предгорьях Карпат, на реке Ваг в 150 км к северо-востоку от Братиславы. В средние века на высокой скале была построена неприступная крепость – вероятно, в VII веке здесь располагалась столица государства Само. Всего в 50 км к востоку от города Trenčín находится город Nitrianske Pravno, окрестности которого богаты месторождениями полиметаллических руд, в том числе золота, серебра и свинца. Этимология названия города Тренчин не ясна, но в словацком языке есть такие слова: tren означает «обоз», а cin – «олово» (Kollár D. 2011). Вполне возможно, что непривычно для славян звучавшее слово Тренцин со временем превратилось в Тренчин.

Что касается Куябы, об этом городе известно лишь то, что он был ближайшим к болгарам и располагался к западу от страны славян. Возможно, его местоположение удастся определить, выяснив, где находились города славян.

Рейтинг@Mail.ru