bannerbannerbanner
полная версияДело Неваляева

Владимир Алексеевич Колганов
Дело Неваляева

– Будьте уверены, Элен! Доложу Первому, а затем подключим ФСБ. Если всё подтвердится, тогда у нас будет возможность обвинить ЕС и НАТО не только в финансовой поддержке банды Неваляева, но и в подготовке вооружённого восстания против законной власти.

– Только убедительная просьба не трогать до поры до времени ни Моню, ни этого Влада.

Чаусов посмотрел на Элен так, будто она вырвала кусок сладкого пирога прямо из его рта:

– С чего бы вдруг такая нежная забота?

– Да потому что иначе я не смогу довести дело до конца. Моня выкрутится, но перестанет мне доверять.

– Резонно! Так я жду.

Чаусов сообщил свой имэйл, и на этом разговор закончился.

Глава 11. Надежды и разочарования

При следующей встрече с мужем Элен рассказала ему о своих приключениях в Литве. Егор был недоволен:

– Ну зачем ты лезешь в самое пекло? То же мне, разведчица! В конце концов, у них есть СВР и ФСБ, пусть сами крутятся, как могут.

– Но тогда я не смогу выполнить условия договора с Чаусовым.

– И пусть! Для меня важнее, чтобы с тобой всё было хорошо, а уж я как-нибудь перетерплю, досижу свой срок.

– Нет, так не пойдёт! Я сделаю всё, чтобы тебя отсюда вытащить.

Когда Егор немного успокоился, стали думать, что дальше предпринять.

– Элен, сейчас главное для нас, чтобы операция с двойником шла под нашим контролем. Тогда сможем вносить нужные нам коррективы.

– Что ты имеешь в виду?

– Тут важно подобрать подходящего кандидата. Не какого-нибудь размазню, а такого же злого и неуступчивого, как Неваляев.

Понятно, что Егор не терял времени даром и за последние дни ещё лучше изучил характер Неваляева. И вот возникла мысль использовать эти качества во благо, то есть не во благо Неваляева и его команды, а для того, чтобы покончить с ними раз и навсегда, а заодно подставить Идельсона. Как это сделать, Егор пока ещё не знал, но интуиция подсказывала, что он на правильном пути. Так и объяснил жене, надеясь, что она поймёт.

– Это было бы круто! – воскликнула Элен. – Если всё тайное станет явным по вине двойника, тогда с нас и взятки гладки.

– А как отреагирует Чаусов?

– Он будет в восторге!

– Ладно, тогда дави на Моню, мол, Неваляеву уже невтерпёж, всё ноет, спрашивает, когда это закончится.

Элен так и сделала. И вот новая встреча с Идельсоном – тот подробно рассказал, как идут дела, надеясь, что это успокоит Неваляева:

– Врач уже прибыл в Москву и обустраивается в клинике. Я арендовал там целый этаж и уже выставил охрану, чтобы никто не узнал, что мы готовим. Теперь о том, что делает Либерзон. Он подобрал несколько кандидатов, но Зигмунда, этот тот самый врач, ни один из них не устроил. Говорит, что нос, губы, уши можно изменить, но трансформация лицевых костей это очень сложный, трудоёмкий процесс. Как объяснил мне Зигмунд, ремоделирование кости вызывается, главным образом, механическим воздействием незначительной величины, причём в течение длительного времени. Такой процесс может занять несколько месяцев, а то и лет. Вот если бы начать всё в раннем детстве, – тут Идельсон развёл руками. – Ну вы понимаете, нам это не подходит.

– Возможно, мне стоит подключиться…

Моня удивлён:

– Вы разбираетесь в пластической хирургии?

– Да нет. Я уже не раз встречалась с Неваляевым в колонии, поэтому хорошо изучила и черты лица, и особенности фигуры. Могла бы подыскать кандидата в двойники.

Идельсон задумался.

– Яша считает, что его надо искать где-нибудь в глубинке. Исчезновение человека там могут не заметить, якобы уехал на заработки в Москву, а то и за границу.

– Боюсь, это займёт слишком много времени. А Москва огромный город, здесь проживает десятая часть населения страны. И все хотят разбогатеть, не взирая на то, чем придётся для этого пожертвовать. Ну подумаешь, внешность изменилась! Ему важно «бабки» заработать. Отсидит в колонии два года и с чистой совестью отправится в швейцарский банк, чтобы остаток жизни провести так, как ему прежде и не снилось.

– Элен, деньги – это не проблема. Меня смущает другое – не придётся ли ему после окончания срока заключения снова внешность изменять? А то ведь с лицом Неваляева в приличном обществе невозможно будет появиться. Ну в самом деле, не закатывать же этого беднягу в асфальт, как принято у наших бандюганов?

– Но мы же собирались использовать двойника в дальнейшем для того, чтобы запутать слежку ФСБ. К примеру, Неваляев идёт на тайную встречу с информатором, ну а двойник в это же время пьянствует в ресторане или сидит в зале Консерватории на Большой Никитской и слушает Первую симфонию Чайковского.

– А если двойник не согласится исполнять такую роль даже за приличное вознаграждение?

– Что, трезвенник? Или предпочитает джаз?

Идельсон отмахнулся, ему явно не до шуток:

– Просто он захочет быть самим собой, а не тенью Неваляева.

– Тогда надо искать кандидата в двойники среди соратников Леонида. Пусть пострадает за идею!

– Элен, вы неисправимая идеалистка! Да где сейчас найдёшь такого?

– Думаю, если соединить одно с другим, может что-то получиться.

– Что ж, попытка не пытка. Пусть Яша рыщет по захолустью, а вы поищете в Москве. Но как организовать эти смотрины?

И впрямь, непростая ситуация. Можно попытаться устроить грандиозный митинг на Болотной в защиту Неваляева, но, во-первых, власть не разрешит, а во-вторых, и это самое сложное, как найти в многотысячной толпе того, кто по всем параметрам годится в двойники? Вот если бы соратники подсуетились и своими силами организовали поиск…

– Михал Прокопич! Надо поручить Волчкову этот кастинг.

– Нет, больше никого в наше дело посвящать нельзя!

– А мы предложим это сделать под таким предлогом. Якобы хотим потроллить ФСБ, вызвать панику в Кремле… Вы представляете, вдруг в интернете появляется Неваляев и снова обрушивается с критикой на власть, выкладывая на всеобщее обозрение кучу ранее неизвестных фактов.

Идельсон мечтательно закатил глаза и улыбнулся:

– Ах, если б это сделать перед выборами!

А Элен продолжала развивать свою идею:

– Тут важно, чтобы Волчков и сотоварищи прониклись важностью этой задачи и быстро подобрали кандидата, даже нескольких. Конечно, мы им скажем, что будет использован грим, накладная шевелюра, но ясно же, что чем ближе первоначальное сходство, тем натуральнее конечный продукт.

– Да-да, Элен, вы всё замечательно придумали! Я вижу, что не ошибся в вас, – и тут, словно спохватившись, вскричал: – Так ведь теперь и Яшу можно отзывать! Нечего ему кататься по долам и весям, пусть Марк этим делом занимается. Пусть поднимет на ноги своих соратников по всей стране, кровь из носа, но чтоб через неделю нашли десяток подходящих кандидатов в двойники… Сейчас же дам команду Владу, чтобы с ним связался.

– Только давайте договоримся, что я тут как бы ни причём, будто идея ваша. А то мы с Марком не вполне друг другу доверяем.

– Я понимаю! Так и сделаем.

По дороге домой Элен попыталась подвести итог своей «шпионской» деятельности за последнюю неделю, а уж затем стала размышлять о том, что делать дальше.

«Что ж, если у Волчкова всё получится, дело с двойником пойдёт и без моего участия. Жаль, но какое-то время будет скучновато… Впрочем, есть ещё одна нерешённая проблема – информаторы. Кое-что сообщил Марк, но наверняка были и другие источники информации. К примеру, Неваляев и Волчков могли получать компромат на госчиновников напрямую от сотрудников ФСБ и МВД, но это маловероятно. Скорее всего, информацию по крупицам собирал сам Моня Идельсон, используя свои личные связи. В приватной обстановке, да ещё за рюмкой коньяка языки развязываются быстро – кому не захочется похвастать своей осведомлённостью и позлословить, обругав тех, кто столь удобно устроился во власти и пользуется каждым удобным случаем, чтобы набить свой кошелёк? Ох и немало компромата Моня мог собрать за эти годы! Кое-что, конечно, придержал – негоже нападать на тех, кто, как и он, недоволен властью. Но что-то и Неваляеву перепадало. А вот если нужны были точные сведения – номера банковских счетов в зарубежных банках и наличие недвижимости в Монте-Карло или на Багамах – тут без помощи спецслужб не обойтись».

Элен проанализировала несколько вариантов, но все в итоге отбросила за исключением одного – закрытую от посторонних глаз информацию мог получать Влад, то ли с помощью друзей из литовской контрразведки, то ли используя возможности Жосса. Элен ранее уже убедилась, что за деньги Жосс может многое достать. Однако Влад – это забота Чаусова, точнее, связанных с ним сотрудников спецслужб. Вот покопаться в компьютере Мони или забраться в его сейф, чтобы скопировать компромат на прокремлёвскую элиту, это было бы очень соблазнительно! Однако удача в таких делах сопутствует лишь героям детективных сериалов, да и там не обойдётся без потерь. Так что пусть голова болит у Чаусова, а Элен самое время отдохнуть перед решающим сражением.

Только так подумала, как ожил скайп и Чаусов появился на экране ноутбука:

– Элен! Руководство ФСБ настаивает на аресте Влада.

«Ну вот и началось! А до сих пор вроде бы всё совсем неплохо складывалось». Конечно, Элен была огорчена:

– Этого следовало ожидать. Вечно им неймётся! Только бы доложить о задержании очередного террориста или его активного пособника.

– Тут я бессилен, – Чаусов приложил руку к сердцу словно бы в подтверждение того, что сделал всё, что мог.

– Если бы мне удалось встретиться с главой ФСБ, я бы сумела его переубедить.

Чаусов замахал руками:

– Только не этого! Он в своём ведомстве царь и бог, и даже в мыслях не может допустить, что кто-то способен дать ему совет. Нет, это безнадёжное занятие.

На этом и расстались. Ситуация прескверная, поскольку теперь все старания Элен напрасны – ФСБ раскрытие канала финансирования Фронта Неваляева припишет себе, и надежд на скорое освобождение Егора больше не останется.

 

Но к тому времени, когда Элен приехала домой, в её голове родился план. Она тут же связалась с Чаусовым и попросила устроить ей встречу с директором СВР – в парижском деле он выглядел вполне достойно и на завершающем этапе операции помог, да и потом не пытался принизить вклад Элен в разоблачение предателя из ФСО и возвращение в Москву Лехницкого вместе с компроматом. Чаусов поначалу упирался, но, чувствуя за собой некую вину, в итоге согласился ей помочь.

И вот Элен снова в кабинете главы СВР. Евгений Серафимович предложил ей чаю, а потом немного поговорили о том, как удачно всё получилось тогда и в Цюрихе, и в Париже. Бойцы вспоминали минувшие дни… Но вскоре разговоры о прошлом хозяину кабинета надоели:

– Елена Дмитриевна, я предполагаю, что вы неспроста ко мне явились. Так чем могу помочь?

Элен только этого и ждала, но всё не решалась прервать интересную беседу.

– Дело в том, что мы с Егором задумали некую комбинацию. Она, возможно, не вполне законна, но, если всё пройдёт как надо, мы сможем разоблачить заговор, целью которого является изменение государственного строя.

– Вот как! Интересно! Но боюсь, вы обратились не по адресу, поскольку этим должно заниматься ФСБ.

– Евгений Серафимович, вы же знаете, как они работают. Длительные согласования, а в результате может произойти утечка информации. Я даже не сомневаюсь в этом, поскольку в деле могут быть замешаны весьма важные персоны.

– Елена Дмитриевна, вы рискуете, и очень сильно. Провернуть такое дело за спиной у ФСБ… В лучшем случае вы наживёте себе весьма опасных и влиятельных врагов. Вам это надо?

– Но согласитесь, что в Париже всё удачно получилось несмотря на то, что действовала по собственному плану.

– Так то в Париже! А здесь у нас… Тут не обойтись без санкции главы государства. Нет, к сожалению, ничем не смогу помочь.

И уже провожая Элен до двери, он предложил:

– А не поужинать ли нам сегодня вечером?

«Ну вот и этот надумал приударить!» Однако по глазам главы СВР поняла, что это её последний шанс добиться желаемого результата.

– Что ж, я не против.

– Тогда в восемь часов машина будет ждать у вашего подъезда.

Глава 12. Альтернатива

Когда в назначенный час Элен вышла из подъезда, её уже поджидал чёрный джип. Поехали куда-то на окраину Москвы, в сторону Рублёвки… Элитный жилой комплекс за высоким забором – Элен сразу подумала, что привезли на конспиративную квартиру или в шалман для высокопоставленных чинов. Но нет, неприметная дверь в одном из зданий, затем спустились в подвал, и в итоге Элен оказалась в некоем подобии ночного клуба. Полумрак, в центре зала джазовый квинтет играет попурри на тему композиций Дюка Эллингтона, но вот что странно – публики не видно, только задрапированные ложи по сторонам.

И вот провели в отдельный кабинет, а там уже её приветствовал Евгений Серафимович:

– Рад, что вы откликнулись на моё предложение. Сразу скажу, что не намерен использовать ситуацию, – тут он замялся, видимо, раздумывал, стоит ли пояснять, что имел в виду, и после паузы продолжил: – Всё дело в том, что тема нашего последнего разговора уж очень скользкая, а я в таких вопросах не доверяю даже стенам штаб-квартиры СВР. Увы, и в нашей конторе есть люди с Лубянки, да и ФСО не дремлет. Всё-то им надо знать! Небось и в сортире прослушивают и подглядывают… Ох, простите, что-то я увлёкся.

Элен не смогла сдержать удивления, но не в связи с упоминанием слова, которое явно не соответствует атмосфере ужина в элитном заведении:

– Так есть же аппаратура, которая способна обнаружить «жучки» и другие электронные устройства.

– «Жучки» и миниатюрные видеокамеры – это прошлый век! Однако не стану раскрывать вам наши тайны, – Евгений Серафимович сделал жест рукой, словно бы заранее исключая все возможные вопросы. – А здесь совсем другое дело. Это клуб моего старого доброго приятеля. Здесь нет ни видеокамер, ни прослушки. Как видите, сидим мы при свечах, и в зале вы не найдёте ни одной электрической розетки. При входе все сдают смартфоны, часы и прочие причиндалы, а помещение надёжно экранировано… В общем, стопроцентная гарантия, иначе бы это место не было столь популярно в определённых кругах. Ну, вы понимаете…

Стол уже был сервирован, на столе закуски и вино. Конечно, это не Париж, однако сейчас не самое подходящее время для таких сравнений. После того, как немного закусили и выпили по бокалу вина, Евгений Серафимович промокнул салфеткой рот и посмотрел на Элен так, словно бы изменил прежнее своё решение. Очень уж велик соблазн, если оказываешься наедине с красивой женщиной и она всё ещё ожидает от тебя важной услуги, вроде бы на всё готова, только бы вытащить мужа из тюрьмы. Элен так и подумала, но на этот раз ошиблась.

– Елена Дмитриевна, я вот что хочу вам предложить. А не перейти ли вам на работу в СВР?

Элен только брови приподняла, выражая удивление, а между тем холодок пробежал по её спине. Возникло ощущение, что ещё чуть-чуть и в кабинет войдёт адъютант генерала с мундиром офицера в руках и её заставят тут же, при людях, переодеваться, примеряя на себя и юбку, и китель с золочёными погонами, а потом вежливо спросят: «Нигде не жмёт?» Поэтому только и смогла сказать:

– Я-то тут причём?

Глава СВР невозмутимо продолжал, словно бы для него это дело решённое и никаких возражений он в принципе не допускает:

– Ситуация такова. Товарищи с Лубянки зарвались, мечтают подмять под себя и СВР, и ФСО. Однако не по Сеньке шапка, мы им это не позволим! Вот и возникла у меня мысль провести альтернативное расследование дела, о котором Чаусов рассказал директору ФСБ. Как-никак этот Влад связан с литовской контрразведкой, а это уже в нашей компетенции… Так как? Что скажете?

– Простите, за откровенность, но мне-то какая выгода от этих ваших игр?

Слово «игры» Евгений Серафимович пропустил мимо ушей, отвечал по делу:

– Ну как же, вы окажетесь под защитой СВР. Или, если угодно, станете работать под прикрытием.

– А Егор?

– Если операцию проведём успешно и обставим ФСБ, тогда всё, что обещал вам Чаусов, остаётся в силе.

«После того, как соглашусь, он с полным основанием потребует рассказать о том, что мы задумали с Егором. Но ведь ни один человек, облечённой властью, не согласится поддержать такую авантюру! Если, конечно, он находится в здравом уме. У моего визави, похоже, с этим всё в порядке».

– Евгений Серафимович! Предложение заманчивое, но слишком это неожиданно. Прежде я работала на вас по контракту, где всё было оговорено, а вы предлагаете надеть погоны… Но ведь тогда я в полной вашей власти и буду вынуждена действовать только по команде.

– Нет, Элен!.. Вы позволите себя так называть? – и не дожидаясь согласия, продолжил: – Это совсем не обязательно! В конце концов, у нас не строевая часть. Но, разумеется, я должен быть в курсе всех ваших планов, а вот детали… Тут вы сможете поступать по собственному усмотрению, если только не поставлены под угрозу интересы государства.

«Очень уж расплывчато. Да и откуда мне знать, в чём конкретный интерес того или иного госчиновника или олигарха? Надо выбираться из этой мышеловки».

– Я должна подумать.

Глава СВР был разочарован. Всё напрасно! А ведь поведал ей о том, что рядовому гражданину знать вовсе не положено – о конфликте с ФСБ, и намекнул на возможности современных технологий для контроля о том, что делают и говорят, и даже расшифровал это питейное заведение для представителей элиты. Теперь по вечерам придётся им сидеть дома взаперти и слушать джаз, записанный на флэшку. Но это же совсем не то! Возникло ощущение, что Элен опять его переиграла, хотя игры никакой и не было – он говорил, а она только слушала. Напоследок всё же решил предупредить:

– Прошу вас, будьте осторожны! Вы словно та лань, которая только мелькнула на горизонте, а у льва тут же разыгрался аппетит.

Кто этот «лев», глава СВР не пояснил, но Элен поняла, что его логово находится где-то на Лубянке. «Зря рассказала Чаусову о Владе, но других вариантов просто не было – мне не по силам выявить все его связи, в том числе и с террористами, если предположения верны. Кто ж знал, что ФСБ…» Дальше мысль прервалась, поскольку и так всё было ясно.

Обратно добиралась всё на том же джипе. Уже когда подъезжала к дому, в голове стал складывать план… «Только бы не взяли сейчас!» Поэтому попросила водителя проводить, сославшись на то, что время позднее, а соседи ненадёжные – напившись, станут приставать. Вот поднялись на её этаж, но тут водитель отстранил Элен, сам открыл дверь ключом, достал пистолет и прошёл в квартиру. Через несколько секунд Элен услышала: «Всё чисто!» Теперь нужно приготовить крепкий кофе и думать, думать до самого утра!

«Итак, на главу СВР надежды мало – у него свой интерес. Нет уж, погоны мне явно не к лицу, а иначе он и пальцем не пошевелит – слишком нерешительный, привык действовать только по приказу. По большому счёту, и Чаусов ничего не может – на Лубянке только топнули сапогом, он тут же сдался. Так что никто из них меня не защитит, а это значит, что трепетная лань должна предложить льву нечто такое, что заставит его забыть про аппетит. Если обойтись без аллегорий, то надо найти убойный аргумент, чтобы товарищи с Лубянки не торопились с арестом Влада. Но как – в ножки бухнуться и слёзно умолять? Нет, этим генералов не проймёшь! Что ж, фантазии мне не занимать, однако блеф должен выглядеть вполне правдоподобно, причём так, чтобы взяли под козырёк и не рыпались, не лезли поперёк батьки в пекло. Но что заставит главу ФСБ изменить своё решение? Только если арест Влада нарушит планы президента. Только это и больше ничего!»

Элен легла спать только под утро, но к этому времени план был уже готов. Всё этот на тот случай, если прав Евгений Серафимович и эфэсбэшники намерены взять её в оборот. «Что ж, посмотрим, кто кого». С этой мыслью и уснула. Но, видимо, и во сне её мозг не прекращал анализировать факты и разрабатывать варианты комбинаций.

И вот приснилось, что сидят с главой ФСБ в кабинете на Лубянке и она излагает ему план подмены Неваляева на двойника. Тот одобрительно кивает:

– Не сомневаюсь, что при соответствующей подготовке у вас всё получится. Вот и в Париже вы всех переиграли!

«Знал бы он, что там всё было непросто. Если бы не удалось уломать Переса, майора французской контрразведке, сидела бы я сейчас в полной ж…» Важно понимать, что без помощи сотрудников спецслужб ей и здесь не обойтись, поэтому и рассказывает всё в подробностях.

– Но вот что важно. Если об этой комбинации с двойником узнают в МВД и ФСИН, тогда мне не удастся вызволить из колонии Егора.

– Я понимаю, и более того, поверьте, я на вашей стороне. И всё же риск слишком велик.

– Мы просчитали все варианты. Даже если что-нибудь сорвётся, всё равно будет возможность продлить содержание Неваляева в колонии.

– Да, это очень важный аргумент! Я попытаюсь переговорить с президентом, однако учтите, что там, наверху всё смогут переиграть в самый последний момент, и тогда вас с Егором сделают козлами отпущения.

– А вот я уверена, что это будет Яша Либерзон.

Когда проснулась, первая мысль: «Приснится же такая чепуха! Нет этим людям доверять нельзя – их можно и нужно переиграть, а иначе грош цена всем нашим планам».

Рейтинг@Mail.ru