Ментовский вояж: Везунчики. Рейдеры. Магелланы

Рустам Максимов
Ментовский вояж: Везунчики. Рейдеры. Магелланы

Я кивнул, принимая предложение нашего нового немецкого товарища. Мы пошли в дом, где я собрал всех, кто в этот момент находился на базе, и представил парням выходцев из бывшей ГДР. Как и ожидалось, мои опера достаточно тепло приняли немцев, несмотря на то что Гельмут практически не говорил по-русски. Как заметил Руденко, с такими учителями, как бравые питерские менты, молодой человек заговорит по-русски через пару недель максимум. Вопрос вооружения вновь прибывших решился сам по себе – Нидеррайтеры получили оружие и амуницию дезертировавших охранников Еремеева.

На этом моменте, впрочем, стоит остановиться подробнее. Нет, не на паре «калашей» с магазинами и разгрузками, а на уходе Витька с Володькой. Как Вольфганг и говорил, его сын хорошо знал языки, а кроме того, обладал талантом слушать, подслушивать и делать логические выводы. Шныряя вокруг конвоя наёмников, когда те грузили иностранцев в прибывший автотранспорт, Гельмут услышал много чего интересного.

В частности, узнал, что «солдаты удачи» держат сильные гарнизоны во всех трёх открытых ими кластерах, кроме Данилово. Причём на вооружении тех отрядов состояли танки и бронетранспортёры, а технические специалисты ван Клейста пахали без продыху, чтобы поскорее ввести в строй три советских МТЛБ. Те самые, трофейные, которые обнаружились в ангаре американцев. Американских морпехов, кстати, сразу же распихали по разным подразделениям, оставив при штабе лишь медперсонал во главе с Коллинзом. Настроение у наёмников бодрое, несмотря на некоторое количество пострадавших при знакомстве с местной фауной, бойцы верили командирам и были готовы продолжать исследование нового мира.

Жерар упоминал, что среди его многонационального войска затесался какой-то парень с Украины, русский по национальности. Этот самый парень, Андрей, прибыл в Данилово вместе с конвоем, поосмотрелся вокруг, переговорил с местными, и… сманил в «солдаты удачи» обоих еремеевских охранников. Как полагал Нидеррайтер-старший, секьюрити Николая не желали оставаться под началом заезжих ментов и сразу же использовали предоставленную возможность влиться в отряд «диких гусей». Благо такой шанс им дал уже упомянутый Андрей, явно соглядатай самого ван Клейста. Что же, бельгиец понимал, что его относительно многочисленный отряд является каплей в море нового неисследованного мира, и начал сманивать под свои знамёна подготовленных бойцов у своих соседей. С другой стороны, хорошо, что потенциальные дезертиры слиняли сейчас, а не предали тебя в бою, что было бы куда страшнее.

Между тем Вольфганг рассказал, как приехавший с конвоем американский мастер-сержант морской пехоты шушукался с кем-то из даниловских мужиков. С помощью переводчика, конечно, всё того же вездесущего Андрея. После тех переговоров с местными американец долго трещал с кем-то по рации, а затем наёмники включили в состав конвоя одну из тех фур, что случайно оказались в Данилово. Глейман – судя по описаниям немца, это был именно он – самолично залез в кузов, проверил груз, после чего с довольной мордой порысил к своему «хамви». Сформированный конвой проторчал в посёлке лишний час, пока ополченцы не пригнали на площадь двухзвенный гусеничный вездеход и не передали его наёмникам. Лишь после этого головной «ратель» тронулся с места.

А ближе к вечеру через Данилово проследовал второй конвой наёмников, возвращавшийся с полигона. Два грузовика из чётырёх буксировали на жёстких сцепках пару БТРов советского производства, сопровождаемые трёхосным британским броневиком. Ну да, всё сошлось: вторая пара БТРов не доехала до посёлка, оказавшись под навесом на ферме Савченкова. Заключив тайную сделку, обе стороны обошлись без оркестра и толп восторженных зевак в процессе передачи друг другу техники. Всё шито-крыто, и все довольны. Кроме тех, кто изначально владел «витязем».

Тут, словно по заказу, появился Марк, прикативший на «гелендвагене». Мы познакомили нашего товарища с новыми бойцами отряда, ввели его в курс всех последних событий, ну, а про реакцию Мышкина на коммерческую деятельность даниловских аборигенов повторяться не буду. Замечу лишь, что Нидеррайтер-младший внимательно слушал произносимые Марком обороты речи, обучаясь, как говорится, на лету.

Дав эмчеэснику выговориться, мы обсудили с ним наши дальнейшие планы, планы на ночь и на завтра. Марк поостыл и сообщил, что объединённая бригада лётчиков с помощью местных трактористов освободила шоссе от самолёта «Люфтганзы», а заодно и спилила два с половиной десятка деревьев, способных помешать взлётно-посадочным операциям. Аварийный «боинг» аккуратно припарковали на примыкающем к трассе поле, соорудив для его шасси целых три бетонных дорожки. Вызывавшая опасения носовая стойка шасси выдержала испытание нагрузками, но всё равно оставались опасения, что она подломится в любой момент, и самолёт «клюнет носом».

Пилотский интернационал решил, что проще переночевать в «боинге», чем тратить время на походы туда и обратно к гостевому домику в усадьбе Еремеева. Если начать работу с утра пораньше, то уже к полудню «ил» будет проверен от и до, и готов к взлёту. Похоже, лётчикам двух стран не терпелось поскорее подняться в воздух, чтобы с высоты познакомиться с новым миром. Поэтому они послали Марка за едой, точнее, за продуктами на ужин и завтрак.

Заметив, что пилотам придётся завтракать в основном консервами, мы погрузили в «гелендваген» несколько наскоро собранных коробок с продовольствием. Строго-настрого наказав Мышкину смотреть ночью в оба, информировали, что сами выезжаем в Замятино. На базе останутся наши женщины с парой новых бойцов немецкой национальности, плюс Леонид, охранник Еремеева. Новые бойцы – люди надёжные, если что, вместе с Лёней прыгнут в «хаммер» и примчатся на помощь. Марк хмыкнул в ответ, скептически глянул в сторону «надёжных людей» и, пожелав всем удачи, укатил на «аэродром Данилово».

Долив в баки топлива из стремительно таявших запасов моего бывшего однополчанина, мы поехали с визитом к Семён Семёнычу. Пенсионерки Замятино радушно встретили нас, засыпали массой вопросов буквально обо всём, вплоть до внешней политики. Отставному военному даже пришлось осадить старушек, после чего нам наконец-то позволили сесть за стол.

Во время ужина мы обстоятельно обсудили с Семён Семёнычем и его бойцами все последние события в анклаве и вокруг него. Охотник внимательно выслушал повествование о проведённом разведрейде, поддержал идею немедленного присоединения к Данилово двух новых кластеров. Узнав, что у нас возникла напряжёнка с Доценко, посоветовал не спешить с выводами о роли Никитина в этом деле. Доценко, по словам Семён Семёныча, и раньше частенько ставил в неудобное положение любое начальство, вплоть до покойного Федосеева. Уж очень высокого мнения этот мужик о самом себе и своей роли в жизни посёлка. А местные фермеры, типа того же Савченкова, зачастую слепо идут на поводу у Доценко, так как они все знают друг друга с детства. Поэтому нам не стоит держать зла на Никитина, который, скорее всего, оказался поставлен перед фактом коммерческой сделки ополченцев с Глейманом, когда самих наёмников уже и след простыл.

За ужином мы попытались вытащить из Семён Семёныча, за каким лешим ему потребовалось поиздеваться над нами подъёмом в половине пятого ночи, чтобы мы что-то там такое увидели. Неужели нельзя организовать сюрприз как-то иначе, и дать выспаться уставшим за день ментам хотя бы до шести утра?

– Не, мужики, иначе никак, – с улыбкой на лице развёл руками отставной военный. – Но, обещаю, что сюрприз вам понравится.

Учитывая, что Наталья Ивановна вела себя, словно партизан на допросе в гестапо, делая вид, что не понимает, о чём речь, нам пришлось поверить Семён Семёнычу на слово. Ночь прошла спокойно, и моим парням удалось более-менее нормально отдохнуть. Ополченцы строго по графику добросовестно тянули лямку опасных ночных дежурств, и нам не пришлось никого подменять.

Конечно, неприятно, когда приходится вставать ни свет ни заря, но опера – люди закалённые, привычные к постоянному недосыпанию. В общем, в четыре сорок пять мы топали за отставным военным на окраину села, позёвывая на ходу, спросонья таращась на каждую подозрительную тень.

– Тихо, парни, не шумите, – обернулся Семён Семёныч, когда Руденко чертыхнулся сквозь зубы. – Они не любят, когда ругаются.

– Да ёшкин кот, что за «они» такие? – прошипел сквозь зубы Руслан, потирая ушибленную голень. – Развели сухостой какой-то, прямо под ногами…

– Тсс-с, замрите, – поднял руку наш проводник. – Видите, ветки зашевелились?

– Ну, видим, – шёпотом отозвался я, прикидывая, успею ли вскинуть автомат, если из подлеска выпрыгнет желающий позавтракать леозавр. Пожалуй, не успею. – Семён Семёныч, твою дивизию, колись, нафиг, немедленно!

– Да не шипи, майор, смотри, лучше, – с этими словами охотник приподнял с земли захваченный с собой мешок и шагнул вперёд, обернулся ко мне. – Не вздумай стрелять, майор, не надо.

– Матерь божья, – пару минут спустя прошептал Руденко, помотав головой. – Ущипните меня, может, я сплю?

– Нет, Руслик, ты не спишь, – произнёс не менее обалдевший Барулин. – Это всё наяву.

Вероятно, со стороны в тот момент мы выглядели, как кучка идиотов – стояли, пораскрывав рты, глядя, как Семён Семёныч с рук кормит яблоками семейку шерстистых слонов. Или сильно облысевших мамонтов, уж не знаю, как их звать-величать. Слоны, похоже, не в первый раз вкушали чужеземное угощение и делали это очень деликатно. Аккуратно беря хоботом с ладони человека каждый плод, отправляли его в рот, прикрывали глаза, долго-долго двигая челюстями. Угощались строго по ранжиру – сначала самец с более массивными бивнями, затем самка и лишь потом их малыш, размерами схожий с крупным быком. На нас вроде бы не обращали никакого внимания и, похоже, нисколько не опасались.

Не знаю, сколько времени мы проторчали, наблюдая за процессом кормёжки слонов с рук, но мешок с яблоками в конце концов полностью опустел. Впрочем, он и изначально не был полон, так, может, на треть. После того как был съеден последний плод, самец изогнул свой хобот так, словно приглашал на нём посидеть, будто на лавочке. Семён Семёныч не заставил себя ждать – минута, и он уже с гордым видом восседает на широченной спине слона, ласково поглаживая протянутый ему хобот.

 

Затем умное животное сделало несколько десятков шагов по направлению к лесной опушке, неся нашего охотника на своей спине, и остановилось возле дерева. Видимо, слон давал человеку понять, что прогулка подошла к концу, и пора бы тому спешиваться. На прощанье Семён Семёныч погладил слона по огромной голове и, кряхтя, перебрался на берёзовый сук. Спуск на землю не занял много времени, и вскоре отставной военный предстал прямо перед нашими изумлёнными глазами.

– Ну, как вам сюрприз, мужики, понравился? – Семён Семёныча прямо-таки распирало от гордости и счастья. – Мохнатые слоны, скажу я вам, страшно умны, и словно самой природой созданы для того, чтобы их одомашить. Чем не лошади? Лучше лошадей, намного лучше.

– А потянут ли они плуги и бороны? – с сомнением произнёс Барулин. – Ведь не каждая лошадь годится для подобной работы. А здесь – слоны, с которыми никто из деревенских не знаком.

– Ничего, солярка закончится, придут и познакомятся как миленькие, – ответил отставной военный. – Другого выхода у мужиков нет – лошадей у нас раз-два и обчёлся.

– Семён Семёныч, а как вам удалось наладить контакт с животными? – задал я ключевой вопрос. – Это же…

– «Невский», «Невский», ответьте «Шпилю», – неожиданно прохрипела рация. – «Невский», «Невский»…

– Да, «Шпиль», «Невский» на связи, – вызов в неурочное время мгновенно мобилизовал меня. – Говори, что случилось?

– Мы наблюдаем приближение неизвестного корабля, который идёт вдоль побережья, – доложил наблюдатель с колокольни. – Ещё слышим шум вертолётного двигателя… Откуда-то с запада, со стороны пиндостанского полигона.

– Что за корабль, гражданский или военный? – поинтересовался я, предположив, что американцы с наёмниками вновь играют в какие-то свои, непонятные нам игры.

– …Военный, – ответил наблюдатель. – На корабле вроде спускают шлюпки, а в сторону берега идут ещё два катера…

– Что за фигня? – удивился Ковалёв, в тревожном ожидании прислушивавшийся к разговору. В этот момент до нас донёсся глухой вздох орудийного выстрела, мигом слившийся со звуком разрыва. – Вов, уточни – катера с десантом?

– Корабль открыл огонь! – закричал наблюдатель. – Он стреляет прямо по деревне!

– «Шпиль», отвечай: катера идут к берегу с десантом? – я почти перешёл на крик. Снова послышался звук отдалённого орудийного выстрела, и сразу же громыхнул разрыв. – «Шпиль», приём…

– Мужики, что происходит? – разволновался Семён Семёныч. – Судя по гулу, по Данилово работают крупным калибром. Я артиллерист, знаю, о чём говорю… С кем это вы так поссорились, а?

– А чего сразу мы? – вспыхнул Руслан. – Может, это ваш Доценко решил поиграть в войнушку?

– Капитан Руденко, отставить свару! – я напустил в свой голос как можно больше металла. – Сейчас сами поедем и на месте всё выясним.

После третьего залпа и последовавшего за ним очередного взрыва мы насчитали ещё два выстрела из корабельного орудия. Затем мой обострившийся слух уловил едва слышимые отзвуки далёкой перестрелки из стрелкового оружия. Судя по непрерывности стрекотания, стреляли сразу из нескольких автоматических стволов, стреляли, не жалея патронов.

– …«Невский», я «Аврора», ведём бой с неизвестным противником, – прохрипела рация, и я узнал голос Марка. Сквозь эфир донёсся треск автоматной очереди. – Всем: пост на трассе атакован двумя десятками хорошо вооружённых врагов… Андреич, меняй позицию!

– Марк, Марк! Кто атакует?! – заорал я в ответ, плюнув на конспирацию. – Марк, отвечай!

– Говорит «Колпино»! – вместо Мышкина в эфир ворвался голос какого-то ополченца. – Мы под обстрелом!

– «Колпино», кто конкретно вас атакует?! – уже на бегу я попытался прояснить хоть что-нибудь конкретное.

– Черномазые какие-то, выскочили, словно черти, из-за поворота! – с испугом в голосе отозвался боец. – Ёшкин кот, вертолёт! Колька, бежим!!

Ополченец исчез из эфира, дав нам понять, что какие-то черномазые черти захватили блокпост ополчения в бывшем магазине Еремеева. Кроме того, стало известно, что у неизвестного противника имеется вертолёт. Вкупе с артиллерийским обстрелом с моря это означало, что Данилово подверглось атаке весьма серьёзных сил – скорее всего, чьей-то регулярной армией, как и мы, очутившейся в новом мире. Термин «черномазые» вполне можно было применить и к янкесам, и к латиноамериканцам, и ещё к массе народов – чернокожие служили во множестве земных армий. А если нас атаковали не земляне, а местные?

Мы, словно спринтеры, добежали до дома Натальи Ивановны и мгновенно очутились в машинах. Под гавканье четвероногих сторожей наши джипы пронеслись по Замятино, напугав пару-тройку старушек, высунувшихся было на улицу. Деревенька пробуждалась, видимо, пенсионерки услышали гул отдалённой канонады и интуитивно почувствовали, что в анклаве происходит что-то страшное.

В эфире царила полная неразбериха – позабыв позывные, посты ополченцев вызывали друг друга, забивая канал связи. Наша группа на трассе больше не выходила на связь, что, похоже, свидетельствовало о непоправимом. В глубине души, конечно, теплилась надежда, что у парней просто накрылась рация, а сами они – опытные вояки – живы-здоровы, и никакие черномазые черти их не возьмут. Даже если у этих чертей есть артиллерия и вертолёт.

…Сидевший за моей спиной Ковалёв наконец-то докричался до Никитина. Сквозь треск помех глава сообщил, что ополченцы стягивают силы к южной окраине Данилово, а крайние дома, похоже, уже захвачены, как и бывший магазин Ерёмы. О ситуации на шоссе Василий ничего не знал, зато сумел уточнить, что у врага в наличии один-единственный вертолёт, вооружённый пулемётами. Насчёт национальности нападавших Василий не имел никакой информации, как и о боевом корабле у берега. По причине того, что наблюдательного поста на колокольне церкви более не существует – прямое попадание снаряда снесло всю площадку вместе с бойцами. Враг продолжал вести редкий артобстрел, видимо, корректируя огонь с борта «вертушки».

– Рус, что с рацией? – я на мгновение обернулся назад, в сторону капитана Руденко, пытавшегося выйти на связь с отрядом ван Клейста. – Работает?

– Рация в порядке! – проорал в ответ Руслан, перекрывая шум двигателя и шелест шин. Напомню, что мой «мерс» лишился лобового стекла. – А вот на связь с нами никто не выходит!

– Вонючий случай, парни, боюсь, что бельгиец нас крупно надул! – услышав ответ, покачал головой капитан Барулин. – Не исключено, что это его уроды и напали на Данилово.

– Да, если это бойцы Жерара, то это полный анус, – согласился я. – С другой стороны – нет логики! Зачем ему нападать, предварительно дав нам ство… Саня, «вертушка», млин!

– Вижу! – закричал Барулин, поворачивая в сторону вертолёта пулемёт. – Мужики, готовьтесь на ходу прыгать вон!

Мы доехали практически до того места, где произошла наша первая встреча с ван Клейстом. Едва джип выскочил из-за поворота, я сразу же увидел летящую нам навстречу винтокрылую машину. Думаю, если бы вертолёт был вооружён ракетами или автоматическими скорострельными пушками, нам бы пришёл конец прямо на том же месте. Или кирдык, или капут, кому как нравится. Но противник не имел на вооружении ни ракет, ни скорострельных «металлорезок».

«Вертушка» слегка повернулась правым боком и словно засверкала сваркой из дверного проёма – пулемётная очередь хлестнула по грунтовке прямо впереди нас, приближаясь к моему «мерсу» со скоростью… Да хрен знает, с какой скоростью, но очень быстро. Я резко крутанул туда-сюда руль, одновременно давя на газ и вновь выворачивая рулевое колесо. Успел краем глаза заметить, как мгновенно исчезло боковое зеркало заднего обзора, словно его корова языком слизнула. Что-то хрустнуло за спиной, а мой напарник завернул на таком матерном сленге, что обзавидовался бы любой боцман старой закалки.

– Бегом, врассыпную! – срывая голос, я рванул дверцу, выскакивая из машины. – Быстрее!

Не знаю, как у кого, а у меня не было никакого желания нестись на джипе под обстрелом крупнокалиберного пулемёта. Это только в кино главный герой шутя уворачивается от пулемётных очередей, да ещё успевает целовать смазливую тёлку, которая визжит рядом, на пассажирском сиденье. В жизни же подобное трюкачество под огнём быстро закончится смертью храброго каскадёра. А умирать нам ещё рановато, ещё не всё в этой жизни сделано…

…Как уже говорилось выше, капитан Зеленцов мастерски водил машину. Любую машину. Вот и сейчас Влад в долю секунды умудрился развернуть «крузак» так, что пулемётная очередь наискось прошлась по задней части «японца», не задев ни самого капитана, ни лейтенанта Григорьева. Джип Зеленцова всё-таки слетел с дороги, протаранив ближайший куст, но оба его пассажира, живые и невредимые, выскочили вон из машины. Вражеский вертолёт по дуге прошёл над нами, закладывая вираж вправо, видимо, пулемётчик захотел окончательно расстрелять две неподвижные цели. Цели, может, и неподвижные, но кусачие…

…Установив ПКМ на капот моего «мерса», Александр поймал на прицел вражескую «вертушку». Мы помогали Сашке изо всех пяти «калашей», длинными очередями, не жалея патронов, опустошали магазины. Град свинца забарабанил по обшивке вертолёта, и пулемётчик противника обвис на турели, удерживаемый от падения вниз страховочным ремнём. «Вертушка» тотчас взмыла вверх, одновременно закладывая вираж влево. Из левого проёма заработал второй «крупняк», пытаясь подавить нашу пулемётную точку. Пули просвистели прямо над головой Барулина, и тот нырнул вниз, прячась за капотом джипа. Следующая очередь исковеркала переднее колесо моего многострадального «мерса», а затем враг переключился на неподвижный «лэндкруйзер». Видимо, пулемётчик посчитал, что Александр убит и больше не представляет никакой угрозы для винтокрылой машины, а пытаться подстрелить пятёрку мечущихся по кустарнику пехотинцев занятие бесперспективное. Между тем вертолёт был уже на расстоянии более километра от нас, и эффективность нашего огня снизилась…

…Расстрелянный полудюймовым калибром «крузак» горел ярким пламенем и наконец-то взорвался. В тот же момент капитан Барулин вскочил на ноги, подхватил ПКМ и изо всех сил чесанул к кустарнику. Мы постарались отвлечь вражеского пулемётчика, усилив огонь и выскакивая на открытое пространство. В результате Сашка успел добежать до спасительной зелёнки, провожаемый фонтанчиками песка, выбитыми крупнокалиберными пулями из дорожного покрытия. Затем произошло небольшое чудо: вертолёт резко набрал высоту, левым виражом уходя в сторону Замятино. Мы постарались всадить в брюхо «вертушки» как можно больше свинца, но, видимо, безрезультатно…

– Мишка, Рус! Бегом за мной! – следовало сполна использовать шанс, данный врагом, чтобы забрать из обречённого «мерса» рацию и цинки с боекомплектом. У меня оставалось примерно с полмагазина патронов, и я не сомневался, что вертолётчики обязательно подожгут джип. – Хватай рацию, а мы патроны!

– Руслан, кинь мне короб с лентой! – проорал Ковалёв Руслану. – Вовка, а по кому он палит?

Действительно, вражеский пулемётчик вновь открыл огонь, расстреливая какую-то цель за поворотом дороги. Стало ясно, что этот кто-то отвлёк противника на себя, тем самым спася наши подпаленные шкуры. Благодаря неожиданной передышке, мы смогли спасти и наш скромный запас боеприпасов, и подаренную наёмниками рацию.

…Парни лихорадочно набивали патронами магазины, прислушиваясь к рёву вертолётных движков. Вражеский пулемёт замолчал, едва на земле произошёл взрыв, и за полосой леса в небо поднялся столб густого чёрного дыма. Это рванул бензобак машины, на которую и отвлёкся противник. Мы уже догадались, что это была машина с ополченцами Семён Семёныча, ринувшимися в Данилово следом за нами. Оставалось лишь надеяться, что никто из мужиков не пострадал.

Мы приготовились встретить «вертушку» изо всех стволов, но та прошла стороной, быстро промелькнув над осинником. Враг, похоже, не рискнул устроить повторную дуэль с шестью хорошо вооружёнными ментами. Между тем артиллерийский обстрел посёлка не прекращался. К редкому буханью корабельного орудия, похоже, присоединился миномёт, хлопки выстрелов из которого чередовались с разрывами мин. Перестрелка из стрелкового оружия не прекращалась, периодически вспыхивая то в одном конце населённого пункта, то в другом. Судя по всему, в Данилово велись уличные бои, и ополченцы не собирались так просто сдавать посёлок. Никитин не выходил на связь, как, впрочем, и командиры других групп самообороны.

– Так, по дороге лучше не рисковать, пойдём через зелёнку, – сунув в разгрузку последний набитый магазин, решил я. – Вскрывайте последний цинк, парни, патроны рассуйте по карманам.

 

– Командир, кто-то ломится по кустам! – Зеленцов неожиданно вскинул автомат. – На «два часа»!

– Чёрт подери, зашли с тыла! – выругался Руденко, приседая на одно колено и наводя «калашников» в указанном направлении. Звякнув лентой, Александр споро пристроил ПКМ на каком-то бугорке, остальные рассыпались цепью, прячась за деревцами.

– Отбой! Это – свои! – скомандовал Ковалёв после нескольких секунд томительного ожидания сшибки. – Семён Семёныч, мы здесь!

Спустя минуту к нам присоединились отставной военный с тремя ополченцами, вооружёнными автоматами и карабинами. Один из ополченцев слегка прихрамывал, а лоб Семён Семёныча украшал глубокий порез, сильно кровоточащий. Охотник чертыхался, машинально размазывая по лицу кровь, от чего всё больше и больше походил на персонаж из фильмов ужасов.

– Осколком стекла шандарахнуло, когда наш «уазик» рванул, – пока Михаил бинтовал голову Семён Семёныча, тот, охая, прояснил происхождение пореза. – Володя, что же за ироды такие на нас напали?

– А хрен их знает, мы не рассмотрели на «вертушке» никаких опознавательных знаков, – зло сплюнул Руслан. – Эй, что у тебя с ногой?

– Ушибся малость, когда мы тикали из машины в лес, – отозвался ополченец, потирая колено. – Ничего страшного.

В этот момент недалеко от нас вспыхнула перестрелка из нескольких автоматических стволов сразу. Короткие очереди чередовались с частой стрельбой одиночными, затем к автоматам присоединился пулемёт, зашедшейся длинной очередью. Стреляли где-то поблизости от усадьбы Еремеева, там, где располагалась наша база. Спустя минуту корабль врага дал очередной орудийный залп, и одновременно с грохотом разрыва над верхушками берёзок взметнулся столб дыма и пламени. Всё стало ясно – противник атаковал нашу базу, обороняемую всего тремя бойцами.

Мы неслись по зелёнке как угорелые, задыхаясь, спеша на звуки перестрелки. Враг, несмотря на поддержку корабельной артиллерии, никак не мог взять особняк Ерёмы. Похоже, Вольфганг не врал нам, когда представлялся бывшим офицером «штази». Пока немцы сдерживали противника, но рано или поздно враг либо сомнёт защитников базы числом, либо перемешает их с землёй огнём орудий и миномётов.

– Чёрт, такой красивый особняк был, – вырвалось у меня, когда я увидел результат прямого попадания снаряда в дом Николая.

– Угу, разнесли весь второй этаж, уроды, – со злостью в голосе процедил Ковалёв. – Пожара, похоже, не видать.

Прячась за редкими берёзками, где ползком, где перебежками, мы вышли во фланг нападавшим, которых оказалось на удивление мало. Нашу базу обстреливали с полдесятка чернокожих парней в камуфляже, не рискнувших, впрочем, атаковать через примыкающий к забору луг. Забор, кстати, был в нескольких местах аккуратно разрушен – кто-то изнутри двора повалил штуки три бетонных плиты, словно приглашая врага атаковать через образовавшиеся проломы.

Чернокожие агрессоры производили впечатление опытных бойцов – после двух-трёх очередей грамотно меняли позиции, не высовывали сдуру головы из-за укрытий. Обороняющиеся вели огонь одиночными, каким-то образом умудряясь не подпускать негров на расстояние броска гранаты. Сколько я ни всматривался в особняк, мне так и не удалось засечь позиции наших немцев. Видимо, и чернокожие бандиты оказались в подобном тактическом тупике, так как были вынуждены запросить сначала поддержку артиллерией, а чуть позднее и миномёта.

Прямо на наших глазах первая мина взорвалась у въездных ворот, вторая угодила прямо в караульное помещение, а следующие четыре штуки поразили двор усадьбы. Во дворе сразу же что-то рвануло, вверх взметнулось облако чёрного дыма, и Зеленцов беззвучно зашевелил губами – не исключено, что вражеская мина только что уничтожила «бэху» Владислава. Нападавшие тотчас попытались атаковать, и… угодили под перекрёстный огонь со стороны немцев и нашей группы. Плотность огня была такова, что не уцелел ни один чернокожий…

– Рад вас видеть, товарищ майор, – криво улыбаясь, произнёс выбравшийся из-под бетонной плиты Нидеррайтер-старший. – Честно говоря, я уже готовился предстать перед нашим Создателем.

– Вольфганг, где Марина?! – сразу же закричал я. – Что случилось с нашими женщинами?

– С женщинами всё хорошо, – вытирая со лба пот, ответил немец. – Они спрятались в подвале, здесь очень глубокий подвал.

– Диана там же? – подскочил к нам капитан Руденко. – А почему вас только двое, где Лёнька?

– Как только началась стрельба, Леонид побежал в посёлок, – бывший офицер «штази» заменил опустевший магазин полным. – Мы с Гельмутом больше его не видели.

– Вовка, надо атаковать вдоль окраины, пока они не опомнились! – во двор вбежал Ковалёв, с трофейным ручным пулемётом наперевес. – Быстрее, парни, быстрее!

– Вольфганг, на ходу расскажешь! – Михаил был совершенно прав – нам следовало немедленно развить успех, накостылять негритосам по самые помидоры. Восемь опытных ментов могли серьёзно осложнить чернокожим уродам жизнь и повлиять на общую обстановку. – Семён Семёныч, ты со своими бойцами остаёшься оборонять базу! Не спорь – так надо!

В тот момент мы даже не подозревали, насколько сильно нам повезло. Вражеский вертолёт, доминировавший над полем боя и корректировавший действия агрессоров, возвратился на корабль, чтобы заменить погибшего пулемётчика и ещё одного раненого. Если бы «вертушка» продолжала висеть над нами, то чёрта с два мы деблокировали бы усадьбу Еремеева. Нас просто расстреляли бы из крупнокалиберных в чистом поле, а чернокожие в конце концов выкурили бы обоих Нидеррайтеров из-под бетонных плит. Скорее всего, забросали бы немцев гранатами. Страшно представить, что потом бы случилось с нашими женщинами.

Нападавшие оказались сплошь вооружены оружием советского образца – «калашами», плюс одним ПКМом. Прихватив трофейные боеприпасы, мы разделились на две четвёрки и двинули в посёлок. Тактическая ситуация в Данилово к этому времени существенно не изменилась – в нескольких местах продолжались спорадические перестрелки, полыхало несколько подожжённых артогнём строений, то тут, то там валялись тела людей и трупы собак. Похоже, агрессоры по каким-то причинам люто ненавидели данных животных.

…Добежав до крайнего дома, мы притормозили, переводя дух. Вновь послышался шум вертолётных двигателей, и я мысленно выругался – если враг начнёт наседать на группу с воздуха, то ни о какой зачистке посёлка от бандитов не может быть и речи. «Вертушка» просто начнёт гонять нас пулемётным огнём, словно зайцев, либо того хуже – начнёт корректировать залпы миномётчиков и корабельной пушки.

Пытаясь найти решение, я глянул на своих парней – большинство залегли вдоль забора, наблюдая за переулком и соседним домом. Зеленцов с Григорьевым сунулись осмотреть хату, проверить, чтобы никто не саданул очередью нам в спину. Послышался тихий женский вскрик, затем чьи-то сдавленные рыдания, на пороге появился Костя, дав нам условный знак. Так, здесь чисто, противник отсутствовал.

Из-за угла дома на миг высунулся Гельмут, обозрел окрестности, выискивая взглядом вертолёт, и тотчас спрятался обратно. Затем, выскочив из-за дома, оба немца чесанули к поленнице дров, и я буквально впился в них взглядом – Нидеррайтер-старший тащил на плече РПГ-7. Где же он взял гранатомёт?

– Миша, прикрой, – хлопнув Ковалёва по плечу, я вскочил и стрелой помчался к укрытию наших немцев. – Вольфганг, ты где взял «граник»???

– В самом начале атаки на особняк мой сын застрелил негра-гранатомётчика, – отозвался бывший офицер «штази». – Мы не могли сразу подобрать трофей, поэтому немного задержались и догнали вас здесь.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60  61  62  63  64  65  66  67  68  69  70  71  72  73 
Рейтинг@Mail.ru