Любовь без гордости. Я знаю – ты мой!

Настя Любимка
Любовь без гордости. Я знаю – ты мой!

Глава 5

И все бы ничего, но Сицилла! Я покидала столовую с гордо поднятой головой, а она лишь осоловело переводила взгляд с Кортина на меня. Она даже не заметила, что я устроила скандал. Мое поведение не делает мне чести. Я была не права, втянув в собственную обиду остальных, но… Почему меня кинулись защищать другие ведьмы, а моя, считай, уже родная сестра ничего не заметила?!

Себя не оправдываю, нужно быть несколько сдержаннее. Однако эмоции хлещут через край, а винить, кроме себя, некого! За противостоянием с Таем напрочь забыла о таких насущных вещах, как окружение и быт ведьм и демонов.

Что я знала об инициации? Что ее нужно провести. Но как могла забыть, что ведьмы свободолюбивы и неволить их – себе дороже?! У них должны быть лазейки на случай, если во время инициации что-то пойдет не так. Какие-то традиции, законы… А я? Поверила тому, кто меня неоднократно подводил! И каков итог?!

Они провели инициацию тех ведьм, что осознанно пошли на подлость. Осознанно! А для меня провести ее отказались.

И тетушка Мири хороша, и Ковен их… Кругом лицемеры! Ненавижу!

От переизбытка чувств топнула ногой. Грянул гром, да такой, что по дворцу будто судорога прошла.

– Ледюшка гневаться изволит… – донеслось испуганное из стен. Домовые перешептываются.

– Довели… – устало пробормотала я. – Извините.

– О-хо-хоюшки… грехи тяжкие…

Я продолжила путь по коридорам. Легче не стало. Хотелось расцарапать лицо Зейну и Таю Авразу, из-за которого моя жизнь пошла кувырком. Да вообще всей императорской семейке! Что хорошего они принесли людям? Что сделали такого, чтобы подданные их любили? Вся империя живет в постоянном страхе.

Но и ведьмы… ведьмы тоже не так просты! Правильно, Алиса же леди, она воспитана так, что молча проглотит любую несправедливость, потому что привыкла к этому с детства. Потому что должна держать в себе накопленные обиды и повиноваться решению тех, кто старше, а значит, заведомо мудрее и сильнее.

Не хочу! Не буду!

Как я долетела до покоев, осталось загадкой. Вроде только что гневно топала ногами за дверями столовой, а уже стою на пороге своей комнаты. Какой-никакой, а оплот.

– Ты им там перцу задала, Алиска? – Ехидный голос Мура не заставил себя ждать.

Я еще толком порог не переступила, а он уже за нравоучения взялся.

– Полюбуйся на меня, правда, я теперь очень красивый?

– Что? – испугалась я. – Ты опять, да? Наворовал чужих рецептов?

Я влетела в спальню, где на тумбочке лежал гримуар.

– Я наворовал? – искренне возмутился талмуд. – И как только язык повернулся. И не смотри так. Не смотри, это все мое! Не дам удалять!

– Куда ты денешься! – возмутилась я. – Очищай все, что нового появилось. Я их не записывала, значит, нам это не принадлежит.

– Глупая девчонка, ей знания сами в руки плывут, а она отказывается!

– Мур… – рыкнула так, что у самой уши заложило.

Я и так была на пределе, а тут еще своенравный гримуар. Знал ведь мою позицию по отношению к этому свойству ведьминской силы и мага-менталиста. А все туда же, издеваться и жадничать.

– Понял, – горестно вздохнул он, – все исправлю. Но, Алиса, тут такие рецепты! Правда, спектр действия интересный… Ты о медленных пытках за столом думала?

О да, было бы кстати. Выпотрошила бы всю информацию, которую от меня утаили!

– Ух, какая ты кровожадная! Лучше бы с таким настроем к рецептам относилась, – пробурчал видоизмененный Мур.

Он и так из тонкой тетрадки вырос в полноценную книгу, а теперь со скачками с рецептами выглядел как старинный молитвенник Светлоокой Альири, что лежит на алтаре в часовне храма. Очень объемный манускрипт, в него записывали не только молитвы, но и все чудеса, случавшиеся при ней. Учитывая, что Светлоокая жила ни много ни мало семьсот лет, то…

– Исправь, пожалуйста, Мур, – устало попросила, – мы создадим свои, намного лучше. Слово ведьмы.

– Слово даешь? – недоверчиво переспросил вреднючий гримуар. – Ну так и быть…

Пока Мур копошился, периодически попискивая, я переоделась в удобную просторную одежду. Еще в пансионе выработалось – если я полностью погружена в эмоции, должна с головой уйти в учебу или физическую работу.

Нам, хоть мы и леди, приходилось – особенно первые два года – убирать посуду в столовой, наводить порядок в отведенном крыле пансиона, самим поддерживать чистоту в спальнях и классных комнатах. Наставницы считали, что любая аристократка обязана знать домоводство изнутри, чтобы управлять прислугой и иметь представление о том, сколько сил и средств затрачивается на ведение хозяйства. Магией пользоваться запрещалось, ведь прислуга в основном – простые люди. Лишь экономки да управляющие иногда владеют магией, и то бытовой.

В общем, сейчас я желала спустить пар излюбленным методом – зубрежкой и практикой. Правда, не учла того, что мой обеденный спич не пожелают замять.

Стук в двери раздался в тот момент, когда Мур уничтожил лишние сведения и теперь пыхтел, настаивая, чтобы мы приступили к «теловредительным» рецептам. Я же хотела попрактиковаться в зельях, укрепляющих физические возможности и выносливость тела.

Однако ни его, ни моим планам не суждено было сбыться.

– Войдите, – прокричала и, взяв гримуар в руки, вышла в гостиную.

Первой мыслью было, что явился Зейн – либо извиниться, либо потребовать сатисфакции. Второй – что пришла пристыженная Сицилла. Однако я ошиблась, моим неожиданным гостем стал Кортин.

– Вот уж кого не ожидала увидеть, – не стала скрывать эмоций.

Перед ним можно не держать лицо, все равно менталист при должном усердии отличит правду от лжи. А радости при его появлении я не испытывала. Ни капли.

Правильно, Алиска службу сослужила, о ней можно и забыть. Подумаешь, подсобила, когда требовалась помощь. Сейчас же у них с Сициллой все прекрасно. Не удивлюсь, если Кортин пришел с приглашением на свадьбу, которую эти двое не постесняются сыграть прямо здесь.

– Извини, сестренка, – понуро выдал он, – разрешишь пройти?

– Ты уже вошел, – пожала плечами, но указала на диван: – присаживайся.

– Я мало знаю, Алиса, к тому же на Зейне такая защита стоит, что и отец бы не справился с его блоками, но… прошу, не вини Сициллу, что не кинулась тебя защищать.

Вздрогнула: вот умел братец не просто смотреть в корень проблемы, а вытаскивать его на свет. Я действительно обиделась. И сильно. Но кто сказал, что я в этом признаюсь?

– Ее инициация прошла не совсем правильно. – Брат залился краской.

– Ты сделал ей больно?

– Нет-нет, с этим все в порядке. – Кортин стал совсем пунцовым. – Что-то не так с потоком энергии, мне приходится постоянно держать ее на ментальном поводке.

– Что?!

– Мне сложно объяснить, но могу показать. Открою тебе сознание, однако… Алиса, пообещай, что никогда никому не расскажешь. Мне придется показать практически все.

– Ты серьезно?

– Абсолютно. Сейчас Сицилла с другими ведьмами, и у нас не больше двадцати минут для беседы. Если начну рассказывать, подбирая правильные слова, мы не управимся. Потому предлагаю показать, но не уверен, что смогу скрыть нашу близость с Сициллой.

Его страхи были понятны. Открывая сознание более сильному менталисту, ты не можешь быть уверен, что не покажешь больше, чем планировал. Я знала, чего он боится. И конечно же, никогда не стала бы использовать полученные знания против подруги.

Стыд жег меня. У нее проблемы, а я думаю только о себе.

– Кортин, я уверена, что при других обстоятельствах ты бы не пошел на это, значит, все очень серьезно. Поэтому показывай, а потом обсудим и решим, чем я смогу помочь.

– Ей уже помогают. Она пьет специальные настойки, чтобы быть в отличном настроении. Это необходимо, – Кортин взъерошил свои волосы, – ее чувства стали якорем…

– Не болтай, – вздохнула, – показывай.

Острожное прикосновение горячих пальцев к моему лбу, и я словно с головой ухнула на дно озера.

К слову, интимных моментов я увидела не много, и слава Светлоокой Альири! Хватило и того, что эти двое чувствовали. Меня будто бурным потоком протащило по кромке каменного берега.

Но состояние названой сестры мне не понравилось. Ее сила была стабильна только в присутствии Кортина, испытываемая к нему любовь стала якорем для ее сознания и постоянно поступающей энергии. Такого не должно было происходить. Потому что тело должно было выполнять функцию закупоренной пробкой колбы. А Сицилла была не просто сосудом с открытым горлышком, а еще и с трещинами, и энергия шарашила в стороны, без разбору сметая все на своем пути.

Прокручивая в голове все, что показал Кортин, пыталась найти причину подобного казуса – что стало толчком, что могло так повлиять на Сициллу? Почему вместо того, чтобы принять даруемую миром энергию, она не усваивает ее, а позволяет потоку увеличиваться и практически распыляться? Почему ее сознание не борется, стараясь справиться с ситуацией?

И в корне не согласна была с Кортином, посчитавшим за благо держать Сициллу на ментальном поводке. Ей и так несладко, а придя в себя, вряд ли она скажет спасибо за это.

Наверняка брат просто испугался. Нам не давали видеться три дня, и он не знал, что делать…

– Мур, моя психическая неустойчивость может быть связана с кровной клятвой? Могла я взять на себя излишки боли и негодования Сициллы?

– Конечно, – громко ответил гримуар и неохотно добавил: – Это непрерывный процесс, благодаря ему ты и воруешь знания так легко. Хотя ты и без этой, скажем так, подпитки все равно тащила бы у ведьм рецепты. Но не в таком количестве.

– Мур! – рыкнула. – Ты почему сразу об этом не сказал?

– И ты бы побежала к подруге! Во-первых, тебя бы не пустили…

– Во-вторых, что значит – воруешь рецепты? – вклинился Кортин.

– Потом, – отмахнулась я.

Правда, Мур был иного мнения – он нашел благодарные уши. Ох, как он распинался! И я плохая, и за рецепты никто ничего не сделал бы, а там такие сведения! Ценные! Я дала гримуару пять минут на болтовню: от того, что он расскажет Кортину мою маленькую тайну, с меня не убудет, а я пока подумаю над тем, что происходит.

 

Мы с девочками еще во время болезни выяснили, что кровная клятва связывает нас не только на магическом, но и на физическом уровне. Значит, спектр ощущений Сициллы поделен на шестерых: меня, саму Сициллу, Кармен, Арабель, Ирму и Таис. В список не входит Наяна Карсто, которая с помощью грязных методов связь разорвала. Мне достались ненависть и обида, потому что в тот момент я получила от ворот поворот, а девочкам, скорее всего, страх и переживания – мы далеко, и они за нас волнуются. Наверное, и отголоски боли тоже присутствуют.

Жаль, нет возможности поговорить с подругами, их ощущения помогли бы в толковании происходящего.

И все же, что могло настолько потрясти Сициллу, что в самый важный и ответственный момент она не справилась? В отличие от остальных ведьмочек с ней рядом был любимый мужчина, который ради нее отказался от статуса наследника и в корне поменял собственную жизнь. И все для того, чтобы она была счастлива! Даже ее мать с сестрой удалось забрать из империи, и я хорошо понимала, что без нашего отца было бы невозможно вывезти их, как и купить небольшой домик на главном острове ведьм. Однако же это было сделано! Подруга знала, что у нее не просто надежный тыл, у нее впереди счастливое будущее.

Совершенно не представляю, что произошло. Сицилла хоть и экстравагантная леди с довольно дурным вкусом, но психически устойчивая, что доказано во время нашей болезни: девушка продержалась на ногах дольше всех и отчаянно за нами ухаживала. Нет, подругу измором не возьмешь.

Пока я ничего не знаю, однако выясню и, если кто-то приложил к этому руку, отомщу так, что впредь будет неповадно лезть к моим друзьям!

– Мур, довольно жаловаться! – прервала нытье гримуара. – Кортин, с кем ты общался по поводу состояния Сициллы?

– С кураторами ведьм и принцем Зейном.

– Что они говорят?

– Обещают, что в ближайшее время состояние Сициллы стабилизируется. Уверяют, что это нервное потрясение… Надеюсь, так и есть, – брат вздохнул, – но я посчитал правильным извиниться перед тобой. Не знаю, что произошло между тобой и демонами…

– Это неважно, – отмахнулась я, – пойдем к Сицилле. И пообещай – никакого поводка!

– Вообще-то мне запретили…

– Кортин, ты ее жених, я – сестра. Они не имеют права запрещать видеться, особенно когда кто-то из семьи находится в беде. А тетушке Мири я еще устрою…

Я злилась. Так сильно злилась, что полезла в закрома за пузырьком с успокоительным, которое мне еще Сицилла варила.

Под пристальным взглядом брата решительно накапала в два бокала, разбавила водой из графина и заставила Кортина выпить зелье вместе со мной. Ему тоже не мешает успокоиться.

Что-то муторно мне от всего этого, демоны явно затеяли гадость, замаскировав ее участием.

На половине пути дорогу загородил Зейн.

– Ваше высочество, мы торопимся, – произнесла, стараясь держать себя в руках.

– Ведьмам запрещено покидать покои за исключением совместных занятий или приема пищи, леди Алиса. Инициация требует особой концентрации и соблюдения определенных правил.

– Ваше высочество, то, что я приглашенная вами ведьма, не означает, что должна плясать под вашу дудку, – прошипела, глядя ему в глаза. – У меня инициация не состоялась, следовательно, правила на меня не распространяются. Дайте пройти.

– Я настаиваю.

Однако каким пугающим может быть принц Нижнего Мира! До этого мне не приходилось встречаться с его гневом и несдержанностью, а в этот момент с него будто маска слетела. И не понять, с чем связано. Ну, вышла в коридор, с братом, между прочим, иду, не одна шатаюсь. К тому же за нами домовые постоянно наблюдают. Никто не остается без присмотра.

– Я иду к сестре, ваше высочество. И если потребуется, применю силу, но с леди Толай встречусь.

– Алиса… – выдохнул мне в затылок Кортин, однако сдаваться я не собиралась и, сжав кулаки, упрямо смотрела в сузившиеся зрачки демона.

– В вас сейчас говорит злость, леди Алиса. – Зейн и бровью не повел, но глаза полыхнули алым. – Лорд Миал, поторопитесь к невесте, вы ей необходимы. А с вашей сестрой я должен поговорить.

Брат не сдвинулся с места, хотя я чувствовала борьбу внутри его: он разрывался между мной и той, кого полюбил всем сердцем.

– Иди, Кортин, – не стала упираться, мало ли что там с Сициллой делают, пока его нет. И повторила настойчивее: – Иди, все будет хорошо.

Прежде чем брат скрылся с глаз, демон бесцеремонно ухватил меня за руку и потащил прочь. Пыталась вырваться, но безуспешно. В итоге меня буквально втолкнули в мою же комнату.

– Не думала, что вы способны упасть еще ниже в моих глазах, – холодно отчеканила, растирая руку – следов от наглости наследника демонов не миновать.

– А я не предполагал, что ненависть и глупая обида застят ваш разум, – не остался в долгу Зейн. – Ваша названая сестра позже объяснила бы все сама. Ей помогают, не стоит плохо думать о демонах и ведьмах. Я уже тысячу раз говорил, что мы заботимся о ведьмах.

– Серьезно? И что именно она должна рассказать? Что вы сделали с Сициллой?!

– В отличие от вас, леди Алиса, она сознает весь спектр действия кровной клятвы, на которую вы подбили подруг, однако обо всех нюансах сообщить не изволили. Ее инициация могла навредить вам, и леди Сицилла добровольно согласилась минимизировать влияние на всех, кто связан с ней клятвой.

Меня будто Тай Авраз вновь за шею схватил. Ощущения были такими же, как в доме Астоунов, и я задыхалась.

– Вы вмешались в ход инициации? Что такого вы сказали, что она позволила издеваться над собой?

– Да очнитесь же, упрямая вы девчонка! И хватит думать лишь о себе. Полагаете, ваша ненависть не сыграла роли? Вы одарены талантом не только к магии крови, но и к ментальной! Вы хоть понимаете, каким образом ваше негодование и обида сказались на остальных?

– Вы пытаетесь убедить меня, будто думали о наших сестрах по клятве? – прошипела. – О нет! Тут нечто иное. Судя по всему, только со мной должно было что-то произойти, потому что я в непосредственной близости от Сициллы.

– Да! – выдохнул Зейн. То ли не выдержал моего напора, то ли его тоже все достало. – Да, ваша жизнь и преуспевание важнее, чем благополучие всех сестер, вместе взятых. Но допустить ошибку вам никто не позволит.

– Что?

– Вы разумная девушка, леди Алиса, – наследник смотрел жестко, – и прекрасно понимаете, что Тай Авраз – единственный, кто посмеет прикоснуться к вам. Единственный, кого вы познаете как мужчину. Я лгал вам, чтобы вы не воспользовались правом замены. Благодаря моей лжи вы больше не можете…

– Не могу – что?..

– Потребовать замены демона для инициации, – сообщил он спокойно. Я лишь диву давалась, как сумел сдержаться, когда пару секунд назад практически пылал от ярости. – Теперь, даже зная правду, никто не станет…

– Стоп! – остановила поток пламенной речи. – В эти три дня я могла перевернуть ваш дворец вверх дном и все-таки пройти инициацию. Мое воспитание сыграло со мной дурную шутку. Я не пожаловалась тетушке Мири, а та и рада, раз ничего мне не объяснила… а может, вы и ее обманули. Суть не в этом… – Зейн напрягся, но молчал, давая мне выговориться.

– Вы решили, что имеете право меня контролировать, что лучше меня знаете, что мне нужно. Вы вдруг осознали, что с моим появлением можете в корне изменить ситуацию в империи. Это благое дело, – усмехнулась, – тут даже спорить не стану.

– Я знал, что вы умны, леди Алиса, и со временем сумеете понять наши мотивы.

– О, конечно, понять, принять, простить. И, наверное, благодарность выписать.

– Выписать? – удивился Зейн. – Мы не рассчитываем, что вы станете нас благодарить. Не в ближайшее время точно.

– Ну да, выписать, – покивала. – Сердечно поблагодарить за то, что не позволили мне принимать решения, от которых, по вашим заверениям, я могла плакать в подушку. Не дали оступиться, привлекли для сохранения моего разума и силы подругу, предоставив возможность пожертвовать собой. А еще… – сделала стремительный шаг к демону, почти вжалась в него, заставляя чувствовать мое дыхание на своем подбородке, – поблагодарить за то, что оставались простыми наблюдателями, когда Тай Авраз совершал ошибку за ошибкой и неоднократно унижал меня. И за то, что спокойно смотрели бы, как я становлюсь эмани, давая наследнику империи Авразар на собственной шкуре познать, что сотворил его отец с императрицей.

– Алиса…

– И сердечно поблагодарить за то, что распаляли его кровь, подогревая ревностью и ограничениями, в итоге пообещав ему меня. Что ж, вот вам моя благодарность!

Звонкая пощечина вышла, шальная! Ладонь горела огнем. Но это ничего, не страшно.

– А вот мое прощение!

Они забыли, с кем я росла и в каких условиях. Но я эту науку постигала долгие годы жизни, сначала с Ликаром, потом с Кортином и Лукасом. А потому, не размениваясь более на слова, со всей силы, на какую была способна, врезала демону кулаком в лицо. Так сильно, что сама охнула от боли. Но это ничто по сравнению с тем, что эти гады сделали, и со всем, через что мне довелось пройти. Помощники! Защитники!

Скоты, вот они кто!

Злость рвалась наружу. Я била, куда дотягивалась – в лицо, грудь, руки, ноги. Зейн уклонялся, но ударить в ответ не пытался. Наверное, просто растерялся, потому что даже магии не применил. А я его не жалела, вложила всю силу, на которую была способна, в ментальный удар.

Зейн покачнулся и рухнул на колени.

– Клянусь, что ни при каких обстоятельствах Тай Авраз не станет тем, кто проведет мою инициацию! Кровью своей и кровью наследника о’Дейриц заклинаю!

Глава 6

Мне бы хотелось, чтобы свет перед глазами померк и я свалилась в обморок от переизбытка чувств, потому что Зейн обратился…

Жуткое зрелище.

Мужчина стал выше на две головы, раздался в плечах, одежда жалкими лоскутами повисла на его теле, а черные вздувшиеся вены проявились на коже, будто начертанные символы.

Моя хваленая выдержка не просто дала трещину, а полетела в бездну вместе с воспитанием, которое, впрочем, еще раньше покинуло мой разум. А судя по тому, что началось после данной мной клятвы, примеру моего последовал и мозг Зейна. Говоря проще, отказал ему.

– Дур-ра! – страшно проревел наследник и сделал шаг, стремительный, неуловимый. Сцапав меня своими ручищами, потребовал:

– Откажис-сь!

– Ни за что! – мысленно трижды умерев от страха, тем не менее прошипела я.

– Убери лапы, тварюка паскудная! – не своим голосом завопил Мур. – Алиска, надави ему на рога!

Неведомо почему я последовала требованию гримуара, а Зейн позволил это сделать. Может, был шокирован тем, что тетрадка влезла в нашу потасовку, причем Мур не просто вопил дурниной – левитируя, он бесстрашно бросался на моего обидчика. И где гримуар касался кожи наследника, возникали крошечные молнии, жалившие не хуже настоящих.

– Девочка моя, держись! И силой, надави на рога ведьминской силой!

Не особо раздумывая, потянулась к внутренней энергии, заставляя ту принять форму огромной палицы, и, так и не сообразив до конца, что делаю, со всей силы обрушила преобразованную силу на демона.

На пол мы падали вместе…

Только ни прочувствовать тяжесть демонского тела, ни свалиться в обморок не вышло. Я вдруг зависла в воздухе, и Зейн буквально стек с меня вниз. Падение было явно болезненным – звук от соприкосновения его заносчивости с каменными плитами показался внушительным. И многообещающим. Синяки по крайней мере…

– Так-то лучше, – с вздохом произнес кто-то. – Вы не поранились, леди Алиса?

Меня поставили на место, но ноги тряслись, и я всерьез опасалась, что упаду снова. Подняв голову, встретилась с красными, даже багровыми глазами незнакомца, внушающего ужас и страх. В мужчине бурлила такая чудовищная сила, что хотелось пасть ниц и просить о прощении, а заодно и помиловании.

Эту мысль я задавила на корню. Если уж гримуар не побоялся наследника, то и я не спасую перед сильным демоном, явившимся на помощь другу. Или просто проходил мимо и почувствовал, что один из его соплеменников отключился? Зейн на полу не подавал признаков жизни, хотя тело вернулось в более привычную форму, и я заметила, как вздымается грудная клетка. Значит, жив. Это хорошо, убийцей быть не хотелось, хотя я жаждала его крови.

– Нет, я не поранилась, – наконец нашла в себе силы ответить. – Благодарю за беспокойство, лорд…

Сделала паузу, давая время непонятно каким образом вломившемуся в мои покои демону представиться.

– Повелитель, леди Алиса, – усмехнулся тот, и давящая, очень опасная аура словно спиралью скрутилась над его головой, прекращая свое чудовищное воздействие. – Владыка Нижнего Мира и отец Зейна.

 

«Что ж так не везет?» – тоскливо подумала я, сгибаясь в низком поклоне.

Сделать сейчас реверанс я была просто не способна.

Сознание тут же затопили вопли гримуара, который, не стесняясь в выражениях, рассказывал, насколько я влипла.

– Не нужно, поднимитесь, – попросил, не приказал владыка. – Не окажете ли мне честь…

Пока соображала, о чем речь, за спиной главного демона заклубилась тьма портала. Впечатляющая демонстрация силы! Я не знала никого, кто бы мог сотворить такое в одиночку. Уверена, на такое способны максимум человека три: сам повелитель, его сын и, возможно, Тай Авраз…

М-да, и отказаться не выйдет. Одно дело – с наследниками вести открытую конфронтацию, совсем другое – с владыкой, да еще после того, как ударила его сына. Правда, стыдно все равно не было. Нечего стыдиться. Пусть они краснеют, что так подло поступили с ведьмами.

– Я… – голос дрогнул, – должна узнать, как себя чувствует моя подруга и названая сестра. А потом, конечно же, приму ваше предложение.

– Не имеет смысла идти к ней. Девушка спит, но я могу провести вас в ее спальню, чтобы вы в этом убедились.

Портал исчез, но на его месте возник новый.

– Идем?

И я вложила руку в его ладонь, откровенно гадая, обманет меня отец Зейна или нет?

Мы шагнули вместе.

Вот ведь, а он даже не представился! И я хороша, не поинтересовалась, как зовут повелителя демонов. М-да…

– Славно, переходы на вас совсем не влияют, – произнес мужчина после того, как моя нога коснулась пола. – Не пугайтесь, лорд Кортин, ваша сестра желала повидаться с подругой.

Первым я увидела бледное, осунувшееся лицо брата, потом перевела взгляд на Сициллу.

Она не казалась больной или страдающей. Наоборот, лицо было румяным, дыхание – спокойным. Я даже усомнилась, что с ней вообще что-то было, но сама же себя одернула. Судя по всему, ей оказали надлежащую помощь.

– Ты цела, Алиса, – выдохнул брат, срываясь со стула. – Я…

– Все хорошо, – оборвала его, чтобы не наговорил лишнего при владыке, потому что Кортин, как и я, видел его впервые.

Хотя он же должен понять, что такой переход не каждому демону под силу?

– Я навещу вас позже, – улыбнулась и едва сдержалась, чтобы не подойти к Сицилле и не провести по ее лбу рукой. – Позаботься о ней.

– Леди Сицилла проспит еще сутки под действием снадобья, – заметил владыка. – Советую вам тоже отдохнуть, лорд Кортин. И уверяю вас, с вашей невестой все будет хорошо.

– А вы… – Брат вскинул голову и осекся.

А в следующее мгновение уже стоял в поклоне. Понял, кто перед ним.

– Благодарю, повелитель.

– Идемте, леди Алиса.

Не заставляя себя ждать, в очередной раз протянула руку демону и шагнула в плотное чернильное марево.

На этот раз мы оказались в просторных комнатах. Я бы даже сказала, это был огромный зал, полностью устеленный ковром с мягким ворсом. Практически без мебели, если не считать нескольких столиков с букетами на них.

– Моя жена любит живые цветы, – заметил владыка, – мы в ее крыле дворца. А здесь она устраивает встречи с подругами. Во время ведьминского круга куда приятнее сидеть на мягком.

Меньше всего ожидала, что мужчина подмигнет, но мне точно не почудилось.

– Я хочу, чтобы вы успокоились и расслабились, леди Алиса. Поэтому привел вас туда, где моя любимая чувствует себя лучше всего. Вам должно понравиться.

У меня просто не нашлось слов. Во-первых, я действительно была, мягко говоря, на взводе. Хотелось привести себя в порядок, ясно, что после стычки с Зейном я выгляжу не так, как подобает леди. Для ведьмы, наверное, приемлемо, но мне от этого не легче. Во-вторых, я совершенно не понимаю действий демона. А если его жена расстроится, что он привел сюда девушку? Вдруг она ревнива и…

Додумать мысль я не успела. К нам вышла очень красивая женщина. Я судорожно глотнула воздух, настолько поразилась ее внешности. Она была невысокой, с черными волосами, забранными в хвост на затылке, раскосые зеленые глаза смотрели доброжелательно, на губах играла улыбка. Не приветливая, нет, а понимающая и сожалеющая? Не могла подобрать правильного эпитета. Может, мудрая и всепрощающая?

По хрупкому телу плавно струился шелк длинной туники, расшитой черными и золотыми нитями, которые на талии собирались в причудливый узор, будто сплетались в солнце. Угольно-черные брючки плотно облегали ножки женщины, а ступни были босыми…

В еще больший ступор меня ввело поведение владыки. Он тоже сглотнул и так посмотрел на вошедшую, что мне безумно захотелось сделать две вещи: отвернуться, чтобы не подсматривать за их нежностью и любовью, и не спускать с них глаз, чтобы любоваться созвучием душ.

– Милый, – вдруг нахмурилась незнакомка. Впрочем, то, что передо мной любимая жена владыки, было понятно, но и ее имя являлось для меня загадкой. – Я бы попросила…

– Уже ухожу, луноликая, – улыбнулся демон. – Леди Алиса, я вернусь для разговора позже, а пока оставляю вас на милость моей жены.

Какой интересный ход. Что-то мне это напоминает. Точно, незапланированную аудиенцию у императрицы. С той лишь разницей, что к императрице меня приволокла мачеха, а к этой – ее муж.

Интересно, владычица такая же ненормальная, как и Вариша Авраз?

Пока размышляла, демон сотворил новый портал и исчез, оставив меня наедине со своей любимой. Я стояла и думала, должна ли склониться или нет? Победило воспитание.

– Не стоит, – не дав мне присесть в реверансе, произнесла женщина, – мы не на официальном мероприятии. Вы моя гостья, леди Алиса. Пойдемте же, и зовите меня Талана.

– Ваше…

– Никаких титулов, просто Талана. Мне будет приятно. Пойдем, моя дорогая, тебе нужно набраться сил. – Ухватив за локоток цепкими пальчиками, Талана уверенно повела меня вглубь зала.

– Я помогу тебе расслабиться и восстановить энергию, – щебетала мама Зейна, – ты много потратила. И мне не нравится состояние твоей психики. Но об этом спрашивать не буду, вижу, что гнев был заслужен, а последствия пусть мужчины разгребают.

– Простите?

– Алиса… позволишь так к тебе обращаться? – Дождавшись моего согласия, Талана продолжила: – Понимаю, что ты сконфужена, зла на всех и в то же время готова сражаться за себя и своих близких. Но я прошу тебя часа на три-четыре забыть, что происходит за дверями моих владений. Мне хочется, чтобы на это время ты стала самой собой и отдохнула. Тем более нас ждут очень приятные процедуры.

– Извините, но мне кажется, что все это… слишком.

– И мое отношение в том числе? Алиса, я ведьма. Интересы страны и моих подданных важны для меня, но благополучие сестер на первом месте. К тому же ты особенная девочка, и тебе нужна помощь. В конце концов, я не заставляю выслушивать меня, если моя компания тебе не подходит, приглашу твою тетушку.

Отказаться от аудиенции владычицы, а потом известись от любопытства? Что-то подсказывает, что Талана мне многое может рассказать. Не факт, что полезной окажется вся информация, но крупицы истинного знания я вычленить в состоянии. К тому же я не только ведьма, но и ментальный маг.

– Нет, не нужно.

– Вот и славно, – улыбнулась женщина. – Тебе понравится, правда.

Хотелось бы и мне быть столь уверенной. Отвечать не стала, просто доверилась жене владыки. И не пожалела.

Талана не преувеличила – мне действительно все понравилось. Так я никогда не расслаблялась. В непринужденной обстановке, вдвоем в большой купальне-бассейне, в каких-то невесомых тряпочках, прикрывающих стратегически важные места, но при этом дававших полную свободу рукам, ногам и шее. Наши самые неприличные ночные сорочки по сравнению с этими лоскутами были просто верхом целомудрия и благочестивости.

Хотя в длинной одежде поплавать я бы не смогла…

После бассейна служанки размяли нам мышцы, омыли пахучими отварами, которые, по заверению Таланы, делают кожу упругой и нежной, намазали кожу эфирными маслами с тонким цветочным ароматом и привели в порядок прически.

Расслабляющий массаж головы стал самым запоминающимся. Мне так понравилось, что когда начали смывать пену с волос, я даже расстроилась.

– Видишь, и гневаться совсем не хочется, – улыбаясь, протянула Талана.

Мы возлежали на подушках, разбросанных по полу.

Никаких стульев, софы или дивана, только огромные мягкие подушки и низенький столик на тонких ножках. Внутри прозрачного чайничка плавал диковинный цветок. В большом блюде обнаружились различные сладости: тягучие, как карамель, кусочки ореховой пастилы, воздушный зефир, засахаренные кедровые орешки, маленькие медовые коржики и спелая клубника.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20 
Рейтинг@Mail.ru