Любовь без гордости. Я знаю – ты мой!

Настя Любимка
Любовь без гордости. Я знаю – ты мой!

Глава 4

Тай Авраз

Я пытался привести мысли в порядок, что давалось с огромным трудом. Столько информации за один раз – слишком даже для меня.

И ладно бы просто информации…

Кай словно с цепи сорвался: то, что брат постигал за годы жизни среди демонов, он попытался впихнуть в меня за какие-то шесть часов.

У меня разыгралась мигрень.

Я не был слепым или конченным идиотом, несмотря на то что уклад жизни империи впитал с молоком; видел, к чему вела политика отца. Смута, которая длится не первый год.

Опальные рода сплачивались и начинали свои спичи с соседних государств. В Укманском Фаите собралось множество имперцев прежде, чем отец ввел должность палача. И они сыграли огромную роль в том, чтобы свергнуть прежний уклад страны, которая их приютила, и привести ту к нищенскому, грязному существованию. А жители при этом гордились свободой выбора. Правители этого государства меняются каждую неделю. То их свергает народ, то убивают знатные союзники. Улицы кишат голодранцами, не признающими законов. Люди озлоблены и за мнимой свободой не видят того, что с ними сделали. Им не хватало твердой руки, такой, которая смыла бы всю грязь с улиц, вымела бы нечистые мысли из голов зарвавшихся лордов, которые когда-то являлись подданными империи.

Я медленно вспоминал собранные шпионами отчеты и ощущения при их прочтении. Хорошо помню и свою усмешку, и даже удовлетворение от того, как умело и ловко бывшие имперцы провели чужое государство. Они дали свободу слова и свободу выбора, специально насаждая в Фаите разруху и голод, чтобы в нужный момент стать спасителями. Одного не учли: Авразару опальные лорды на троне соседнего государства не нужны. Приказ об их уничтожении отец подписал легко, и в тот момент я был с ним согласен. Как и с тем, что спустя какое-то время наш человек займет освободившееся место, присоединив Укманский Фаит к империи Авразар.

Однако наш план полетел в бездну. Невозможно усидеть на трех соседних стульях, если свой стул расшатан, а ножки подпилены. В любой момент империю Авразар может поглотить война. Без поддержки демонов нас сметут с трех сторон.

Мало того, многие лорды поддержат переворот.

Сайрион Миал прав, слишком многое нужно изменить, хотя и не хочется.

Закон об эмани необходимо упразднить. Это как минимум поддержка всех матерей и жен, а они порой похлеще разгоряченного коня.

Недовольные, конечно, тоже будут. Тем не менее плюсов от отмены куда больше.

Я всегда абстрагировался от всего, что касалось поведения матери. Знал о ее проблеме, но не желал слушать и видеть. Мне казалось, что именно та Вариша, которая безумно любила свою семью, – настоящая.

А реальность оказалась иной. Главный менталист империи и брат в один голос утверждали, что маленькая Вариша, любящая семью Вариша – это результат многолетнего психического давления и физического насилия. Отец шел на уступки, потакая желаниям настоящей Вариши, которая мечтала о мести всем, кто был свидетелем ее долголетних унижений и издевательств. Итогом стало «рождение» той мамы, которую я воспринимал и любил. Как пояснил Кай, а ему в свою очередь Сайрион, эта личность проявилась как защитный механизм. Мама понимала, что ее месть осуществляется, а значит, она обязана поощрить Дария.

Я многого не знал о своей семье. И ситуация с принцессой уничтоженного королевства стала настоящим откровением. Откровенно говоря, на месте матери я поступил бы не лучше, стер бы с лица земли всех и каждого. Хотя это было бы милосерднее того, что сотворила мама.

Я разрывался на части от осознания бедственного положения своей семьи и все чаще сравнивал себя с отцом. И не хотел быть таким. Не хотел, чтобы моя женщина превратилась в существо, которое уже много лет является императрицей. Мама больна и сломлена. Она как загнанный зверек, очень опасный зверек.

А по словам Кая, если я не изменю линию поведения, это же произойдет и с Алисой.

Неудивительно, что к моменту аудиенции у повелителя демонов я накрутил себя до предела. Пытаясь хоть как-то принять новую реальность и привыкнуть к мысли, что я не столь могуществен. И если не закрою трещину, на ее месте образуется бездна. Бездна на месте, где когда-то была процветающая империя.

«Ты просто пойми, ведьмочки – они другого склада, – говорил Кай. – Мы классифицируем магов по их силе, а ведьмочки универсальны, потому что черпают энергию мира, и тот охотно отзывается. А вот какого типа будет эта энергия, зависит от окружения ведьмы. Поэтому их так берегут, поэтому живут они свободно и в любви. Никому не хочется стать тем, кто отравит существование чуда, на долгие годы обрекая его на боль и ужас».

Инициация важна для ведьм в первую очередь потому, что открывает канал для полноценного поступления энергии. Таинство через добровольную боль, которое обязано привести к удовольствию и радости. Только тогда ведьма станет черпать правильную, как выразился Кай, энергию. В противном случае ее дар будет противоположным. Вместо светлой энергии жизни, которой пропитан мир, она будет забирать все плохое, что в нем есть. И выражаться это будет в разрушительной деятельности. К чему бы такая ведьма ни прикоснулась, она просто не сможет создать ничего доброго и светлого. Абсолютно все будет направлено на смерть. А сама она превратится в озлобленную на весь свет старуху, потому что ежедневно ее будет подпитывать энергия ненависти, страха, боли, зависти, смерти. И закрыть этот поток никто не сможет. Ее даже дара не лишить, потому что она не маг.

Вот почему не произошло инициации Алисы. Не потому, что она воспылала ко мне чувствами и пожалела. Если у нее и есть ко мне капелька симпатии, то роли она не сыграла. Алиса была готова идти до конца. Но демоны не дали ей совершить то, что в будущем, несомненно, стало бы поводом для сожалений и огорчений. Пусть она и не стала бы той самой злой ведьмой, но поток ее энергии был бы в разы меньше, а со временем и тот бы иссяк, оставив ей память о совершенной ошибке и, возможно, став препятствием для построения отношений с мужчинами.

Множественное число, упомянутое Каем, привело меня в бешенство, правда, ненадолго, я сумел взять себя в руки и успокоиться. Право слово, реагирую, как малолетка. Мысль отрезвила, и я надеялся, что и дальше сумею сохранить холодность рассудка.

Мне отчетливо дали понять, что счастье Алисы в моих руках и я могу сделать так, чтобы она душой и телом принадлежала мне. Добровольно. По собственному желанию. Всего-то и нужно влюбить ее в себя… И самому влюбиться без памяти. Доказать, что я – ее, а она – моя.

– Вижу, в твоей голове появляются правильные мысли.

Резко обернулся и встретился с темными глазами владыки Нижнего Мира. Вообще-то это я должен был прийти к нему, а не наоборот.

Мужчина, как и в прошлые разы, не пользовался дверями, просто создал пространственный портал, который на глазах исчез за его спиной.

– Здравствуйте. – Я решил быть вежливым с тем, кто уже неоднократно спасал меня. – Я не ждал вас, но рад видеть.

– Знаю, – кивнул Алиайдан о’Дейриц, чье имя переводилось как возвышенный, могущественный. Вообще имена правящей семьи – тайна, которая хранится кровью. И только ближнему кругу позволено знать их. Мне такую честь оказал брат, естественно, с позволения владыки. – Садись.

Он первым прошел к софе, но опустился не на нее, а в стоящее рядом кресло. Я занял второе напротив повелителя, так же проигнорировав длинный диван.

– Я бы предпочел, чтобы наша встреча произошла при других обстоятельствах, – произнес он спустя несколько минут разглядывания меня. – Но ты был слишком отравлен ненавистью Дария. Сейчас я не чувствую ее в тебе.

Еще бы… Как я могу ненавидеть себя? Ведь их кровь течет в моих венах. Ненавидеть демонов, значит ненавидеть и свое тело. А я себе не враг. И то, что может дать их сила и знания, пойдет на пользу всей империи. Я не имею права от этого отказываться и уж тем более отрицать свою природу. В противном случае демонский огонь уничтожит меня или я превращусь в подобие отца, который лишь за счет своей пары может удерживать жаркое пламя. Об этом, кстати, мне тоже поведал Кай.

Хранил молчание, прекрасно зная, что мои мысли не являются тайной для владыки. Это его главная особенность – от него невозможно что-либо скрыть тому, кто является хоть на самую малую часть демоном.

Всего один взгляд – и сознание собеседника у него как на ладони. Такое не снилось даже Сайриону, а он считается самым лучшим менталистом империи. Возможно, Лукас Миал в будущем затмит отца по силе дара, но пока сильнее Сайриона среди людей магов нет.

– Что ж, перейдем к главному – сделке.

– Сделке? – Честно, я не этого ожидал.

Не в моих правилах подчиняться, но сейчас я как никогда понимал, что без поддержки Нижнего Мира обречена не только империя, но и моя личная жизнь. Я соглашусь на все, что они предложат, оставив себе лишь одно – право на выбор жены. Иначе не смогу, это противоречит моей сущности. Нечего перебарывать, никто из демонов на подобное не способен. А я был глупцом, полагая, что сумею то, что не под силу даже владыке. Насколько помню, до встречи с нынешней женой у Алиайдана была невеста, которая не хотела мириться со своим новым положением. Ее никто не пожалел, а слово истинной пары повелителя – закон для любого демона.

Наяне Карсто не стать ни императрицей, ни моей женщиной. Впрочем, только я долгое время не мог понять истину, демоны это знали всегда. Мне же пришлось совершить череду ошибок, чтобы прийти к умозаключению и суметь принять это. Прав был Кай, я должен был обратиться к владыке Нижнего Мира намного раньше. Я был самонадеян.

– Именно. Ты безропотно принимаешь все, что мы предложим в отношении твоего обучения и личной жизни. Даже то, что может показаться тебе диким. Поверь, нам есть чем тебя удивить. – Видя, что я напрягся, Алиайдан лениво махнул рукой. Меня моментально окатило волной жара, а затем словно опустило в ледяную прорубь. Начинавшая закипать сила угомонилась, позволяя свободно выдохнуть. Нечего напрягаться, они не станут предлагать мне женщин, подвох кроется явно в другом. – Взамен мы возобновляем наш договор. Поддержка Нижнего Мира у тебя будет. Хочешь – отвоюй соседние государства, хочешь – подави зарождающийся бунт в своей империи. Наши силы в твоем распоряжении. Вмешиваться в политику Авразара мы не станем, но выполним силовую атаку без лишних вопросов, если, конечно, она потребуется.

 

– И взамен вы требуете послушания во время обучения и встреч с леди Алисой?

– Встреч… – Глаза собеседника на миг блеснули яростью. – В том числе.

Раздумывал я секунду. Принимать такое предложение не то что лестно, это – словно убить волка во время королевской охоты в Оруэлле и быть по-королевски награжденным: даруются грамота об освобождении от налогов на пять лет и разрешение охотиться в королевском лесу.

Я не любил охоту, тем более во время нее запрещено использовать магию. Ты должен выйти со зверем практически врукопашную. Но это меня не прельщало. Несмотря на то что я с легкостью выполнял обязанности Палача императора, убивать дичь не ради еды, а для развлечения мне было противно.

Иными словами, владыка делал очень щедрое предложение. Особенно учитывая, что вмешиваться в строй и уклад империи он не собирался. И судя по всему, требовать выполнения уговора о представлении демонов людям – тоже. Это и кажется странным.

Я кругом получал выгоду: новые знания и умение управлять демонской силой, помощь в устрашении соседних государств, решивших, что от империи Авразар можно отщипнуть кусочек, а то и половину или вовсе целиком подмять под себя. И содействие с одной строптивой леди, которая прочно въелась в мои мысли и душу.

– Сложно поверить в то, что мы можем помочь брату, который попал в беду?

– Нет, – возразил я. Демоны приняли Кая, хотя в том не пробудилась их кровь, но при этом он был ее латентным носителем, что, впрочем, все равно седьмая вода на киселе, как сказали бы в крестьянских селах. А ведь отец всерьез раздумывал над убийством моего близнеца. Именно демоны этого не позволили, явившись со своим предложением забрать на воспитание второго младенца. Если бы не их обещание в военной поддержке, сомневаюсь, что отец согласился бы. – Не сложно. Но выгода для вас все же будет – будущий император Авразара в корне изменит свое мнение о дальних родственниках, а значит, в конечном итоге вы получите желаемое.

Владыка удовлетворенно усмехнулся и спросил:

– Ты согласен?

– Согласен.

В следующий миг мой огонь ярким всполохом загорелся на ладони, медленно приобретая форму остроконечной звезды. Завораживающее зрелище, которое в точности отразилось на ладони владыки, только его пламя имело черный цвет.

Мы скрепили сделку рукопожатием, две звезды слились, а затем исчезли, словно их и не было.

– Первое, что мы сделаем, – довольно заявил Алиайдан, – проведем ритуал именования. Тебе пора принять настоящее имя.

– Настоящее имя?

– К сожалению, это больше необходимая мера, нежели дань традиции. – Я видел, что владыка несколько расслабился, хотя до полного доверия ко мне далеко. – Ты войдешь в мою семью по праву крови, а значит, должен быть именован. Но веская причина для этого – твоя пара.

– Алиса? Что с ней? – Я испугался и сам не ведал, как у меня получилось, но все вокруг закружилось перед глазами, а сам я словно перенесся куда-то.

Не куда-то… в сознание своей пары. И сразу понял, что она в хорошем настроении и испытывает такую сильную благодарность, нежность и любовь, что взревновал ее к объекту ее чувств.

– Довольно. – Владыка бесцеремонно выдернул меня обратно. – Я рад, что ты делаешь успехи, но подглядывать за своей женщиной некрасиво, а порой и чревато.

Он явно смеялся надо мной. Но эта ирония и подтрунивание не были жестокими или обидными.

– С ней все хорошо, – с облегчением выдохнул.

– Все так, – не стал тянуть собеседник. – Если не считать того, что она подралась с Зейном и сгоряча поклялась, что Тай Авраз никогда не станет тем, кто проведет ее инициацию.

Алиса Аллори

Я ожидала увидеть гнетущую атмосферу, опущенные глаза ведьмочек, расстроенные лица, возможно, слезы, ожидала почувствовать неподъемный груз чужих эмоций, пропитанных горечью и болью, но оказалась не готова к тому, что было на самом деле.

Меня буквально смело волной веселья, затаенной нежности и благодарности. Понятно, что Сицилла должна светиться счастьем и любовью, но остальные?!

– Доброго дня, Алиса, – приветливо поздоровалась одна из ведьмочек.

– Доброго! – подхватили остальные и так лучезарно улыбнулись, что у меня сердце заныло. Так и должно быть или их всех околдовали? Да вроде нет…

– Ваше высочество…

Все склонились, пропуская нас с Зейном первыми занять места за обеденным столом.

Лорды-демоны тоже выглядели счастливо. Всеобщее веселье смущало лишь меня. Я не сразу отыскала глазами Сициллу и Кортина, а найдя…

Они смотрелись великолепно: она в нежно-розовой тунике, доходящей до колен, светло-бирюзовых облегающих брючках и под тон тунике туфлях на высоком каблуке, и Корвин в рубашке цвета топленого молока и бледно-розовых свободных штанах. Никогда бы не подумала, что брат нацепит такие вещи. Но наряды обоим необыкновенно шли. Они смотрелись гармонично, вокруг них словно сиял ореол чистого света. Хотелось зажмуриться, а еще лучше – постоять рядом.

А какими взглядами обменивалась эта парочка! Любо-дорого смотреть!

Что еще поразило, никто из присутствующих не завидовал им, а если толика зависти и была, то не черного непроглядного оттенка, а словно мимолетная застарелая тоска, кроткое сожаление, что у них не так же. Но… она была мгновенной и проходящей. А искренняя радость и ликование, что кто-то обрел свою любовь, были постоянными и настоящими.

Весь обед я провела тихой мышкой, настолько была обескуражена происходящим.

Мне казалось, что каждая из девушек будет грустить, что ей придется расстаться со своим кавалером. Но судя по тому, что я видела, о расставании речи не шло. Как и о чем-то большем. Свадеб точно не предвидится, а вот крепкая дружба… Это шокировало. Я видела, чувствовала, что многие из ведьмочек и демонов будут поддерживать закомство, и близость в физическом плане тоже. Они стали не просто парой на одну ночь, а настоящими любовниками, чему обе стороны были рады.

Я переживала, что демоны пользуются доверчивостью ведьмочек, возможно, первой любовью, ведь те выбирали мужчин исходя из личных предпочтений и фантазий, однако и тут меня ждал сюрприз! Только у одной была легкая влюбленность, у остальных же – крепкая симпатия, которая вряд ли перерастет в болезненную любовь.

И все эти чувства не были навязанными. Они были настоящими.

– Ты не понимаешь природу связи, которая у них образовалась? – шепотом спросил Зейн, и я вымученно улыбнулась очередной подмигнувшей мне ведьмочке.

Сложно такое понять, учитывая, что знакомы они с этими мужчинами месяц.

– Все просто, Алиса, – зашептал на ухо демон, – они всегда будут их опорой и поддержкой. Если нужно – другом, если нужно – любовником. Поверь, такая связь дорогого стоит. Ведьмочки смогут устроить свою жизнь наилучшим образом. Заниматься тем, что им по душе. Выйти замуж, родить детей. И при этом знать, что всегда можно обратиться к своему первому мужчине за помощью. И получить ее, любого рода.

Звучало дико и плохо укладывалось в голове.

– А если они пару свою встретят?

– Связь останется, но перерастет в прочную в дружбу. И даже спустя долгое время, если тебя это так волнует, никто из них настаивать на близости со своей ведьмой не станет, только по ее желанию.

Я покраснела и отвернулась. Каюсь, и этот аспект их связи меня интересовал. Даже подумала, что демоны отлично устроились: получили вечную постельную грелку и подпитку энергией.

– Удивительная щедрость, – ядовито прошипела, – что ж вы тогда всех ведьм не инициируете?

– Потому что мы – награда самым лучшим, самым сильным.

– Что?

– Хотя иногда случается, что демон берет на себя заботу о ведьме, не обладающей магией крови. Но это редкость.

– Это вообще нормально?

– А ты считаешь нормальным, когда родители свою дочь продают замуж? И потом их не интересует, как сильно рыдает та по ночам от унижения и боли, которые доставляет ей престарелый муж?

Вздрогнула и сжала кулаки. Да, в империи так принято. Да, нас так воспитывают. И в какой-то мере это считается нормальным, потому что ничего иного леди не позволено. Ее судьбу решают родители, затем муж, а после и взрослые дети.

– У нас же такого нет. Ведьмы знают, что демон искусен в любовных утехах, не причинит боли, а доставит наслаждение, даст защиту не только ведьме, что подарила ему первую ночь, но и всей ее семье. И на протяжении ее жизни будет заботиться о том, чтобы никто ведьму не обидел, чтобы если из ее глаз и лились бы слезы, то только от радости! Мы делаем то, на что ваши мужья не способны. Не тебе нас осуждать.

– Правда, что ли? – Я повернулась к Зейну и впилась взглядом в его лицо. Руки так и чесались надавать ему пощечин. – Можно подумать, вы не имеете выгоды, присасываясь к природному энергетическому каналу через инициированную ведьму. Это обоюдная связь. Интересно, а вам приходило в голову, что не обязательно самые лучшие ведьмы попадают на инициацию? Достаточно вспомнить ситуацию с гримуарами! Я не уверена, что вон те три ведьмы были достойны получить таких покровителей.

Абсолютно не стесняясь ни образовавшейся глухой тишины, ни наблюдающих ведьм и демонов, указала на трех бесстыжих подруг:

– Амина, Таята и Салима, вас должны были заменить. Почему вы здесь, да еще так бессовестно счастливы? Девочки, вам не противно сидеть вместе с ними после того, что они пытались сделать?

– С нас сняли клятву, – опустив голову, пробормотала Салима. – Мне очень жаль, что так вышло…

– А не тебе решать, – высокомерно вздернув подбородок, заявила Амина. – Нам дали второй шанс, и демоны согласились, что мы этого достойны.

– Вот именно, – подхватила Таята, – или думаешь, мы не видим, что у вас ничего не получилось? Завидуешь, что мы инициированы, а ты еще нет? И большой вопрос, будешь ли вообще инициирована демоном!

И тут у меня в голове что-то щелкнуло. Нет, то, что я сама спровоцировала грубость, и так знала и реагировать не собиралась. Сама виновата, чего уж там, но…

Ведьмочки видели, что моя инициация не прошла! Видели и как одна промолчали, не поднимая тему! А что это может означать при условии, что, узнав, как поступил Тай Авраз, пробудив зов огненной крови, девочки не просто кинулись меня утешать, а пытались наказать моего обидчика?!

Я не знала чего-то важного. Может, какая-то традиция? К примеру, если ведьма не смогла отдаться во время инициации? Вряд ли ее порицать станут, а вот демона, который не выполнил свои обязанности?..

У меня еще не успела мысль сформироваться, как в мозгу напоминанием прозвучала просьба Зейна не говорить девочкам, что инициации не было. То есть попросту молчать, пока кто-то из сердобольных не пожалеет ведьму, которая не смогла провести ночь с едва знакомым мужчиной. И вот теперь-то никто от него ответа не потребует!

– Амина, помолчи! – вступилась за меня одна из ведьм. – Если Ковен дал вам возможность закончить начатое, это не значит, что мы не имеем права отказаться трапезничать с вами. И если леди Алиса не желает вас видеть, значит, вам нечего тут делать.

– Вот еще! Она бракованная, даже демон с зовом от нее отказался!

– Ишь ты, возомнили они о себе! Да леди Алиса лучшая среди нас, и если она решила так поступить, то…

– Вы подставили меня, – срывающимся голосом произнесла я, глядя на Зейна. – Вы не все мне рассказали. Утаили важную информацию, отказавшись от инициации, а я теперь являюсь посмешищем. Так себя ведут наследные принцы Нижнего Мира? Свою несостоятельность решают посредством унижения женщины?

Во мне клокотала ярость. Я была готова кинуться на демона, но сумела удержаться. Я леди! Леди я! А леди так себя не ведут!

– Благодарю за чудесную компанию, – криво усмехнулась, – но, пожалуй, на сегодня с меня хватит.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20 
Рейтинг@Mail.ru