Простое дело с жемчужиной. Часть 2

Мария Никитина
Простое дело с жемчужиной. Часть 2

Глава 14. Колье в 12 миллионов

– Ну, как всё прошло? – нетерпеливо спросила Зина, едва они вошли в гостиную.

– Всё отлично, – ответил Алекс, и она дружески приветствовала всю команду, слегка похлопав каждого по плечу.

– Я знала, что у вас всё получится, – сказала она.

– Все сработали хорошо. Молодцы! – похвалил Меньшов.

Лёля устало села на диван и закрыла глаза.

– Очень рад, что всё успешно закончилось, – сказал Соломон Феликсович, – мы тут с Зиночкой переживали за вас.

– Зин, организуй, пожалуйста, всем ужин и чай, – попросил Меньшов.

– Мы с Соломоном Феликсовичем всё разогрели, я сейчас быстро накрою. – И она жизнерадостно начала сервировать стол.

Стас был очень голоден и, чтобы ускорить момент начала трапезы, предложил свою помощь Зине. Ему удалось попробовать все блюда, предназначенные для ужина, за что Зинка сделала ему тысячу замечаний, но всё безрезультатно.

Меньшов, сев рядом с Лёлей, помог снять ей колье. Она взяла его в руки и стала рассматривать.

– Вот, Соломон Феликсович, легендарное и стоящее целое состояние сокровище, некогда принадлежащее князьям Юсуповым, – сказала она.

Ювелир тоже сел рядом с ней и осторожно взял колье у неё из рук.

– Да, красота неописуемая. Сразу скажу, что всего было две знаменитые жемчужины, которые называются почти одинаково, и их путают до сих пор. Но стоимость у них разная. Одна – жемчужина Пелегрина («Блуждающая жемчужина») – была крупнее юсуповской почти в два раза, её вес 55 карат. Она была найдена в Панамском заливе и входила в состав коронных украшений монархического дома Испании. В 1969 году Пелегрина была приобретена Ричардом Бартоном для Элизабет Тейлор. Вторая жемчужина Пелегрина (иногда её называют Пеллегрина) весом чуть более 33 карат принадлежала в своё время испанским королям Филиппу II и Филиппу IV и была главным украшением испанской короны… Вы заметили, какие молодцы эти испанцы! Все жемчужины подряд называли Пелегринами – теперь поди разбери, что с ними и как!.. Так вот, Пелегрина была найдена возле Сан Доминго в середине XVII века. Филипп IV подарил жемчужину своей дочери Марии Терезе на свадьбу с Людовиком XIV. И вплоть до 1707 года доподлинно известно, что жемчужина оставалась во Франции. Затем её след теряется… Возможно, причиной было похищение драгоценностей из королевской сокровищницы в Париже, поскольку в разгаре была революция и никому не было дела до Пелегрины… Юсуповы имели невероятную страсть к коллекционированию исторических драгоценностей. Среди накопленных несколькими поколениями сокровищ были алмазные серьги казнённой французской королевы Марии-Антуанетты и бесчисленные тиары (например, жемчужная и алмазная диадемы Королевы Неаполитанской), и исторический бриллиант «Полярная Звезда». Но вернёмся к жемчужине.

– Да-да, продолжайте, – поддержал Алекс, очень внимательно и серьезно глядя на него.

– Выходит, вся моя работа была ошибочной, – сказала Лёля. – Она объединила историю обеих жемчужин.

– Многие путают и ошибаются, не расстраивайтесь. В 1826 году Пелегрина была куплена княгиней Татьяной Васильевной Юсуповой у торговца. Татьяна Васильевна была племянницей князя Потёмкина и супругой богатейшего в России Николая Юсупова.

– Вы прямо ходячая энциклопедия, Соломон Феликсович, – не смог сдержаться Стас.

Ювелир наклонил голову в знак признательности и продолжил:

– Прошло много времени, и Пелегрина была продана младшим сыном Зинаиды Николаевны, Феликсом Юсуповым, в 1953 году, покупателем стал Женевский ювелир Жан Ломбард.

Последний след жемчужины прослеживается в 1989 году, когда в Женеве на аукционе Кристи появился лот в виде подвески с Пелегриной и бриллиантом. Сумма продажи неизвестному покупателю – 463 800 долларов. Совсем немного за такую историю! Так что, – Соломон Феликсович снова стал рассматривать жемчужину, – поглядим, какая же это Пелегрина и Пелегрина ли вообще.

– Алекс, – Лёля посмотрела на молодого человека широко раскрытыми глазами, – если это юсуповская жемчужина, то получается, что она стоит лишь немногим больше, чем колье, на которое мы её обменяли.

– Нет, Лёленька, – возразил ей ювелир, – попади сейчас эта жемчужина на аукцион, цена её возрастёт в три, четыре, а может, и в пять раз. Про юсуповскую жемчужину не сказано, что она была вплетена в колье, но поскольку о ней вообще нет никаких сведений с 1989 года, то не исключён и такой вариант. Александр Дмитриевич, когда нужно определить стоимость жемчужины?

– Чем скорее, тем лучше. Надо ещё подумать, как её вернуть на место. Времени для этого немного, до аукциона остаётся 3 дня.

– Тогда, Александр Дмитриевич, я с вашего позволения, как только закончу ужин, забираю колье и поднимаюсь к себе.

За трапезой почти никто не разговаривал, сказывалась усталость и напряжение вечера.

– Ну что же, – ювелир поднялся и взял драгоценное ожерелье, – все нужные инструменты у меня готовы. Лёленька, не согласитесь ли вы мне помогать?

– О! Конечно! Только надо переодеться.

– Нет-нет. Не нужно. Вы удивительно прелестны, а в этом платье просто восхитительны. Если кто-то ещё хочет поприсутствовать, милости прошу.

После этих слов Соломон Феликсович предложил Лёле руку и увёл с собой.

– Царь Соломон удалился со своей избранницей, – констатировала Зина.

– Алекс, ты заметил, как он с ней ласков? – спросил Стас.

– Да… ласков… и не только с ней. Он хорошо воспитан и очень любит женщин. Ну, а к Лёле Михайловне питает небольшую слабость.

– Тебя это не беспокоит?

– Нет. К ней много кто испытывает слабость, …и ты – не исключение, – сказав это, Меньшов чуть насмешливо улыбнулся, будто его это забавляло.

– Я?! – сделал удивлённое лицо Конев.

– Ладно. Я пойду посмотрю, как царь Соломон будет определять подлинность камня, – и Алекс поднялся наверх.

– А мы-то что? В неведении будем? – Зина посмотрела на Стаса.

– Разве это на нас похоже? – шутя спросил он, и они подтянулись за всеми.

***

Ювелир внимательно рассматривал жемчужину с помощью увеличительных стёкол. То, что она настоящая, сомнений не было. Об этом говорили и её увесистость, и блеск, и цвет, а также небольшие, еле заметные неровности. Да, это была жемчужина высшего класса, но какова же была её ценность, вот в чём состоял вопрос. Сделав замеры и исследовав её с помощью рентгена для определения толщины слоя перламутра, Соломон Феликсович открыл книгу с подробным описанием жемчужин Пелегрина и углубился в анализирование данных. Спустя некоторое время он сказал:

– Дорогие мои, вы держите в руках не юсуповскую жемчужину, для этого она слишком крупная, а поскольку и по размеру, и по другим характеристикам она совпадает с описанием жемчужины Элизабет Тейлор, то мы приходим к выводу, что это она и есть. В колье алмазы, рубины и жемчуг тоже настоящие… Как вы знаете, цена ожерелья около 12 миллионов долларов. Так что советую вам быть с ним поосторожней.

Алекс положил драгоценность в бархатную коробочку, которую захватил с собой.

– Ну что же, Соломон Феликсович, спасибо вам. Вы дали ответы на все вопросы… Давайте расходиться, ребята. Утром обсудим дальнейшие действия. Завтра подъём в семь, для девушек – в восемь.

– Я хочу поспать до 9, – сказала Лёля.

– И я, – поддержала её Зиночка.

– Смирнова, ты разлагаешь мне дисциплину. Ещё раз повторяю – подъём в 8.

Затем, наклонившись к Лёльке, тихо сказал ей:

– А твой подъём мы с тобой отдельно обсудим, – и озорные огоньки заиграли в его глазах.

Глава 15. Окно, кот и бассейн

Выйдя от ювелира, все разбрелись по своим комнатам. Меньшов и его помощница шли в одну сторону, потому как комнаты у них были рядом.

– Слушай, Смирнова, мне надо положить колье в сейф, а я что-то не могу надёжный код придумать. Поможешь?

– Надеюсь, никто не будет пробовать его украсть?

– Бережёного – Бог бережёт.

– Ну хорошо, пойдём.

– Какой будет фраза?

– А сейф у тебя не с числовым кодом? – удивилась девушка.

– Нет, вводится фраза.

– Ну, тогда – «смущённый холостяк футболит хрюшку».

– Это что за фраза такая?

– У нас на компьютерах такая парольная защита. Берём по три первые буквы от каждого слова, и получается отличный пароль. Фразы часто меняем.

– Ты, главное, её не забудь.

– Постараюсь. Но ты тоже запомни или запиши.

Положив ожерелье в сейф, Алекс наблюдал, как девушка набирала придуманный ею код.

Раздался звонок на сотовый, Меньшов взял трубку.

– Ну что, как дела? – услышал он голос Владислава Константиновича.

– Звонил вам недавно…

– Знаю-знаю… потому и перезваниваю.

– Колье у нас. Обмен прошёл спокойно и успешно, никто ничего не заподозрил. Ювелир посмотрел изделие, говорит, что оно подлинное, но не юсуповское, а Элизабет Тейлор, которое стоит около 12 млн долларов. Юсуповское дешевле.

– Молодцы! Теперь произведите обмен обратно. Продумай всё… и не затягивай… Относительно Тилбери – тот ещё мошенник, остерегайся. За ним шлейф сомнительных делишек.

– Он пригласил нас с помощницей завтра на речную прогулку на яхте. Сегодня, когда уходили с банкета, я видел его разговаривающим с частным детективом, который следил за домом иорданца.

– Что-то мне подсказывает, что для жемчужины это не очень хорошо, – сказал Лопатин. – Да и на яхте вам делать нечего, понятно, ради кого он вас приглашает. И потом, он не дурак, может что-нибудь заподозрить при более близком знакомстве, если уже не заподозрил. Наверняка частный детектив видел вас у дома и мог об этом сообщить Тилбери.

– Не исключено, – согласился Алекс, – тогда постараюсь отказаться. Шейх нас пригласил завтра в первой половине на игру в теннис.

– Ну, за это я не переживаю, он человек респектабельный, и в теннис ты играешь хорошо. – Владислав Константинович засмеялся и продолжил: – Ладно. Как будет что-то новое, сообщу. Есть мысли, как вернуть колье на место?

 

– Пока нет. Вероятно, придётся лезть в дом. Известно, в какой комнате сейф, есть план дома, и это всё. Мы теперь знакомы с иорданским послом, поэтому можем к нему прийти под каким-нибудь предлогом, а если и шейх с нами пойдёт, так вообще будет замечательно.

– Неплохая идея. Можно сказать, что твоя помощница хотела ещё раз взглянуть на колье, и наплести что-нибудь про её работу по изысканиям в этой области. Завтра отдыхай и думай. Но помни, что времени немного.

– Есть отдыхать, – с задором сказал Алекс.

– Хитрец, – улыбнулся Владислав Константинович, – ну всё, до связи.

Лёлька уже закончила с сейфом и, глядя из окна в сад, ждала, когда он договорит. Наконец Меньшов отключил телефон, она нежно посмотрела на него и сказала:

– Код надёжный, надо будет потрудиться, чтобы взломать его.

– Ты умница, – ласково похвалил ее молодой человек, – я сейчас собираюсь пойти посмотреть, где тут бассейн. Грейс говорила, что он на первом этаже и готов к использованию. Не хочешь пойти со мной поискать и искупаться?

– Можно, только мне надо, наконец, переодеться. Не пойду же я купаться так… – она оглядела свой шикарный наряд.

– Давай расстегну платье, – предложил молодой человек, – тебе будет сложно это сделать самой.

– Да, неудобно. Только расстегни до середины, пожалуйста. – Девушка повернулась к нему спиной.

Он потянул молнию вниз и расстегнул до конца. Лёля только успела подхватить одеяние, поскольку оно собиралось сползти и оставить её в нижнем белье.

– Ну и что ты сделал?

– Как ты просила, – сказал он, обнимая её сзади за талию и целуя в шею, – …прости, не сдержался… какая ты… – прошептал молодой человек.

– А особенно моё кружевное бельё. Я в курсе… Алекс… Не надо… – Лёля отстранилась от него. – Сейчас переоденусь и приду за тобой. – Подобрав волочащийся подол своего платья, она пошла к себе. Как настоящий джентльмен, он решил довести девушку до её двери, помогая придерживать одежду, а затем собрался зайти к ней, потому как в этот момент его доброта готова была простираться гораздо дальше, чем она могла себе это представить.

– А вас я попрошу остаться… здесь, – весело улыбнувшись, сказала Лёлька и вошла к себе в комнату, оставив его за дверью.

Посмотрев с сожалением на закрывшуюся перед ним дверь, он хотел было идти к себе, как вдруг заметил, что в конце коридора открыто окно. Оттуда до него донёсся непонятный шум, потом голос, как будто кто-то называл его имя.

Подойдя ближе к источнику звука и оглядев подоконник, Алекс выглянул на улицу. Перед ним неожиданно возник Стас, который цеплялся одной рукой за выемки в кладке с внешней стороны, а другой держался за ветви плюща. Его ботинки скользили по кирпичному выступу, и он изо всех сил пытался подтянуться, чтобы залезть на второй этаж.

– Ты что это, воздушный гимнаст, тут делаешь? – спросил Алекс.

– Старшой, руку лучше дай, а то никогда не узнаешь, – ответил Стас, с трудом переводя дух.

– Не ожидал, что ты как мартовский кот будешь лазить по Лондонским крышам и подоконникам. Потерять бойца из-за этой его страсти я не могу, – и Меньшов подал ему руку. Втащив товарища в коридор, он вопросительно посмотрел на него, сказав: – Ну и что это всё значит?

– Ты не поверишь.

– Правда?

– Серый соседский котяра утащил у меня из комнаты полпалки колбасы, которые я взял на случай, если проголодаюсь. Я за ним, а он по лианам к этому окну. Пока я залез и подтянулся, кота уж и след простыл, потом слышу, здесь в коридоре кто-то идёт, ну я и решил пока тут посидеть.

– А кто шёл, видел?

– Нет, откуда?

– А что же ты меня по имени звал?

– Так, на всякий случай, вдруг ты.

– Нет, эта легенда не идёт.

– Что, совсем?

– Совсем.

– Ну, видел, но очень смутно… я бы сказал, вообще расплывчато, как в тумане…

– Ах ты болезный! – жалеючи сказал Алекс, – как же ты теперь работать-то будешь, ты же прицел не увидишь.

– Нет, старшой, прицел я вижу хорошо.

– Ну хоть порадовал… А теперь говори, почему, увидев нас, сразу не позвал на помощь.

– Силы ещё сколько-то были, хотя, знаешь, после ранения уже не те…

– Да-да, знаю, дальше…

– Мне показалось, момент не тот…

– О как! Чем же он был не тот?

– Да вижу я плохо, вот и показалось, что не тот.

– А я думаю, зрение у тебя отличное, просто тебе хотелось рассмотреть получше, чем мы заняты…

– Не хотелось смущать ни девушку, ни тебя. Хотя вид у неё был, конечно, интересный, но ты ведь всё заслонял, а про кота всё правда. Кстати, у тебя на плече камешек от её платья, это я ещё тогда заметил…

Теперь это было похоже на правду, поэтому Алекс сказал:

– Ладно. Ты сейчас спать?

– Не знаю. Надо бы расслабиться после таких стрессов.

– В бассейн пойдёшь?

– Нет, я лучше сто грамм коньячка.

– Только не переусердствуй.

– Ты же знаешь, со мной такого не бывает. Только придётся снова что-то на закуску брать.

– Да, кот, похоже, уже закусил и не вернёт, – улыбнулся Меньшов.

– Может, пойдём вместе по коньячку?

– Не сегодня. Когда дело закончим – тогда. И только водки. Эти вина и коктейли – такая…

– Водки нет, только коньяк.

Вдруг в коридоре появился кот, колбасы при нём уже не было.

– Слушай, а что это у него на шее? Видеокамера, что ли? – говоря это, Стас пытался рассмотреть животное.

– Я не вижу. Проверь, – ответил «старшой».

Тогда Конев приторно ласковым голосом позвал «Кис-кис-кис» – котяра, почуяв неладное, быстро ретировался. Боец галопом последовал за ним в надежде догнать.

В этот момент Лёлька вышла из комнаты в махровом халате с полотенцем через плечо. Увидев убегающего за поворот Стаса, недоумённо спросила:

– Куда это он?

– Умчался вдаль… по делу, по неотложному, – объяснил Меньшов.

– А-а… Понятно… А ты прямо так, в костюме пойдёшь? Я думала, ты переоденешься.

– Я тоже так думал. Подожди меня буквально 5 минут, пойду всё же поменяю костюм на халат, я быстро.

– Ладно.

Лёлька осталась одна. Из приоткрытого окна в коридоре дул прохладный ветерок. Подойдя к нему и распахнув створку, она с удовольствием стала вдыхать душистый воздух. Вдруг где-то рядом раздался шум и шелест, будто кто-то продирался сквозь листву, и перед ней возник серый пушистый кот. Она погладила его по спинке и взяла на руки, раздалось довольное мурчание.

– Ты откуда взялся? – обратилась она к нему, но кот не настроен был отвечать.

Неожиданно снизу раздался голос Стаса:

– Лёля, держи его, я сейчас поднимусь.

– Держу, – ответила она голосу, потому как самого Конева видно не было.

Боец быстро прошёл на второй этаж и, подойдя к ней, стал внимательно осматривать кису, особенно его ошейник, на котором временами загорался огонёк.

– А-а, да это просто маячок, чтобы хозяева могли знать его местоположение, – сказал он.

– А ты что подумал?

– Ничего, просто не понял, что это. Дай-ка мне Саймона. Пойду выпущу его на соседскую территорию.

– С чего ты взял, что его зовут Саймон?

– На ошейнике написано.

Алекс вышел из комнаты и увидел момент передачи кота.

– Я вижу, вы его поймали, – сказал он, обращаясь к ним.

– Да, Лёля помогла, – ответил Стас и тепло посмотрел на девушку.

– Пока окно открыто, у меня ощущение, что оттуда сегодня ещё кто-то может вылезти, – Алекс закрыл створку и повернул ручку.

Его боец тем временем ушёл, захватив с собой Саймона.

– Ну что, идём? – спросила Лёлька и тряхнула полотенцем.

– Идём, – утвердительно ответил молодой человек.

Спускаясь вниз, он обнял её за талию одной рукой. Она ничего не имела против и дружески улыбнулась. Это взбодрило его, и молодой человек невольно сжал девушку сильнее. Каждая её ласковая улыбка отражалась в его душе неким немым призывом к более решительным действиям.

– Меньшов, ослабь хватку, мне больно. Я не убегу, честно, – пошутила она.

– Прости, не рассчитал.

Бассейн был небольшим, но достаточным, чтобы поплавать и освежиться.

– Смотри, здесь стоит система по очистке и подогреву воды, – сказал Алекс, когда они стали осматривать помещение, – можно так же регулировать как температуру воды, так и воздуха.

– Здорово. Сделай потеплее. Я люблю, когда тепло.

– Хозяева, видимо, тоже любят тепло.

– Интересно, а чей это дом?

– Грейс сказала, что этот дом некогда принадлежал английскому аристократу, потом писателю, а теперь мистеру Макрилу, который любезно сдал его нам. Сам он здесь бывает редко. Хотя Хэмпстед мне лично очень нравится. А какая история! Вот, например, Фентон-Хаус, расположенный неподалёку от нас. Тебе надо обязательно его увидеть. Этот особняк построен в 1693 году и является одним из старейших домов в Хэмпстеде. Леди Биннинг, бывшая последней его владелицей, в 1952 году передала Фентон-Хаус Национальному фонду. Сейчас в особняке находится музей. Там хранится коллекция старинных клавишных музыкальных инструментов Бентонит Флетчера, а также коллекции фарфора, рукоделия XVII века, мебели георгианского периода, живописи…

В этот момент Лёля развязала пояс халата и, не спеша сняв его, положила на единственное пластмассовое кресло, стоявшее там. Оставшись в купальнике, она села на бортик бассейна и опустила ноги в воду. Алекс приостановил свою речь, наблюдая за ней, но затем продолжил:

– …Так я про коллекцию живописи, …в которой есть портреты Уильяма IV и Георга IV. Особняк окружён 300-летним большим садом, в котором растёт множество фруктовых деревьев, в том числе более 30 видов яблонь и розы… Мы с тобой ещё нигде не были. Я обязательно покажу тебе Лондон, когда всё закончим. И обязательно посидим в местном пабе, так сказать, окунёмся в настоящую Англию. Местные легенды говорят, что здесь есть дома с привидениями. За два дома от нас какой-то доктор в XVIII веке убил свою жену и спрятал в подвале, а она, по слухам, до сих пор ходит по дому и хлопает дверями и окнами, – Алекс изобразил звук воющего привидения, затем снял свой халат и бросил на кресло.

– Англичане, одним словом, – сказала Лёлька, – у них что не особняк, то с привидением. Не знаю, кто у них там чем хлопает, а у нас Конев с соседским котом вместо привидений. И вообще, мне нравится наш домик.

– Ты бы хотела такой?

– Да, но только здесь надо жить семьёй, неплохо бы ещё иметь кухарку, горничную и садовника.

– Мне тоже нравится этот дом, а если бы ты жила здесь со мной, то он бы мне нравился ещё больше. Если я устрою для тебя такой особнячок, ты согласишься стать моей женой и родить мне малышей?

– Ты это серьёзно?

– Вполне.

Лёлька решила всё превратить в шутку.

– Боюсь, что девушки, которые нуждаются в твоём обществе, а таких немало, очень расстроятся, – с улыбкой сказала она, – я уж не говорю про Кэтрин, которая завтра возлагает на тебя большие надежды.

Он с разбега нырнул в бассейн и доплыл до противоположного бортика. Вода приятно освежила его тело.

– Так я не понял? Ты мне отказала? – продолжил разговор Меньшов.

– Ты о чём? – лукаво улыбаясь, спросила Лёлька.

– А, девочка моя, хочешь поиграть?

Он снова нырнул и, схватив её за ноги, стянул в воду под её крики и его смех. Выплыв, она старалась за что-нибудь схватиться, и этим чем-нибудь оказался Алекс. Обхватив своими руками его шею и тренированные плечи, Лёля старалась отдышаться.

– Сашка, я думала, что ты повзрослел, – она очень редко его так называла.

– Не уходи от темы. Ну так что? Ты мне отказала?

– Нет.

– Так, значит, ты согласилась?

– Нет.

– Не понял…

– Я думаю… Имею я право подумать? С одной стороны, замужем я ещё не была, можно попробовать, – она явно шутила, – но с другой стороны – большинство говорит, что там ничего хорошего. А вдруг мне не понравится? – Её руки всё ещё лежали на его плечах.

– Лёлик, девочка моя, – ласково сказал он и положил руки ей на талию, ощущая, что сердце его рядом с ней размякает как мякиш, – котёнок, ответь серьёзно.

– Серьёзно? – она засмеялась, – Ну ладно, ладно, сейчас, – и сделав серьёзное лицо, добавила: – Я серьёзна как никогда.

– Ну?

– Не сегодня. Я слишком устала для таких разговоров, и потом, ты ведь знаешь, что я тебя люблю, – она снова лукаво заулыбалась. – Ты один из самых лучших моих друзей.

Понимая, что сейчас ему ничего не добиться, он сказал:

– Ладно, давай, кто быстрее доплывёт до противоположного бортика.

Поплавав ещё какое-то время, они вышли из воды.

– Что-то меня в сон клонит. Поздно уже, – заметила девушка, накинув халат. – Где твоё полотенце?

– Я забыл.

– Ты не меняешься, всё как раньше. – Взяв своё полотенце, она стала вытирать ему лицо и волосы. Молодой человек нежно поцеловал её руку, тогда девушка набросила полотенце ему на плечи. – …Дальше – сам.

 

Меньшов быстро оделся, и они пошли наверх. Дойдя до её комнаты, он сказал:

– Слушай, у тебя интернет хорошо ловит, а у меня совсем никак. Мне кое-что посмотреть надо. Зайду к тебе минут через 10.

– На первом этаже нормально ловит.

– Здесь ближе, – ответил молодой человек, – заодно пожелаю тебе спокойной ночи.

– Алекс, – Лёлька посмотрела на него умным, озорным взглядом, – я знаю, чего ты хочешь.

– Откуда? – разыграв недоумение, спросил он.

Девушка засмеялась.

– Считай, что читаю по глазам.

– Правда? И чего же я хочу? – Алекс обнял её за талию.

– Ты хочешь… – она сделала паузу и указала пальцем на себя.

– Давно хочу, но уже теряю надежду.

– Теряешь надежду? – спросила она недоумённо. – Не верю… Хотя ты и перепробовал для этого много способов, но я не сомневаюсь, что у тебя в запасе есть ещё несколько.

– Не сомневайся, – после этих слов он обнял её сильнее и, прижав к себе, поцеловал долгим поцелуем.

Она обвила его шею своими руками.

– Я люблю тебя, – прошептал он и снова поцеловал, – и не представляю, как жить без тебя.

– Тебе так кажется, – произнесла девушка и положила свою ладонь на его губы, не давая целовать себя, – перестань. Я ещё не решила, смогу ли быть с тобой, и не поняла, нужна ли тебе.

– Ты любишь меня?

– Ты знаешь…

– Нет, не знаю.

– Знаешь… Я пойду… спокойной ночи, – сказала она, освобождаясь от его объятий и посмотрев на него ласково и печально.

– Спокойной ночи, – ответил он.

Вид у неё был очень трогательный. Заметив нежную грусть на её лице, он почувствовал, что сердце его дрогнуло и сжалось в груди от желания сделать всё, только чтобы она снова улыбалась.

Девушка вошла к себе в комнату и закрыла дверь.

Алексу ничего не оставалось, как направиться в свои апартаменты. «Не понимаю, как ей всегда удаётся всё сделать по-своему. Только посмотрит на меня ласково и скажет доброе слово, и я готов ради неё на всё… Как приклеенный за ней хожу. Мне кажется, что не живу без неё, а она ещё думает, верить мне или нет… Однако какая крепкая броня у этого нежного взгляда, …ведь ради него и её улыбки половина пацанов в нашем классе готовы были прыгнуть с 20-метровой вышки в воду… И всё же …ей уже не 17 лет, теперь она должна бы стать проще и доступней. Хотя, конечно, Лёля воспитана в строгом отношении к таким вещам, и мне это нравится… Но… как же Алану удалось? Неужели она влюбилась в него и потеряла голову? – Чувство ревности неприятно зашевелилось в его душе, он невольно вспомнил её восхищенный взгляд, брошенный на гитариста. – От меня она голову не теряла…»

Его размышления прервал телефонный звонок. В трубке раздался голос Владислава Константиновича.

– Алекс, что, спишь?

– Нет ещё.

– Ты один?

– Да.

– Это хорошо… Слушай внимательно, мне сейчас позвонили хорошие люди из посольства. Им сообщили, что час назад из сейфа в доме доверенного лица иорданского короля, Рамдуха Али Хасана, пропало колье. Подробности не знаю. Но это может иметь последствия, возможно, для нас нежелательные. Тот, кто украл, наверняка проверит жемчужину и поймёт, что она не настоящая. А перед приёмом специалист подтвердил её подлинность. Напросится вывод, что её подменили на приёме. Понимаешь, что это для нас значит?

– Возникнет вопрос, кто мог это сделать?

– Вот именно. И вспомнят про тебя, – сказал Владислав Константинович.

– Возможно. Но сейчас нам надо постараться понять, кто украл ожерелье из дома Рамдуха. Попробую завтра прощупать новых знакомых. Наверняка все разговоры будут касаться этого события.

– Как бы они тебя не прощупали. Ведь ты весь вечер был около иорданки. Если они тебя заподозрят, то будут искать настоящее колье в твоём доме. Так что, вот так.

– Понятно.

– Ну, бывай, – попрощался шеф.

Отключив телефон, Алекс сел на кровать, ему захотелось выругаться: всё опять шло не так. Первое, что пришло ему в голову, было – что к этому причастен Тилбери. Но нельзя исключать и шейха, который мог бы организовать кражу, раз купить по предлагаемой им цене не удалось. Ещё возможен вариант и с неизвестным действующим лицом. На этом он решил остановиться и лечь спать. Здоровый молодой организм моментально погрузился в глубокий сон.

Рейтинг@Mail.ru