Простое дело с жемчужиной. Часть 2

Мария Никитина
Простое дело с жемчужиной. Часть 2

Глава 4. Перелёт Москва – Лондон

У стойки регистрации на лондонский рейс стояла уже солидная толпа. Меньшов заметил ювелира, и они подошли к нему.

– Добрый вечер, Соломон Феликсович. Давно пришли?

– Добрый вечер, молодые люди, – ответил он, – Лёленька, – ювелир в знак приветствия поцеловал руку Смирновой и продолжил: – Я специально пораньше пришёл, уже минут 20 стою здесь. Я всё стараюсь делать заблаговременно.

– Это хорошо, – ответил Меньшов. Но тут он заметил Стаса, ищущего их, и, подняв руку, крикнул: – Стас!

Конев сделал знак, что заметил его. Подойдя к ним, он со всеми поздоровался. Лёля протянула Стасу руку для рукопожатия. Он увидел, как её маленькая, тоненькая ручка утонула в его большой ладони, и не рискнул её пожать, а только бережно, будто боясь повредить, накрыл второй рукой и не то похлопал, не то погладил.

У Меньшова это вызвало улыбку.

– Что-то ты раньше так руки не пожимал, – шутя сказал он Коневу.

– Просто не представлялся случай, – ответил Стас.

– А-а, вон как! Ты, значит, ждал момента, чтобы блеснуть?

– Типа того, – сказал Конев.

Вскоре появился Владислав Константинович. Регистрация на рейс уже шла.

Он подошёл к группе и, поздоровавшись, спросил:

– Где Зина?

– Нет ещё, – ответил Алекс, – если через 15 минут не появится, буду звонить.

– Звони сейчас, – сказал Владислав Константинович.

Меньшов набрал её номер, но тут увидел, что она продвигается от входа с чемоданом.

– Стас, вон Зина появилась. Встреть даму и помоги с багажом, – сказал он.

Конев молча пошёл навстречу Зиночке. Когда группа собралась, Владислав Константинович ещё раз напомнил всем их обязанности.

– Едете под видом простых туристов. Ведёте себя естественно. Только взаимопонимание и взаимовыручка, и ничего!.. что может помешать работе… Это понятно? – закончил он.

Соломон Феликсович успокоительно произнёс:

– Всё ясно, дорогой Владислав Константинович, думаю, все всё поняли.

– Соломон Феликсович, это я вон для них говорю, – он кивнул в сторону Меньшова, – молодые ещё.

– Ну, дорогой мой, всё поправимо. Каких-нибудь лет 10–15, и молодости как не бывало.

Они по-стариковски похлопали друг друга по плечу.

Затем Лопатин передал Меньшову плоскую сумку с колье и документами на него. Они прошли регистрацию и вскоре отправились на посадку.

– Ну всё, с Богом, ребята, – сказал Владислав Константинович.

Они кивнули и, пройдя через турникет, пошли на досмотр.

***

В самолёте в каждом ряду с двух сторон было по три места, разделённых проходом. Лёля заняла кресло около окна. Алекс рассчитывал сесть рядом с ней, но Соломон Феликсович опередил его, и Меньшову пришлось довольствоваться местом рядом с ювелиром. Алекс предложил ему поменяться, но тот отказался, сказав, что посередине чувствует себя гораздо безопаснее. Меньшову такое объяснение показалось неубедительным. Но пришлось смириться с причудой старика. Впереди было около 5 часов полёта.

Расположившиеся неподалёку Зиночка и Стас, оживлённо разговаривали. Потом стали вместе разгадывать кроссворд. И Алекс подумал, как было бы здорово сейчас сидеть рядом с Лёлькой и тоже разгадывать кроссворд, смеяться над её шутливыми остроумными отгадками и заглядывать в её синие глаза. Он подался вперёд, стараясь увидеть, что она делает.

Несмотря на отеческую заботу ювелира, взгляд, которым она одарила Алекса, был нежным и давал понять, что она охотнее бы сидела рядом с ним. Соломон Феликсович то укутывал её пледом, то брал для неё горячий чай, то развлекал забавными историями. Когда она задремала, Алекс потянулся, чтобы поправить сползающий с неё плед. Но Соломон Феликсович подумал, что он хочет её разбудить, и остановил его: «Нет-нет. Посмотрите, она уснула. Не будите. Пусть поспит», – и поправил плед сам.

Такая забота со стороны ювелира начала раздражать Алекса, и он стал обдумывать, как пересадить его на другое место.

Исследовав содержимое своих карманов, Меньшов обнаружил таблетки, используемые для очищения желудка, и решил применить минимальную дозу, чтобы вызвать лишь ощущение лёгкой тошноты. Когда принесли воду, он незаметно растворил полтаблетки в стакане и немного попробовал. Было противно. Тогда добавил туда апельсиновый сок и снова попробовал. На этот раз снадобье было довольно вкусным и готовым к употреблению. Протянув стакан ювелиру, Алекс сказал:

– Необыкновенно освежает. Попробуйте.

Соломон Феликсович, полюбовавшись на напиток, вместо того чтобы выпить, протянул Лёльке. Она приняла «переходящий кубок» и поднесла его к губам, но, увидев, что Алекс смотрит на неё выпученными глазами, подобно испуганному молодому орангутангу, и непонятно жестикулирует, остановилась.

– Что? – спросила она.

– Ничего, …но мне кажется …за окном хорошая погода, – ответил он, глядя на неё неестественно простодушным взглядом.

– Ты что, Меньшов? Какая погода? – сказала Лёлька и недоумённо посмотрела в тёмный иллюминатор, за которым была ночь. – Не хочу тебя расстраивать, но в Лондоне обещали дождь.

Молодой человек готов был уже забрать стакан из её рук, мотивировав это внезапным приступом жажды, и облегчённо вздохнул, когда она передала сок обратно ювелиру. Затем Соломон Феликсович не спеша выпил полстакана. Меньшов подумал, что доза слишком мала и результата не будет. Но спустя минут 10 ювелир сказал, что его стало укачивать, и попросил поменяться с Алексом местами, чтобы сидеть с краю. Ему казалось, что там больше воздуха. Молодой человек тут же исполнил его просьбу. Более того, он включил сильнее кондиционер и направил на ювелира. Соломон Феликсович поблагодарил, и Меньшов почувствовал небольшие угрызения совести. Но, увидев, что старику полегчало, успокоился. Теперь он, наконец, мог повернуться к Лёльке. Она встретила его весёлым взглядом и улыбнулась.

– Только не говори, что ты соскучилась по мне, – сказал он.

– Нет, конечно, не скажу, тем более, что мне не давали скучать.

– Ну а чуть-чуть?

– Ну, может чуть-чуть. – Она бросила на него один из тех нежных, озорных взглядов, от которых у него усиливалось желание жить.

Удовлетворённо посмотрев на неё, он открыл журнал и продолжил:

– Ну что, спать будем или побалуемся кроссвордом?

– Давай кроссворд, – ответила она.

Смеясь над остроумными шутливыми предположениями друг друга, они то разглядывали вместе страницу с вопросами, то она прислоняла голову к его плечу, то нежно и озорно смотрела на него, а он не мог оторвать взгляда от её синих глаз. Наконец, Лёлька сказала.

– Всё, я больше не могу смеяться. Мы ведь отгадали половину кроссворда?

– Да. Но если бы ты была посерьёзней, то давно бы отгадали весь.

– Я? Посерьёзней? А ты?

– Ну и я тоже.

Весь салон уже спал, и их тоже стало клонить в сон. Она положила свою голову ему на плечо. Он захотел создать ей более комфортные условия. Свернув свой плед и положив его к себе на колени, Алекс уложил девушку на него.

– Ложись, чтобы тебе было удобно, – ласково сказал Меньшов.

Лёлька закрыла глаза и почувствовала, что он сверху обнял её рукой. «Почему мне так хорошо? …Ещё сейчас скажу, что скучала по нему… Ну да… ещё как…» – подумала она.

Глава 5. Сумрачный Лондон

Международный аэропорт Хитроу, раскинувшийся огромной волной, производил впечатление межгалактического космодрома. Кругом в небе мерцали огни самолётов, взлётные полосы были ярко освещены, а сам аэропорт выглядел как сияющая звезда. Проводив вышедших из него гостей яркими вспышками огней, он передал их в объятия ночного Лондона, который встретил наших туристов мелким моросящим дождём и промозглой погодой. Дул неприятный северный ветер. Постояв под дождём в ожидании такси несколько минут, Лёлька сказала, обращаясь к Меньшову:

– И где ты ночью увидел хорошую погоду?

– Да, Александр Дмитриевич, с погодой вы ошиблись, – поддержал её ювелир.

– О, ты вчера предсказывал погоду? – иронично спросил Стас.

– Отвечаю всем интересующимся этим вопросом – предсказывал, но, как видите, не угадал. – Алекс сделал небольшую паузу и продолжил: – Сейчас так, едем в Хартфордшир, в Хэмпстед, улица Хэмпстед Грув, 1121. Там нас ждёт душ, завтрак и сон до 11 утра. После обеда встречаем машину с оборудованием. Они позвонят, как будут подъезжать.

– А комнаты разные? Или в одной разместимся? – поинтересовалась Зиночка. – Я как-то уже попадала в такую ситуацию, да ещё без душа.

– Не волнуйся, у каждого своя комната, – ответил Меньшов, – и душ в каждой комнате.

– Алекс, ты красавчик, – сказала Зинка кокетливо, – ты просто супер.

– Я знаю, – спокойно сказал он, – но благодарить ты должна не меня, а заказчика, который снял нам дом.

***

Хэмпстед в настоящее время – один из самых престижных районов Лондона, в котором любят селиться миллионеры. В прошлом это была небольшая деревня в пригороде с очаровательными улочками, застроенными таунхаусами, домами и виллами, сохранившимися и сейчас. У Хэмпстеда редкая способность привлекать спокойствием людей, сбежавших когда-то от опасностей мира, а сегодня ищущих места для сосредоточения и творчества. Проходя по его улочкам, сквозь цветущие ветви гортензий то там, то тут на стенах домов можно рассмотреть круглые памятные таблички. Ведь в Хэмпстеде когда-то жили лорд Байрон, Джон Констебл, Чарльз Диккенс, Герберт Уэллс, семейство Киплингов, Джордж Оруэлл, Агата Кристи, балерина Анна Павлова, Зигмунд Фрейд и многие другие, да и сейчас здесь проживает немало знаменитостей.

Именно в этом уголке Англии наших путешественников ждал уютный двухэтажный особнячок из красного кирпича, крышу которого покрывала черепица. Второй этаж коттеджа был густо заплетён плющом, благодаря этому дом был похож на средневековый замок, даже несмотря на то, что панорамные окна первого этажа, напоминавшие аквариум, смазывали это впечатление. Зелёный ухоженный газон перед особняком был огорожен плотным, высоким, аккуратно подстриженным кустарником, а вдоль дорожек, выложенных серыми тротуарными плитами, росли кусты роз. Складывалось ощущение, что всё вокруг утопает в зелени. За коттеджем виднелся сад и небольшая беседка, а также примыкающий к дому гараж.

 

– Просто блеск, – сказала Зинка, когда они вышли из такси.

В холле их встретила экономка, женщина лет 50 со строгим, волевым лицом, звали её Грейс Вейт. Она показала им апартаменты и сказала, что приходить убирать будет 2 раза в неделю. Потом проводила их в гостиную, где уже был накрыт завтрак. Алекс поблагодарил её. Грейс оставила ключи и удалилась.

***

Около 12 часов дня прибыла машина с техникой. Это был фургон марки «Мерседес». Поставив автомобиль в гараж, мужчины ушли в дом, а Зиночка и Лёля стали проверять аппаратуру. Через некоторое время к ним заглянул Меньшов.

– Ну, как дела? – спросил Алекс у Зины.

– Всё норм, – ответила она.

– Всё исправно?

– Вполне, – сказала Полянская.

– Как новенькая? Разобралась что где? – спросил Алекс, имея в виду Смирнову.

– Норм. Как оказалось, с некоторыми штуками она уже знакома… – Зинка улыбнулась и включила прослушивающий радар, направив его на соседний дом.

Лёлька прибавила звук, и они услышали разговор женщины с котом. Разговор шёл, само собой, на английском языке, и Зинка не всё понимала. Тогда Смирнова стала переводить:

– Она говорит, что ему нужно не копаться в горшках с цветами, а идти в сад и, как все нормальные коты, рыть ямки в саду.

Полянская нажала кнопку, и пошёл повтор этого разговора в записи.

– Пишет нормально. Аппаратура вся в полной готовности, – сказала Зина.

– Хорошо. Закрывай всё тут… Теперь так. Ты, Стас и ювелир остаётесь в доме.

– Ладно, понятно, – сказала Зинка.

Он повернулся к Лёле.

– А мы с тобой поедем к дому, где находится сейчас колье, и постараемся максимально разузнать о тех, кто там остановился.

– И как мы это будем делать?

– На месте увидишь.

– Ладно… Я тогда – переодеваться. – И Лёлька направилась к выходу.

– Я провожу, – сказал молодой человек и пошёл за ней, взяв необходимую аппаратуру.

– Да, обязательно проводи, – усмехнулась Зина, – вдруг заблудится.

Но он уже не слышал её слов. Группа Меньшова разместилась на втором этаже, несмотря на то, что на первом тоже были апартаменты для гостей. Подойдя к своей комнате, Лёля остановилась.

– Всё, спасибо, что проводил.

– Да, пожалуйста. Но я могу помочь тебе переодеться, чтобы было быстрее.

– Нет, лучше не надо.

– Откуда ты можешь знать, что лучше, если ты не пробовала? – удивлённо спросил он.

Леля улыбнулась.

– Ладно, – сказал он, – вижу, что тебе это известно… Жду тебя внизу.

Спустившись вниз, Алекс пошёл к машине, которую арендовал на 2 недели. Это был внедорожник «Паджеро». По его словам, эта машина не бросается в глаза на улицах Лондона.

Лёлька не заставила себя долго ждать и уже через 10 минут была готова. Выглядела она элегантно, очень милый тёмно-серый брючный костюм, светлый плащ и пастельного тона шейный платок. Она взяла складной зонтик и покрутила в руках чёрные солнцезащитные очки. Её немного смущало, что на улице не было даже намёка на солнце, да ещё пытался накрапывать мелкий дождик, но желание надеть очки оказалось сильнее здравого смысла. Когда она села в машину Алекс не смог промолчать.

– Ты в них что-нибудь видишь? – спросил он, имея в виду очки.

– Хорошо вижу.

– Скажи мне, что написано на вывеске противоположного дома?

Лелька сняла очки и прочитала название ресторанчика «Брекфест».

– Понятно, – сказал он, – ты будешь как слепой кот Базилио, пока не снимешь их.

– Уговорил, – сказала она и убрала очки в сумочку.

Глава 6. Игра в шпионов

Район Мэйфер, расположенный между Гайд-парком и Риджент-стрит, куда они направились, уже в середине XVII века считался модным кварталом. Обилие роскошных особняков сделало его местом расположения иностранных посольств. Здесь же находились шикарные улицы, в том числе Парк-лейн, на которой стоят дворцы английской аристократии, и Бонд-стрит – мировой центр продажи предметов роскоши.

Меньшова интересовала улица Риджент-стрит, 1229 – именно по этому адресу остановились трое незнакомцев, там же пребывало и колье.

Они припарковались неподалёку от дома. С этого места хорошо были видны ворота и дом.

– Вот этот особняк, – сказал Алекс, – понаблюдаем пока отсюда.

Территория дома была охраняемая. Лёлька увидела, что один охранник дежурит у ворот. Через некоторое время к нему подошёл второй и сменил его. В это время Алекс сделал несколько снимков, сфотографировав их… Прошло ещё около 2 часов, но ничего не происходило, и у Лёли стали слипаться глаза.

– Не спать, – сказал Меньшов ей на ухо.

Она немного вздрогнула и сказала:

– Нет-нет, не сплю, просто засыпаю.

– Понимаю, что ты не отдохнула. Зато сегодня ночью выспишься.

– Хотелось бы. Что-то последние дни были слишком напряжёнными.

– Приду спеть тебе колыбельную и…

Алекс не закончил и начал быстро фотографировать, так как в этот момент из дома вышел человек и сказал что-то по-арабски. Охранник у ворот кивнул, и тот снова исчез в доме. Ничего нового больше не происходило.

Через час они поехали на прилегающую улицу в поисках укромного места. Наконец Алекс нашёл небольшой безлюдный переулок и заехал в него. От того места, где они остановились, до усадьбы, за которой наблюдали, было не более 150 метров. Они вышли из машины. Меньшов открыл большую спортивную сумку, достал складной квадрокоптер DJI Matrice 210 RTK с пультом управления, подготовил его к работе. Дрон был много чем оснащён, в том числе видеокамерой, инфракрасным датчиком и компактным TTWS-радаром, или, другими словами, сканером местности, в котором было скомбинировано сразу множество технологий. Он посылал радиоволны и излучение до 10 ГГц, в результате не только улавливал наличие живых существ, но и получал довольно точную картинку местности или дома с перекрытиями, отклонения составляли всего 2,5 см.

Алекс осмотрел переулок и запустил летающий объект. Лёлю он попросил следить за записью сигналов. По картинке с видеокамеры они увидели, что дрон над участком. Лёлька включила сканер. Радар работал на высоте до 70 метров, Меньшов поднял его на уровень 40–50 метров. Пролетев над нужным квадратом два раза, сканер создал схему двухэтажного дома и живых существ на всей территории. Лёля сразу отправила запись с радара и видеокамеры Зине для подробного анализа и идентификации живых существ.

Алекс начал уже уводить дрон с участка, но охранники заметили летающий объект и стали стрелять. Максимальная высота и дальность полёта квадрокоптера достигала 500 метров. Благодаря этому, подняв его до 200 метров над землей, Меньшов окольными путями довёл дрон до переулка и благополучно приземлил. Лёля молча наблюдала за его действиями и старалась не мешать. Взяв аппарат, он аккуратно сложил его.

– Плохо, что заметили, – подосадовал Меньшов. – Ну ладно. Проанализируем полученную информацию и тогда будем думать дальше. Хотя надо бы вечером снова сюда наведаться и просканировать весь участок, вдруг живых объектов станет больше.

Лёле всё это было очень интересно, и ей казалось, что они, как в детстве, играют в шпионов.

– Поедем сейчас с тобой пообедаем, – продолжил Алекс, – купим нашим что-нибудь к чаю. Обед им должны были принести из ресторана напротив. Хозяин особняка договорился, что завтрак, обед и ужин будут доставлять оттуда.

– Хорошо, – сказала Лёлька, – поехали пообедаем. Я, если честно, уже давно есть хочу.

– Сколько возьмём пирожных и коктейлей? – спросил он, весело глядя на неё.

– Пять! Пять пирожных и пять коктейлей.

– Ты на всех?

– Что, на всех?.. Я буду пять пирожных и пять коктейлей.

– Мы с тобой к пирожным ещё вернёмся, после того как ты съешь основные блюда.

Они подъехали к ресторанчику. Последовав совету Алекса, пирожные и коктейли она заказала после основных блюд и смогла одолеть только по одному. Хорошо подкрепившись и взяв корзиночку со сладостями на всю группу и бутылку минеральной воды для ювелира, они направились в свой особнячок на Хэмпстед-грув.

– Соломон Феликсович очень внимателен ко мне, – сказала Лёля, – рада, что смогу сделать ему приятное.

– А на меня твоя доброта распространяется или это только для пожилого компаньона?

– Если хочешь, я тебе тоже куплю бутылку минеральной… – примирительно предложила она. – Нет?.. Ну как знаешь… Какое у них вкусное пирожное буше, во рту тает. Надо было взять пять, нет, ну хотя бы три, я бы смогла съесть… ну, может, не сразу…

– Ну-ну, – засмеялся Алекс. – Если бы я хотел тебя откормить, то купил бы тебе штук десять. Но ты у меня для другого, – сказал он полушутя.

– Очень интересно. Я чего-то не знаю? Я думала, что приехала посмотреть на жемчужину, а меня, оказывается, используют вслепую. Это для чего же я? – произнесла она, нежно и весело глядя на него.

– Трудно говорить, когда на тебя так смотрят.

– Это что-то новенькое, – засмеялась Лёля, – ты просто не хочешь отвечать.

– Почему? Отвечу… девушки для работы нужны стройные и красивые, – он окинул её взглядом. – Их тогда можно брать с собой на рауты для отвлечения внимания.

– Ты, значит, преследовал корыстные цели, когда пригласил меня с собой? – В её синих глазах играли озорные огоньки.

– Исключительно корыстные.

Они подъехали к своему особнячку, и Алекс припарковал машину около гаража.

– Я и не знала, что ты такой продуманный.

– Ещё какой! – согласился он, продолжая играть в её игру.

– Хитрый, беспринципный, корыстный и изворотливый тип, которому нельзя верить, – сказала она, продолжая смотреть на него.

Он не встречал ни одной девушки, которая могла бы смотреть как Лёлька. В этом взгляде было всё: нежность, женственность, какая-то тайна, любовь, милое лукавство и жизнелюбие. Конечно, бывало, что она грустила, тогда взгляд становился печальным, нежным и очень трогательным. Когда же Смирнова решала какие-то вопросы, то он становился глубоким и серьёзным, какой бывает у умных девушек с богатым внутренним миром, и Алексу в эти моменты казалось, что она видит самые потаённые уголки его сердца.

Но сейчас Лёлька смотрела так, что притягивала его как магнит. Радовало только одно: ему не придётся лезть на третий этаж. Не справившись с притяжением, он обнял её и тихо произнёс:

– Да, я такой… очень корыстный…

Алекс ждал, что она оттолкнёт его, но этого не произошло. Тогда он нежно и осторожно поцеловал девушку. Появилось ощущение, что мир вокруг перестаёт существовать. Но неожиданно и не вовремя зазвонил сотовый, отвечать ему не хотелось, но Леля настояла, сказав: «А вдруг это что-то важное».

Пока молодой человек брал трубку, она быстро вышла из машины, и тут Алекс увидел, что звонок был от неё. В это время девушка, мило улыбаясь, помахала ему рукой и вошла в дом. Обижаться на это лукавое созданье было невозможно, всё равно что на ребёнка, который стукнул вас машинкой по голове, когда вы пытались её у него отобрать. Алекс откинулся на спинку сиденья.

– Ну и кто из нас хитрый и изворотливый тип, которому нельзя верить… – сказал он и, взяв из машины всё необходимое, направился к дому.

***

Лёля зашла в гостиную. Ювелир со Стасом играли в преферанс, а Зина сидела с ноутом за небольшим столиком и анализировала информацию, полученную по делу.

– Приехали уже? Я думала, будете позже, – сказала она, – скоро закончу и скажу «Who is who» ( Кто есть кто).

– Мы вам купили пирожные, Алекс сейчас принесёт.

– Лёленька, идите с нами сыграйте, – пригласил ювелир.

– Пока нет. Спасибо. Пойду поставлю чай.

Вскоре пришёл Алекс с корзинкой сладостей. Лёля разлила чай по чашкам и выложила пирожные на блюдо. Поставив всё это на поднос, отнесла за столик к Зине и села рядом с ней на диван.

– Всё готово. Идите пить чай, – громко позвала она остальных.

– Лёленька, спасибо, из ваших рук даже яд покажется живительным эликсиром. – С этими словами ювелир взял кружку из её рук.

– Надеюсь, что яд вы не подмешали? – спросил Конев. Новый член команды явно вызывал у него интерес.

Лёля весело и загадочно улыбнулась, глядя на него, и промолчала.

– Я бы не был в этом уверен, – пошутил Алекс.

– Вам же сказали – даже яд станет из моих рук живительным эликсиром, так что пейте, не бойтесь. – После этих слов она слегка засмеялась.

– Как-то меня беспокоит её весёлость. Что, рискнём? – спросил Стас, обращаясь к Алексу.

– Риск – это наше с тобой второе имя, – ответил Меньшов, и они взяли свои кружки.

 

Затем все сели за Зинин столик. Алекс занял место рядом с Полянской. Она распечатала готовую схему дома с распознанием всех живых существ на территории. Оказалось, что во дворе 2 охранника и 2 собаки, а в доме три человека.

– Фото, которые вы сделали, я отправила в Москву. Недавно пришёл ответ, сейчас посмотрим, – сообщила Зина, при этом положив ладонь на плечо Алекса. – Двое из охраны – личности не установлены, а вот с третьим вам повезло, это доверенное лицо иорданского короля, некто Рамдух Али Хасан. Так что с жемчужиной приехал он.

– Зинуль, ты молодец, оперативно сработала, – сказал Меньшов и, дружески похлопав её по ладони на своём плече, встал из-за стола.

– Стараюсь, – ответила она.

Подойдя к окну, Меньшов какое-то время задумчиво смотрел вдаль.

– Ну что, Алекс? – спросил Стас, – когда попытаемся проникнуть в дом? Может, отвлекающий манёвр, типа пожар?

– Возможно. Но рано ещё. Слишком мало сведений. Денёк-другой понаблюдаем. Время позволяет.

– Значит, пока будем с вами играть в преферанс, дорогой мой, – сказал Соломон Феликсович, обращаясь к Коневу.

У Меньшова зазвонил телефон.

– Да, Владислав Константинович, как раз хотел вам звонить. Как вы знаете, личность приехавшего с жемчужиной установлена. Да, иорданец, как и думали… Схема дома готова, сейф с жемчужиной в комнате, находящейся посередине 2-го этажа, там, похоже, всё время дежурит человек и 2 охранника во дворе… Ясно, что люди из охраны – подготовленные, королевские черкесы… Видимо, продажа жемчужины – дело государственной важности… – Алекс вышел из комнаты, но остальным всё равно было слышно то, что он говорил. – Я не понимаю, зачем нам туда лезть, вероятнее всего, жемчужина настоящая… Понял, не строить предположений и выполнять задачу. Вечером ещё раз просканируем дом. Сегодня людям хочу дать отдохнуть, а завтра приступим к непрерывному дежурству… Да?! Это интересно… Два пригласительных? …Когда принесут? …Постараемся воспользоваться. Хорошо. Всё понял.

Алекс отключил трубку и зашёл в комнату.

– Через полчаса Лёля и Стас едут со мной наблюдать за домом, – сказал он, – ты, Зин, принимаешь информацию на базе, то есть здесь. Ну, а Соломон Феликсович пока отдыхает.

– Вы надолго? – спросила Полянская.

– Как получится, но надеюсь, что нет.

– Заскучаешь, Зинка, по мне, – пошутил Стас.

– Ага, – сказала она, – уже, типа, скучаю.

После небольших раздумий Алекс решил проинформировать группу о дальнейших задачах в связи с поступившими новыми сведениями.

– Так, ребята… Завтра в 5 вечера состоится приём в американском посольстве по подготовке организации аукциона, будут все заинтересованные лица. Владиславу Константиновичу по своим каналам удалось достать для нас два приглашения. Их должны принести завтра утром. Прошёл слух, что на этом приёме покажут жемчужину, чтобы потенциальные покупатели могли посмотреть на неё. Вероятнее всего, колье оденет женщина из королевской семьи Иордании. Предполагают, что это будет племянница короля, которая учится в Оксфорде… На приём идём мы со Смирновой под видом американского бизнесмена с сестрой. Стас ждёт нас в машине рядом с посольством. Наша задача – не только постараться увидеть колье, но и поменять… Тогда нам не придётся проникать в дом…

Лёля выложила на тарелку ещё пирожные. Кондитер заслуживал самых высших похвал. Алекс взял превосходный эклер с шоколадным кремом и продолжил:

– Стас и Лёля, через 20 минут жду вас в машине. – С этими словами он покинул комнату и направился к себе.

Смирнова вспомнила про минеральную воду и отдала её ювелиру.

– Лёленька, вы очень добры, спасибо, – поблагодарил Соломон Феликсович.

– Да что вы, абсолютно не за что, – ответила Смирнова. – Говорите, если нужна будет моя помощь.

– А вы, Лёля, всем помогаете? – заигрывающе спросил Стас. – Могу я рассчитывать на вашу помощь?

Лёлька внимательно и серьёзно посмотрела ему в глаза, у Стаса появилось ощущение, что она видит его насквозь, настолько изучающим был её взгляд. Затем она улыбнулась и сказала мягко и доброжелательно:

– При необходимости я никому не откажу в помощи… Пойду приведу себя в порядок…

Лёля вышла из комнаты и поднялась на второй этаж.

– Стас, что пристал к новенькой? – добродушно спросила Зинка и, откусив очередное кондитерское изделие, добавила: – Нормальная девка. Мне тут помогала с аппаратурой. А пирожные вообще супер они привезли.

Она была явно в хорошем настроении.

– Я бы на твоём месте ограничил поедание пирожных, – сказал ей Стас. – Формы у тебя что надо, но как бы ни переборщить.

– А ты не завидуй. Не всем же быть худыми, кому-то надо быть и красивыми.

Рейтинг@Mail.ru