Аборигены Вселенной

Марат Александрович Чернов
Аборигены Вселенной

– И что мы собираемся обсуждать? Жить нам или нет? Мы в плену у пиратов, о чём тут ещё говорить!

– Не спеши, у нас ещё есть время.

Ленков неторопливо направился вдоль по коридору, Стенин угрюмо побрёл за ним. Так они молча шли, пока одно из ответвлений центральной галереи корабля не вывело их в помещение с большим панорамным иллюминатором. Здесь стоял бильярд, несколько игровых автоматов и мягких кресел для отдыха. За иллюминатором простирался великолепный вид на планету Вест, отдалившуюся от них уже на расстояние многих десятков тысяч километров.

– Они сошли с орбиты и уходят, – сказал Ленков. – Интересно, куда?

– Что ж, я рад хотя бы тому, что мы на безопасном расстоянии от Веста… Я готов выслушать твои соображения насчёт пиратов.

– Я рассчитывал просто растянуть время, – негромко ответил Айра. – Представь, что мы соглашаемся и нас берут в бандитскую обойму. Но за Амиром охотятся военные, целый флот, и у них отнюдь не один крейсер, а непобедимая флотилия. Честно говоря, для меня загадка, как его до сих пор не поймали? Но речь не об этом. В любой момент пиратов могут атаковать и взять в плен или попросту уничтожить в открытом космосе. Ты не читал свод законов относительно ответственности за межзвёздные преступления? Нас без вопросов зачислят в особо опасные рецидивисты и скорее всего казнят. Не знаю точно, что у них сейчас в ходу – заморозка, инъекция или расстрел?

– Да, перспектива не из лучших, – согласился Стенин. – Но я не уверен, что корабль захватят в течение часа. Хотя, с другой стороны, состоять в команде космических отморозков под руководством какого-то честолюбивого моллюска… Впрочем, у нас нет другого выхода.

Клод, погружённый в мрачные раздумья, вышагивал взад-вперёд по комнате, как вдруг почувствовал, будто снова на что-то наступил:

– Чёрт, опять таракан!

Ленков подошёл к нему и с интересом нагнулся над сгустком зелёной слизи, оставшейся от насекомого.

– Это уже второй по счёту, – брезгливо заметил Стенин.

– Они не особо юркие, а должны быть пошустрее.

– Такие же отмороженные, как и местный экипаж, – сострил Клод.

К его изумлению, Ленков не без определённых усилий извлёк из растёкшейся по полу слизи какой-то едва различимый предмет чёрного цвета величиной с полногтя, и продемонстрировал его Стенину на своей широкой ладони. Чувство отвращения, охватившее Клода вначале, уступило место любопытству, когда он понял, что микроскопический предмет явно не является одной из конечностей или частей тела насекомого.

– Что это? – спросил он.

– Догадайся с трёх раз, – ответил киборг. – Это же шпионский жучок! По-моему, он был приклеен к спине таракана, но сделан из очень прочного материала, поэтому его не так-то легко раздавить.

Айра выразительно посмотрел на компаньона и добавил, понизив голос:

– Вот что я скажу тебе, Клод. За нами следят со всех сторон, подсматривают и подслушивают. Это ясно, как белый день!

Киборг огляделся по сторонам и тут же заприметил что-то на краю бильярдного стола. Ещё один таракан медленно полз по пластиковой поверхности борта бильярда, видимо, немало скованный своей ношей. Стенин, проследив за взглядом Айры, быстро подскочил к столу и ловко подхватил насекомое двумя пальцами. На его тёмно-коричневой спинке был прикреплён такой же «жучок» с микроскопическим глазком и, как и полагается, встроенным микроустройством дистанционной передачи данных. Сняв прибор, Стенин раздавил ногой уже третьего по счёту пойманного таракана.

– Система внутреннего наблюдения господина адмирала, – прокомментировал Ленков.

Неожиданно что-то привлекло внимание Стенина за стеклом иллюминатора. Он не сразу понял, что это, но приблизившись к нему, рассмотрел медленно выступающую на фоне сумрачного звёздного полотна и постепенно удаляющейся планеты, человеческую руку со скрюченными распухшими пальцами. Затем вслед за рукой появилась голова и, к своему изумлению, компаньоны узнали в этих останках того самого пьяного вдрызг пирата, который недавно открыл в кубрике стрельбу. Его вытаращенные остекленевшие глаза на бледном и покрытом каким-то инеем лице, производили поистине жуткое впечатление. Компаньоны в гробовом молчании наблюдали, как тело пирата, одетое в военную униформу, медленно проплыло мимо и начало удаляться, паря в вакууме подобно какому-то угловатому спутнику. Его бездыханное тело как будто долго не хотело покинуть свой корабль, цепляясь за него даже после своей мучительной смерти, но космос необратимо затягивал его в свою безмолвную и беспощадную бездну.

– Они всё-таки выкинули его, – прошептал Стенин и обернулся к Ленкову:

– Ну, теперь ты понял, какие законы тут царят?

– Тут царят жестокие законы, – произнёс кто-то третий, уже давно наблюдавший за компаньонами со стороны.

Оглянувшись, они увидели Эрве, устало присевшего на борт билярдного стола и державшего в руке белый биток.

– Не хотите сыграть партию?

– Ты был прав насчёт тараканов, – сказал Ленков.

Эрве застыл у стола, испуганно посмотрев на киборга. Всем своим видом он пытался дать понять, что ничего уточнять вслух не стоит.

– Их действительно очень много, – добавил Айра.

Хирург одобрительно кивнул и с улыбкой ответил:

– Жаль, я играю в «голландскую десятку», а тут не хватает одного шара. Помнится, на той неделе наши бравые молодчики устроили тут потасовку, и шар раскололи о черепушку одного из смутьянов… или черепушка раскололась об шар. К сожалению, я не смог его спасти, у меня ведь на корабле даже нет нормального ассистента. Хотите об этом поговорить? – и Хирург, выразительно зажестикулировав и отчаянно вращая глазами, поманил их за собой.

3

Они миновали целую сеть тускло освещённых «артерий» корабля, к счастью, лишённых малейших признаков присутствия пиратов, прежде чем Эрве остановился перед входом в одно из помещений, активировав доступ прикосновением ладони к сенсорной панели. Лишь после этого они смогли войти.

– Раньше тут был один из оружейных складов, доступ имел только офицерский состав, но всех их перебили, а систему перезагрузили. После этого помещение расчистили и установили машину «переселения душ», как я её называю, – он указал на громоздкий саркофаг, напоминающий капсулу клонирования на корабле капитана Дюкса, правда, намного значительнее по размерам.

Рядом возвышалось большое прямоугольное устройство, помигивающее множеством разноцветных индикаторов, похожее на устаревшую модель сервера. В стороне стоял стеллаж, на котором компаньоны заметили несколько хирургических инструментов, лазерных ножей и пил и ещё несколько пустующих этажерок, которые, должно быть, прежде предназначались для хранения оружия или боеприпасов.

В дальнем углу широкого помещения стоял столик с опустошённой наполовину стеклянной бутылкой рома и стаканом, надетым на её горлышко. Рядом лежала закрытая шахматная доска.

– Иногда я провожу здесь долгие вечера, когда всё осточертевает, – пояснил Хирург. – Играю в шахматы сам с собой и пью этот проклятый ром. Не волнуйтесь, здесь нет тараканов. Отсюда я их вытравил. Они есть в апартаментах Амира, в капитанской рубке, по всему кораблю, даже в операционной, но только не здесь.

– Отлично! – сказал Айра. – У нас осталось не так много времени. О чём вы хотели поговорить?

Эрве взглянул на киборга с каким-то раздражением и перевел взгляд на Стенина.

– Вы не прикажете своему роботу затихнуть?

Клод с трудом подавил в себе смех, понимая, какая буря сейчас назревает в железной груди своего компаньона:

– Айра – мой напарник, а не покорный бот, Эрве. Так что вам придётся смириться с его присутствием.

– Ладно! В конце концов я тоже на какую-то часть – кибернетический организм, – ухмыльнулся Хирург. – У меня вместо правой ноги биомеханический протез. Так вот, у меня к вам есть вопрос. Откуда вы знаете капитана Дюкса? И с чего вы взяли, что у него есть подобная машина?

– А у меня к вам тоже один вопрос, – громогласно изрёк Ленков. – Вы случайно не стукач?

Наверное, впервые Хирург ответил ему долгим испытующим взглядом и, растянув рот в ехидной улыбке, сказал:

– А разве по кораблю ползает мало «жучков», которые тут же доводят до сведения Амира все новости? Матросы заливают ромом свой страх, потому что немало из их числа уже сбросили через шлюз в открытый космос только за то, что у них был слишком развязан язык. Амир кажется невидимкой, сидя в своем стеклянном ящике, но видит и слышит всё, что творится вне его досягаемости. Вся информация через терминал попадает прямо к нему в мозг. Он буквально как спрут опутал своими щупальцами весь корабль. И здесь постоянно царят страх и алчность.

– Ну, хорошо, мы вам верим, – сказал Стенин. – Откровенность за откровенность. На корабле капитана Дюкса произошла одна большая неприятность. Его систему клонирования заклинило, и она без остановки штампует клонов, которых там уже, наверное, тысячи, как тех ваших тараканов.

– Неужели?!

– Да, на его танкере царит сущий содом и гоморра. Нам чудом удалось унести оттуда ноги, потому что на танкере уже назревала война. Звучит по-идиотски, но, возможно, война клонов там уже в самом разгаре. Политически и социально без этого не обойтись, ведь иначе танкер, чего доброго, треснет по швам. Решить эту проблему можно, только сбросив за борт как можно больше клонов. Но все они – вполне разумные люди и не хотят идти на самопожертвование.

Хирург переводил взгляд то на Стенина, то на Ленкова, словно старался понять, не издеваются ли они над ним.

– Вы меня разыгрываете?

– Вы хорошо знаете Дюкса? – задал встречный вопрос Клод.

– Вполне. Иногда наши дорожки пересекались. Он платил нам алмазами с Веста, а мы оставляли его в живых. Довольно скользкий тип и очень азартный, но, мне кажется, даже Амир ему симпатизировал.

– Да, он азартный и очень жадный, – согласился Стенин. – Сами понимаете, что клоны такого субъекта никогда не пойдут на самопожертвование, а скорее будут бесконечно воевать.

 

– Эти системы нейропрожига – какое-то безумие, – мрачно сказал Эрве.

– Электронике нельзя доверять человеческую жизнь. Я слышал, что на Зене всерьёз взбунтовались роботы, выжигая огнём всё живое. На корабле Дюкса – пресловутые клоны. Вот и ответ на вопрос, что может случиться, открой мы шкатулку Пандоры.

Ненадолго воцарилось молчание. Хирург задумчиво подошёл к столику и, видимо, по привычке налил в стакан рома, забыв предложить его своим гостям.

Киборг осматривал саркофаг нейропрожига.

– Вы нам не объясните, как работает это чудо техники? – спросил он.

– Если совсем просто, внутрь помещаются два тела. Затем при помощи довольно несложной бионической операции, точная копия сознания тела хозяина переносится в тело-носитель.

– Так вы перенесли сознание Амира Максимуса в тело спрута?

– В общем, да. Десять лет назад он подцепил на одной планете, где мы остановились, какую-то инфекцию и угасал на глазах. Когда он понял, что это конец, я выполнил его волю. Как я уже говорил, я знаю, на какую кнопку нажать, но базовые принципы работы и основная программа этой машины мне не известны. А рыться в ней, чтобы сломать, у меня никогда не было ни малейшего желания.

– И это действительно работает?

Эрве с удивлением посмотрел на Ленкова:

– Вы разговаривали с Амиром?

Айра хмыкнул. Сложно было упрекнуть Максимуса, заключённого в новое тело, в недостаточной осмысленности его речи, даже если за него это делала электронная аудиопрограмма.

– Но почему осьминог, а не человек? – спросил Стенин.

– Амир, как настоящий параноик, больше всего на свете боялся новых человеческих инфекций. Он заранее выбрал тело спрута, которого ему подкинул один торговец космическим зверьём. Там были разные твари, но почему-то он выбрал именно его. Мне кажется, это один из тех инопланетных видов, которые живут около трёхсот лет, а может быть, и больше, не знаю, я не астроихтиолог.

– Клод, у нас остаётся не больше пятнадцати минут, – сказал Ленков.

– Для чего? – спросил Эрве.

– Мы должны дать ответ адмиралу, – пояснил Стенин.

Он махнул рукой Айре и повернулся было к выходу, но что-то его остановило, и он посмотрел на Хирурга, с печальным видом прикорнувшего за столиком в обществе бутылки рома.

– Хирург, на корабле есть хоть один трезвый пират?

– Насколько я знаю, кроме Ракеты, уже никого. Он единственный носится как угорелый, стараясь всеми силами угодить адмиралу. Да и потом, кто-то должен кормить осьминога.

– А кто управляет кораблём?

– Амир. Он и за капитана, и за штурмана, и за радиста. Система управления подчинена искусственному интеллекту, которую держит под контролем сам Максимус. Связь с центральным терминалом обеспечивают километры оптического волокна, подсоединённого через биопорты к мозгу спрута. Впрочем, вы должны были это видеть сами.

– И что, так сложно взять и отключить спрута от системы? – спросил Стенин.

– Точно! – воскликнул Айра. – У вас не было мысли избавиться от вашего упыря, просто перерезав провода?

Эрве посмотрел на компаньонов с интересом, но без особого воодушевления, как будто услышал давно набивший оскомину обычный закон физики.

– Здесь это никому и в голову не приходило. Взять и отключить капитана от управления кораблём? А что дальше? Никто из этих отморозков не в состоянии отвечать за остальных, к тому же все попытки собраться вместе с целью заговора и свержения власти здесь никогда не проходили даром и, в принципе, невозможны. Амир позаботился о полном контроле на своём корабле.

– Любого диктатора при желании можно свергнуть, – заметил Стенин.

– Тихо! – Эрве выразительно приложил указательный палец к кончику носа. – Вы хотите организовать вооружённый переворот?

– Десять минут, Клод! – напомнил Ленков. – Мы всё равно не успеем ничего замутить за жалкие десять минут, так что поспешим к Амиру, прикинемся его верными подданными, а потом…

– У меня нехорошее предчувствие, Айра, что нам могут не дать времени, чтобы подготовить переворот и нас ждёт участь Чертополоха.

– Ты никогда не говорил мне, что у тебя есть дар ясновидения, – полушутя произнёс киборг.

Эрве поднялся со своего места:

– Если хотите, я проведу вас к Амиру за три минуты.

– Если я верно понял, у Амира нет надёжной охраны, он использует лишь свой неоспоримый авторитет в решении всех проблем? – спросил Клод.

– Ракета всё время крутится рядом с ним, но я бы не назвал его лучшим телохранителем.

– Хирург, ты сможешь отсоединить осьминога от терминала? – спросил Стенин, глядя в упор на человечка в медицинском комбинезоне.

Тот пожал плечами:

– В этом нет ничего сложного. Как вы и сказали, достаточно просто перерезать провода. Но это безумие! Наш корабль и Амир – единое целое. Если мы его отключим, то рискуем потерять управление и тогда либо погибнем, либо нас быстро перехватят военные патрули.

– Мы готовы взять управление на себя, – заявил Стенин. – Мы с Айрой первоклассные пилоты.

Ленков и виду не подал, что его напарник как всегда берёт на себя слишком много. Во всяком случае, пока они выбирались из всех переделок, уповая на авось. И он решил не мешать Клоду, временно возложив формальное лидерство в их тандеме на его плечи.

Они ждали ответа от Хирурга. Однако тот медлил, а время шло, и киборг начал нервничать. Если вначале он выбрал рискованную тактику, то теперь ему хотелось быстрее закончить затянувшуюся игру на чужом поле, где, безусловно, у них не было никаких преимуществ. Кроме, разве что, одного – в лице Хирурга.

Между тем человечек в комбинезоне вернулся к своему столику, налил ещё один полный стакан горячительного напитка и опустошил его залпом. После этого, он решительно направился к стеллажу с инструментами и выбрал среди них небольшой предмет, напоминавший рукоять ножа без лезвия. По-видимому, это был лазерный скальпель.

– Я готов, – сказал он, задиристо блеснув глазами. – Или пан или пропал! Учтите, когда мы отсюда выйдем – больше ни слова! Я проберусь к Амиру через запасной вход, ну, а вы отвлечёте его внимание и постараетесь обезвредить Ракету, если он окажет сопротивление.

В течение нескольких минут Хирург, как и обещал, провёл их ближайшими путями к тронному залу Амира и, затолкнув внутрь, бесшумно скрылся из виду.

Ракета уже ждал их там, нервно поглядывая в сторону аквариума.

– Ну, и где вы пропадали, бес вас дери! – зашипел он. – Я уже перевернул весь корабль вверх дном, а вас нигде нет.

– Мы здесь, Ракета, – ответил Ленков, подходя к нему вплотную.

– Ну, что вы решили? – ехидно спросил пират, осматривая внушительную фигуру киборга. – Останетесь с нами?

Стенин всматривался, не промелькнёт ли вблизи аквариума тень Хирурга, но там пока было тихо.

Айра медленно сказал, нарочно растягивая слова:

– Мы обсуждали с другом эту проблему…

– Ну и?..

– На самом деле, всё очень сложно, – вмешался Стенин, запинаясь, как будто был не в себе и стараясь тянуть время так же, как это делал Ленков. – Это был бы очень ответственный шаг… Ты должен понять, Ракета, что мы простые коммерсанты и решиться на такое…

– Вы что, издеваетесь? – воскликнул Ракета. – Вам что, жизнь не дорога или просто цену себе набиваете?

Он посмотрел на стеклянный куб, словно ожидая подтверждения своих слов от спрута, но вода в аквариуме даже не всколыхнулась, и мерзкое существо не торопилось выплывать из-за завесы синих водорослей.

Клод чертыхнулся про себя в адрес неповоротливого Эрве, который не спешил появляться на сцене, дабы успешно сыграть, возможно, главную и положительную в своей убогой жизни роль.

– И всё-таки, к какому выводу вы пришли, господа коммерсанты? – Ракета буквально присосался к компаньонам, как пиявка, желая заранее вытянуть из них ответ, когда в помещении прогремел голос Амира:

– Итак, вы здесь, друзья, и вы не опоздали. Меня радует ваша пунктуальность, хотя в этой среде, пожалуй, это не самая полезная черта характера. У меня тоже был целый час на размышления, и неожиданно я в вас засомневался…

– Простите? – ошарашенно произнёс Клод, шаря глазами по площадке, на которой был установлен огромный куб, и по-прежнему не находя на ней ни намёка на присутствие Хирурга.

– Меня одолело сомнение насчёт вас, друзья мои. Кто вы и откуда? Например, умеете ли вы стрелять, ведь нам нужны не коммерсанты, а хорошие стрелки.

– Амир, – сказал Ленков как можно громче, – мы очень хорошие стрелки…

Проигнорировав его реплику, Максимус продолжил:

– Кроме того, в нашей команде никогда не было киборга. Хм, полумашина, получеловек… Это может вызвать ропот или даже бунт в команде. Кстати, вы уже нанесли ущерб моей системе внутреннего наблюдения, раздавив всего за час с полдюжины тараканов-наблюдателей. Поэтому бедняга Эрве снова будет загружен работой. Конечно, вы могли бы сказать, что всё это мог бы компенсировать мне тот бриллиант необыкновенной красоты, который вы преподнесли мне в дар. Но, если честно, это не дар, а скорее моя добыча, следовательно, у вас нет на него никаких прав, так что, боюсь, все ваши косяки придётся отрабатывать. Должен сказать, что я – серьёзный исследователь, учёный, и у меня есть хороший ассистент. Насколько я знаю, вы с ним уже познакомились.

Неожиданно раскрылась входная дверь, и в зал с виноватым видом, слегка сутулясь и потупив взор, тихо вошёл Эрве. Он посмотрел на компаньонов и быстро отвёл взгляд.

– Кстати, вот и он, – сказал Амир, взмахнув одним из щупалец. – Ты как чувствовал, что разговор пойдёт о тебе.

– Что прикажете, адмирал?

– Отдаю тебе этих двоих, Эрве. Делай с ними, что хочешь. Человека можешь взять в помощники, а киборга придётся утилизовать.

– Мне пришла одна мысль, адмирал, – сказал Хирург. – Я думаю, что она понравится и команде.

– Действуй, – устало ответил Амир и снова исчез в сине-зелёной тине.

4

Компаньоны не успели опомниться, как Ракета наставил на них плазменный пистолет и выразительным жестом приказал им двигаться следом за Эрве. Вскоре они уже вчетвером снова оказались в помещении с саркофагом для нейропрожига.

– Мне нужна Сирена, – сказал Хирург Ракете и, заметив, как он нерешительно топчется на месте, добавил:

– Я скоро начинаю сложную операцию, адмирал не любит ждать, ты ведь знаешь.

После этой реплики Ракета нехотя покинул отсек.

– Что всё это значит? – воскликнул Стенин. – Ты с ними?!

Эрве задумчиво вынул из кармана лазерный скальпель и, нажав на кнопку, включил луч. Вращая колёсико на рукояти, он отрегулировал длину и мощность луча, так что он немного сменил цвет с оранжевого на ярко-красный и вытянулся на высоту сантиметров в тридцать, напоминая шило со светящимся квантовым лезвием вместо стального. Подбросив скальпель вверх на добрый метр, Хирург подхватил его с ловкостью фокусника, так что луч даже не зацепил его руки, и ответил:

– Я уже собирался сделать это, как вдруг меня тоже одолело сомнение. Я спросил себя: кто вы? Ведь я вас совсем не знаю, чтобы ни с того ни с сего взять да сбросить власть, отдав себя на волю каких-то двоих космических торговцев, которые и сами-то вроде ничего собой не представляют, причём один из них всего лишь киборг!..

Айра решительно двинулся на человечка в комбинезоне, но Стенин встал у него на пути.

– Покончить с этим стукачом! – пробасил Ленков.

– А что дальше?

Айра прищурился, глядя на Клода:

– Что с тобой? Мы в одной команде?

– Ты ещё спрашиваешь, – ответил Стенин. – Но, по-моему, мы проиграли.

– Думаешь, если тебя оставили в живых, ты долго протянешь на корабле? Сомневаюсь! – Айра без труда оттолкнул Стенина и подошёл к Эрве. – Кстати, Хирург, что за участь ты мне уготовил? Если я не ошибаюсь, это что-то настолько интересное, что должно понравиться команде?

– Я не скажу, потому что тебе это точно не понравится, – проговорил человечек, опасливо глядя на киборга снизу вверх.

– И всё же? – Айра занёс было руку с огромной пятернёй над головой Эрве, как вдруг тот быстрым движением взмахнул скальпелем, срезав киборгу одним махом четыре пальца и отскочив в сторону с кошачьей ловкостью.

Ленков опешил, уставившись на дымящиеся срезы; Клод тоже был ошарашен подобной скоростью и точностью удара. Хирург уже стоял возле стеллажа, вооружаясь ещё одним скальпелем – теперь он был похож на какого-то циркового фехтовальщика, поигрывающего двумя лазерными ножами. Он явно был готов к схватке, в то время как Ленков чувствовал себя сбитым с толку. Он растерянно поднял с пола несколько оплавленных кусков металлопластика, украшенных хромированными наконечниками-ключами и смотрел на них с выражением детской беспомощности и обиды на лице. Словно в издёвку над ним, Хирург показал несколько фокусов с лазерными скальпелями, жонглируя ими, как заправский циркач и злорадно посмеиваясь.

 

– Неплохо для корабельного врача, да? – сказал он. – Не волнуйся за свои пальцы, в зверинце они тебе не понадобятся.

– В каком ещё зверинце?

– В клетке, куда тебя отправят после процедуры нейропрожига. Скоро ты сам всё поймешь.

Ленков в ярости посмотрел на Эрве и, судя по выражению его лица, был готов разорвать своего обидчика на части. С обрезками пальцев, зажатыми в другой, целой пятерне, выглядел он при этом довольно забавно.

– Я так просто не сдамся, – глухо сказал он, вперив в Хирурга ненавидящий взгляд и медленно двигаясь в его сторону.

Эрве явно был готов к нападению. Быстро отключив лазерные ножи, человечек схватил ещё один предмет, лежавший на полке, напоминавший плазменный пистолет и направил его дуло на киборга. К удивлению Стенина, когда он нажал на курок, не прозвучало не то что выстрела, но даже слабого хлопка, однако Ленков застонал, покачнулся, его глаза закатились, и он с грохотом распластался на металлическом полу.

– Электромагнитный шокер, сделан специально, чтобы временно выводить из строя агрессивных роботов, – пояснил Хирург, поймав на себе изумлённый взгляд Стенина. – У нас есть в запасе пятнадцать минут, чтобы успеть провести процедуру, пока он не очнётся. Помоги мне затащить его в саркофаг.

Эрве пристально посмотрел на Клода:

– Если вздумаешь шутить, то у меня наготове скальпель.

Не без труда они втащили киборга в объёмную камеру, внутри которой оказались две овальные ниши такого размера, чтобы в них могло поместиться любое существо ростом до трёх метров. Огромное тело Ленкова поместилось в одной из них вполне комфортно, на его лице было написано умиротворение, как будто он мирно дремал, и у Стенина сжалось сердце от того, что он ничего не может сделать для своего друга. Можно было наброситься на Эрве, но ему казалось, что тот всё время косится на него, похлопывая по боковому карману медицинского комбинезона, где был спрятан скальпель.

Волчья стая, подумал он. Никому на корабле пиратов изначально нельзя было доверять, все они законченные мерзавцы, а у Хирурга, к тому же, не всё в порядке с головой. И что теперь? Выть по-волчьи до конца своих дней, пристроившись ассистентом к помешанному корабельному врачу?

Между тем Эрве, подключив к голове Ленкова с полдюжины электродов и нажав несколько сенсоров на внутренней стенке саркофага, поманил Клода за собой к наружной консоли этого сложного устройства.

– Я не стану объяснять тебе всё, но покажу одну кнопку, на которую ты нажмёшь сам, чтобы довести дело до конца.

В этот момент раскрылась дверь и двое пиратов – Ракета и рослый верзила по кличке Циклоп ввели в лабораторию странное существо. Это была высокая женщина с гладкими черными волосами, зачёсанными назад, с лицом, можно сказать, безукоризненно правильным и красивым от природы, однако почти сплошь изукрашенным яркой причудливой и даже устрашающей татуировкой, что делало её похожей на какую-то мифологическую амазонку. Её сильное стройное тело обтягивал костюм из чёрного блестящего материала, напоминающего латекс, под которым скрывалась очень высокая и упругая грудь. Можно было бы сказать, что эта женщина с Земли, но её выдавал иссиня-чёрный цвет глаз на фоне розовых, налитых кровью, белков, и их неестественный, как у слепого, пугающий стеклянный отблеск. Пираты грубо толкнули её к саркофагу, и женщина упала на колени, держа руки за спиной – её запястья были сцеплены наручниками.

Стенин наконец-то понял, что это за существо. Это был отнюдь не человек, а именно существо, некогда созданное генными инженерами на Венере-5, искусственном научном спутнике обитаемой планеты Де-Га, на которой издавна обитали человекоподобные создания с чёрными глазами и смуглой кожей. От людей они отличались крайней агрессивностью и странной традицией, продиктованной самой физиологией, – особи женского пола убивали своих мужчин, выстреливая из своих сосков жалом, заправленным смертоносным токсином. Генетики постарались, создав на Венере-5 после доброй сотни лет экспериментов, жутких химер, которые стали ещё больше похожи на земных представительниц прекрасного пола, однако вооружённых опасным и коварным средством убийства. Их молочные железы вырабатывали отнюдь не молоко, а смертоносный яд. Среди звёздных путешественников ходила мрачная шутка: тот, кто видел грудь красоток с Венеры, видел её в последний раз. Их называли по-разному: пираты именовали этих красоток сиренами, торговцы и контрабандисты – нимфами, иногда – химерами или амазонками, но смысл был один – это были те ещё стервы, с которыми было смертельно опасно вступать в законный брак, поскольку первая же брачная ночь неминуемо заканчивалась гибелью неосторожного жениха.

Стенин с ужасом осознал ещё одно: сознание его друга, по-видимому, собираются переселить в тело опасной амазонки. До него наконец-то начал доходить мерзкий замысел Эрве. Действительно, это должно было понравиться отмороженной пьяной команде.

Хирург выразительно указал пиратам на саркофаг, и те, грубо сдёрнув с рук Сирены наручники, швырнули её внутрь, в свободную нишу рядом с бесчувственным Ленковым. Хирург подошёл к консоли и, включив экран, нажал на нём несколько сенсоров, как показалось Стенину, с обозначением каких-то цифр и символов. Над саркофагом опустился прозрачный стеклянный купол, закрыв внутри обоих подопытных.

– Вы можете идти, – не оборачиваясь, сказал Эрве пиратам.

Циклоп послушно развернулся, но Ракета остался стоять на месте, наблюдая за происходящим:

– Думаю, тебе понадобится помощь, Хирург.

– Ты слышал волю адмирала? Я взял этого парня в ассистенты, он мне поможет.

– Смотри, не ошибись в новом ассистенте, – ухмыльнулся пират, и явно без желания вышел вслед за Циклопом из лаборатории.

Едва дверь за ними закрылась, Эрве засеменил к столику, где его ждал ром. Клод посмотрел сквозь купол на Сирену – та сделала несколько безуспешных попыток вырваться из своего заточения, но, осознав, что это бесполезно, затихла, вытянувшись в своей нише и глядя немигающим змеиным взглядом сквозь стекло на Стенина.

Приняв небольшую дозу тёмно-красного стимулятора, Хирург вернулся к пульту и сказал:

– Есть нехитрая комбинация клавиш, которая позволяет начать операцию нейропрожига. Я, пожалуй, покажу её тебе, – и он нажал на экране несколько символов.

Всего их было около пятидесяти, один другого замысловатее, хотя встречались и привычные – в виде арабских цифр и латинских букв.

У Стенина даже возникло предположение, что эти символы создавали не люди, а какая-то инопланетная раса, но скорее всего, это было чисто человеческое изобретение.

– Операция началась, – продекламировал Эрве, поворачиваясь к саркофагу.

Теперь Сирена лежала совершенно неподвижно, как и Ленков, закрыв глаза.

– Наркоз, – объяснил Хирург. – Они оба в отключке. Это займёт не больше получаса, и мы сможем расслабиться и опрокинуть по стаканчику. Ты случайно не играешь в шахматы?

– Нет, только в покер, – мрачно ответил Стенин.

– Жаль, в азартные игры не играю, только в интеллектуальные.

– Что с ним будет? – спросил Клод, указав на Ленкова. – Его сознание просто переселится в чужую оболочку?

– Произойдёт обмен. Сейчас идёт полное сканирование мозга, затем начнётся общее копирование, создание матрицы памяти, то что ещё называется «картой сознания», в общем, всё, что нужно, чтобы копия мозга была перенесена без дефектов.

– А душа? – произнёс Стенин. – Его душа перенесётся вместе с матрицей?

– Я смотрю, ты верующий парень, – со вздохом ответил Хирург. – Ну, про его бессмертную душу ничего не смогу сказать. У меня нет точных сведений. Я знаю одно – когда операция закончится, сознание твоего друга проснётся в теле этой красотки в латексе, и многие пираты останутся довольны. Согласись, что это будет настоящее шоу, покруче тех цирков транссексуалов, что в моде нынче на Земле… Я даже знаю, о чём ты сейчас подумал, Клод. Нет, у этой сирены нет ядовитых жал, они удалены, я уже позаботился об этом, не зря ведь меня кличут Хирургом.

– Очень разумно, – заметил Стенин. – Ну, а как поднять этот купол?

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23 
Рейтинг@Mail.ru