Аборигены Вселенной

Марат Александрович Чернов
Аборигены Вселенной

– Вот что я скажу, – промолвил он спустя минуту. – Карлики живут кланами, деля между собой подземные ресурсы планеты. Насколько я знаю, каждый клан владеет своим месторождением алмазов или осваивает новые, но с тем расчётом, чтобы в его распоряжении оставался как минимум один монорельс для связи с остальным миром. Монорельсы тут сделаны чаще всего в виде замкнутого кольца. Если мы пробьёмся к станции и захватим поезд, то сможем вырваться отсюда. На поезде по кольцевой мы доберёмся до Колизея. Это и будет конечный пункт прибытия. Больше нам некуда бежать, если, конечно, вы не надумаете сигануть в открытую пустыню, чтобы сгореть там заживо через пять минут.

– Да, ты прав, это единственный выход, – сказал Ленков.

– Значит, будем пробиваться к станции, – добавил Стенин. – Только что нас ждёт, когда мы выберемся? Наш корабль взорван, и нам не уйти далеко.

– Пираты частенько прочёсывают окрестности Колизея, – ответил Шустрый. – Мы можем надеяться лишь на то, что они заметят нас и спустятся.

– И они нас подберут? – спросил Айра.

– Должны. У меня есть, что им предложить, – ответил калека, вытаскивая из-за пазухи что-то, аккуратно завёрнутое в грязную ветошь.– Это ценные камешки, которые смогут послужить нашим пропуском на пиратский корабль.

– Да, но где гарантия, что они не отберут их у нас и не оставят здесь? – произнёс Ленков.

– Это наша единственная надежда. Мы – беглецы, а к таким здесь относятся без снисхождения. Побег – это граница, через которую здесь не стоит переходить.

Айра молча кивнул, подумав о том, какое может быть снисхождение к ним после того, что он устроил в операционной, расправившись с самим главарём клана?

Наконец лифт остановился, и двери открылись. Им снова повезло – здесь их никто не встретил, но это напоминало временное затишье перед бурей. Теперь им предстояло подняться по довольно крутой лестнице, но сделать это нужно было быстро. Айра посмотрел на Шустрого, – ковыляя при помощи одних рук, да ещё с электрошокером в одной из них, он казался убогим, медлительным и уязвимым.

– Запрыгивай ко мне на спину, – сказал киборг.

– Ты серьёзно?

– Я понесу тебя, иначе мы далеко не уйдём.

Он отобрал у калеки электрошокер, подставил спину, и Шустрый ловко взобрался на неё, обхватив руками шею Айры. Вскоре они выбежали на платформу станции монорельса. Поезд стоял на прежнем месте, и вокруг не было ни души. Они запрыгнули в вагон, и Шустрый бросился к пульту управления. В этот момент на платформе появились карлики, воинственно вереща и потрясая электрошокерами. Один из них тащил с собой базуку и, застыв в отдалении, навёл её на поезд.

– Не будут же они гробить свой единственный экспресс! – воскликнул Ленков.

– Кто их знает, – ответил Стенин. – Эти на всё способны!..

Шустрый издал победоносный вопль, видимо, разобравшись с пультом, и поезд с резким толчком двинулся с места. Карлик с базукой всё-таки нажал на курок, и ракета со скоростью молнии пронеслась через вагон, сквозь оконные проёмы без стекол, совсем рядом от едва успевших пригнуться Клода и Айры, и взорвалась за его пределами, обрушив часть стены с обратной стороны монорельса.

Поезд содрогнулся от взрывной волны, но устоял на монорельсе и начал быстро разгоняться. Когда платформа исчезла из виду, все трое беглецов немного перевели дух.

– Ты видел это? – разгорячённо заголосил Ленков. – Ещё немного, и ракета разнесла бы нас в пух и прах!

– Вы в рубашке родились, парни, – ответил Шустрый, управляя клавишами на пульте. – Но я смогу вздохнуть спокойно, лишь когда увижу пиратский истребитель в небе над Колизеем.

Они достигли станции под амфитеатром спустя пятнадцать минут. Тут было непривычно тихо, и в этой тишине лишь их голоса отдавались эхом в стенах подземелья. Едва они вышли, поезд сам по себе тронулся с места и отправился дальше, следуя замкнутому маршруту.

– Что это? – спросил Стенин.

– Плохие новости, – буркнул в ответ Шустрый. – Значит, он управляется ещё и дистанционно. Этого можно было ожидать. Значит, времени у нас примерно с полчаса, пока карлики не вернутся за нами сюда.

Айра донёс Шустрого до верхней потайной двери, которая услужливо раскрылась перед ними сама собой. Тут калека сполз на землю и поморщился, ощутив на лице дуновение иссушающего жаркого ветра, гуляющего по амфитеатру.

– Я уже забыл о дневном свете. Но это не тот свет, который я бы хотел видеть, – он достал из-под одежды тёмные очки и надел их.

Вспомнив о своих защитных очках, Айра и Клод последовали его примеру. Они осторожно прошли под аркой и вышли на залитую солнцем арену, на которой валялись обломки двух машин – их модуля и пиратского истребителя. Видимо, день был в самом разгаре; жара, и без того невыносимая, заметно усилилась, и над поверхностью арены растекалось сплошное марево. Дышать было тяжело, но беглецы всё-таки сделали несколько шагов к центру.

– Что теперь? – проговорил Стенин.

– Ждём, – ответил Шустрый, задрав голову кверху. – Если они здесь, то заметят нас и спустятся.

– Надо им дать понять, что мы здесь, – сказал Ленков и выпустил длинную очередь в воздух из плазмопистолета, разрядив весь магазин.

Возможно, в светлом небе, под лучами палящего солнца зрелище было и не слишком яркое, но надо было использовать и этот шанс.

– Никого не видно, – произнёс Стенин, чувствуя, что больше не в состоянии стоять на открытом месте под обильными лучами убийственного ультрафиолета. – Вернёмся назад.

– Прямо в лапы гоблинов, – мрачно усмехнулся Шустрый. – Они скоро будут здесь.

– Стойте! – крикнул Ленков. – Я что-то вижу!..

Все трое уставились в сине-зелёное безоблачное небо и увидели точку, которая увеличивалась с каждой секундой по мере приближения к амфитеатру. Спустя полминуты стали отчётливо видны очертания точно такого же истребителя, как тот, обломками которого была усыпана арена.

– Это они! – взвизгнул Шустрый, даже подпрыгнув от радости на обеих руках.

– Надеюсь, они нас не испепелят сразу на месте, – заметил Айра, машинально делая несколько шагов назад.

В ответ калека рассмеялся каким-то истерическим нервным смехом:

– Ну, нет! Пусть только попробуют.

Истребитель на минуту завис над ними, словно изучая их на расстоянии. Потом плавно приземлился на свободной от обломков площадке. По трапу сошли два человека в серебристых защитных скафандрах с внушительными стволами в руках. Затемнённые щитки на шлемах вначале не позволяли разглядеть их лиц, однако неожиданно один из них приподнял своё забрало и громко произнёс в динамик шлемофона:

– Шустрый, чёрт тебя возьми, а мы уже думали, что тебя нет в живых! Ну и укоротили же тебя, больно видеть… И это Шустрый, который дрался ногами, как дьявол!

– Привет, Ракета! Это Циклоп с тобой? Узнал по росту… Но ближе к делу. За нами гонятся по пятам, так что цепляй меня и погнали!

– Думаешь, адмиралу будет интересно на тебя посмотреть? – недружелюбно сказал пират.

– У меня есть, что ему показать, – ответил калека, разворачивая свёрток.

На солнце заблестела горстка необработанных алмазов, грубо очищенных от вулканической породы.

– А-а-а, – протянул Ракета. – Ну, ладно, забирайся внутрь.

– А мы?! – в один голос в изумлении проговорили Клод и Айра.

– Они с тобой? – спросил пират.

– Ну вот ещё! – недовольно буркнул Шустрый, пряча алмазы обратно под одежду. – Кому нужен лишний балласт? Они просто помогли мне слинять.

Он брезгливо окинул их быстрым взглядом и махнул рукой:

– Вы свободны, ребята. Гоблины вас ждут, – и заковылял в сторону истребителя.

Стенин в полном ступоре смотрел вслед удаляющейся тройке, когда его оглушил громоподобный возглас Айры:

– Стойте!

Пираты неохотно остановились и уставились на него, словно на какое-то диковинное насекомое, которое вдруг заголосило человеческим голосом.

– У меня тоже есть, что показать адмиралу.

– И что же это? – вяло спросил Ракета.

– Думаю, это ценнее тех камней, что у Шустрого. Это очень дорогая вещь!

– Не слушайте эту железную развалину, – провизжал Шустрый. – Они вам чёрт-те что порасскажут, лишь бы спасти свои шкуры.

– Смотрите, – ответил Ленков, вытаскивая из полости своего панциря медальон.

Пираты застыли на месте, как вкопанные, приподняв щитки шлемов и глядя, как на солнце переливается всеми цветами радуги огромный бриллиант в золотой оправе.

– Ничего себе! – произнёс Ракета.

– Это же… Звезда Веста, – проговорил Шустрый, не отрывая глаз от сверкающего камня, действительно напоминающего звезду в миниатюре, извлечённую из какой-нибудь туманности, сжатую неким магическим способом в миллионы раз и навечно вставленную в медальон.

– Может быть, это послужит пропуском на ваш корабль? – учтиво спросил Ленков.

– Отберите у них камень и пристрелите обоих, – зловеще произнёс Шустрый.

Ракета сделал шаг вперёд, как вдруг встал на месте, будто кто-то остановил его, точно робота на радиоуправлении. Он стоял так несколько секунд, молча глядя в сторону, потом кивнул, словно общался с кем-то невидимым и обратился к компаньонам:

– Адмирал приказал, чтобы вы летели с нами, – сказал он.

– Вы что, с ума посходили? – крикнул Шустрый. – Кончайте с ними!

– Ты что, не понял? Воля адмирала – закон!

Ракета указал компаньонам на люк, и те под присмотром пиратов взошли по трапу в истребитель. Шустрый собирался было запрыгнуть за ними, когда вход ему преградил Ракета.

– Забери алмазы и дай пройти, – сердито рявкнул калека.

Пират взял у него свёрток, но пройти не дал.

– Извини, приятель, – сказал он. – Адмирал только что передал по рации, что не хочет тебя видеть.

Прежде чем Шустрый успел что-то ответить, Ракета столкнул его с трапа и закрыл люк. Истребитель стремительно поднялся ввысь и направился на орбиту.

Шустрый с тоской и ненавистью наблюдал за ним, пока истребитель не скрылся из виду. Затем, потупив взор, калека уныло поплёлся в сторону арки, ибо не мог больше оставаться на этом неумолимом испепеляющем солнце ни минуты.

 

7. КАПИТАН-СПРУТ

1

Когда-то в незапамятные времена Амир Максимус был грозой всей галактики, наводившей ужас на мирные торговые челноки и вселявшей панику в души даже бывалых охотников на космических флибустьеров, звёздный десант и капитанов военных кораблей. Как гласит легенда, он родился на Земле в культурной семье учёных, посвятивших жизнь изучению крайне насущной на тот день проблемы «нейропрожига» и последствий создания биоаватаров. Амир получил блестящее образование, подавал надежды как один из лучших студентов кафедры биофизики одного из ведущих университетов Земли и, казалось, унаследовал все лучшие черты своих известных родителей. Однако всё резко изменилось совершенно в обратную сторону, когда молодой учёный Максимус неожиданно отвернулся от науки, закона и морали, ступив на скользкий путь преступника и космического пирата. Можно сказать, крепкое и красивое молодое дерево резко стало расти не вверх, а вкривь, что бывает очень редко и, безусловно, в элитной культурной среде является ужасной аномалией, так что объяснить это не берутся ни психологи, ни генетики.

Но самое ужасное случилось позже. Наверное, никто не мог ожидать, что Амир продолжит свои исследования уже в космосе, оставаясь пиратом, бандитом и убийцей; проведёт массу бесчеловечных опытов, загубит множество невинных жизней, в итоге получив репутацию самого опасного, жестокого и бесчеловечного изгоя и, как следствие, возглавив списки самых разыскиваемых преступников галактики. Вот уже много лет на него велась беспощадная охота, однако все попытки сил правопорядка были тщетны. Более того, вот уже около десяти лет его лица не видели даже сами пираты, совершавшие набеги на мощном быстром межзвёздном корабле под его недремлющим руководством.

Ужасающую правду знали лишь несколько старейших членов экипажа пиратского крейсера, в своё время отбитого у военных. Они знали, что Амира Максимуса уже давно нет на корабле, по крайней мере, в том обычном человекоподобном виде, в каком его представляли военные, разыскивавшие его, сбившись с ног, по бескрайним просторам пятого океана.

Эту историю рассказал Ракета, загадочно поглядывая то на Ленкова, то на Стенина в салоне истребителя, пока они летели к дрейфовавшему на орбите огромному кораблю. Он явно хотел произвести на обоих контрабандистов впечатление своей трепотнёй и потому, не договорив самого главного, умолк, растянув поистине шекспировскую паузу. У Стенина создалось ощущение, что Ракета из тех парней, которые хоть и проливают нередко кровь и вообще могут быть отъявленными злодеями, но в глубине души относятся больше к миролюбивым болтунам, чем к жестоким убийцам.

– И в каком же виде он ходит по кораблю? – спросил Ленков, которому надоело ждать, пока Ракета не соизволит раскрыть эту тайну по своему желанию.

– Ну, чаще всего, он скрывается в темноте, и вы его не увидите даже в этом обличье.

– Так в каком обличье? Не томи, – с благодушной, немного наигранной улыбкой произнёс Стенин.

– Чёрт возьми, чуваки, он скрывается в обличье огромного, скользкого, ужасного, многолапого…

– Ну! – воскликнул Ленков, уже начиная терять терпение.

Ракета открыл было рот, чтобы ответить, когда его напарник, занятый всё это время ручным пилотированием истребителя, обернувшись, известил что они на борту корабля. Компаньоны даже не заметили, как их гиперзвуковое судёнышко пристыковалось к гигантской поверхности крейсера, бесшумно нырнув в провал раскрывшегося шлюзового отсека и отдав себя на волю системы автоматизированной посадки, которая выполнила свои функции слаженно и безупречно, чего и следовало ожидать от электронной начинки ещё не старого военного корабля.

– А ну, пошли! – неожиданно грубо приказал Ракета, подталкивая обоих контрабандистов к выходу.

Миновав шлюз и ремонтные доки, они прошли по одному из длинных тоннелей, гадая о том, что их ждёт. На данный момент напарники были рады хотя бы тому, что они не в катакомбах злобных троллей и не под палящим солнцем Веста, а внутри снабжённого всеми возможными системами жизнеобеспечения межзвёздного крейсера. Внутри преобладала убаюкивающая тишина и, казалось, весь корабль погружён в эту ватную тишь и полумрак, расслаблявшие уже сами по себе. Компаньоны уже почти успокоились и настроились на мирный лад, как вдруг их втолкнули в помещение, залитое ярким светом, внутри которого царил неприятно режущий слух, гул множества голосов, громкие крики, смех и звон стеклянных стаканов и бутылок. Их провели в кубрик, где находилось около десятка шумных мужчин.

– Парни, знакомьтесь, наши новые пассажиры! – возвестил Ракета, криво ухмыляясь, и тут же прошептал Стенину на ухо:

– Ну, теперь держитесь, ребятки! Если вас не грохнут в первые пять минут, значит, вы в рубашке родились. Эти сволочи третий день не просыхают под абсентом и ромом.

Словно в подтверждение последних слов, кубрик взорвался оглушительным рёвом пьяных голосов, и кто-то выстрелил в сторону вошедших. Плазменный заряд вскользь задел стальное плечо Ленкова, однако этого хватило, чтобы его отбросило прямо на Ракету, в свою очередь еле удержавшегося на ногах. Стенин оторопело застыл на месте, уставившись на толпу орущих во всё горло пиратов и, видимо, уже готовясь принять на себя следующий удар. Однако у того, кто наугад выстрелил в киборга, похоже, не хватило сил на повторный выстрел, и под смех окружающих он с грохотом рухнул под один из столов, заставленных жестяными банками с джином и литровыми бутылками с отливающим тёмно-красным оттенком, очевидно, очень крепким ромом.

–Тупые ублюдки, хорош палить! – закричал Ракета. – Мы на орбите как-никак, а не в дешёвом кабаке на Марсе. Шальной рикошет здесь нам может дорого обойтись.

– Лады, не парься Ракета! – ответил кто-то из громил в потёртой военной униформе, вероятно, снятой с одного из убитых в своё время на этом крейсере солдат. – Заходи, выпей с нами…

– Не сейчас, меня ждёт адмирал. Угостите лучше этих ребят, они по ходу многого натерпелись на Весте.

Створки люка сомкнулись за ловко выскользнувшим Ракетой, и гости оказались один на один с толпой пьяных головорезов. К великой радости компаньонов, к ним довольно быстро потеряли интерес и уж точно больше не собирались стрелять. В руку Стенину сунули банку с абсентом, и Клод загорелся надеждой, что самое страшное позади, и этот гостеприимный жест можно воспринять как доброе предзнаменование. Он поспешил сразу отхлебнуть из банки очень крепкого, обжигающего напитка на глазах у половины пиратов, и ему показалось, что многим из них пришлось это по душе, так что в их глазах промелькнуло даже что-то похожее на, отчасти замутнённую винными парами, доброжелательность. Когда кто-то из них протянул стакан с ромом Айре, по дороге разбрызгав его почти до половины, киборгу захотелось провалиться сквозь землю, однако он скорчил гримасу радости и детского счастья, отлично понимая, что если он выпьет из этого стакана, то совершенно точно может больше не бояться плазменных пистолетов, ибо летальный исход наступит не от них. Впрочем, пить Ленкову не пришлось, поскольку неожиданно ему на выручку пришёл другой матрос из команды космических флибустьеров, без предупреждения съехавший наотмашь кулаком по физиономии пирата, предложившего киборгу горячительный напиток.

– Роботу – ром? – проревел этот пират, икая, пока второй приходил в себя на полу. – Да где это вид-дан-но, чтобы ром предлагал-ли консервной банке?!

Воспользовавшись шумихой, Айра незаметно вылил ром через плечо прямо на прикорнувшего в углу кубрика другого спящего пирата и подмигнул Клоду.

Тот кивнул и, подняв в руке свою ёмкость со спиртным, громко провозгласил:

– Друзья, не ссорьтесь из-за этого железного ящика, давайте выпьем за всех нас!.. Я рад оказаться в компании таких отличных парней, как вы!

К большому удовольствию Стенина большая половина галдящих наперебой межзвёздных головорезов радостно ответила на его призыв, и на минуту в кубрике воцарились тишина и мирное спокойствие, пока кто-то из серьёзно захмелевших бандитов снова не начал изливать накопившиеся излишки агрессивности и горячность темперамента на других. Под шумок Стенин с Ленковым отошли подальше, присев за самый крайний свободный столик.

– Спасибо за «железный ящик», – с лёгким укором сказал Айра.

– Да, брось, не стоит благодарности! – усмехнулся Клод. – Главное, дожить до конца этой пьянки. Тут все – безбашенные убийцы и грабители, и мы попали в волчью стаю. Значит, придётся немного повыть по-волчьи с этим сбродом…

Неожиданно он умолк, наблюдая, как к ним, прихрамывая, приближается невысокий сутулый человечек, чей облик резко контрастировал с внешностью остальных, в основном широкоплечих громил с одинаковым злобно-тупым и немного затравленным взглядом мутных пьяных глаз. Он был одет в светло-серый комбинезон с эмблемой ярко-синего креста на груди – такую форму носили медицинские работники и бортврачи на многих военных кораблях. Сделана она была из особого влагоотталкивающего наноматериала, который легко можно было отмыть, например, от пятен крови. Напарники заметили какие-то тёмные потёки у него на груди, но это вполне могли быть и следы от брызг спиртного. Незнакомец, похоже, был навеселе, но не в такой степени, как другие, поскольку шёл довольно уверенно, хоть и хромая, устремив на Айру и Клода пристальный взгляд маленьких серых глаз. Человек в комбинезоне подсел за их столик и, не глядя на Ленкова, доброжелательно протянул руку Стенину. Они обменялись уважительным рукопожатием, после чего незнакомец со стуком поставил на стол бутылку с тёмно-красной жидкостью и два пустых стакана.

– Лучший ром с Земли, – пояснил он, разливая напиток в стаканы.

– С Земли? – переспросил Клод, скептически прищурившись.

В былые времена они с Ленковым продавали немало рома, водки и даже искусственных вин, частенько выдавая их происхождение и производство за земное, но оба, в том числе и многие покупатели, прекрасно отдавали себе отчёт, что земного рома по такой цене попросту не существует в природе и не существовало уже лет пятьсот.

Стенин пригубил из стакана и сказал спокойно и взвешенно:

– Да, это неплохой ром, но не с Земли.

Незнакомец улыбнулся:

– Ты прав, скажем так, это волшебный ром с её окрестностей.

– Да, поистине, это неземной ром, – поддакнул Стенин, и оба по-дружески заулыбались.

– Вы кто такие?

– Мы? Пленники. Я – Клод, а это мой партнёр по бизнесу, Айра.

Киборг протянул ему руку для рукопожатия, но незнакомец упорно делал вид, что его не замечает.

– Что за бизнес?

– Мы коммивояжеры. Торговали всем, чем только разрешают торговые и военные корпорации.

– Ну, конечно, – хмыкнул человечек, давая понять, что его так просто не проведёшь. – А я Дюкс. Капитан Дюкс, ныне член команды адмирала Амира Максимуса.

– Что?! – воскликнул Стенин. – Капитан Дюкс? – Он едва не рассмеялся человечку в лицо.

Тот понимающе кивнул и ответил:

– Ну, может, и не Дюкс, и не совсем капитан, а скорее учёный и медик. Но и вы не простые коммивояжеры. Видел я торгашей, но с вами явно не всё чисто… Впрочем, речь не об этом. Возможно, вас тоже оставят в команде. Но бойтесь не столько пиратов, сколько самого Амира. Возможно, скоро вы узнаете, что его нет на корабле, хотя он отдаёт распоряжения и общается с некоторыми из своих приближённых.

Компаньоны переглянулись.

– Как это? – спросил Стенин. – Он общается на расстоянии? На радиосвязи, или телепат?

– Ни то, ни другое. Его родители были просвещёнными почтенными людьми и, кстати, они были настоящие земляне. Вы слышали о консервации памяти, нейропрожиге и тому подобных вещах? Так вот, все эти технологии существуют уже давно, но далеко не все в это посвящены и умеют с ними обращаться. Я посвятил этой проблеме большую часть свой жизни, пока не попал в плен, но доучился всего лишь до рядового оператора одной умной машины, которая способна продлевать людям жизнь, переселяя их сознание в другие тела. Иными словами, я знаю, на какую кнопку нажать, чтобы операция прошла успешно, но чтобы познать секреты самой структуры, докопаться до самой сути, у меня, наверное, уже не хватит времени, – незнакомец с грустью улыбнулся. – Несколько человек на свете, включая Амира, хранят эту тайну, будто какие-нибудь масоны далёкого прошлого. Возможно, они и есть потомки масонов. Так что бойтесь общения с Амиром. Вы попали в жуткое место – на корабль хранителя великих тайн Жизни, и это не шутки.

Незнакомец встал из-за стола и направился было в сторону выхода, когда его окликнул Стенин:

– Я точно знаю, что ты не Дюкс! Но на корабле Дюкса есть подобная машина…

 

Человечек оглянулся и с опаской посмотрел по сторонам, но, к счастью, на них не обратили никакого внимания.

– Я Эрве, по кличке «Хирург», – ответил он и добавил вполголоса спустя несколько секунд. – Бойтесь тараканов! Их на корабле тысячи!.

Дверь открылась, и в кубрик поспешно вошёл Ракета. Быстро отыскав глазами компаньонов, затаившихся за дальним столиком, он крикнул:

– Вы двое, вставайте живо! Вас ждёт Амир Максимус.

2

– Всё-таки, приятель, к чему нам быть готовыми? – спросил Ленков, пока они шли по одному из длинных однообразных коридоров, видимо, направляясь в капитанскую рубку.

– В смысле?

– Если я правильно понял, нас ждёт общение с монстром. Насколько я припоминаю, ужасным, скользким и многолапым.

– Да, действительно, – добавил Стенин, с трудом поспевая за длинноногим и расторопным Ракетой. – Что нас ждёт? Новые сюрпризы? Например, по бластеру в каждой из десяти членистых отростков или щупалец?

– Ты почти угадал, – спокойно откликнулся пират, словно в издёвку над Клодом ещё больше ускоряя шаг.

Айра мог без труда идти вровень с ним, но Стенина уже выбила из сил эта гонка, несмотря на то, что совсем недавно он принял небольшую дозу такого отличного стимулятора, как абсент.

– Не отставать! – прикрикнул, оглянувшись, Ракета.

Неожиданно под ногой у Клода что-то смачно хрустнуло. Опустив глаза, он увидел, что раздавил какую-то крошечную тварь, длиной не больше трёх сантиметров. От существа остался только зеленоватый сгусток слизи. Стенин сразу припомнил последнее напутствие Эрве. Определённо, существо, которое он только что случайно раздавил, было обыкновенным тараканом. В этом не было ничего удивительного, иногда эти вездесущие насекомые встречались на звёздных кораблях: несмотря на самую жёсткую стерилизацию помещений, они выживали и плодились без особых проблем.

Очевидно, пиратский корабль пришёлся им особенно по вкусу, и экипаж не делал усиленных попыток от них избавиться, иначе плодиться тысячами, по заверению Эрве, они не смогли бы даже здесь.

Наконец их долгое путешествие по коридорам космического крейсера закончилось в помещении, больше всего напоминающем зал для проведения торжеств. На возвышении, похожем на сцену в театре, был установлен какой-то огромный стеклянный куб, наполненный водой. Внутри находилось существо, смахивающее больше всего на огромного осьминога. От его головы и щупалец серого землистого цвета тянулось множество тончайших трубок, напоминающих бледные нити оптического волокна, проходившие сквозь незаметные бреши в верхней крышке куба-аквариума, концы которых исчезали с разных сторон за кулисами этой импровизированной «сцены».

– Что за… – начал было Ленков, но не договорил, обратив внимание, что Ракета буквально испепеляет его свирепым взором.

– Тс-с-с! – шикнул на него пират. – Ни звука! – и добавил уже намного громче, очевидно, обращаясь к существу в аквариуме:

– Амир, я привёл их.

В ответ существо лишь едва заметно всколыхнуло одним из щупалец и посмотрело сразу тремя парами больших чёрных глаз на троих вошедших людей через переднюю стенку куба.

– И оно может говорить?! – изумлённо проговорил Стенин.

Яростный взгляд Ракеты, казалось, был готов пригвоздить его к стене:

– Я же сказал! Заткнуться всем!

Неожиданно раздался громкий голос, словно прозвучавший в мегафон. В нём было что-то искусственное, механическое, наподобие компьютерных голосов аудио-программ, но тем не менее, это сильно напоминало вполне членораздельный осмысленный человеческий голос:

– Я вижу, Ракета!.. Я ведь не слепой. И не затыкай им рот, всё-таки они наши гости.

Ленков искал глазами под сценой скрытый динамик, но тщетно. Всё в помещении, кроме стеклянного куба, было надёжно скрыто от постороннего наблюдателя.

– Я Амир Максимус, капитан этого прекрасного боевого корабля.

– И будущий адмирал всего межзвёздного военного флота, – с пафосом пропел Ракета, учтиво склонив голову.

– Ты мне льстишь, как всегда, – ответил Амир. – Впрочем, к этому мы действительно стремимся. Я и впрямь был бы не прочь стать адмиралом флота – и командовать вечно… Но поговорим о вас. Вы, двое сумели меня удивить. Я не припомню человека, который смог бы так просто выбраться с планетки гнусных троллей, а вам это удалось…

– Благодаря вам, адмирал! – вставил Ракета.

– Возможно, но не совсем. И к тому же, вы сделали мне такой дорогой подарок – «Звезда Веста» это бесценное сокровище, за которым я охотился уже давно. И тут мне преподносят его, буквально на золотом блюде, двое незнакомых мне парней. Клянусь, мне сразу захотелось с вами познакомиться – и вот вы у меня в гостях. Надеюсь, обращение моего экипажа не доставило вам больших неудобств?

Осьминог умолк, ожидая ответа, и Ракета громко зашипел на Айру, чтобы тот наконец подал голос.

Вняв этой выразительной просьбе, Ленков сказал:

– Ну, разве что так, самую малость!

– Кто был тот негодяй? – этот вопрос относился скорее к Ракете, и пират не замедлил с ответом:

– Чертополох. Скотина нажрался и начал палить во все стороны.

– Ну что ж, Чертополоха – выбросить за борт, – спокойно произнёс Амир, словно это относилось к какому-то лишнему балласту или контейнеру с мусором.

– Может быть, не стоит, – вмешался Стенин. – Адмирал, мы его прощаем.

Последовала долгая пауза, после чего снова раздался абсолютно лишённый эмоциональности металлический голос:

– Воля таких дорогих гостей, как вы – закон. Пусть будет так.

Ракета кивнул, взяв на себя смелость ответить за гостей:

– Вы очень добры, адмирал.

Максимус продолжил, приблизившись к передней стенке аквариума и рассматривая гостей шестью холодными, овальными, как сливы, глазами:

– У меня к вам есть одно деловое предложение.

– Слушаем вас, адмирал, – сказал Стенин, уже давно смекнув, что именовать осьминога публично лучше всего адмиралом.

– Мне нужны такие лихие парни, как вы. Всю эту пьянь, которая буйствует в кубрике уже который день, следовало бы выбросить в открытый космос – от них стало мало проку. Разве что Ракета, да и тот, если честно, лентяй. Но вы – это просто нечто, это подарок судьбы! Я не знаю, кем вы были в прошлом, хотя смутно догадываюсь. Но вы не случайно попали ко мне на корабль. Я чувствую в вас некое предзнаменование моих будущих побед. В вас определённо что-то есть, парни! По-моему, вы из тех искателей приключений, которые на самом деле этих приключений не хотят, но ваша судьба в том, что они будут сопутствовать вам вечно. Я предлагаю вам продолжить этот опасный, полный приключений тернистый путь со мной. Вы будете очень богаты, а в будущем, чем чёрт не шутит, займёте ведущие посты в моём адмиралтействе, когда я сброшу с трона тех, кто на нём засиделся и захвачу власть в космосе.

В зале воцарилась тяжёлая торжественная тишина, которую, казалось, боялись нарушить все.

Наконец Айра робко произнёс:

– А если мы откажемся, адмирал?

– Что ж, ничего страшного, парни. Вас просто выбросят за борт.

Ракета посмотрел на Ленкова, как на конченого идиота. Он разве что не покрутил пальцем у виска, но его взгляд, казалось, говорил: «Вам что, сложно согласиться, идиоты?!»

– У нас есть время на раздумье? – спросил Ленков, и Ракета немного покачнулся, словно был готов упасть в обморок.

– Есть, – ответил Амир. – Я думаю, часа вам будет достаточно?

– Вполне, – ответил Стенин за Ленкова, и тот с согласием кивнул.

– До встречи, друзья, – сказал осьминог и, лениво отвернувшись, скользнул в замутнённую, видимо, из-за каких-то мелких водорослей, глубь аквариума.

В следующий момент Ракета грубо вытолкнул обоих компаньонов из зала.

– Я бы посоветовал вам согласиться, – сказал он им уже в коридоре. – И учтите, Амир очень пунктуален, и ждёт того же от других. Таймер включён. У вас меньше часа, – с этими словами он скрылся в конце узкого длинного прохода, не дав компаньонам ни малейшего шанса его догнать.

Стенин с укоризной посмотрел на Айру:

– Ты, конечно, лидер, но думаю, нам не следовало набивать себе цену. В конце концов он мог и не дать нам этот час. Кстати, ты засёк время?

– Оно у меня тут, – Ленков с серьёзным видом прикоснулся пальцем к своему виску.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23 
Рейтинг@Mail.ru