Аборигены Вселенной

Марат Александрович Чернов
Аборигены Вселенной

Он опомнился, когда кто-то с экрана спросил:

– РАБОТА С ОРГАНИЗМОМ ПРОДЕЛАНА НА 30 ПРОЦЕНТОВ. ХОТИТЕ ЛИ ВЫ ПРОДОЛЖИТЬ?

«На тридцать процентов, – подумал Айра, отвлекаясь от терминала, – это ж насколько они меня уже?..»

Он глянул вниз и увидел вместо ног надёжные металлопластиковые протезы, въедавшиеся тончайшими нитями проводов в ювелирно обтёсанную плоть.

– ХОТИТЕ ЛИ ВЫ ЗАМЕНИТЬ ГЛАЗНЫЕ ЯБЛОКИ НА ФОТОЭЛЕМЕНТЫ?

– Не-е-ет! – заголосил Ленков. – Ублюдки, что они со мной сделали?!

Он в отчаянии сообразил, что стоило ему замешкаться ещё минут на десять, и противные стальные насекомые сделали бы из него стопроцентного киборга – а он ведь об этом совсем не просил!

Неожиданно с экрана раздался строгий металлический бас:

– ВНИМАНИЕ! ПОЛУЧЕН СИГНАЛ ОПАСНОСТИ – НАЙДЕН АБОРИГЕН. ТОЧНЫЕ КООРДИНАТЫ ВВЕДЕНЫ В ПАМЯТЬ ВАШЕГО КОРАБЛЯ. КИБОРГ, ВАША ЗАДАЧА – НАЙТИ И УНИЧТОЖИТЬ. РОБОТЫ, НА ШАГУ НАЗАД!

Ленков услышал, как что-то стукнулось об его протезы и, опустив глаза, увидел одного из роботов-ремонтников – небольшую «консервную банку», передвигающуюся на невидимых гусеницах. Тихим вежливым голосом робот произнёс:

– Капитан, ремонт вашего корабля категории «С» номер 50208 закончен. В память навигатора введены данные острова, на котором обнаружен абориген. Шлюзование будет начато через три минуты.

Ленков дал хорошего пинка роботу и метнулся обратно к терминалу:

– Мне нужна информация об аборигенах, – крикнул он в направлении дисплея и через секунду получил ответ.

Аборигены с экзопланеты Зена в системе Z-9, известной, как одна из самых желанных для колонизации с Земли – это человекоподобные существа, разумные и пользующиеся огнестрельным и лазерным оружием, попавшим в их руки не без помощи межзвёздных контрабандистов. В то время как механические роботы, андроиды и киборги быстро очистили планету от землян-колонизаторов, коренные жители оказались на удивление живучи и опасны.

Запросив более точную информацию об острове, на котором был найден абориген, Ленков получил подробные снимки и видео и едва не упал со своих протезов. В следующий момент он уже мчался в ремонтный док, на ходу привыкая к своим новым искусственным тяжёлым металлическим ступням.

6

Клод Стенин с ужасом смотрел на аборигена – он и не знал, что где-то ещё во Вселенной обитают такие существа. Его высокая фигура была слегка прикрыта какой-то синтетической накидкой, кожа тёмно-серого гранитного оттенка, физиономия – на редкость злобная и не располагающая к дружеской беседе, два чёрных глаза, зубастый рот и несколько вертикальных щёлок вместо носа. Между тем длинные безволосые руки крепко держали вполне современное лазерное ружьё, по-видимому, земного производства, что могло означать если не разумность существа, то по крайней мере, его смышлёность, враждебность и умение обращаться с оружием.

Абориген издал победоносный вой и несколько раз продемонстрировал своей жертве мощь своего оружия – вокруг посыпались стеклянные стены верхнего яруса башни маяка, оглушая визгом лазерных зарядов и звоном битого солнцезащитного стекла. Стенин, ослеплённый лучами нестерпимо яркого небесного светила, зажмурил глаза и приготовился к тому, что следующий выстрел будет направлен прямо на него.

Он ждал, но ничего не происходило. Воцарилась странная тишина, и Клод открыл глаза. С аборигеном явно творилось что-то непонятное. Не обращая внимания на припёртого к стенке беднягу Стенина, существо напряжённо вглядывалось в ясное небо и медленно поворачивало головой из стороны в сторону, словно прислушиваясь к тишине. В его руках нервно подрагивал ствол лазерного ружья – было видно, что существо чем-то встревожено.

Стенин посмотрел в ту же сторону и ясно различил массивную приближающуюся тень, закрывающую солнце. К башне на сумасшедшей скорости приближался какой-то летательный аппарат. Через минуту он поравнялся с верхним ярусом маяка, выпустил трап, и кто-то протянул руку Стенину через разбитое окно. Ещё секунда и корабль взмыл в небо на безопасное расстояние от маяка, в башне которого затаился абориген.

Стенин повернулся к своему спасителю и увидел устрашающую картину. Перед ним возвышалась фигура, состоящая из металла и прочного пластика, за исключением одной лишь головы – его компаньона Айры Ленкова.

– Они хотели вставить мне новые мозги, – произнёс Айра изменившимся, заметно огрубевшим голосом киборга, – но я не позволил. Мы выжили, Клод, но я бы не сказал, что нам повезло… На планете произошёл бунт роботов. Они покончили со всеми, кроме аборигенов. Нам надо уматывать, пока не поздно!

Стенин почувствовал, как что-то проползло по его руке – нечто, напоминающее большое насекомое. Он не различил, что именно, но ему показалось, что это – один из безобидных медицинских искусственных жучков.

2. ЧЁРНАЯ ПЛАНЕТА

1

– Если бы я знал, что так будет, – причитал Айра Ленков, глядя в иллюминатор челнока, – то ни за что бы…

– Хватит, – сердито прервал его Клод Стенин. – Мне надоело слушать твои стоны!

Стенин умолк, почувствовав, что немного виноват перед своим компаньоном, повышая на него голос, ведь ещё совсем недавно на планете взбунтовавшихся роботов он был обязан ему своим спасением, и теперь Клоду было невыносимо и жалко смотреть на фигуру киборга, в которой лишь лицо и глаза выдавали его прежнего друга.

Проклятые жуки-нанохирурги!.. Последняя планета, на которой их угораздило сделать остановку, оказалась дьявольски коварной и едва не лишила их обоих жизни. Они едва унесли ноги, причём ноги Ленкова теперь были сделаны из металла и пластика, как, впрочем, и всё его тело, за исключением головы.

Пока Айра, свирепо уткнувшись лбом в иллюминатор, бормотал какие-то проклятия, Клод обдумывал, что он может сделать для своего друга. Решение пришло неожиданно.

Ну, конечно, воскликнул он про себя, как это он не вспомнил об этом раньше!

Нелегальный институт клонов на Луне-SC4-50! Тем более что он знавал кое-кого из пациентов этого медицинского учреждения. Правда, это будет дорого им стоить, но есть надежда, что к его компаньону вернётся его прежний облик.

– Айра! – радостно крикнул Стенин. – Ты уверен, что не хочешь остаться киборгом?

Ленков с удивлением повернулся к нему.

– Уверен ли я? Ты что, издеваешься?!

– Только успокойся и не жми мне руку, когда услышишь то, что я тебе скажу, иначе мне придётся тоже обращаться к нанохирургам.

– Говори, мать твою, – рявкнул киборг жутким механическим басом. – Не мучь меня!

– Помнишь, что я тебе рассказывал про своего троюродного братца, попавшего в переделку на планете рептилий.

– На Змеевике? Один из зверомодов оторвал ему обе руки и одну ногу, вроде так?

– Именно. Он очень просил об этом никому не говорить, поскольку пособие по инвалидности ему пришлось бы весьма щедрой финансовой поддержкой.

– Прости, но я не врубаюсь.

– Он сделал себе фиктивную инвалидность и пропал на окраине галактики. На самом деле на Луне-50 ему собирались провести курс реабилитации конечностей, после которого он снова стал бы вполне полноценным человеком. Я о нём уже давно ничего не слышал, но думаю, что он получил то, что хотел. Это так называемый институт клонов. Ходят слухи, что в человеческом организме нет органа, который они не могли бы регенерировать. Думаю, это то, что тебе надо.

– Точно! – заорал Ленков, бросаясь к бортовому навигатору.

– Айра, но боюсь, что это будет стоить немалых денег.

– Я отдам всё, хоть жизнь, если есть надежда, – бросил в ответ киборг, щёлкая по сенсорной клавиатуре стальными пальцами в поиске координат Луны-50 в системе «SC4». – Ведь такая жизнь, как сейчас, мне не нужна.

Стенин с пониманием покачал головой. Наверное, он бы тоже не задумывался о деньгах, оказавшись в такой плачевной ситуации, даже если бы курс реабилитации стоил им их корабля.

– Чёрт, – ругнулся Айра, колдуя над пультом, – почему навигатор глючит?

Стенин подошёл к нему и взглянул на экран пульта управления.

– Я установил смену курса на Луну, но система отказалась его выполнить. Навигатор свихнулся!

– Запросил аварийную систему корабля о допущенной ошибке? – спросил Клод.

– По-моему, глючит все системы. Переходим на ручное управление! – скомандовал Ленков.

Они заняли места пилотов и уставились в лобовой экран. Увлечённые разговором, они не заметили одного небесного тела – абсолютно чёрной планеты, почти сливавшейся с непроницаемой тьмой космоса. На приборной панели неожиданно замигал фиолетовый индикатор – он мигал на их памяти впервые. Компаньоны с нескрываемым удивлением переглянулись. Это означало, что все системы управления их кораблем автоматически отключены, и межзвёздный челнок полностью переходит на дистанционное управление с ближайшего космического тела – в данном случае иных вариантов не было.

Это означало ещё и то, что все системы отключены без права перезагрузки, то есть искусственный интеллект челнока будет отформатирован, и его восстановление может быть произведено лишь с центрального терминала неизвестной чёрной планеты.

– Только этого нам и не хватало! – рявкнул Стенин.

2

Около трёхсот лет назад могущественная военная корпорация «Звёздные колонии» начала целенаправленно захватывать обширные участки галактики. Затем несколько колоний, обосновавшихся на захваченных, богатых ресурсами планетах, восстали против корпорации, что ознаменовалось длительными звёздными войнами.

Теперь настали относительно мирные времена, и вот уже добрую сотню лет в этой части галактики царили тишина и спокойствие. Однако от минувшей войны осталась недобрая память в облике нескольких так называемых «чёрных планет» – искусственном порождении амбициозной и воинственной корпорации.

Обо всём этом припомнили Ленков и Стенин, пока проходило шлюзование и чёрная планета, открыв одну из своих амбразур, словно магнитом затягивала их межзвёздное судёнышко в своё чрево – в самую Тьму. Скорее всего, её гравитационное поле начало затягивать их корабль задолго до того, как отключились все бортовые системы, и он вошёл в зону дистанционного управления. Этим и славились «чёрные планеты» – они притягивали в космосе, как чёрные дыры.

 

– Что будем делать? – спросил Стенин.

– Станем в док… или что там у них вместо доков, переговорим с хозяевами и, если что не так, врубим ручное управление и дадим дёру.

– Ручное управление? – скептически переспросил Клод. – Ты забыл, что эти корабли, так же, как и «чёрные планеты» – собственность «Звёздных колоний». Тут всё продумано. Мы в плену, в закрытой зоне и ни о каком ручном управлении не может быть и речи.

– Ты меня ободрил, дружище. Век тебе обязан!

Стенин невесело усмехнулся.

– Самое время проверить нашу эрудицию, – сказал Айра. – Что мы знаем об этом объекте?

– Насколько я помню, площадь его поверхности около восьмисот миллионов квадратных километров. Исскусственное магнитное поле и опять-таки искусственная атмосфера позволяют просуществовать на нём какое-то время. Насчёт всего остального не в курсе – военная тайна.

– Надо же, эта громада намного больше Земли и вся – из железа. Охренеть!

– Железо, сплавы, тонны микроэлектроники, конечно. Внутри должен быть и мощный термоядерный реактор. Думаю, мы скоро причалим и сами всё увидим.

Словно в ответ на эту мысль, корабль слегка встряхнуло, затем из динамика бортового навигатора донёсся ласковый женский компьютерный голос:

– Произведена стыковка с образцом космической защиты RC5. Члены экипажа могут покинуть корабль.

– Покинуть корабль, – проворчал Стенин. – Да тут опасно находится даже несколько минут. Вокруг сплошной металл!

Айра лишь угрюмо ухмыльнулся в ответ.

Они спустились по трапу на железную площадку, слабо освещённую иллюминацией их собственного корабля.

– Как тут со светом? – спросил Айра.

– Не знаю. На всякий случай я прихватил с собой фонарик.

Они огляделись – внизу, вверху и по сторонам слабо отсвечивал серый металл. Видимо, они находились в огромном шлюзовом отделении под самой поверхностью безжизненной железной планеты.

– Хорошо, тут хоть можно дышать, – сказал Ленков.

– А есть и пить?

– Не уверен, Клод. Меня радует одно – мне пока хватает того питательного раствора и квантовой батареи, которой снабдили меня нано-жуки. А вот тебе будет сложнее. Но поверь, я их за это нисколько не хвалю!

– Очень остроумно! Ясно, что никого тут нет. Поэтому нам нужна связь с Землёй и чем скорее, тем лучше.

Клод повёл лучом фонарика вокруг и заметил неподалёку какой-то люк. Над ним тускло светилась небольшая табличка.

– Блок связи! – рассмотрев надпись, выкрикнул Стенин вне себя от радости.

Они поспешно открыли люк, поддавшийся, к счастью, без особых проблем, и вошли в тёмное помещение. Мрак и тишина, царившие, вероятно, повсюду на этом безмолвном военном объекте, действовали на нервы, но Стенин попытался оставаться хладнокровным и рассудительным. Он шарил лучом фонаря по стенам, пытаясь найти пункт радиосвязи, однако стены и здесь оказались такими же гладкими, холодными и неприветливыми, как и в шлюзе. От ощущения обволакивающей тьмы Клод начал даже задыхаться, но продолжал упорно ощупывать каждый сантиметр стен. Блок связи оказался небольшой комнаткой, и очень быстро Стенин убедился в том, что тут нет абсолютно ничего, что намекало бы на панель спутниковой радиостанции.

– Что за чертовщина! – проговорил он, чувствуя, как пот стекает с его лба, хотя в помещении было скорее холодно, чем жарко.

Айра прикоснулся к его плечу и сказал не без беспокойства:

– У тебя часом не клаустрофобия, дружище?

Стенин жалобно посмотрел на него и едва слышно ответил:

– Тут ничего нет!

Айра с любопытством огляделся:

– Я думаю, создатели этой махины не любили шутить. Я слышал, в корпорации обожали прибегать к услугам киборгов. Или роботов-андроидов. И сейчас мы это проверим.

Ленков отобрал фонарик у Стенина и сам взялся за придирчивый осмотр стен. Через минуту он издал радостный возглас, вернувший Клода к жизни.

– Глянь сюда. Тут и впрямь нет ничего, кроме одного маленького гнезда – для электронного ключа.

– И что нам с этого?

– Заметь, что у меня их целых десять, – Айра ликующе показал Стенину обе своих пятерни, украшенных встроенными микро-устройствами. – Ну, тогда выбери один из них на своё усмотрение и вставь уже в это грёбаное гнездо, – сказал Стенин.

Айра немного помедлил, словно в чём-то сомневаясь.

– Я думаю, у нас нет выхода, надо использовать то, что имеем, – приободрил его Клод.

Ленков кивнул и вставил в разъём наконечник указательного пальца правой руки. По мощному корпусу киборга пробежали быстрые судороги, словно он получил слабый разряд током, но Айра остался стоять на ногах. Внезапно комната осветилась множеством включившихся плафонов, и раздался громкий автоматический голос из невидимого динамика:

– Внимание! Ваш запрос активирован. Обратный отсчёт начинается через минуту. Если вы робот, то можете остаться на месте. Если вы киборг, то можете занять место в лифте. Если вы человек, то вам не повезло… Взрыв последует через десять минут.

Комната резко озарилась красным мигающим светом, как бывает во время срабатывания аварийной системы или в момент самоликвидации военного объекта стратегического назначения.

Ленков беспомощно взглянул на Стенина:

– Я забыл, в корпорации любили использовать ещё и приговорённых к смертной казни. Эта планета – бомба! Я понял это, когда меня шибануло током. Я поймал часть информации через свой же долбаный интерфейс, – чёрт знает как, но я её поймал. Сработала программа детонации – видишь ли, вся эта планета…

– Не продолжай, – ответил Стенин на удивление спокойно. – У нас есть десять минут. Что там было сказано насчёт лифта?

– Погнали! – быстро ответил Ленков.

Они выскочили из блока связи и почти сразу увидели лифт. В центре площадки виднелся прежде не замеченный ими, большой прямоугольный проём. Они подошли к краю и осторожно заглянули вниз. Там зияла пропасть, по-другому это сложно было бы назвать, – попросту сумрачный провал в никуда.

– Это лифт? – ошеломлённо спросил Клод.

– Видимо, лифт, – ответил Айра. – Мы всё равно не успели бы удрать в космос – взрывная волна достанет нас несколько раз, прежде чем мы отойдём достаточно далеко. Вдобавок, не забудь о гравитации планеты. От взрыва, вероятно, можно спастись только глубоко внизу, в самых недрах. Видимо, там создано нечто вроде камеры спасения для киборгов, которых используют для внедрения процесса детонации. Это парадоксально, но киборгов здесь щадят.

– И ты его внедрил?

– Видимо, случайно. Нельзя было вставлять ключ. Скорее всего, срабатывает любое устройство защиты-обмена данных. Просто и гениально.

– И ужасно! – выдохнул Стенин, опускаясь на колени перед чёрным провалом в никуда.

Однако не прошло и минуты, как он с испуганным криком снова вскочил на ноги, когда они стали свидетелями ещё одного не менее удивительного и пугающего явления. Со всех сторон к провалу начала стекаться живая колышущаяся масса, состоящая из лоснившихся гладкой серой шёрсткой, пронырливых маленьких тел. Чёрная планета на поверку оказалась не такой уж и необитаемой, какой представилась компаньонам на первый взгляд. Со всех помещений, щелей и закутков этого гигантского искусственного металлического сооружения к проёму, словно по беззвучному сигналу, по телам своих же собратьев с писком лезли стаи крыс. Очевидно, таким образом, единственные живые обитатели планеты собирались спастись бегством, почуяв опасность.

– Это воздушный коридор, – сказал Айра, указав на проём. – Даже крысы знают об этом. Думаю, если лететь по нему вниз минут пять со скоростью куска железа вроде меня, то теоретически я как раз успеваю к моменту взрыва. Я шлёпнусь на дно этого коридора и опять-таки теоретически останусь жив. Очевидно, всё продумано. Чёрная планета будет взрываться не целиком и не изнутри, а по частям, начиная с обшивки. Однако взрыв будет всё равно почти равен по мощности взрыву сверхновой.

– Это ужасно! – в панике повторил Клод, закрывая лицо руками. – Теперь это действительно ужасно!..

– Для нас обоих, Клод. Я не уверен, что выживу, ведь я не тот киборг, на которого рассчитан этот «лифт». Или, вернее, я киборг, но не уверен, что тот, который сможет выжить. Или, вернее…

– Тогда, я думаю, есть резон нам прыгнуть вместе, – на удивление спокойным тоном прервал его Стенин. – И, может быть, мы проживём ещё десять минут.

– Ага! И успеем рассказать друг другу пару-тройку весёлых анекдотов, пока будем лететь.

Последовала бесконечно долгая минута гнетущей тишины. Затем они обнялись на прощанье и… спрыгнули вниз.

3. НОРА АЛИСЫ

1

Падение оказалось более стремительным, чем они ожидали. Ленков и Стенин почувствовали только страх перед темнотой, царившей в узком вертикальном тоннеле, сквозь который они летели вниз, и той устрашающей участью, ожидавшей их в его конце.

Стенин только успел крикнуть:

– Ты помнишь Алису?..

Ленков, возможно, немного больше сохранивший самообладание, подумал, что его друга «глючит» от безысходности. Он был тяжелее своего компаньона, (сплавы металла и пластика, из которых состоял его корпус почти целиком, брали своё), и потому он быстрее оторвался от своего спутника и буквально камнем падал вниз. Довольно скоро до него перестали доноситься выкрики Клода, и ему стало неестественно жутко. Он уже представил себе, как во тьме и в полном одиночестве шлёпнется об бетонный или железный пол, его тело от сильнейшего удара расплющится в лепёшку или распадётся на части, а голова откатится куда-нибудь в дальний угол ужасающего дна этой шахты.

Да, в их положении было не до анекдотов… Хотя всё, что с ними произошло, походило на чью-то злую шутку. Спустя ещё минут пять до него вдруг дошло, о какой Алисе кричал его приятель. Ну конечно, это же та Алиса из страны Чудес, которая вот точно так же, крутясь волчком в воздухе, падала на дно кроличьей норы!

Айра подумал, что, вероятно, именно перед смертью в сознании человека прокручивается назад кинопленка прожитой жизни, и в соответствии с этим, видимо, в памяти Стенина начали всплывать давно прочитанные в детстве сказки. Но тогда почему ему, Ленкову, самому ничего подобного не приходило на ум? Не потому ли, что теперь он был не совсем человеком, и его подсознание отказывалось воспринимать близость смерти. С некоторых пор он был киборгом, его тело сейчас было в каком-то смысле надёжнее прежнего, а значит, оставались некоторые шансы на спасение.

Осознав это, Айра немного успокоился. Он даже с некоторым раздражением подумал: «Сколько можно ещё лететь, в конце концов!»

Неожиданно Ленков разглядел где-то далеко внизу какой-то тусклый просвет. Он стремительно падал прямо на него. Странное синее сияние становилось всё сильнее, а воздух будто более наэлектризован, и в пространстве вокруг, казалось, что-то замерцало, словно тысячи светлячков закружились в пустоте.

Ультрамариновое сияние внизу уже почти слепило и вокруг засверкали вспышки электрических разрядов, когда Айра Ленков провалился в загадочный мерцающий проём. Это и было дно «кроличьей норы».

2

Алиса занесла тесак над кухонным столом и с силой отрубила голову большой рыбе, лежавшей на деревянной доске. Сделав это, она застыла на минуту, будто статуя – ей показалось, что с другой стороны стены, собранной и сваренной из отдельных кусков всевозможного лома и стальных пластин, донёсся то ли рёв, то ли пронзительный скрежет. Несколько зверомодов уже месяц не давали ей покоя, и за это время она сама превратилась в подобие какого-то затравленного зверя, который живёт в постоянном ожидании опасности.

Алиса прислушивалась, застыв в одном положении, пока не убедилась, что подозрительные звуки стихли. Затем она приготовила себе ужин и постаралась собраться с мыслями.

Зверомоды… В их появлении не было ничего нового или интересного, но относиться к этому факту с пренебрежением не следовало. Зверомодов, (якобы верных ящероподобных помощников землян, как заявляла военная пропаганда), использовали в качестве подручной силы на Змеевике. Будто преданные псы, они состояли чуть ли не в каждом звене десантников, и те как будто даже не замечали этой угрожающей тенденции в своих рядах. Ведь уже давно было известно, что каждый второй зверомод слетает со своих звериных катушек и обращает всю свою ярость против своих же хозяев, а каждый первый только и ждёт удачного момента, чтобы напасть или сбежать в джунгли. Одним словом, это был не самый лучший проект военных генетиков.

Между тем военные корпорации, и в частности, самая могущественная из них, «Звёздные колонии», спонсирующие и стимулирующие колонизацию, поставили зверомодов на конвейер, невзирая на реальную опасность, исходившую от этих якобы одомашненных монстров – существ, искусственно выведенных на генном материале вида тех самых рептилий, против кого велась эта многолетняя война. Неудивительно, что несколько одичавших зверомодов – мощных двуногих существ, чем-то напоминавших доисторических земных динозавров-рапторов ростом до двух метров, постоянно терроризировали её дом. Их привлекал запах рыбы, заготовленной ещё с лета, сложенной штабелями в морозильном складе, примыкающем к необычному на вид жилищу.

 

Было ясно, что выходить из дома сейчас нежелательно, но сидеть на месте тихо, как мышь, Алиса тоже не могла. Нельзя поддаваться страху и чувству безысходности, этим двум коварным непрошеным гостям, которые всегда готовы были постучаться в её дверь, будто ящеры, которые скреблись об неё своими когтями, а там уже недолго и спятить. Её рассудок ещё не был окончательно надломлен, чтобы не понимать опасности бездействия.

Можно было пальнуть по хищным тварям, чтобы отогнать их подальше, и девушка протянула руку к своему карабину.

3

Айра Ленков почувствовал леденящий холод не телом, а кожей лица. Он ощутил прикосновение снежинок, падающих и медленно тающих на нём, – необычное ощущение, если ты привык быть человеком и чувствовать холод в мороз всеми членами всего тела, начиная от пальцев ног, кончая мочками ушей. А тут холод ощущали только уши, щёки и нос, да и то как-то притуплённо, будто под воздействием местного наркоза – странное ощущения для человека, но, очевидно, заурядное для киборга.

Он открыл глаза и увидел безграничное серое небо – таким оно бывает только зимой, да притом только на севере. И ещё, возможно, на одном из полюсов.

Айра бывал и там. В своё время он побывал на Северном полюсе на Земле и теперь подумал, что если это Арктика и есть, то сумрачное, затянутое сплошной свинцовой пеленой, небо тут не к добру. Похоже, в месте, куда он попал, было чуть больше минус сорока по Цельсию.

Ленков лежал в снегу посреди бескрайней снежной пустыни. Он поднялся, отряхнулся от снега и огляделся вокруг. Айра был совершенно один, и только в полукилометре виднелось какое-то строение. Сверху над крышей постройки, довольно нелепой на вид, тянулся дымок от трубы.

«Неужели, люди!» – воскликнул про себя Айра и радостно зашагал по снежному насту к постройке.

Находясь в предвкушении приятного домашнего тепла и уюта, он не заметил, как за ним следом со стороны снежных холмов двинулась какая-то серая тень, почти сливавшаяся с окружающим однообразным пейзажем. Между тем она шла прямо по его следам, держа дистанцию ровно настолько, чтобы он не мог её слышать и видеть.

Минут через пять не без труда, утопая по колено в снегу, Айра добрался наконец до строения. Он заметил, что его стены были собраны из каких-то металлических пластин, но не придал этому абсолютно никакого значения. В таком месте было бы крайне удивительным увидеть дом из брёвен или бетона, а вот сборные конструкции из металлических панелей, – наверное, самый подходящий материал в местности, где в радиусе сотен километров находятся лишь мёртвый ледник и тонны снега.

Это могла быть полярная станция или пристанище какого-нибудь отшельника-геолога, находящего сумасшедшее наслаждение в своей полной отрезанности от мира. Оставалось только гадать, на какой планете, ведь в галактике Млечный Путь было довольно много экзопланет с подобными суровыми условиями для жизни, и не меньше – с полярными шапками и ледниками. В сущности, это могла быть и Земля, хотя какое-то чутьё подсказывало Айре, что это далеко не так.

Вскоре он наткнулся на железную дверь и, заметив глазок портативной камеры, установленный над ней, (по-видимому, самоделки, вывинченной из оптики какого-нибудь робота и умело подключенной к системе внешнего наблюдения, что говорило о некоторых технических навыках хозяев), помахал рукой в её сторону.

– Эй, откройте! – закричал он, с трудом шевеля онемевшими от холода губами.

Однако его точно не ждали. Айра изо всех сил забарабанил в дверь всеми своими искусственными конечностями, не собираясь останавливаться до тех пор, пока ему не откроют.

4

Алиса вздрогнула и застыла на месте, не в состоянии понять, снится ли ей этот грохот и крики, отдающиеся эхом по всему зданию, или это происходит на самом деле?

Когда она поняла, что это наяву, то сразу метнулась к монитору, подсоединённому к наружной камере, включила и некоторое время в изумлении смотрела на фигуру киборга, который как будто пытался всеми силами снять с петель стальную дверь. Хмуро покачав головой, Алиса подняла уроненный на пол карабин и направилась к главному входу.

Дверь открылась настолько быстро, что Ленков едва не ввалился в прихожую, потеряв равновесие.

– Эй, полегче! – крикнула хозяйка.

В тот же момент огромная серая тень, давно поджидавшая этого момента, выпрыгнула из-за спины Айры, раскрыв жуткую клыкастую пасть. Зверомод легко отбросил Ленкова в глубь прихожей и, почуяв близость настоящей живой плоти, попытался достать длинными когтями до женщины, одетой в куртку из медвежьей шкуры, однако реакция той была молниеносной. Короткая очередь из боевого карабина превратила его удлинённую кожистую морду в месиво из крови и мозгов.

Объёмная туша рухнула прямо в коридоре. Дверь захлопнулась, отрезав доступ ледяному ветру и снежному вихрю. Алиса громко выругалась, с отвращением глядя, как по коридору растекается тёплая кровь убитого монстра. Непредвиденная уборка отнюдь не входила в её планы. Хуже всего было то, что такую громадину было крайне затруднительно вытащить обратно за пределы дома.

– Вы меня спасли! – проговорил Ленков, поднимаясь с пола.

Женщина оценивающе осмотрела его с ног до головы и резюмировала:

– Классический киборг. Жертва военных опытов, что ж, чувствуй себя как дома, – сказав это, она залилась каким-то неистовым злобным смехом, от которого Ленкову стало немного не по себе.

Он беззащитно смотрел на неё и внезапно вспомнил о Клоде Стенине. Теперь Айра был более-менее защищен от внешних напастей и его даже приютили в этом, пускай немного странном доме, но где его лучший друг?

– Меня зовут Алиса, – представилась хозяйка, надменно глядя на киборга. – Иди за мной!

Они прошли по какому-то тёмному коридору, стены которого были сварены из кусков металла так же, как и весь дом. Айру понемногу начало охватывать какое-то тревожное чувство, но он никак не мог понять, с чем это связано. Скорее всего, это было общее впечатление от пережитых событий за последние дни и часы – бесконечные ужасы и метаморфозы, смертельно опасные приключения, которые уже нельзя было назвать бессмысленным прозябанием в космосе, (хотя и смысла, сказать по чести, в этом было не очень много).

Ленков не был бы далёк от истины, если бы сказал, что его жизнь перевернулась с ног на голову, при том, что из всех человеческих органов, благодаря жукам-нанохирургам, у него осталась одна лишь голова. В остальном он был идеальным андроидом. Если б только ещё знать, сколько протянет его кибернетический организм до того, как истощится запас питательного раствора, подпитывающего его мозг вместо крови?

Они вошли в также скудно, как и весь дом, освещённую комнату. В центре стояло кресло, опять же кустарно собранное из каких-то запчастей. В углу Айра заметил компактный сварочный аппарат, на железном верстаке – аккумуляторный резак и груду простых ручных инструментов, среди которых были отвертки, молотки и напильники, – предметы, довольно устаревшие, но при этом практичные, особенно при жизни в экстремальных условиях на краю света.

Алиса молча указала на кресло. Странно, но Ленков, отнюдь не испытывавший усталости, тут же сел, будто под гипнозом этой внешне удивительно спокойной и властной «Снежной Королевы», и вскоре понял свою ошибку. Его руги и ноги мгновенно оказались в капкане. Какой-то механизм прочно зажал их в железных пазах. Айра дёрнулся всем телом, но понял что это бесполезно – кресло было надёжно приварено к железному полу.

Алиса снова залилась нервным холодным смехом.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23 
Рейтинг@Mail.ru