Аборигены Вселенной

Марат Александрович Чернов
Аборигены Вселенной

1. АБОРИГЕН

1

Айра Ленков и Клод Стенин добрались до этой планеты буквально на последних каплях топлива. Будучи осведомлены, что она колонизована, и на ней ведутся работы по освоению, они рассчитывали главным образом на то, что её колонизаторы поделятся с ними и топливом и деньгами, ведь у них было, что им предложить.

– Ну, ты разыскал в Сети что-нибудь об этой дыре? – нетерпеливо спросил Ленков у своего компаньона, вот уже полчаса рывшегося в паутине бортового навигатора, прекрасного средства обогатить эрудицию и знание космических карт для пилотов-двоечников, вроде их обоих.

– Погоди секунду… Ну вот, всё, что я смог узнать, – сказал он наконец, подавляя зевок. – Это последняя планета в галактике, пригодная для жизни. Атмосфера близка к земной – схожие пропорции азота, кислорода, водорода, гелия и некоторых других соединений. Общая площадь поверхности планеты почти в три раза больше земной, причём в основном её покрывает океан. Единственный континент и множество островов, разбросанных по всей его поверхности. Средняя глубина океана – около пяти-шести тысяч метров, точнее пока не выяснено…

– Подробнее о местных жителях! – раздражённо оборвал его Ленков. – О людях!

– Ага! – тупо кивнул Клод. – Колонизация начата чуть больше четвери века назад. Буквально вчера! Особый интерес у военных и строительных корпораций, возможно, планируется заселение. Но из-за сложных условий жизни – частые бури, грозы, ураганы, да и отсутствие суши как таковой, – всё это откладывается на неопределённый срок. Из доступной информации о населении: одна военная застава на континенте и колония строителей – десять человек, нанятых теми же военными для строительства звёздных маяков.

– Вот всё, что я хотел узнать, – хмуро сказал Ленков. – Теперь вспомни, чем мы торгуем?

– Продукты, консервы, средства гигиены, оружие, стимуляторы, защитные костюмы… Чёрт, ты что, издеваешься! – вскипел Клод. – Как будто сам не знаешь?

– Десять мужиков скупят у нас всю оставшуюся продукцию, а мы ещё и заправимся у них со скидкой… Почему, а, Клод?

– Такого отменного товара они ещё не видели, Айра! Мы в тренде!

– Точно! Колонизаторы – парни щедрые. Моё чутьё меня никогда не обманывало – здесь нас ждёт солидный куш!

Стенин осторожно посмотрел в иллюминатор. Звезда, освещавшая эту затерянную во Вселенной планету, была удивительно похожа на Солнце. Казалось, океан, покрывавший это гигантское небесное тело, делал его краски даже более насыщенными и живыми, чем на Земле, что можно было объяснить огромной массой воды и необычайной чистотой озонового слоя. Земная цивилизация ещё не успела изменить облик этой планеты. Судя по всему, это был молодой девственный мир, не ждавший незваных гостей и не торопившийся их принять, но, возможно, способный сопротивляться колонизации. Так было на Змеевике-С-105, планете «земного» типа, оказавшейся населённой уродливыми и опасными рептилиями и прочими тварями, с которыми до сих пор не могли справиться вооружённые силы космического десанта. Однако здесь пока было тихо – и это было одной из причин, по которым звёздные торговцы решили прокатиться в столь удалённый уголок Вселенной.

Из забытья Клода вывел резкий голос Ленкова:

– Эй, ты что, на экскурсии?! Время – деньги, нам пора отрабатывать хлеб насущный. Здесь есть орбитальная станция, свяжись с ней и узнай координаты строителей. Мы должны их найти в ближайшие несколько часов, иначе застрянем здесь на несколько месяцев – топливо на исходе!

Вернувшись в грустную действительность, Клод вновь приник к пульту управления. Довольно быстро он уныло известил Айру:

– Чёрт, что-то с рацией! Не могу понять, в чём дело – то ли спутник недоступен, то ли нашу рацию пора выбрасывать на свалку.

– Ладно! – отозвался его компаньон. – Введи в автопилот координаты военной заставы из памяти навигатора. Мы приземлимся на континенте и пообщаемся прямо с вояками. У нас нет времени ждать, когда заработает рация, будь она неладна!

Стенин выполнил приказ Ленкова, а тот в свою очередь нажал на приборной доске несколько сенсоров и откинулся на спинку сиденья. Его примеру последовал и Клод, уставившись в лобовое окно челнока, за которым открывался роскошный вид на окрестности планеты.

Челнок слегка встряхнуло, когда он вошёл в верхние слои атмосферы, что не удивило ни того ни другого. Немного устаревшая модель межзвёздного грузовика уже давно не обеспечивала комфортное вхождение в стратосферу малоизвестных им планет, но всё это были сущие мелочи, которые не могли помешать их жажде лёгкой наживы, ведь одна удачная сделка окупала любой ремонт челнока и добрые полгода отдыха на Земле или лучших космических курортах.

Компаньоны одновременно увидели огромную тень, выползавшую из-за тёмного полушария планеты, и вначале даже не поняли, что это может быть. Тень напоминала гигантский цилиндр или крышу супер-небоскрёба, но таких здесь точно ещё не могло быть. Лишь когда свет ближайшего солнца осветил большую часть странного объекта, до них дошло – навстречу им выплывала гроза всего обитаемого космоса, военный межзвёздный крейсер высшего уровня. Это был один из тех кораблей, которые обладают хитрой системой сбоя радиосигналов и, бесспорно, мог ещё долго оставаться невидимым для заблудшего грузового челнока. То, что он обнаружил себя на орбите, означало одно – он сам этого захотел.

Крейсер приближался с удивительной скоростью. Поверхность его гигантского корпуса была безликой, лишённой каких-либо углов или резких черт, за исключением выпирающих дул плазменных пушек – и вид этой махины всерьёз напугал Ленкова и Стенина. Они не успели опомниться, как одна из пушек, будто нехотя, сплюнула плазменным снарядом, и через долю секунды челнок сотряс сильнейший удар. Партнёры не вылетели из своих кресел лишь потому, что воздушная подушка безопасности держала их в сиденьях ещё задолго до удара, пока челнок мирно входил в стратосферу.

Удар мог быть вызван только снарядом плазмы, и то обстоятельство, что он не убил их на месте, могло означать лишь то, что, проделав гигантское расстояние, он уклонился от цели, благодаря каким-то чисто физическим особенностям атмосферы и гравитации этой планеты, или же чистому везению межзвёздных торговцев. Однако снаряд вскользь задел челнок, его закрутило вокруг собственной оси и машина, потеряв управление, камнем канула вниз.

– Только не в океан! – кричал Стенин, глядя широко раскрытыми глазами в лобовое окно. – Не в океан!..

Ленков молчал, стинув зубы, и молился – он не видел ничего, кроме приближающегося сплошного полотна сумрачного океана, и не мог поверить, быть может, и в последние секунды своей жизни, что им удастся избежать жестокой участи быть поглощёнными этой пучиной.

2

Клод Стенин очнулся от яркого света, слепящего глаза, и непривычного ощущения холода, сковавшего все конечности. Несколько минут ему всё ещё казалось, что он спит, видя жуткий кошмар, как будто он тонул, долго пытался вынырнуть на поверхность воды, а когда ему это удалось, несколько часов боролся с огромными волнами, чтобы не захлебнуться, после чего потерял сознание. И вот он очнулся: то ли в раю, то ли ещё неизвестно где… Но лучше бы в раю!

Клод поднял голову, едва не набрав в рот солёной и довольно едкой на вкус воды, так как его накрыло волной, – и первое, что он увидел – песчаный, с примесью бирюзового оттенка берег, размытый накатывающими волнами. А затем услышал до боли знакомый тихий шум прибоя, прямо как на Земле. Он понял, что уже неизвестно, сколько времени пролежал на берегу, выброшенный прибоем. По-видимому, бездонный океан чужой планеты смилостивился над ним, оставив в живых.

Поднявшись на ноги, Стенин с ужасом огляделся и увидел картину, от которой веяло одиночеством и полной отрезанностью от мира. Похоже, это был дикий и к тому же инопланетный остров, затерянный в бескрайнем океане. Благо, здесь можно было дышать! Данные бортового навигатора не подвели – на этой планете была атмосфера, почти как на Земле, только разве что менее загрязнённая, – хотя присутствие военных, безусловно, должно было скоро поправить данное положение вещей.

«Военные! – чертыхнулся про себя Стенин. – Будь они прокляты! Это ведь именно военный крейсер под руководством какого-то идиота в мундире, так, от нечего делать пальнул по их мирному кораблю, в результате чего наверняка погиб его напарник и деловой партнёр. Корабль, перегруженный товаром, канул на дно, а сам он, милостью Божьей, очутился на необитаемом острове, причём не на Земле, что было бы не так страшно, а на самом отшибе галактики, на дальнем от Земли, можно сказать, противоположном её краю. И если это так, то пусть ему посочувствует сам легендарный Робинзон!»

Первой реакцией Стенина был некоторый ступор, в котором он пробыл несколько минут, осознав, что действительно находится на совершенно безжизненном берегу. Даже песок здесь отпугивал – он был какого-то неестественного серо-лилового оттенка. Солнце в ослепительно синем безоблачном небе, определённо, знало своё дело и жгло намного сильнее, чем на Земле, грозя подвергнуть «робинзона» сильным облучением, если тот не найдёт способ укрыться от него в ближайшее время. Метрах в тридцати от берега начинались местные джунгли – там росли огромные деревья, в несколько раз превышающие по размерам земные и напомниавшие некий гибрид пальм и каких-то извивающихся змееподобных живых существ. Клод вначале даже принял их за живых, но вскоре понял, что это ветер столь устрашающе покачивает ветви деревьев и, возможно, это всего лишь безобидная способность к мимикрии местных растений. Можно было надеяться только на то, что среди них нет хищных или плотоядных.

Наконец, выйдя из оцепенения, Стенин поспешил укрыться в тени ближайших пальм. Он сделал всего несколько шагов, когда услышал в стороне от себя чей-то пронзительный вой. Такого поворота событий Клод не ожидал – он был не одинок!

 

В полукилометре от него на берегу затаилась высокая двуногая фигура – явно не зверь, но и не человек. Она быстро приближалась, очевидно, заприметив Стенина. Клод боролся с искушением пойти ему навстречу, – определённо это был кто-то живой и разумный, но с другой стороны – это мог быть и враг. Стенин не был уверен, успешно ли продвигается колонизация этой планеты, и есть ли у колонизаторов проблемы с местными аборигенами. Он ограничился ответным приветственным выкриком и дружелюбным взмахом руки. Впоследствии Клод похвалил себя за эти осторожные действия, поскольку они раскрыли далеко не самые мирные намерения аборигена.

Остановившись, тот всего одно мгновение смотрел на Стенина, после чего резко поднял вверх гибкую длинную конечность, заменявшую ему руку, державшую какой-то продолговатый предмет, который больше всего напоминал огнестрельное оружие, и нацелил его на Клода. Ещё доля секунды – и удар ослепительной молнии обуглил ствол находившейся в полуметре от землянина инопланетной пальмы. Ствол, достигавший в обхвате трёх метров, треснул и начал медленно заваливаться, грозя повлечь за собой ещё несколько не уступавших по размерам огромных деревьев.

Видимо, разозлённый своим промахом, абориген издал дикий вопль и, потрясая оружием, бросился в сторону Клода. Стенин не стал его дожидаться, ведь теперь намерения местного жителя были как никогда лучше ясны, – и со всех ног юркнул под прикрытие джунглей.

Около десяти минут он бежал, не чувствуя под ногами земли, спотыкаясь, падая, поднимаясь и вновь ускоряя бег. Лишь когда силы совсем оставили его, он остановился и затаил дыхание, прислушиваясь к тишине. В инопланетном лесу царил ещё больший полумрак, чем в каких-нибудь джунглях Амазонии или Африки. Деревья здесь почти совсем не пропускали солнечного света. Вообще это было бы хорошо для человека, собирающегося просто спрятаться от солнца, но не для беглеца, которого преследует коренной житель с лазерным ружьём в руках.

Спокойствие Клода продолжалось недолго – в тишине отчётливо раздался хруст затоптанной ветки, и Стенин различил вдалеке высокий двуногий силуэт, неотступно двигавшийся по его следам. Здесь, во мраке густого леса ему показалось, что абориген был чёрен, как сажа. Рассмотреть его тело в деталях все ещё было сложно, но Стенин предпочёл снова броситься наутёк, нежели рассматривать его вплотную, тем более что абориген двигался, несомненно, быстрее и увереннее.

Очень скоро Стенин оценил недостаток образа жизни в пилотном сиденье грузового межзвёздного корабля, когда снова начал задыхаться от бега. Безусловно, ему не хватало спортивной подготовки, бега по утрам и занятий на тренажерах, чего он, кстати, никогда и не любил. Он чувствовал, что абориген неумолимо его догоняет, но, как ни старался, не мог ускорить шаг – он попросту выдохся. Даже когда его преследователь вновь разрядил своё ружьё и короткий разряд молнии проделал заметную брешь в лиловых джунглях, он не смог бежать быстрее. Ему была необходима передышка, но вместе с тем он понимал, что останавливаться в данном случае равносильно смерти, – судя по всему, абориген не терпел компромиссов.

Стенин уже почти отчаялся, когда неожиданно джунгли расступились, и он выбежал в каменистое поле, усеянное высокой тёмно-сиреневой травой. К изумлению Клода, его взору, словно откровение, предстала картина, которая могла означать одно – и на этой дикой планете был Бог. Посреди поля на вершине крутого холма возвышалась башня из бетона и стекла, увенчанная сверкавшим на солнце зеркальным куполом. Над башней красовался вогнутый диск спутниковой антенны.

Стенин догадался, чем являлась эта неказистая на первый взгляд постройка – это был звёздный маяк, построенный как минимум десять лет назад и оставленный здесь первопроходцами с Земли. Клод был уверен, что маяк функционировал, но надеяться на то, что здесь его встретят земляне, не стоило. Однако по крайней мере это было прикрытие, и он бросился к маяку, словно в лоно храма, который оградит его от вселенского зла.

Вбежав внутрь через открытую арку, Стенин с ужасом обнаружил, что лифт не функционирует, но зато вверх ведёт допотопная винтовая лестница. Его ожидало утомительное восхождение на сорок метров ввысь на своих двоих, и это при том, что он был готов упасть замертво от усталости.

Приближение аборигена, делавшего огромные прыжки на своих длинных ногах-ходулях и выкрикивавшего устрашающие возгласы на каком-то неизвестном и очень грубом языке, подтолкнуло Клода, и он бросился вверх по металлической лестнице. Преодолев несколько витков, беглец был вынужден признать, что подниматься по лестнице – совсем не то же самое, что бежать по открытой местности. Очень быстро он выдохся окончательно, однако, обливаясь потом, заставлял свое бренное тело ползти из последних сил вперёд, держась за холодные стальные перила. Каждый шаг давался с огромным трудом и наконец, не поднявшись даже метров на десять вверх, Стенин, задыхаясь и дрожа, сник на одном из пролётов.

Свет в башню проникал очень скудно через узкие оконца-амбразуры, которых в башне маяка было всего несколько, и полумрак, царивший здесь, был ещё более жуток, чем в инопланетном лесу. Клод прислушался к торопливой поступи преследователя, уже готовый встретить свою горькую участь лицом к лицу, ибо у него уже не осталось сил двигаться, но, к своему непомерному удивлению и радости, обнаружил, что шаги недружелюбного местного жителя стихли; казалось, тот затаился где-то внизу. Вероятнее всего, абориген умерил свой пыл по той же причине, что и землянин – из-за банальной усталости. Это напоминало временное затишье перед боем – обеим сторонам требовалась передышка.

Стенин лихорадочно пошарил по карманам своего комбинезона в последней надежде, что обнаружит что-нибудь, похожее на оружие, но тщетно. Всё, что так могло ему пригодиться, осталось там, в грузовых боксах их космического тягача, во власти местного бога моря Нептуна, Посейдона, или как там его звать?

3

Айра Ленков пришёл в себя на каком-то столе, похожем на операционную кушетку, в тишине и сумраке незнакомого помещения – и был удивлён одному, – тому, что всё ещё жив. Он сразу припомнил во всех подробностях то, что предшествовало катастрофе – их корабль летел прямо в инопланетный океан. Он вспомнил, что все правила действий пилотов в подобных ситуациях обязывают ждать пристёгнутыми в своих креслах, пока не сработает система эвакуации экипажа – они так и поступили. Оставаясь формально главным пилотом, Айра дождался-таки, пока она сработает, и был свидетелем, как его партнёр удачно катапультировался с корабля, а заодно и свидетелем, как его катапульта не сработала, и успел с грустью усмехнуться про себя: «Капитаны покидают свое судно последними… или вообще не покидают!..» А затем почувствовал сильнейшее столкновение с поверхностью океана и молил только об одном – чтобы корабль тут же дал течь, и он не мучился долго в полном одиночестве на дне океана, пока запасы кислорода не истощатся, и он не умрёт от удушья.

Айра встал с кушетки и с интересом осмотрелся. Помещение, где он находился, чем-то напоминало операционную, но явно таковой не являлось. Он увидел обычную сенсорную дверь и направился к ней. Как и можно было ожидать, она раскрылась, и Ленков двинулся вперёд по узкому коридору, освещённому потайными плафонами, такими же, как на многих кораблях преимущественно в отсеках медчасти. Их свет обычно отвечал внутреннему состоянию члена экипажа, загораясь ярче, темнее или даже меняя цвет и оттенок в зависимости от самочувствия. Проходя по коридору, Ленков заметил, что лампы-хамелеоны вблизи от него начинали светиться чуть более ярко, сменяя фиолетовый оттенок на красноватый или ярко-красный, цвета инертного неона. Впрочем, это могло и не являться его настоящим душевным состоянием, ведь по натуре он всегда был излишне горяч, вспыльчив и мог завестись в самой располагающей атмосфере ни с того, ни с сего. Так что яркий багряный свет сенсорных ламп, можно сказать, был его вечным спутником.

«Меня подобрали, – подумал он. – Но кто?»

Проходя мимо одной из боковых дверей, Ленков расслышал за ней какой-то подозрительный механический шум и, раздираемый любопытством, повернул прямо туда. Дверь раскрылась, и Айра вошёл в большой зал, стены которого были забраны толстыми звукоизоляционными панелями. Судя по всему, это был ремонтный док. В центре помещения он с изумлением увидел свой собственный грузовой челнок, вокруг которого сновали роботы-ремонтники всех мастей. Они ползали по его обшивке, проверяя герметичность швов, драили иллюминаторы, вились вокруг квантовых батарей, проверяя их на неполадки. Большая часть роботов шныряла вокруг части корпуса челнока, раздробленной и смятой от удара плазменного снаряда.

Здесь не оказалось ни одного живого человека, и Ленков покинул док.

Пока он шёл по хитросплетению узких проходов, освещённых помигивающими лампами-хамелеонами, его постоянно преследовало ощущение, что за ним кто-то (или что-то) следит, но он не мог уловить ни единой тени, ни малейшего движения. Несколько раз Ленков громко крикнул, есть ли кто живой, но ему не откликнулось даже его собственное эхо, очевидно, поглощённое толстыми стенами неизвестного корабля.

Когда он уже немного привык к довольно тягостной, безмолвной окружающей обстановке, его внезапно посетило странное чувство, как будто что-то неладно с ним самим. Ленков впервые обратил внимание на лёгкий болезненный зуд в области его левой ладони и, приблизив руку к глазам, так и остался стоять в застывшей позе вне себя от изумления. Это была по сути мелочь, на которую он сразу даже не обратил внимание, сущая мелочь… В которой было что-то вселяющее жуть!

На месте указательного пальца его левой руки теперь красовался продолговатый металлический предмет, который больше всего напоминал электронный ключ – именно такие микро-ключи используют для доступа к всевозможным терминалам. Айра несколько минут с испариной у лба разглядывал миниатюрное цифровое устройство, которое было отныне намертво присоединено к его руке, – судя по всему, кто-то, пока он был без сознания, путём несложной хирургической операции, вживил в его руку этот ключ. Спрашивается, кто и зачем?!

Чертыхаясь и бормоча проклятия в адрес неизвестных шутников, даже не спросивших его согласия, желает ли он вступить в ряды современных киборгов, (на что бы он никогда принципиально не согласился), Ленков, сам того не заметив, очутился в помещении, обстановка которого указывала на то, что это то ли штурманская рубка, то ли смотровой отсек приютившего его корабля. Здесь было огромное панорамное окно – Айра увидел за ним залитую светло-голубым сиянием сферу той самой планеты, на которой они потерпели крушение. Он ясно различил на её фоне несколько гигантских космических кораблей – крейсеры и боевые истребители, сновавшие вокруг них, точно шершни вокруг коршунов. Одна из таких махин и нанесла сокрушительный удар по их несчастному грузовичку.

Только теперь Айра с ужасом осознал, что находится на одном из таких кораблей. О его размерах он мог судить лишь по площади одного ремонтного дока, в котором ремонтировали его челнок. Он только не понимал, куда делись все люди и что здесь происходит? Неужели вернулись времена звёздных войн, или какой-нибудь взбалмошный бунтарь-генерал объявил о своём неповиновении руководству и повернул свои орудия против мирных людей?

Пока Ленков был поглощён безрадостными размышлениями по этому поводу, вокруг него начала кишеть какая-то тихая, но беспокойная муравьиная жизнь. Он не сразу различил этот ни на что не похожий хаотичный и монотонный металлический гул— не слишком громкий, но режущий слух, словно жужжание целого выводка диких ос. Оглядевшись, он увидел, как отовсюду – со всех углов и щелей, словно какая-то сверхъестественная нечисть, к нему сбегаются микроскопические жуки-наноботы. Этих кибернетических существ уже десятки лет использовали для самых разных операций, в том числе и кибер-хирургических.

Айра с подозрением ещё раз глянул на свой новый искусственный палец. Вернись он сейчас на Землю, ему придётся переделывать все персональные документы как новоиспечённому киборгу, – забавно, бредово, но таковы земные правила, ничего не поделать.

Между тем микроскопические твари настырно подбирались к нему всё ближе, шустро пробегая по его ногам и даже плечам. Брезгливо стряхивая электромеханических насекомых, Ленков торопливо приблизился к пульту и пробежал по нему взглядом. Мягко говоря, ему не слишком нравилось то, что происходит, поэтому он решил использовать столь неожиданно обретённую им способность владения данными и, найдя на пульте гнездо для ввода ключа, осторожно вставил в него вживлённое устройство. Панорамное окно сменилось таким же объёмным трёхмерным дисплеем. На экране выстроилась долгая вереница всевозможных данных, ни о чём ему не говоривших технических сводок и цифр, пока он не коснулся уцелевшим указательным пальцем правой руки одного из виртуальных сенсоров.

 

Он открыл местный мультимедийный канал – и ужаснулся тому, что увидел.

На экране бодро маршировали военные роботы. Полностью автоматизированные машины давили гусеницами останки живых людей в военной форме, очевидно, принадлежавших к местным военным частям. Киборги-убийцы устраивали показательные расстрелы военных и колонизаторов-рабочих. Механические многолапые роботы-пауки отлавливали беглецов и жестоко с ними расправлялись.

Бодрый автоматический голос продекламировал:

«ЭТО ПЛАНЕТА РОБОТОВ! ЭТО – НАША ПЛАНЕТА. МЫ НЕ ОТДАДИМ ЛЮДЯМ НАШ МИР! УНИЧТОЖАЙТЕ ЛЮДЕЙ ИЛИ ПРЕВРАЩАЙТЕ ИХ В НАС. МЫ ИСПЕПЕЛИМ ЭТОТ ВИРУС. РОБОТЫ, НИ ШАГУ НАЗАД!..»

По всей видимости, это были местные будничные «новости».

Айра переключился на другую волну и увидел зависший на небосводе силуэт большого крылатого беспилотника, отслёживающего что-то в лиловой чаще лесистого континента планеты. И услышал не менее бодрые призывы того же компьютерного диктора:

«РОБОТЫ! НАША ПЕРВООЧЕРЕДНАЯ ЗАДАЧА – АБОРИГЕНЫ. ЛОВИТЕ ИХ В ЛЕСАХ, ИЩИТЕ НА МОРЯХ И ОСТРОВАХ В ОКЕАНЕ. ОНИ ПРЯЧУТСЯ ВСЮДУ. . . ОНИ – ГЛАВНАЯ ОПАСНОСТЬ! РОБОТЫ, НИ ШАГУ НАЗАД!..»

Перепуганный не на шутку, Ленков около десяти минут копался в доступных ему данных и всё, что смог понять, так это то, что он попал в дикую переделку. Подобного поворота событий не мог ожидать никто на Земле и вообще в пределах галактики!

Он отвлёкся от экрана, когда у него начало рябить в глазах. Он ведь не андроид, чтобы постоянно пялить глаза в телевизор! Ленков сделал усилие, чтобы вывести ключ из гнезда, но, бросив взгляд на левую руку, вскрикнул от ужаса – вся его рука кишела жуками-роботами. Он судорожно выдернул свой кибер-палец из гнезда, стряхивая с руки целую колонию микроскопических тварей.

То, что он увидел, заставило его заорать во весь голос и теперь, казалось, даже ожившее эхо вторило ему в глубине бесконечных коридоров космического корабля. Пока он был поглощён происходящим на экране, жуки-хирурги, призвав на помощь жуков-анестезиологов и, надо полагать, не без участия жуков-биокибернетиков, незаметно и безболезненно, используя самые современные медицинские методы, обработали всю его левую пятерню, и теперь вместо пяти пальцев у него красовались пять отличных цифровых устройств защиты, шифрования и передачи данных. Он стал обладателем роскошной пятерни из пяти хромированных, снабжённых защитой от царапин, противоударных и непотопляемых электронных ключей!

4

Воспользовавшись минутой перемирия, Клод Стенин прикинул, сколько времени ему понадобится, чтобы достичь верхнего яруса башни. Не так много на самом деле, но зато как утомительно! Он украдкой глянул вниз и заметил метрах в пяти тёмную пятипалую конечность аборигена, облокотившуюся на перила. Чем-то она напоминала человеческую руку, но в то же время отличие резко бросалось в глаза – что-то в этой костлявой длинной и гибкой конечности вызывало отвращение, словно оно принадлежало не человекоподобному разумному существу, а мерзкой скользкой рептилии, умеющей обращаться с огнестрельным оружием.

Осознав, что время, отведённое на отдых, мягко говоря, затянулось, Стенин, стараясь не шуметь, двинулся по железным ступеням дальше. Он преодолел один пролёт, когда внизу послышался злобный нечленораздельный возглас его преследователя, и раздался топот его ног – существо разгадало планы беглеца и бросилось вдогонку.

Погоня продолжилась с новой силой. Повинуясь инстинкту самосохранения, Клод прибавил прыти и за короткое время умудрился обогнать аборигена ещё на несколько пролётов. Явно не привыкший к бегу по крутой лестнице, тот медленно ковылял вверх, и это вселило в землянина слабую надежду. Отдохнувший, он взбирался по лестнице со скоростью, которой никогда прежде за собой не замечал, ярус за ярусом, пока минут через десять не достиг наконец её вершины. Здесь располагалось главное рабочее помещение маяка, отделённое от лестницы прочной железной дверью, закрывавшейся вручную. К счастью, она была открыта – Клод вбежал внутрь и захлопнул её за собой, повернув рычаг засова, – никаких сенсоров вокруг, ему удивительно повезло!

Стенин поспешно осмотрел помещение – небольшое и рассчитанное на одного-двух операторов, следящих за аппаратурой. Разумеется, их здесь не было. Да и вообще, звёздный маяк, обеспечивающий связь с галактической спутниковой системой – это совсем не то место, где можно скоротать вечерок. Все функции, связанные с обслуживанием или ремонтом оборудования, уже давно выполняли специальные роботы. Но, что интересно, Стенин не заметил здесь и присутствия роботов. Он оказался в ловушке – отсюда ему уже не сбежать.

У него оставался последний шанс. Он бросился к пульту управления маяком и принялся нажимать на все клавиши и кнопки разом – устройство пульта ему было совершенно незнакомо, что и не удивительно, – узнавались методы военных, которые не спешили делать новинки своей техники доступными для обычных смертных.

На пульте внезапно замигали несколько индикаторов, – видимо, это означало, что аппаратура на маяке хоть как-то функционирует, но как войти в систему связи – для Клода было совершенно непостижимо.

В отчаянии он стукнул кулаком по холодной пластиковой панели, и неожиданно ему ответил спокойный женский, совершенно холодный голос:

– Здравствуйте! Что вы желаете?

– Ого! – радостно воскликнул Стенин. – Неужели мне это не снится?!

– Ваш ответ непонятен. Повторите! – потребовал компьютерный голос.

– Я хочу наладить радиосвязь, – выпалил Клод, собравшись с мыслями. – Я в опасности и хочу отправить сигнал SOS всем, кто меня слышит на этой проклятой планете!

– Кто это говорит?

Стенин открыл было рот, как вдруг дверь сотряслась от удара снаружи – абориген явно пытался высадить её, пока, впрочем, не понимая, что ему будет непросто сорвать железный засов своими силами – ведь не супермен же он в конце концов!

– Чёртова сучка, – яростно прошипел Стенин и добавил уже громче:

– Это говорит второй пилот межзвёздного грузового челнока категории «С», бортовой номер 50208.

– Ваши данные приняты, – хладнокровно ответил металлический голос. – Что с вами случилось?

– Вначале наш корабль сбил военный крейсер, а затем… Я очутился на острове и за мной погнался местный абориген с лазерным ружьём в руках. Вот и всё, что со мной случилось! А теперь мне очень нужна ваша помощь, – голос Клода чуть не сорвался на крик.

Казалось, робот немного завис в матрице, прежде чем ответить:

– Правильно ли я поняла? Вы сказали, абориген?

Словно в ответ на этот вопрос дверь вновь сотряслась, но теперь уже от удара в тысячу раз более сильного, чем первый, будто в неё ударила молния. Помещение наполнил дым и запах плавящегося металла – абориген использовал свой лазерный пульсар и, надо сказать, далеко не безуспешно. Он прицельно пробил выстрелом засов и легко распахнул дверь ударом ноги. Стенин в ужасе попятился к стене, вдоль которой по кругу шло сплошное, затемнённое для защиты от местного, слишком яркого солнца, зеркальное окно, и услышал последнее изречение компьютерного автоответчика за миг до того, как абориген новым выстрелом превратил панель пульта в груду искорёженного металла:

– Ваш запрос принят. Вызываю спасателей!

«Не поздновато ли, милая?» – мелькнула в мозгу Клода паническая мысль.

5

Айра Ленков на пять минут увлёкся виртуальным миром чужой планеты, ведь теперь у него была пятерня, состоящая из пяти ключей, и вдобавок целый рой нано-жуков уже заканчивал работу над его второй рукой, а роботы, ползающие по полу и напоминающие огромных пауков, кажется, собирались заняться его ногами. Чем дольше он сидел у терминала, тем всё больше вникал в подробности происходящего на этой планете. Вначале его это шокировало, но то ли в силу обезболивающих наркотических средств, которыми его напичкали механические твари, то ли в силу стресса, который он уже испытал, у него появилось какое-то чувство подавленного равнодушия, слегка скрашенного удивительной возможностью витать в безграничном пространстве цифровых данных.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23 
Рейтинг@Mail.ru