Аборигены Вселенной

Марат Александрович Чернов
Аборигены Вселенной

Эрве посмотрел на Клода, и его лицо исказила хитрая гримаса:

– Хочешь знать всё и сразу? Я тебе уже и так открыл слишком много, не хватало ещё, чтобы я раскрыл тебе все коды к прохождению этой игры! Мне понятны твои чувства, приятель, но пойми, что с этого корабля живым не уйти ни тебе ни мне, разве что через шлюз – без скафандра в открытый космос. И скажи спасибо, что твой друг останется в живых, хотя бы и в облике сексапильной бабы-мутанта.

– Я бы не сказал, что меня это радует, – ответил Стенин.

– Да, и для него тоже приятного мало. Возможно, он не сможет говорить, поскольку у этой особи частично ампутирован и язык, ведь этот орган у сирен тоже ядовитый. Скорее всего, он сможет общаться только при помощи жестов.

Клод молчал, переваривая вышесказанное. Он всё никак не мог представить себе эту бредовую картину – его лучший друг и компаньон по бизнесу, спасший его уже не раз от верной смерти, в облике полуобнажённой Сирены отплясывает перед пьяными пиратами канкан в кубрике, тонущем в тумане из паров абсента. Он не мог себе этого представить, потому что это был бы уже не Ленков. Или, что более вероятно, Ленкова к тому времени бы уже просто не было, поскольку тот скорее наложит на себя руки, чем проживёт в таком обличье хотя бы минуту. А раз так… Идея пришла, как озарение свыше!

Эрве тяжёлой неверной поступью снова захромал к столику со спиртным, когда Клод настиг его в несколько бесшумных прыжков, точно тигр – потерявшего бдительность муравьеда. Одни прицельный удар наотмашь по шее, и Хирург без сознания распластался на полу. Главное, чтобы не было крови и ненужных синяков на лице.

Стенин подскочил к саркофагу и попытался поднять купол вручную, но он был зафиксирован намертво. На пульте наверняка должна быть одна единственная клавиша, которая откроет саркофаг, но как её вычислить из нескольких десятков подобных? Кроме загадочных символов на виртуальной клавиатуре, как уже ранее подметил Клод, были также арабские цифры и латинские буквы, и запомнить их создателю кода было бы явно проще. Если нажимать на все подряд, можно только ухудшить ситуацию, значит, надо как можно быстрее отгадать код «к прохождению игры», как выразился Хирург минуту назад. Итак, секретный шифр – это, скорее всего, какая-то несложная комбинация из букв или цифр, или и то и другое вместе.

Стенин посмотрел сквозь стекло на заключённых внутри саркофага. Устройство, напоминающее сканер, подвешенное под потолком капусулы, помигивало фиолетовым индикатором прямо над головой Ленкова. Второй такой же прибор, соединённый пучком оптоволокна с первым, казалось, с вожделением ощупывал лазерным лучом очертания тела Сирены, пока не сфокусировался на её донельзя разукрашенном татуировкой лице, видимо, начиная прощупывать её мозг. Вероятно, до Ленкова ещё не дошла очередь, а значит, был шанс его спасти… Если открыть саркофаг.

Стенин лихорадочно перебирал в голове все варианты, вспоминая всё, что видел или слышал от Хирурга за последние часы. Шифр… Игра…

Код зачастую подбирается из цифр, и, вероятно, одной цифры или символа маловато. Их должно быть несколько. Начать с простейшего – с комбинации, которую ему показал сам Хирург, что активировала программу нейропрожига. Её Клод запомнил и без особого труда нажал в том же порядке на пять клавиш с неизвестными символами, немного напоминавшими древнеегипетские иероглифы. Он оглянулся, но стеклянный купол остался стоять не месте.

– Чёрт, что же это может быть? – воскликнул Стенин в панике.

Возможно, что-то до смешного простое, что лежит на поверхности. То, о чём нарочно или неосознанно намекнул сам Хирург. Ну, а если нет, то пиши пропало. Хоть вскрывай купол лазерным резаком!

Клод осмотрелся, пробежал взглядом по всей лаборатории, стеллажам и остановил его на столике с почти опустошённой бутылкой и небольшой шахматной доской, на которую он вначале даже не обратил внимания.

Шахматы! Может быть, это единственная зацепка, так что надо воспользоваться и ей. Он подбежал к столику, схватил доску, сделанную из пластика, имитирующего дерево, открыл, и из неё посыпались чёрные и белые фигуры. Стенин испуганно посмотрел на дверь, опасаясь, что этот шум мог привлечь внимание пиратов, но дверь не открылась. Собрав фигуры, он внимательно осмотрел доску со всех сторон – обычная, немного поцарапанная шахматная доска с арабскими цифрами по вертикали и латинскими буквами по горизонтали. Подумать только, интеллектуальная игра, которая старше покера как минимум на тысячелетие, нашла свой приют здесь, на пиратском корабле! Стенин играл в неё последний раз в детстве, но хорошо запомнил, как однажды при помощи одного нехитрого гамбита обыграл на конкурсе в школе робота-шахматиста, который явно был запрограммирован именно на эту ошибку, потому что в других партиях не ошибался никогда.

Хирург тоже был шахматист. Есть один ход, который прост, как дажды два – четыре, и с которого по традиции ходят белые, хотя, конечно, есть и другие варианты. Стенин, не выпуская доску из рук, как будто она всё ещё могла ему помочь, подбежал к пульту и набрал: D2D4.

Это было почти чудо, но саркофаг открылся. При этом индикаторы сканеров одновременно погасли, автоматически отключившись.

Некоторое время Айра лежал рядом с Сиреной в полном умиротворении, не подавая признаков жизни, и Стенин уже начал беспокоиться, что Сирена придёт в себя быстрее, чем его приятель, как вдруг Ленков открыл глаза и вскочил с места, будто ужаленный. Веки Сирены тоже начинали подрагивать, хотя было видно, что воздействие наркоза оказалось для нее более сильным, чем для её кибернетического соседа.

Ленков молча указал на существо в латексе, потеряв дар речи. В ответ Стенин быстро кивнул и подтолкнул его к распластанному телу Хирурга:

– Нужно торопиться, Айра! Закидывай его в саркофаг, живо!..

Ленков без труда исполнил приказ своего друга и, глядя на Сирену, проговорил:

– Я должен тебя благодарить, Клод. Не хотелось бы мне очнуться в этом теле на корабле среди пиратов.

– Ты меня столько раз спасал, дружище, – весело откликнулся Стенин, – что это – сущая мелочь.

Он вернулся к пульту, набрал уже знакомую шахматную комбинацию, и купол опустился в тот момент, когда Сирена уже открыла глаза, вновь заточив её в герметичной камере уже во второй раз. Она изо всех сил заколотила кулаками по внутренней стенке купола, но, естественно, безуспешно.

– Немного смахивает на Алису, такая же бойкая, только пострашнее, – прокомментировал Ленков. – Что собираешься делать?

– Начать операцию по нейропрожигу, – коротко ответил Стенин, набирая на пульте комбинацию символов, которую ему успел показать Эрве.

Стройное тело Сирены вновь обмякло в своём ложе, и сканеры, помигивая индикаторами, начали заново ощупывать своими лучами обоих подопытных.

– Хочешь рому? – спросил Стенин.

– Думаю, что до визита на Луну-50 мне нужно воздержаться от распивания алкоголя, – абсолютно серьёзно ответил Ленков.

– А я, наверно, отхлебну из бутылки Хирурга. Нервишки на пределе…

5

Операция продолжалась около получаса – всего каких-то несчастных тридцать минут для того, чтобы тела обменялись той самой сокровенной божественной искрой, как будто речь шла всего лишь об обмене одеждой, а не обмене своего ЭГО, памяти, если не самой души. Стенин всегда завидовал атеистам, поскольку был воспитан в религиозной среде, в обществе людей, считавших изобретение нейропрожига едва ли не вселенским злом и самым главным сатанинским искушением последних времён, впрочем, при этом не отрекаясь от общеизвестных медиаустройств, подключавшихся через биопорты, и более того, считая их даром свыше. И ему было трудно принять сам факт этого обмена, как нечто само собой разумеющееся, бесспорное, как закон всемирного тяготения Ньютона. На самом деле это было не менее реально, чем спутниковая связь, звёздные маяки, искусственный интеллект, лазеры и мазеры, установленные на космических кораблях для связи на невообразимо дальние расстояния. И создание первых капсул нейропрожига на данный момент было явлением достаточно редким и достоянием немногих избранных, но оно неумолимо становилось частью реальности, – для кого-то пугающей, а для кого-то заурядной, как трёхмерный виртуальный экран. И вот Клод одним нажатием сенсора на консоли сотворил это чудо сам, можно сказать, вмешавшись, а, возможно, и нарушив самые сокровенные своды божественных законов, и чувствовал себя при этом крайне неуверенно, даже порядочно отхлебнув рома из бутылки.

Система нейропрожига отключилась автоматически, все индикаторы сканеров погасли, и стеклянный купол открылся сам собой. Стенин, затаив дыхание, едва слышной поступью подошёл к саркофагу, когда оттуда показалась худая и дряблая рука Хирурга, подобно какому-то хищному членистоногому. Рука цепко ухватилась за боковую стенку саркофага и ловко вытянула за собой всё тело в комбинезоне с синим крестом.

Хирург (если это был он) ненадолго задержал своё внимание на обоих компаньонах, затем перевёл взгляд на свои руки, и его глаза наполнились странной смесью непередаваемого изумления и омерзения. Казалось, он хотел что-то сказать или закричать, но из его горла вырвался только какой-то сдавленный стон и нечленораздельное мычание. Стенин впомнил, что Эрве говорил ему об ампутации языка у Сирены, и понял, что она просто не может сразу освоить речь, даже если ей и знакомо местное наречие. На соседнем ложе пошевелилось тело Сирены, (в котором теперь, судя по всему, поселилось, словно злобный дух, сознание Хирурга), и Клод решил действовать быстрее.

– Ты понимаешь меня? – спросил он у существа, заточённого в тело Эрве.

Мгновение оно смотрело на него широко раскрытыми немигающими глазами, затем слабо кивнуло.

– Отлично! Мы – твои друзья, и ты должна нам помочь. Мы знаем, ты не любишь людей, но теперь всё поменялось, и ты стала человеком. У нас общие враги – пираты, и ты должна нам подыграть, иначе всё обернётся в самую худшую сторону. Тебе ясно?

 

Сирена в теле Хирурга посмотрела на существо в латексе, пытающееся выбраться из саркофага, и кивнула уже более уверенно, чем в первый раз. Хирург в теле Сирены явно был в шоке и торопился покинуть своё ложе, однако Айра проявил расторопность и вырубил его одним ударом левой, уложив обратно.

Стенин с одобрением посмотрел на Ленкова, и решил представиться своему новому союзнику:

– Я Клод, он – Айра. Как зовут тебя?

Сирена-Хирург попыталась что-то ответить, тяжело ворочая языком, но у неё снова ничего путного из этого не вышло.

– Ты – Сирена?

– И-ий-ш-ш-ы-р-р-рена, – ответило существо и замучено кивнуло головой.

– Вот, уже лучше. Уверен, ты быстро научишься говорить, – Стенин доброжелательно улыбнулся, но ответной улыбки так и не дождался. – Меня интересует ещё одно: мы можем на тебя рассчитывать? Ты не убьёшь нас, как это у вас принято?

Неожиданно существо оскалилось, показав два ряда не самых здоровых зубов Хирурга и издав что-то, похожее на отрывистый смех:

– М-муррр-н-н-эт!

– Ясно, – озадаченно ответил Клод. – Думаю, в тебе можно быть уверенным.

Он выразительно переглянулся с Айрой, и тот понимающе подмигнул, что означало: он не спустит с этой перевоплотившейся хищной стервы глаз до самой смерти.

В этот момент раскрылись створки входной двери, и в лабораторию, бесцеремонно как всегда, ворвался Ракета.

– Вы закончили? – спросил он, внимательно оглядывая всех троих.

Стенин незаметно ткнул Сирену-Хирурга в спину, и та кивнула.

Пират уставился на тело в латексе, и в его глазах вспыхнуло вожделение.

– Можете его забирать, – сказал Клод. – Это перевоплотившийся киборг.

Ракета недоверчиво взглянул на Стенина:

– Я думал, вы были друзьями. Быстро же ты переменил к нему отношение, парень!

– Если честно, эта груда металлолома меня порядочно достала, – ответил Клод, и бровью не поведя.

Ленков также продемонстрировал чудеса актерского мастерства, оставаясь совершенно невозмутимым.

Пират указал на Айру:

– Сирена сейчас в нём?

– Да, обмен сознаний прошёл успешно. Теперь это Сирена.

Почувствовав ещё один, более болезненный удар в спину, Сирена-Хирург энергично закивала.

– Хирург, – сказал Ракета, – по-моему, ты злоупотребляешь ромом. Смотри, как бы Амир не заменил тебя твоим новым ассистентом. Этот парень явно всё схватывает на лету, – и он весело подмигнул Стенину.

В это время Хирург в теле Сирены начал приходить в себя. Он медленно поворачивал головой, удивлённо осматриваясь, и взор его чёрных глаз наконец остановился на Сирене в теле Хирурга, то есть, своём собственном, правда, утерянном, возможно, навсегда. Не дав ему опомниться, Ракета грубо выдернул его из саркофага, ловко защёлкнул наручники у него на руках и подтолкнул в сторону выхода.

– Пошли, Айра, ребята в кубрике заждались, – произнёс он, и на его лице заиграла противная довольная ухмылка.

Прежде чем выйти, он оглянулся на оставшуюся троицу и сказал, обращаясь к Сирене в теле Эрве:

– Не забудьте про киборга… то есть Сирену. Её место в зверинце!

Сирена-Хирург, не дожидаясь нового удара от Стенина, поспешно ответила ещё одним выразительным кивком.

– Что теперь будет с Эрве? – спросил Ленков, когда створки люка сомкнулись за Ракетой и его жертвой.

– Возможно, теперь он станет звездой вечернего шоу у пиратов, – ответил Стенин.

Неожиданно Сирена снова подала голос, и на этот раз довольно отчетливо:

– О да! Ш-ш-с-супер-звездой!..

– Говори почаще, – одобрил Стенин. – Тебе это пригодится… так же, как и нам. Они не должны просечь, что случилось.

– Если Эрве не проговорится, – заметил Айра.

– Ты забыл, что у него нет языка. Самое смешное, получается, что он ампутировал его себе сам. Кстати, Айра, что-то ты разговорился. Ведь твоё место в зверинце.

– Что ещё за зверинец? – поморщился Ленков.

– Кар-р-р-цер, – по слогам, но вполне внятно ответила Сирена.

– Только этого мне и не хватало, – воскликнул Ленков. – Час от часу не легче! Из огня да в полымя!

– Боюсь, что тебе всё-таки придётся временно там посидеть. Пока я не придумаю, что делать.

– Ну уж нет, дружище! Карцер отменяется.

– Постой, – ответил Стенин. – Кажется, у меня созрел план.

– Любопытно, и в чём он состоит? – недоверчиво хмыкнул Ленков.

– Все просто, как D2D4. Мы должны обезвредить Амира, отобрать у него Звезду Веста, пробраться в радиорубку и активировать мазер, который сейчас скорее всего отключён, чтобы связаться с ближайшим военным кораблём. Мы назовём наши точные координаты, и они настигнут нас мгновенно. Мы сдадим им всё это бандитское логово и, вот увидишь, нас примут, как героев.

– Ты серьёзно, Клод? По-твоему, всё так просто?

– Пока пираты развлекаются с Эрве, мы вполне можем всё это осуществить.

– Но разве это продуманный план? Согласись, это, скорее, всего лишь теория заговора, дружище!

Вместо ответа Стенин направился к этажеркам, стоявшим во второй половине помещения, и прошёлся вдоль нескольких рядов, внимательно осматривая пустые с виду полки. Айра присоединился к нему, однако, не спуская глаз с Сирены-Хирурга. Между тем Сирена, прихрамывая точно так же, как это делал сам Эрве, сделала несколько шагов, вероятно, примеряя своё новое тело-носитель, привыкая к новым конечностям, росту и даже к зрению и слуху, ибо органы этих чувств у сирен несколько отличались от человеческих.

Осматривая одну из полок, Стенин, к своему удивлению, обнаружил на ней бильярдный шар и продемонстрировал его Ленкову:

– Вещественное доказательство из личной коллекции Эрве! Помнишь, он переживал, что для игры в «голландскую десятку» ему не хватает десятого шара, которым пробили голову одному из пиратов? Хитрый жук, он тащил сюда всё, что мог, грязный клептоман!

Прихватив шар с собой, Стенин продолжил осмотр этажерки, как вдруг в поле его зрения попал ещё один небольшой предмет, диаметром не больше десяти сантиметров, дисковидный, отливавший хромированным металлом. На его лицевой стороне мерцал микро-дисплей.

– Вот! – радостно просияв, воскликнул Клод.

– Что это?

– А ты как думаешь, напарник? Это же наше спасение! Мина с таймером.

Ленков посмотрел на диск с какой-то скукой в глазах.

– Остаётся пронести её к Амиру так, чтобы не попасть в поле его зрения, – сказал Клод.

– Что невозможно в виду великого множества тараканов-наблюдателей, – резонно возразил Айра.

– Есть, правда, один вариант, – ответил Стенин, с надеждой посмотрев на своего компаньона, – что один из нас пожертвует своей жизнью ради другого.

– И этот вариант заранее отпадает, – отмахнулся Ленков. – Может, я и киборг, но не самоубийца!

– Айра, как ты мог подумать, что я смогу предложить тебе такое, – воскликнул Клод и, понизив голос, продолжил:

– Ты ведь не забыл, что нас тут трое?

Ленков посмотрел на Сирену-Хирурга, нечленораздельно бормотавшую себе под нос какие-то венерианские проклятия.

– Тебе его… то есть её не жаль? – спросил Айра.

– Тогда изволь в карцер! – взорвался Стенин. – Мне надоели твои ужимки, давай что-то решать!

Айра молчал с минуту, нахмурившись, затем произнёс:

– Твои предложения.

– Слушай сюда, – сказал Стенин шёпотом. – Хирург, как известно, имеет доступ к аквариуму с грёбаным моллюском. Но Сирена сама не справится, и мне придётся ей помочь. Я проведу её к Амиру, тем более что я, как новый ассистент Хирурга, не должен вызвать особых подозрений, настрою таймер и запущу её с бомбой прямо к капитану-осьминогу на чаепитие.

– В твоем плане есть одна большая брешь, – ответил Ленков. – Она ведь тоже не самоубийца и не захочет собой пожертвовать. Да и потом, если мы взорвем аквариум к чертям собачьим, мы не найдем бриллиант. А ведь этот бриллиант…

– Да, можешь не продолжать, – с досадой произнёс Стенин. – В этом бриллианте все наши самые заветные мечты – лучшие земные курорты, девушки, новый корабль…

– И моё тело, – проговорил Ленков с надрывом в голосе. – Моё человеческое тело!

– Впрочем, можно сделать по-другому, – сказал Стенин, взглянув на своего друга с живым блеском в глазах. – Всё складывается в нашу пользу. У Эрве вместо ноги протез. У нас под рукой скальпели и пилы, разрежем протез и вставим бомбу в него. А потом нам придётся несколько омрачить весёлую вечеринку в пиратском кубрике. Действительно, зачем трогать Амира, если можно накрыть скопом всю бандитскую ораву?

– А ведь ты прав! – воскликнул Айра, покосившись на Сирену. – Мне её вырубить?

– Ни в коем случае! Это нужно сделать быстро, точно и незаметно.

Стенин как можно более бесшумно вышел из-за этажерки, направившись к Сирене-Хирургу. Она была поглощена осмотром своего нового тела и не заметила его приближения, когда он, размахнувшись, подобно игроку в бейсбол, с силой метнул бильярдный шар прямо ей в затылок. Результат был ожидаем – оглушённая Сирена в тщедушном теле Хирурга тут же распласталась на полу.

Она оставалась без сознания около пятнадцати минут, и за это время Айра и Клод успели сделать, возможно, самую странную операцию в истории биомеханического протезирования. А именно, интегрировав в полимер искусственной ноги чужеродное металлическое тело, готовое взорваться по истечении тридцати минут с момента включения таймера, при этом высвободив энергию, способную разрушить целый двухэтажный дом, нанести непоправимые технические повреждения небольшому торговому челноку или, наконец, ликвидировать целый кубрик на военном космическом корабле.

Очнувшись, Сирена долго смотрела на компаньонов, с сочувствием обсуждавших её неожиданную потерю сознания, вызванную, как им обоим казалось, какой-то нездоровой реакцией на процедуру нейропрожига, и видимо, была совершенно сбита с толку их многословием. Они усадили её на стул и, не давая ей опомниться, провели инструктаж относительно плана дальнейших действий по борьбе с Амиром и пиратами. Следуя этому плану, она должна была под видом, естественно, Хирурга, не вызывая подозрений, пройти в кубрик и проследить за тем, чтобы ни один пират не покинул помещение в течение по крайней мере пяти минут с момента её появления, пока они будут заниматься Амиром. В этом состояла её главная задача. Даже если кто-то попытается выйти, Сирене-Хирургу придётся заслонить собой дверь и быть готовой к схватке. Для того чтобы она чувствовала себя уверенней, ей всучили в руки пару лазерных тесаков.

Стенин несколько раз повторил указание, пока она, утомлённая этим брифингом, не закивала головой. После этого компаньоны подхватили её под руки и буквально выволокли из помещения лаборатории. Они быстро провели Сирену к кубрику, помня о том, что таймер неумолимо отсчитывает минуты до взрыва. Двери открылись, и они втолкнули её внутрь, постаравшись тут же исчезнуть из поля зрения космических флибустьеров. Стенин только успел заметить, как Хирург в восхитительно стройном и возбуждающем теле Сирены вяло пританцовывает на одном из столов в окружении орущих во всю глотку пьяных пиратов:

– Давай детка! Шевели булками живее!.. Ну же, крошка!

Когда двери закрылись, пираты оглянулись, но Хирург явно не входил в список приглашённых на этот званый вечер суперзвёзд, и они тут же потеряли к нему интерес. Лишь Ракета смерил его быстрым презрительным взглядом и снова увлёкся обзором прелестей нимфы.

Маленький тщедушный человечек в комбинезоне с синим крестом на груди пристально смотрел на танцующую пленную красотку. В его глазах промелькнуло восхищение и какая-то невыносимая тоска: восхищение при виде своего тела и тоска от того, что оно казалось ему теперь утраченным навсегда. Нимфа в обтягивающем костюме из латекса, подчёркивающем роскошные формы тела, смотрела в свою очередь на него с удивлением и злостью, но уж точно без скуки и тоски, ибо скучно ему больше не было. Эрве не смог объяснить пиратам, что произошла чудовищная ошибка, и теперь расплачивался за свой недопустимый промах тем, что, видимо, до конца жизни будет утехой у сборища пьяных подонков, одним из которых до недавнего времени был и он сам. Но странное дело, его новое тело понемногу начинало ему нравиться; оно были сильным, насыщенным какой-то сумасшедшей энергией, агрессией и злобным неистовым вожделением. Он мрачно улыбнулся Сирене, получившей взамен его намного более слабое, стареющее тело, и кокетливо и уже более смело подмигнул пиратам.

В этот момент прогремел взрыв. Стенин и Ленков успели отойти на порядочное расстояние от кубрика, когда услышали грохот взорвавшейся взрывчатки и почувствовали вибрацию стен, которым передались отголоски взрывной волны.

– Всё, – коротко сказал Клод. – С осиным гнездом покончено.

– Ты знаешь, мне её всё-таки жаль, – произнёс Айра. – Хоть она и была не человек… в человеческом теле.

 

– Пусть земля ей будет пухом, – сказал Стенин. – Но мы не закончили! Амир всё ещё управляет кораблём. Думаю, он уже осведомлён о взрыве и ждёт нашего появления. Но как бы он не подстроил нам напоследок какую-нибудь мерзкую подлянку.

– Что будем делать? Разыщем радиорубку и свяжемся с военными?

– Послушай, – сказал Клод, выпрямляясь. – Ты же лидер, главный пилот нашей торговой миссии. Не пора бы тебе начинать принимать руководство обратно на себя?

Ленков ругнулся, отчитав Клода за неуместный в данной ситуации сарказм, но в глубине души остался доволен.

– Ты серьёзно, Клод?

– Абсолютно, командор! – улыбнулся Стенин. – Даже в паре должен быть только один лидер, иначе она распадётся.

– Ну что ж, остаётся выбрать то, что нам нужно сделать в первую очередь. Вызвать военных или заняться бриллиантом?

– И? – Стенин умолк в ожидании.

– В радиорубку, чёрт возьми!

6

Они довольно быстро нашли радиорубку, активизировали отключённый мазер, настроенный на волну корпорации «Звёздные колонии», и спустя минут пятнадцать томительного поиска в безжизненном, насыщенном необъяснимым шёпотом и шорохами безвоздушных пространств, эфире, связались с ближайшим военным космическим линейным кораблём. Он пристыковался намного быстрее, чем они ожидали, так что при всём желании компаньоны не успели бы заняться поисками надёжно припрятанного Амиром бриллианта. Вскоре их глазам предстал капитан корабля, невысокий, но широкоплечий седеющий вояка в чёрном мундире с узким разрезом монголоидных хитрых глаз на широком лице.

Позади компаньонов встали двое вооружённых солдат, готовых взять их под охрану, если будет отдан соответствующий приказ.

– Генерал Чен, – представился военный, с интересом оглядывая Айру и Клода, причём останавливая взгляд чаще всего на Айре. – Так это вы те парни, которые сдали нам пиратов?

– Так точно! – ответил Ленков, копируя манеру обращения военных.

– Разведчики, спецназ? Назовите вашу часть, корпус?

– Мы не военные.

– А кто вы? – узкие глаза Чена стали немного шире.

– Коммерсанты, – брякнул киборг первое, что пришло в голову.

Генерал с неодобрением посмотрел на Айру, и его тонкие губы растянулись в скептической усмешке.

– И вы одни, без посторонней помощи захватили пиратский корабль, который мы не могли поймать много лет? Не смешите!

– Нам повезло, – сказал Стенин. – Чистое везение.

– Ну, ладно, – миролюбиво ответил капитан. – Я уже видел развороченный кубрик. По-видимому, вы те ещё перцы. Я отослал доклад командованию, там решат, что с вами делать дальше.

– Амир Максимус, – произнёс Ленков. – Он ещё жив, мы не тронули его.

– Ещё бы вы его тронули! – воскликнул Чен. – Вам что сразу давать звезду первого ранга за отвагу?

Стенин подумал, что лучше бы им заполучить Звезду Веста обратно вместо самой высокой боевой награды, но вслух, разумеется, этого не сказал.

– Спрут под контролем, – добавил капитан крейсера. – Группа захвата сразу перерезала оптоволоконные пути, отрезав его от командования кораблём. Честно говоря, мы сделали бы это и раньше, если бы он не уводил свой корабль, всякий раз каким-то чудом предугадывая штурм. Сейчас он плещется в своем аквариуме, безвредный и жалкий.

– Что с ним будет? – спросил Стенин.

– Вероятно, отдадут под трибунал. Параграф 10 Устава межзвёздных войн.

– Ему обрубят щупальца? – сострил Клод.

– Не ваше дело, парни! Как бы вам самим уцелеть. Не забудьте, господа коммерсанты, мы в состоянии кровопролитной войны на Змеевике и ещё большей неразберихи на некоторых других планетах. Губернаторы и верховный совет «Звёздных колоний» зачастую отдают странные приказы, а мы обязаны их выполнять. Так что молитесь, чтобы наверху ничего не напутали и не приказали отрезать щупальца вам, а осьминога – наградить за самоотверженность.

– Мы под арестом? – спросил Айра, смерив капитана мрачным взглядом.

– Пока нет, – Чен сделал соответствующий жест солдатам и удалился.

– Спасибо и на этом, – обронил Стенин в пустоту.

– Мы отдали им пиратский корабль, ликвидировали всех пиратов и едва не угробили самих себя, а этот солдафон смеет угрожать нам трибуналом, – взорвался Айра. – Нет, что ни говори, а военные ненамного лучше флибустьеров. Те были всё-таки храбрые ребята, рыцари без страха и упрёка…

– Кончил ныть? – спросил Клод.

– Да, а что?

– Хочешь оплатить услуги на Луне-50? Операция по возвращению тела стоит хрен знает сколько «синих». У нас нет таких денег, а вот «Звезда Веста» смогла бы нам обоим очень пригодиться!

Через несколько минут они были уже возле аквариума, на дне которого затаилась туша адмирала Максимуса. При виде компаньонов существо содрогнулось всем своим огромным телом, взмахнув щупальцами, словно плетьми, и его глаза уставились на них, казалось, со вселенской ненавистью. Голосовой транслятор был отключён также, как и оптоволокно, так что теперь они не могли слышать его голоса и только догадывались о том, какой отборной руганью он крыл их ежесекундно про себя.

– Привет, моллюск! – весело крикнул Стенин. – Слышишь нас?

Существо моргнуло одной из пар своих многочисленных мутных глаз.

– Командование назначило нас временными комендантами захваченного корабля со всеми полномочиями и властью. Чуешь, чем это пахнет?

Ленков продемонстрировал спруту лазерный скальпель из коллекции Хирурга, включил, и в полутьме пустынного зала сверкнул ярко-красный луч.

– Генерал отбыл на встречу с губернатором колонии, – сказал Стенин, – но оставил нам роту пьяных солдат. Все хотят вкусной закуски, а повара нет. Как же нам быть?

Спрут закончил вращать всеми тремя парами глаз, и они испуганно остановились на одном объекте – лазерном скальпеле, которым медленно проводил в воздухе Ленков.

– И знаешь, есть один выход, – ответил сам на свой вопрос Клод. – В молодости я неплохо готовил морепродукты, и, думаю, та пьяная орава морпехов, что ждёт нас в кубрике, оценит мой талант повара. Если ты считаешь, что мы с Айрой блефуем, то я буду рад разубедить тебя прямо сейчас.

Стенин нахумурился, в его глазах застыла неподдельная злость, и, выхватив скальпель из руки Ленкова, он решительно направился к аквариуму. Компаньоны быстро справились с крышкой, которой был накрыт стеклянный ящик. Ленков сунул руку в воду и через несколько секунд, изловчившись, ухватился за одно из щупалец жирного спрута, а затем, рванув со всей силы, вытащил его наверх. Скользкое щупальце билось и вращалось с бешеной скоростью, однако Айра держал его теперь уже обеими руками (одну из которых, подпорченную Хирургом, он успел починить сразу после прибытия военных) и закричал Стенину:

– Режь, Клод!

В следующий момент существо то ли срыгнуло, то ли сплюнуло из узкой беззубой пасти небольшой предмет в красивой оправе и, зацепив его кончиком другого щупальца, сунуло в лицо Стенину, замахнувшемуся на него скальпелем. Это была она, удивительно искрившаяся на свету «Звезда Веста», драгоценный амулет, стоимость которого сложно было переоценить. Теперь оставалось лишь замести следы и скрыться.

Адмирал Максимус не лишился своего щупальца, и, вероятно, был этому рад, поскольку потерять не только власть, но и одну (если не все) из своих конечностей – было бы уже слишком! Он тихо опустился на дно своего аквариума и не проявлял особых признаков жизни до тех пор, пока генерал Чен с пафосом не известил его о решении военного руководства. Капитан-спрут долго бил щупальцами об стеклянные стенки аквариума, но всё-таки был вынужден смириться с решением суда: преступник будет отправлен в океан той самой планеты, вращающейся вокруг своего красного карлика, откуда был родом моллюск, и заточён там навсегда вдали от человеческой цивилизации без права пересмотра дела.

Вскоре компаньоны узнали и о том, как решили обойтись с ними. В виду того, что они оба попали в зону военных действий и с учётом последних боевых заслуг, Клод Стенин со звездой героя первой степени будет переведён в снайперскую роту с предварительным обучением, а его друг, киборг Айра Ленков – в роботизированную мотострелковую часть на планете земного типа Змеевик, где они и продолжат вести дальнейшую службу вплоть до прекращения военных действий.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23 
Рейтинг@Mail.ru