Аборигены Вселенной

Марат Александрович Чернов
Аборигены Вселенной

Скорее всего, этот вечер так бы и прошёл, если бы в бар не заявились двое не совсем обычных гостей. Они вошли без всякого шума, и киборг, сомкнувший веки в сладкой неге, их даже сразу и не заметил. Некоторое время он дремал, прикорнув в своем тёмном уютном углу. Когда он снова открыл глаза, то увидел у стойки забавную парочку: девушку лет двадцати не совсем опрятного вида и грязную лохматую собаку. Очень скоро выяснилось, что девушка пьяна, что называется, почти вдрызг. Этот томный вечер в баре не был особенно щедр на посетителей слабого пола, поэтому не было ничего удивительного, что несколько подвыпивших завсегдатаев уже попытались завязать с девушкой общение, но, пообщавшись с ней не более пары минут, каждый из них по очереди возвращался к своему столику, кто посмеиваясь, а кто и с выражением недоумения на лице. Собака смирно легла у ног хозяйки, испуганно поглядывая на посетителей.

Поначалу всё шло гладко. Поддатая незнакомка заказала выпивку и с минуту переговаривалась о чём-то с Лином, пока что-то не заставило его повысить голос, что случалось крайне редко.

– Спрячь! – сердито прикрикнул он, когда посетительница попыталась что-то достать из внутреннего кармана своей кожаной куртки, на что в ответ послышалась отборная ругань, не достойная прекрасных уст лучшей половины человечества.

Вскоре выяснилось, что девица принесла с собой бутылку со спиртным, что было категорически запрещено и каралось беспощадно, по крайней мере, в отношении мужчин. В таких случаях на сцене появлялся Зига, и выдворял незадачливого клиента за дверь, порой награждая его и серьёзными оплеухами. Но в данный момент вся сложность ситуации состояла в том, что нарушителем оказалась малолетняя девчонка, которой, возможно, едва перевалило за семнадцать. Очень скоро гнев взбалмошной девицы обрушился и на её ни в чем не повинную собаку, которая получила несколько сильных ударов поводком. Животное взвизгнуло, попытавшись укрыться от хозяйки под стулом, но это оказалось не так-то легко. Визг собаки и крики взбешённого бармена привлекли внимание большей половины посетителей, включая и Айру. Вышибала, тянувший время до последнего, внемля выразительному жесту бармена, наконец-то решился заняться своими прямыми обязанностями и безо всяких проблем вытолкнул девушку с собакой за дверь, крикнув, чтобы та больше не возвращалась.

С этой минуты атмосфера в баре несколько переменилась. Её уже нельзя было назвать убаюкивающей и располагающей. В помещении как будто похолодало и стало ясно, что потребуется время, чтобы в него вернулось прежнее домашнее тепло.

– Малолетняя дура! – воскликнул бармен, но его почему-то никто не поддержал.

Начинался хоккейный матч, как назло, с андроидами, и все прильнули к экрану, правда, без особых азартных возгласов, обычно сопровождающих хорошую игру. Криков болельщиков не стало больше даже после того, как на пятой минуте матча между командами завязалась потасовка, в ход пошли клюшки, и на лёд пролился неестественно красный, точно вишнёвый сок из консервантов, антифриз. Киборгу расхотелось спать, игра была ему совсем не интересна, и он решил уйти.

Распрощавшись с барменом и Зигой, он сел в свой внедорожник и отправился известной дорогой, петлявшей вдоль гряды холмов и заканчивавшейся у горного озера, где стоял его домик. В небе собирались тяжёлые тучи, неистово свистел ветер и начинал моросить дождь. Спустя мгновение небо озарили вспышки молний, прогремел гром, и на землю обрушился сильнейший ливень. Дворники не успевали справляться с этими мощными потоками воды, и Ленков сбавил ход, вглядываясь во тьму, которую с большим трудом немного рассеивал свет фар. В этот момент он заметил на обочине фигурку той самой девушки с собакой. Кругом простиралась пустошь, им негде было укрыться, непогода застигла этих двух бродяг врасплох посреди ночи – промокшие насквозь, они казались и смешными, и жалкими, будто два пугала, стоявшие на дороге.

Киборг объехал их, чтобы не забрызгать грязью, проехал несколько метров, как вдруг дал по тормозам. Ленков посигналил, дожидаясь, пока бродяги не сообразят, что он хочет их подвезти.

Девушка открыла дверь, молча уставившись на киборга.

– Добросить до города? – спросил он.

– Нет, мы только что оттуда, – заплетающимся языком, ответила незнакомка. – Нам туда не надо.

– Ну, всё равно садись! Собачья погода.

– Это точно, – хихикнула девушка, пинком отправляя своего пса на заднее сиденье, а сама усаживаясь на переднее.

С минуту они сидели молча, глядя через лобовое стекло, как по дороге по направлению к долине текут бурные ручьи из грязи и воды.

Наконец девушка сказала:

– Тут рядом горы. А что, если случится оползень?

– Тогда нам кирдык, – невозмутимо ответил Ленков. – Знаешь что, у меня рядом дом. Можешь переночевать одну ночь у меня со своим… четвероногим другом.

– Серьёзно? – хрипло спросила девушка. – Эй, Лохмач, что ты на это скажешь?

Пёс в ответ жалобно заскулил, видимо, ожидая от хозяйки новых побоев.

– Лохмач? – хмыкнул Айра.

– Да, так его зовут. Это мой лучший друг и охранник. Он может порвать на части – за меня!

– Не сомневаюсь, – со скукой ответил киборг. – А как тебя зовут? Хотя, неважно.

– Аэлита. Что, в андроидов нынче вставляют программу человеколюбия? – усмехнулась девушка. – «Можешь переночевать у меня одну ночь…»

– Я не андроид, а киборг, – поправил Ленков. – Это большая разница. Я – человек, только наполовину из железа… ну, немного больше, чем наполовину. Это бывает.

– Ладно, поехали, киборг, – сказала его новая знакомая. – Нечего болтать, пока нас не смыло с дороги дождём.

Айру насмешил этот ответ, как будто ему сделали одолжение, но вслух ничего не сказал. Дождь стал слабее, картина впереди прояснилась, и Ленков как следует нажал на газ, чтобы поскорее добраться до дома. Девушка даже не пристегнулась. Она достала из-под лацкана своей куртки ту самую бутылку, которую он видел ещё в баре, и бесцеремонно отхлебнула из неё.

Минут через пятнадцать Айра притормозил перед домом. Аэлита и Лохмач не нуждались в дополнительных уговорах и вбежали в дом раньше самого хозяина. Девица начала вести себя ещё более развязно, чем раньше, должно быть, именно в силу выпитого во время поездки. Она прошлась по дому, не выпуская из рук почти опустошённой бутылки, попыталась дать ещё одного пинка собаке, но промахнулась, видимо, несколько потеряв ориентацию в пространстве, и чуть было сама не растянулась на ковре в гостиной перед холодным камином. Пёс прикорнул в коридоре, видимо, уяснив, что там для него самое безопасное место. Ленков решил растопить камин, чтобы его ночная гостья согрелась, ну и заодно создать иллюзию домашнего уюта для себя самого, хотя, понятное дело, сам он в обогреве не нуждался.

Аэлита, расположившись на кресле, наблюдала за его манипуляциями и посмеивалась, то и дело прикладываясь к своей бутылке, пока наконец не выронила её из руки и не уснула.

Киборг сел напротив и внимательно рассмотрел девушку при свете разгорающегося в очаге, подрагивающего пламени. Она была ещё совсем юной, но, видимо, уже достаточно испорченной и потерянной для общества. Таких, как она, можно было встретить в любом уголке планеты, подобно камням на обочине пыльных дорог или ярким цветам, увядающим в безводной провинциальной степи, хотя по-своему была уникальным экземпляром. Для рафинированного общества она была чем-то непонятным и крайне непривлекательным, чтобы не сказать опасным и чуждым.

«Куда катилось теперь это перекати-поле, и до чего оно докатится?» – задался вопросом Айра, с сожалением посмотрев на симпатичное, не избалованное дорогой косметикой лицо молодой девушки со спутанными чёрными грязными волосами, спадавшими ей на глаза. Спустя минуту раздался её тихий храп.

Киборг поднял с пола бутылку – этикетки на ней не было, и только по запаху он догадался, что, вероятно, в ней был обычный спирт, разбавленный водой.

«Неслабо, – сказал он про себя. – Бутылка прекрасно заменяет ей плюшевого медвежонка… Впрочем, вместо игрушки у неё – живая собака, которую можно ласкать или бить, причём не понарошку».

Ленков накормил собаку, накрыл тёплым шерстяным пледом уснувшую бродягу, и сидел перед камином около часа, но так и не смог уснуть. И помешали ему отнюдь не всполохи молний, гром и непроглядный ливень за окном. Что-то упорно не давало ему покоя, и он не смог бы объяснить, что именно. Некое предчувствие в эту ночь подействовало на него, точно укол адреналина. Можно было бы предположить, что появление странной парочки, которую он приютил на ночь из жалости, несколько выбило его из колеи, но это было просто смешно, ведь за годы, проведённые в открытом космосе, Ленков насмотрелся и не на такое! Глядя на угасающие языки пламени в камине, Айра мучительно пытался понять, от чего где-то внутри него растёт какая-то необъяснимая тревога, что случилось в его тесном внутреннем пространстве или что должно произойти?

Наконец он вскочил с кресла так стремительно и шумно, что в коридоре зарычал Лохмач, а его пьяная гостья перестала храпеть, сделал несколько громких шагов взад-вперёд по гостиной и, уставившись в бушующую тьму за окном, воскликнул:

– Клод! Чёрт тебя побери! Неужели с тобой снова что-то приключилось?!!

3

Шум прибоя, пустынный пляж и яркое солнце напомнили Клоду Стенину о многом и, в частности, о лиловом пляже на далёкой планете Зене, на которой ему некогда довелось побывать. Конечно, морская вода, которой он нахлебался досыта, пока его носило по волнам во время шторма, была, что называется, более естественной и привычной на вкус, но отнюдь не менее неприятной, едкой и солёной. Однако он не утонул, не захлебнулся, дело было на Земле, а не открытом космосе, и можно было сплясать от радости на диком незнакомом пляже хотя бы в честь этих трёх вполне удовлетворительных обстоятельств.

За узкой полосой песка и дюн возвышался тропический лес. Поодаль виднелась необыкновенно красивая голубая лагуна. Стенин, обсыхая на ходу под палящим солнцем, направился прямо к ней, бросив свой спасательный круг на песке подальше от воды. Он здраво рассудил, что даже если это необитаемый остров, его найдут и очень скоро. Они договорились общаться с Ленковым по медиафону в конце каждой недели на тот случай, если с кем-нибудь из них приключится что-то неприятное. Пока они скитались в космосе, на Земле у них не осталось никого в живых из друзей или родных, – вот к чему приводят погрешности в расчётах военных учёных, контролирующих работу подпространственных телепортов, – так что это было оправданной и адекватной мерой взаимопомощи. Несмотря на то, что они успели перессориться уже несколько раз, им хватило ума договориться поддерживать связь хотя бы первое время, пока они не решатся на новую совместную межзвёздную кампанию или не разойдутся насовсем.

 

Стенин прошёл всего с полкилометра вдоль кромки голубой и прозрачной воды, в которой медленно проплывали небольшие медузы и плескались маленькие рыбки, когда, к своей невообразимой радости, разглядел за кронами дальних деревьев, высокую башню, выкрашенную в ослепительно белый цвет. Как выяснилось, остров был обитаем и можно было не испытывать на себе муки хрестоматийного Робинзона Крузо в ожидании помощи! Очевидно, что она уже пришла или, скорее, уже была здесь – она появилась на острове даже много раньше, чем он попал в катастрофу.

«Вот она судьба, вот она карма, и от неё не уйти! – подумал Стенин. – Ты захочешь броситься в бездну, но она найдёт тебя и там, на глубине в тысячу метров. Значит ли это, что ты создан для приключений и опасностей, которые никогда не заставят роптать и не сотрут тебя в порошок? О да, мой друг, ты смел, отважен и непобедим!.. Только надо бы поменьше рому…»

Со счастливой улыбкой на лице он поспешил к строению с высокой башней, скрывавшейся за деревьями, и спустя минуту его взору открылся роскошный дворец, окружённый неприступной белокаменной стеной, достойный самых респектабельных рекламных проспектов, на страницах которых стоимость недвижимости исчислялась даже не в десятках, а в сотнях миллионов. Клод видел изображения таких дворцов, расположенных на прекрасных живописных островах, прилагавшихся к недвижимости, и, глядя на ценники, спрашивал себя, богачи ли они с Айрой, или есть ещё и те, кто смеётся над другими богачами, глядя на них сверху вниз?

Ворота искусной кузнечной работы автоматически раскрылись перед ним, словно пещера Сим-Сим, и он вошёл внутрь. Стенин очутился в тени зелёного оазиса, в котором благоухали удивительно красивые цветы, с пальм свисали сочные тропические фрукты, отовсюду доносились чудесные голоса певчих птиц. Посреди сада бил большой искусственный фонтан. По периметру бассейна его окружали несколько статуй из дорогостоящего белого мрамора, изображавшие фигуры собак неизвестной породы. Эту породу Клод не знал, но в ней не было ничего безобразного – больше всего она напоминала шотландскую овчарку, возможно, с более худым, изогнутым телом и чрезмерно длинными ногами. Он обратил внимание на то, что на тело каждой собаки был надет пояс с сумкой. Стенин счёл это за любопытную причуду скульптора, но не придал этому совершенно никакого значения. Всего статуй было пять – они словно бежали по кругу вокруг бассейна с водой, над которым возвышался фонтан в образе гигантской кибернетической руки, держащей факел.

«А вот это – рука Прометея, – догадался Клод. – Ведь Прометей подарил человечеству огонь, не так ли? Только почему рука механическая?..»

Он попробовал воду в бассейне на вкус – она оказалась чистой и пресной, и Стенин с удовольствием утолил жажду.

Сразу за бассейном оказалась парадная стеклянная дверь, которая раскрылась при его приближении так же, как и ворота. За всё время Клод не увидел ни души. Он понимал, что двери, возможно, открывают сенсоры движения, а не хозяева дворца, – это значило, что он рискует стать незваным гостем, которого никто не ждёт. Впрочем, Стенин был уверен, что хозяева окажутся гостеприимными людьми или хотя бы поймут его бедственное положение. А если же дворец совершенно пуст, и хозяева временно отсутствуют, он наверняка найдёт внутри здания средства связи, и вызовет помощь сам. Не в его ситуации стесняться, и нужно быть храбрее и наглее, тем более что он не вор, а просто человек, потерпевший кораблекрушение.

Переступив порог дома, Клод на всякий случай громко крикнул:

– Эй! Есть тут кто-нибудь? Разрешите войти?

Не услышав ни звука в ответ, он бодро шагнул вперёд и очутился в просторном, но сумрачном вестибюле. На мраморном полу стояли статуи собак, подобных тем, что были снаружи, только чуть поменьше.

«Хозяин – кинолог?» – подумал Стенин и сказал вслух погромче:

– Эй! Я внутри, добрые люди. Мне нужна помощь!.. Да где же вы все?! – его удивлённый голос отозвался эхом и затих где-то в глубине помещения.

Клод увидел широкую лестницу, которая вела на верхние этажи. Он уже хотел было подняться наверх, как вдруг встал как вкопанный, перепуганный не на шутку одной любопытной и вполне логичной мыслью:

«А нет ли здесь собак?!!»

На секунду он представил себе свору отнюдь не мраморных, а живых разъярённых собак, набрасывающихся на него со всех сторон, отрывающих у него руки и ноги в отсутствие отбывших по делам хозяев, которые, хоть и были, вероятно, добрыми людьми, но останки непрошеного гостя об этом уже никогда не узнают. Его потрясение при этой мысленной картине было так велико, что Стенин и сам застыл подобно статуе перед лестницей, не зная, что ему делать дальше.

Неожиданно он услышал чей-то кашель и хриплый старческий голос, раздавшийся, казалось, прямо из стены неподалёку от него:

– Поднимайтесь наверх, на второй этаж, молодой человек. Я вас жду! И ничего не бойтесь, собачки на цепи.

4

Аэлита потянулась, пошарила рукой по полу в поисках бутылки, и замерла при виде Ленкова, смотревшего на неё в упор странным взглядом, словно у анаконды, приготовившейся к броску.

– Ты… чего? – испуганно пробормотала она, вжимаясь в спинку кресла.

– Ищешь бутылку? – спросил киборг. – Не ищи, я её выкинул. И дай мне слово, что больше никогда не будешь пить эту дрянь!

– Ну, вчера это точно была дрянь, – поморщилась девушка, облизывая пересохшие губы. – Мне хотели подсунуть крутку в пластмассе, но я сказала ясно: беру только в стекле!

– Я разбил её. Больше не пей… никогда, – проговорил Айра, не сводя с неё пристального взгляда.

В данный момент он смотрел как бы сквозь неё, думая вовсе не о том пойле, которое та употребляла, а совсем о другом. Он уже успел узнать, что в эту ночь его друг Клод попал в беду. Недоброе предчувствие его не обмануло. Стенина смыло с яхты, на которой он отправился в открытый океан. Судно пришвартовалось после шторма к какому-то порту, из которого его телохранитель Чонг сообщил в отель о несчастном случае. Спасатели уже начали прочёсывать побережье, едва океан немного поутих, но пока хороших вестей не было. Чонг промелькнул в утренней сводке новостей, сообщив репортёрам, что его работодатель жутко надрался водки и прямо в разгар шторма выскочил на палубу, откуда его и снесло первой же мощной волной. Телохранитель был вне себя от горя, заикался и поспешил скрыться из виду камер в неизвестном направлении.

– Что значит, никогда? – обиженно огрызнулась Аэлита, вставая. – Кто ты такой, чтобы мне указывать? Всё, я ухожу, спасибо за ночлег. Лохмач, за мной!

Пёс послушно заковылял за своей хозяйкой, и они скрылись за дверью. Киборг помедлил немного, и вышел за ними. Он увидел, что его ночная гостья стоит на веранде, глядя в сторону озера. Солнце заливало светом долину, искрясь на глади спокойной воды, в которой отражалось прояснившееся голубое небо.

Всхлипнув, девушка посмотрела на Айру и сказала со слезами на глазах:

– Надо же, как здесь красиво!

– Тебе некуда идти? – спросил Ленков.

Девушка отрицательно помотала головой.

– Нет.

– С моим другом случилась беда. Мне нужно лететь к нему на помощь. – Ленков сказал это, хотя уже не совсем был уверен, что подоспеет вовремя. – Ты можешь остаться здесь с Лохмачом, присмотреть за домом, пока я не вернусь. Рассчитаюсь за присмотр и уборку позже.

– Нет, одна я здесь не останусь, – отрезала девушка. – А куда ты летишь?

– Западное побережье Африки. На гиперзвуковом болиде скоро уже буду там.

– Полетели вместе! Я люблю путешествия, никогда не была так далеко.

– А какой от тебя прок?

– Я умею стрелять. – Девушка ловко выхватила из внутреннего кармана, где прежде хранилась бутылка, небольшой компактный пульсар и похвасталась:

– Со ста метров бью в десятку.

– Ладно, погнали, – согласился после недолгого колебания Айра, запрыгивая в «тарантайку».

После получаса тряски по дороге, они добрались до местного аэродрома, где можно было взять на прокат сносный гиперзвуковой двухместный модуль. За солидную взятку на место спутницы Ленкова засунули и её пса, который теперь охотно мог пойти за сытно накормившим его киборгом куда угодно.

5

Стенин поднялся на второй этаж, вошёл в просторную комнату и застыл перед огромным зеркалом, глядя на своё отражение. Кроме зеркала, занимавшего всю стену, в помещении больше ничего не было. Впрочем, был ещё и потайной динамик, в который снова продребезжал слабый старческий голос незнакомца:

– Думаю, теперь мы можем поговорить, молодой человек. Дальше я вас впустить не могу. Мой внешний вид вызовет у вас жалость и отвращение, чувства, которые я ненавижу. Я слишком стар и немощен, а вы – молоды, стройны и здоровы, чтобы мне красоваться перед вами. Слишком сильный контраст. Так что говорите, стоя перед зеркалом, а я буду наслаждаться вашей мужественной красотой.

– Хм!.. – начал, немного смущённый странной манерой обращения невидимого хозяина, Клод. – Простите за вторжение. Мне нужна только связь с континентом, разрешите позвонить в службу спасения. Больше мне ничего от вас не нужно.

– Вижу, что сама судьба доставила вас ко мне, и мне не придётся обращаться к преступным элементам за помощью, – проскрипел голос. – Простите, что не могу предложить вам чаю или кофе, мои роботы не приучены ухаживать за незваными гостями, а только за мной. Послушайте меня, я буду краток. Я – нейрохирург с мировым именем. Также я изобрел несколько практичных электронных новинок, которые и поныне активно используются в устройствах нейрокомпьютерного интерфейса, что принесло мне очень много денег. Но я никогда не ожидал, что с моим научным опытом, связями и многомиллионным состоянием, под конец жизни меня будет ждать одиночество. Десять лет назад все близкие и друзья отвернулись от меня, контракты с научными учреждениями были разорваны, и я оказался никому не нужен. Так случилось, что этот остров – мой последний приют в жизни. Кто-нибудь скажет, что от одиночества сходят с ума, и будет прав. Тысячу раз прав! Но меня спасли мои собачки… Я вывел новую породу – она существует только здесь, на этом острове. Что за генетика! Эти создания – просто чудо! Более добродушных и преданных собак ещё не рождалось на Земле.

Незнакомец умолк, закашлялся и спустя некоторое время продолжил:

– Так вот, мои собаки обожают меня. Я часто выпускаю их гулять по всему поместью, дому и саду. Они подходят к моей кровати и лижут мои руки, глядя на меня своими удивительными глазами, будто говоря при этом, как им жаль, что так всё получилось. Эта идиллия могла бы продолжаться бесконечно, если бы я не обнаружил в новой породе редкий дефект. Одна особь из пятидесяти обладает чудовищной яростью, можно сказать, рождается с единственной целью – разорвать на части представителя расы господ, своих создателей. Моя слабость как создателя в том, что я не могу своими руками уничтожить это ущербное существо, в отличие от многих заводчиков, которые спокойно топят в ведре бракованных щенков. Я считаю, что не имею на это морального права. Поэтому я придумал выход из этого тупика. Возможно, он покажется вам экстраординарным, но для меня это единственный вариант. И самое главное, этот вариант доставит мне невыразимое наслаждение. Этот вариант – вы, молодой человек.

– Простите, я вас не понимаю, – проговорил Стенин, у которого от вкрадчивого голоса хозяина-невидимки поползли мурашки по коже.

– Я увидел вас через камеры, которыми напичкан весь остров, сегодня на рассвете. Вы долго лежали на берегу, потом пришли в себя, отряхнулись как ни в чём не бывало, и я понял, что вы быстро найдёте мой дом. Я успел провести одну несложную процедуру с собакой-монстром, ведь я хоть и лежачий больной, но хотя бы одной рукой всё ещё что-то делать могу. Мне во многом помогают мои роботы, но кое-что обязан сделать и я сам. Собаку усыпили, и я привязал к ней сумку со взрывчаткой и сенсорным взрывателем, который сработает только тогда, когда монстр настигнет вас и попытается перегрызть вам горло. Тогда тротил взорвётся, и моей собачки не станет… впрочем, как и вас, молодой человек. Собственно, вы и будете тем детонатором, который взорвёт бомбу.

 

Хозяин умолк на минуту, пока Клод в изумлении и совершенном шоке осмысливал услышанное. Наконец он обрёл дар речи и громко спросил:

– Слушай, грёбаный старик, а ты в своём уме?!

– Думаю, что нет, – ответил незнакомец, и динамик сотрясся от его визгливого дьявольского смеха. – Поторопитесь, милейший, покинуть моё поместье, потому что злая собака проснётся и отправится на поиски своей жертвы уже через несколько минут.

Клода охватила ярость, ему захотелось найти вредного старика и вытрясти из него остатки жизни, как вдруг ему послышался лай собаки откуда-то с верхних этажей башни. Это быстро остудило его пыл и вселило нарастающий ужас. Могло ли быть так, что хозяин дворца сказал ему правду? Конечно, это похоже на полный бред, но что, если он в руках опасного маньяка?

Угрожающий лай повторился, и стало ясно, что это не слуховая галлюцинация. Стенин со скоростью кометы слетел со второго этажа вниз, выскочил во двор, промчался через сад и вылетел, как пушечный снаряд через раскрытые ворота, устремившись к лесу. Пока он бежал, ему казалось, что лай доносится прямо у него из-за спины, и клыки преследующего его пса вот-вот вцепятся ему в лодыжку. Лишь оказавшись в чаще леса на расстоянии более трёх километров от дворца, он решился оглянуться. Солнце с трудом пробивалось сквозь толстые ветви и густую листву тропических деревьев, благодаря чему в лесу царил полумрак, но света было достаточно, чтобы убедиться, что собаки рядом нет. Однако, если принять во внимание всё сказанное сумасшедшим хозяином, поверив в серьёзность его маниакальных намерений, можно было предположить, что чудовищный пёс с поясом смертника уже вышел на его след.

6

Гиперзвуковой болид невероятно быстро домчал киборга и девушку с собакой до западного африканского побережья, где находился известный на весь мир курортный чудо-городок, в отеле которого останавливался Стенин. Ленков не стал терять времени и быстро разузнал подробности катастрофы, в которую попал его друг. Киборг с некоторым подозрением отнёсся к тому факту, что яхта, на которой и произошёл несчастный случай, не только не получила ни малейших повреждений, но в этот день стояла на якоре в порту этого самого городка.

На борту яхты никого не оказалось, и Ленков решил разыскать Чонга, который должен был знать больше всех остальных. По пути он наведался в ближайший полицейский участок, чтобы узнать об успехах поисковой службы, но там его ждала тревожная новость. Тело Стенина так и не было найдено в тех широтах, в которых, по сведениям полиции, его смыло с яхты в океан. В деле, которое завели по факту несчастного случая, была поставлена точка, а власти и мэрия курорта, как понял Ленков, быстро заткнули рот средствам массовой информации, чтобы не оттолкнуть мрачными и шокирующими новостями богатых отдыхающих, выбравших этот городок излюбленным местом для отдыха.

Айре не оставалось ничего другого, как под вечер в сопровождении Аэлиты и её пса наведаться в отель, в котором провёл свои последние дни его лучший друг и компаньон. Киборг был немного удивлён, узнав, что номер Стенина снимает его бывший телохранитель Чонг. Айра чрезвычайно вежливо и приветливо поговорил с симпатичной администраторшей, к счастью, оказавшейся не андроидом, а живым человеком, подсунув ей крупную купюру и рассыпавшись в комплиментах, в результате чего узнал о том, что их новый постоялец сорит до неприличия большими деньгами направо и налево, принимает чрезвычайно шумных гостей сомнительного вида, в том числе, дешёвых шлюх, и вообще претендовал бы на экстренное выселение, если б щедро не оплачивал свои выходки. Выкупив у словоохотливой администраторши запасной чип от двери, Ленков со своими колоритными спутниками, поднялся на верхний этаж, где располагались номера люкс с видом на побережье и без приглашения воспользовался ключом, тихо открыв дверь.

Войдя в номер и осторожно выглянув из-за стены, отделявшей центральное помещение от прихожей, он увидел любопытную картину. По всему помещению валялись «синие» купюры, окурки и женское нижнее бельё. За круглым столом посреди комнаты восседали Чонг, одноногий штурман и однорукий матрос с известной по трагичным новостям яхты. На столе стояла выпивка, и в беспорядке были свалены пачки денег. Телохранитель и моряки, яростно переругиваясь и дымя крепкими сигаретами, играли в карты, по всей видимости, на деньги, сложенные на столе. Одного взгляда Ленкову хватило, чтобы прикинуть, что сумма на кону стоит немалая. Айра не сразу дал о себе знать и прислушался к разговору троих пьяных, вошедших в азарт игроков. По нескольким насмешливым репликам он догадался, что игра идёт на деньги, уж точно нажитые не самым честным трудом.

Седой одноногий штурман только что проиграл Чонгу некую сумму, яростно выругался и потребовал реванш, на что Чонг, опрокинув в рот стакан со спиртным, посетовал на то, что «придурок» Стенин снял слишком мало наличных, и им практически не на что играть. Этого хватило, чтобы Айра наконец обнаружил своё присутствие и под яростный лай Лохмача опрокинул стол с картами, деньгами и обоими моряками, одной рукой приподнял перепуганного Чонга в воздухе и спокойным тоном спросил, под каким именно градусом северной широты и западной долготы смыло с яхты его друга? Все попытки Чонга отбрыкаться от киборга закончились для него вывихом челюсти, после чего он прошепелявил, что знать точные координаты может только одноногий. Миролюбиво обратившись к штурману, Айра узнал, под какими координатами они (намеренно или случайно) избавились от Клода и вышвырнул всех троих из номера, по очереди дав каждому солидного пинка.

Аэлита энергично занялась уборкой номера – дело, которое ей было если не слишком хорошо знакомо, то, по крайней мере, по силам и соответствовало полученному образованию. Особенно хорошо у неё получалось складывание рассыпанных повсюду наличных в аккуратные пачки и их точный подсчёт.

Пока девушка занималась своим делом, киборг сверил полученные от штурмана примерные координаты с виртуальной картой. Область той части Атлантического океана, где пропал Стенин, южнее островов Кабо-Верде, была достаточно удалена от западного побережья африканского материка. Предположительно это случилось примерно в пятистах километров от крайней западной точки Африки и, соответственно, ещё несколько дальше от курорта, в пустынных водах Атлантики. Ленков обнаружил на четырнадцатой параллели северной широты в этой части океана всего один остров из числа тех, которые выставлялись на продажу для толстосумов за безумные деньги. Отнюдь не факт, что Клоду безумно повезло и после скитания по волнам Атлантики его выкинуло как раз на берег этого небольшого островка, если он вообще уцелел, и его не разорвали акулы, но, как говорится, чем чёрт не шутит? Для него было ясно одно – остров необходимо посетить хотя бы для того, чтобы убедиться, там его друг или нет? А если нет, то, вполне возможно, пиши пропало.

Подсчёт денег показал, что сумма не превышала и трети доли Стенина от того миллиона, который они в своё время поделили пополам. Киборг всё ещё многого не мог понять, но он догадался, что его бывшего компаньона грубо развели и, возможно, не последнюю роль в этом сыграло его праздное и запойное времяпрепровождение. «Лёгкие деньги», добытые на Змеевике, не довели его беззаботного друга, оказавшегося морально слабым для такого богатства, до добра.

– Что будем делать? – спросила Аэлита. – Знаешь, на эти деньги можно жить пять лет.

– Можно, если покупать дешёвую водку и шляться по подъездам, – ответил Ленков. – Но это не наши деньги, а моего компаньона. И если он жив, мы их ему вернём.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23 
Рейтинг@Mail.ru