Темная адептка. Диплом по контракту

Лина Алфеева
Темная адептка. Диплом по контракту

Я встретилась с бабушкой взглядом. Вот так и выяснилось, что и на Изнанке можно испытывать нервную дрожь. Мне было некомфортно в компании Ионар. Я не знала, чего от неё ждать, не понимала, что ей от меня нужно.

– Ты упустила кузенов. Такая расточительность! Я преподнесла их тебе на блюдечке, а ты не нанесла удар. Элена, ты плохо питаешь свою Тьму.

– Так, может, она обидится и уйдёт к более заботливой хозяйке?

– Какое странное предположение. Нет, Элена Сатор, от себя не убежать. Почему ты сопротивляешься? Тьма – это прекрасно. – На ладони Ионар заклубился чёрный дым, он менял очертания, складываясь в фигуры животных и птиц. – Тьма – созидающая. Она живая, в отличие от Мрака, способного пробуждать лишь мёртвых.

– И аппетит у неё непомерный.

Ионар снова улыбнулась. Не припомню, чтобы в детстве улыбка главы клана ночных фурий меня так пугала. Возможно, потому что прежде Ионар не улыбалась?

– Вы перенесли меня на Изнанку. Для чего?

– Ошибаешься. Сюда тебя привела твоя Тьма. Она очень обижена тем, что ты её игнорируешь, и делает тебе предупреждение.

Ага. То есть, если я продолжу игнорировать свою родовую магию, она всё-таки обидится, но не уйдёт, а постарается уйти меня. Обиженная Тьма. Как мило. Наверное, бабушке не рассказывали, что дар – всего лишь инструмент в руках своего носителя. И если моей Тьме приспичило пробудиться, она будет существовать лишь по моим правилам.

– Я не вижу на твоём лице должного трепета и почтения.

Отчётливое недоумение в голосе Ионар заставило насторожиться. Я была не в том положении, чтобы открыто бросать ей вызов. Ионар вызвала меня на Изнанку и наверняка знала, как мне вернуться без страховочной нити. Но сперва следовало выяснить, зачем я понадобилась той, кто не пожелал принять меня при жизни.

– Я не знаю свою Тьму. Всё случилось настолько неожиданно…

Я постаралась, чтобы голос прозвучал растерянно, но всё равно не была уверена, что удастся обмануть Ионар. Я не настолько хорошо умела скрывать свои настоящие чувства и эмоции без помощи иллюзий.

– Тебе нужен наставник, Элена. Без него тебе не понять свой дар. Тьма подчинит тебя, превратив в чудовище, на которое будут охотиться ночные фурии.

Снова мимо. Дар – всего лишь приложение к магу. Он сам решает, на что будут направлены его способности и достижению какой цели они послужат. Отец говорил, что ни одной силе не подчинить мага, если он контролирует свои желания. Всё определяет осознанный выбор.

Отец учил меня создавать фальшивые физиономии, чтобы морочить голову окружающим, но при этом говорил такие серьёзные и не совсем понятные вещи. Он готовил меня к пробуждению Тьмы. Мама сделала всё, чтобы родовая магия не пробудилась, а Эдриан Сатор допускал, что она потерпит неудачу. У папы всегда было несколько запасных планов.

При мысли об отце в сердце снова образовалась пустота, но в этот раз я не стала с ней бороться, позволила грусти затопить меня целиком и только потом посмотрела в глаза Ионар Яростной.

– Я хочу понять свою Тьму.

– В таком случае приступим.

Губы бабушки растянулись в торжествующей улыбке. Ионар не осознавала, что схватить за жабpы можно только того, кто попался на удочку, а эту наживку я не заглотила.

* * *

Дар Тьмы – то ещё проклятие. Чем чаще он используется, тем сильнее желание обратиться к Тьме снова. Главная ловушка – в универсальности. Тьма могла быть и разрушающей, и созидающей, ей было под силу заменить и боевые арканы, и исцеляющие, даже простейшая бытовая магия была подвластна Тьме. Магу было достаточно лишь выпустить её наружу и мысленно сформулировать приказ. Я начинала понимать, отчего носители Тьмы находились под наблюдением Тёмного Альянса. Вседозволенность развращала, единственным ограничителем являлось количество крови демонов, но и его можно было преодолеть, позаимствовав Тьму у других. Я опасалась низших демонов, а на самом деле следовало бояться коллег. Слишком часто они ехали крышей. Ионар Яростная хотела, чтобы я осознала свои возможности и приняла дар, но добилась лишь обратного эффекта. Если прежде я опасалась Тьмы интуитивно, то теперь она меня ужасала. Я не стану такой, как Брита или Бранд. Я не допущу этого.

– С возвращением.

Невозмутимое замечание заставило меня рывком сесть на постели. Чужой постели! Спальня главнокомандующего была погружена в полумрак, но с некоторых пор моё зрение стало острее. Лорд Льен стоял у зашторенного окна и смотрел прямо на меня.

– Сколько… Сколько я проспала?

– Сон. Впервые слышу, чтобы бесконтрольное перемещение на Изнанку называли сном. Разве что… – Только что лорд Льен стоял у окна, а теперь появился у кровати. – Сколько раз вы были на Изнанке раньше? Кто проводил для вас ритуал? Отец?

– Я… Я не понимаю. Ай! – Из моего горла вырвался испуганный писк.

Жёсткие пальцы обхватили моё предплечье и заставили встать на колени. Теперь главнокомандующий нависал надо мной, пристально осмотрев, он скривился от отвращения:

– Кто бы мог подумать.

Только сейчас я осознала, что полностью обнажена, и подхватила упавшее покрывало.

– Не переживайте. Теперь ваше тело прельщает меня ещё меньше, чем раньше.

– Спасибо, – еле слышно выдохнула я.

– За что? – Лорд Льен недоумённо нахмурился.

– За то, что я вам не нравлюсь.

– Чтобы мужчина захотел взять женщину, она не обязательно должна ему нравиться. Достаточно банального зова крови. – Лорд Льен разжал пальцы и толкнул меня на кровать. Несколько бесконечных секунд он меня рассматривал, а потом резко отвернулся: – Одевайтесь. Я жду вас в гостиной. Настало время для серьёзного разговора.

Мне следовало промолчать. Это было более чем разумно в сложившихся обстоятельствах, но я привыкла всегда прояснять ситуацию.

– Или что?

– Или в следующий раз, Элена, когда вам приспичит полетать с крыши, я вас не поймаю.

Лорд Льен исчез, а я ещё долго смотрела на то место, где он только что стоял. Лорд Льен назвал меня Эленой. Теперь он тоже знал, кто я такая.

* * *

Связующая руна молчала. Я нещадно тёрла ладонь в надежде дотянуться до Элмара, но знак не наливался привычным теплом.

– Бесполезно. Любая связь рвётся, если меняются исходные, – донеслось из гостиной.

Зеркало! Мне срочно нужно зеркало!

В гостиную я выбежала с такой скоростью, что едва не влетела в низкий журнальный столик. Перепрыгнула и осознала, что сотворила, когда приземлилась, словно кошка, на четыре опоры.

Вот Тьма! Только не паниковать и делать вид, что ничего особенного не случилось.

– Элмар – потрясающий тренер! А вот стола здесь раньше точно не было…

– У вас потрясающая память. – Ироничный взгляд. – Моё зеркало полностью в вашем распоряжении.

И все бы ничего, но сейчас лорд Льен стоял как раз у этого самого зеркала! Орать-истерить! Я не настолько хорошо владею собой!

К цели я добиралась, словно приговорённый к месту казни, ноги отяжелели, каждый шаг давался с трудом. Никогда бы не подумала, что буду бояться собственного отражения. В последнюю секунду не выдержала и зажмурилась.

– Вы слишком боязливы для той, кто шагнул с крыши замка.

– Элмар и остальные знают?

– Вряд ли. Но ваш напарник несомненно почувствовал… изменения.

Изменения? Я изменилась?!

Распахнула глаза и неверяще уставилась на собственное отражение. На меня смотрела всё та же Динара Лэсарт. Тощая, угловатая блондинка с колючим недоверчивым взглядом. Но ведь лорд Льен утверждал, что после этого путешествия на Изнанку я стала другой. Настолько другой, что связь с Элмаром начала разрушаться. Кровь ночной фурии пробудилась, но сейчас на моем лице не было и намёка на татуировки.

На моём фальшивом лице. Все изменения происходили под иллюзорной маской.

– Знаете, что меня бесило больше всего? – внезапно обронил лорд Льен. – Ваш запах. Он совершенно не соответствовал вашей внешности.

– Вас это настораживало?

– Меня настораживало то, что необученная ночная фурия как магнит притягивала порождения Бездны. Присаживайтесь.

– Зачем? Лучше постою. – Я покосилась на спасительную дверь.

Если призвать молнию, а потом рвануть что есть мочи через парк…

– Нет, Элена, вы сядете. Сейчас. И без глупостей, иллюзион. Я не позволю вам нанести удар в этот раз.

Я так и застыла, судорожно хватая воздух ртом. А я-то удивлялась, как это мне удалось пробить защиту высшего демона. А её и не было! Всё это время лорд Льен меня проверял и выжидал… Но зачем?

Невесть откуда взявшийся стул ощутимо стукнул меня под колени и заставил шлёпнуться на мягкое сиденье.

– Хотите узнать, на чём вы прокололись? – По мужским губам скользнула улыбка. – Ни на чём. У вас изначально не было ни шанса. Я высший демон, Элена. Полагаю, вам неизвестно, что это означает. Умение чувствовать своих. Всегда, везде и невзирая на их ухищрения. Я разгадал в вас родную кровь, едва мой грифон опустился во двор гарнизона. И всё-таки кое-что мне было неизвестно. Предположения будут? Нет? Как странно и совсем на вас не похоже. Обычно вы разговорчивее.

Лорд Льен не повышал голоса, не угрожал, но меня начало потряхивать, словно мой самый главный кошмар становился явью.

– Вы не знали моего настоящего имени? – Первые слова за долгое время, и как тяжело они мне дались!

– Мне было на него плевать. Я не знал, как ваш дар проявит себя. Взросление ночной фурии происходит медленно, кровь пробуждается постепенно, наделяя своего носителя характерными талантами. Каждая проявленная способность отмечается татуировкой, но здесь у вас складывается также особая ситуация. Так ведь, Элена?

Молча киваю в ответ.

– Вы хотя бы знаете, как снять иллюзию?

Снова кивок.

– Даже так? – Судя по тону, мне удалось удивить нашего главнокомандующего.

– Всегда знала, просто не получалось.

– Ах да… Смертельное проклятие, наложенное чёрным магом и погубившее весь прежний выпуск Школы Иллюзий и Преображения. Оно вас не слишком беспокоило.

 

– Глупо переживать из-за того, что не в силах изменить. Но я много размышляла о маге, наславшем проклятие. – Лорд Льен устроился на диване напротив и кивнул, давая понять, что весь во внимании. – Чёрные маги охотятся на тех, в ком есть Тьма. Это единственный способ усиления дара…

Осознание сказанного ударило меня наотмашь. Несколько секунд я только и могла, что таращиться в одну точку и хватать воздух ртом.

Мой отец! Он был сыном чёрного алхимика и унаследовал ничтожно мало Тьмы. И все-таки Эдриан Сатор сумел дорасти до уровня архимага тёмных сил.

– Тьма всегда ищет нового носителя. Чаще всего выбирает ближайших родственников или же переходит к тому, кого сочтёт достойным.

И моему отцу приходилось убивать. Вот та цена, которую он заплатил за обретение дара, и вот почему оттягивал моё обучение. Дети тёмных воспитываются поодиночке во избежание соблазнов. Эдриан Сатор надеялся, что моя Тьма не проснётся вовсе, ведь мама передала свою силу Ионар Яростной. Родители сделали всё, чтобы я стала магом-иллюзионистом.

И я им стала! Я – иллюзион!

– Я – иллюзион… – повторила я уже вслух.

– Ночная фурия и чёрный маг могли породить исключительно себе подобную, но вашим родителям вздумалось обмануть природу.

– Они хотели меня защитить!

– А должны были обучить, – мягко парировал лорд Льен. – Первыми погибают необученные птенцы, не способные себя защитить. Впрочем, признаю, здесь ваш отец добился определённых успехов.

Да, папа научил меня прятаться. Этот талант я освоила в совершенстве. Лорд Льен считал, что я унаследовала дар от родителей, и здесь, в Карагате, он начал пробуждаться. Главнокомандующий не знал, что я получила силу Ионар Яростной. И не должен узнать! Хватит с меня и того, что он теперь в курсе моих способностей иллюзиона и наверняка прикидывает, как их можно использовать.

– Чёрные маги убивают друг друга ради силы, но проклявший меня метил именно в иллюзионистов. Ему была нужна жизненная энергия мастеров преображения. Ведь у иллюзий, как и у Тьмы, нет своих природных источников силы.

– Интересный ход мыслей. – Лорд Льен внимательно смотрел на меня.

Осторожно, словно не решаясь поверить в собственную догадку, я произнесла:

– Чёрному магу нужна сила иллюзий, потому что он что-то прячет или готовится спрятать. И это что-то находится за пределами Тёмного Альянса. Именно поэтому вы и не разрешаете Элмару выйти на вольную охоту. Он знает? Разумеется, знает. Но всё равно хочет найти Орина. Это его долг крови.

– Сдаётся мне, что здесь мы взаимопонимания не достигнем.

– Я сделаю всё, чтобы Элмар победил!

– Похвальное рвение. Ваша преданность напарнику вызывает восхищение. – Лорд Льен поднялся на ноги и направился ко мне.

Я же вжалась спиной в обивку стула, изо всех сил сдерживания желание задействовать скрывающий полог. Лорд Льен не должен знать, как сильно я его боюсь.

– Страшно? – весело бросил он.

– Нет! – упрямо объявила я.

– Вы боитесь. Это нормально. Ваша кровь чувствует близость высшего демона и подаёт вам сигнал об опасности. Вас будет потряхивать от страха всякий раз, когда рядом будет тот, кто сильнее вас. Это называется инстинктом самосохранения. Надо же, я уже счёл, что он у вас напрочь отсутствует.

– Я верю в себя и свой талант иллюзиониста. Я лучшая из выпускников ШИПа. Мы с Элмаром – отличная команда.

– Вы могли бы ею стать, если бы больше времени уделяли совместным тренировкам.

Намёк на то, что я потратила много времени на заказы гномов и сотрудничество с Тёмной стражей, был более чем справедливым. И всё-таки этот месяц не прошёл для меня впустую.

– Элмар отлично меня натренировал!

Да я вдвое уменьшилась, ещё и бегать научилась. Разумеется, хвастаться этими достижениями я не стала.

– Он тренировал вас, вы третировали его. Один нюанс… – Внезапно лорд Льен наклонился и обхватил ладонями подлокотники моего стула. – Вы не стали командой. Джереми Даян – вот кто будет побратимом Элмара. В следующем году им предстоит многому научиться.

– А я? Что будет со мной?

Все дети тёмных обзаводятся наставником. Я давно это знала, но лишь теперь в полной мере осознала необходимость в наставничестве. Необученные носители Тьмы не только лёгкая добыча для более опытных магов, слишком велика вероятность, что жажда силы и новых возможностей возобладает. Я видела, к чему она привела Бриту и Бранда. Тьма развратила их настолько, что Бранд без колебаний был готов пожертвовать сестрой на Изнанке, а осознав, что теперь навеки связан с нежитью, проклинал свою судьбу.

Нет, я никогда не стану такой, как кузены, в погоне за силой. Всё, что мне нужно, у меня есть здесь и сейчас.

Я смотрела в тёмные глаза лорда Льена и осознавала, что страха больше нет. Никто и никогда не заставит меня изменить своим убеждениям. Я завершу переподготовку, докажу, что умею держать Тьму в узде, и буду бороться за наследство Эдриана Сатора и Эханор Звёздный Ветер. Я верну себе свою внешность и имя. Я вернусь в Сумеречье, чтобы предстать перед кланом матери, потому что независимо от моего желания я – ночная фурия. И я обязана научиться быть ею.

– Достойные планы. – Криво усмехнувшись, лорд Льен выпрямился во весь свой внушительный рост.

Не выдержала и тоже вскочила на ноги.

– Вы прочитали мои мысли?!

– Увы, этой способностью не владею. Но мне понравилась ваша решимость. Посмотрим, надолго ли её хватит.

Вот тут-то мне и вспомнились слова Джереми о том, что лорд Льен любит контролировать каждый шаг своих подопечных.

Вот Тьма!

Глава 9

– Щит, Арбузик, держи щит! Да чтоб тебя!

– Ага. Меня. – Глубокомысленно произнесла, любуясь небом. Иных возможностей парализующий аркан не оставлял.

– Если собралась атаковать, надо было идти до конца, – проворчал Войский.

– Да я как-то всё же больше на сдачу защитной магии рассчитывала.

– Не сдали! – громко и как-то сверхоптимистично объявил мастер Наори Шан. Иллюзион восседал на зрительской трибуне рядом с нашим главнокомандующим.

Стараниями лорда Льена экзамены по универсальной и защитной магии для возглавляющих рейтинг были перенесены на арену. Звучало красиво: «Практическая отработка навыков в полевых условиях». Ни зубрежки тридцати билетов, ни страданий над задачами.

Универсальную магию я сдала чуть ли не пролётом, то есть сдала и не заметила, пока мне не объявили оценку. Всего-то и надо было очистить от липких комков слизи себя и ребят, а потом прибраться на самой арене: починить тренировочные манекены и дверь подземного загона. Для сдачи защитной магии нужна была самая малость: продержаться до конца боя и не отхватить атакующий или вредительствующий аркан противника.

– Нет, Лэсарт, ты так точно щиты не сдашь. – На лице возвышающегося надо мной Джереми сияла улыбка. – Лэсарт!

Теперь боевик улыбался не так жизнерадостно – по его телу скользили щупальца серого арха. А вот что первое в голову пришло, то и материализовала! Все основные силы были брошены на подавление аркана парализации.

– Мы же договаривались, что ты будешь атаковать. – Элмар присел на корточки рядом.

– Я собиралась, но потом… Ты ранен?! – Попытка подняться на ноги закончилась падением на пятую точку.

Дурацкий аркан! Обездвижил на минуту, а тело затекло так, словно с час без движения провалялась.

Только сейчас я заметила на рубашке Элмара тёмное пятно. Только сейчас! А должна была почувствовать в процессе боя и подстраховать. Вот Тьма!

– Идём!

– Нет, Лэсарт, ты ещё лежишь, – ехидно объявил Джереми и задрал рубашку, подставляя бок под щупальца. – И чуть повыше почеши. Косметичка, у тебя талант!

Да, боевики за этот месяц привыкли к материальным иллюзиям. Раньше меня это задело бы, и я обязательно бы постаралась чем-нибудь удивить в ответ, сейчас же чётко осознавала, что моя главная проблема находилась не на арене, а на зрительской трибуне. Лорд Льен ничуть не преувеличил, когда заявил, что уделит пристальное внимание финальным тренировкам. Стоило мне поднять голову, как я неизменно натыкалась на внимательный и слегка задумчивый взгляд нашего главнокомандующего.

И это выбивало из колеи.

Я только и делала, что напоминала себе, что прежде всего я – иллюзион.

– Мастер Шан, полагаю, мы можем зачесть сдачу защитной магии адепту Войскому.

– Полностью с вами согласен, лорд Льен.

– Поздравляю, – тихо шепнула я Георгу, который помог мне встать на ноги, и уже громче: – Мастер Шан, позвольте сказать!

– Слушаю вас.

– Мой напарник ранен. Я прошу разрешения сопроводить адепта Эртшара в лазарет.

– Ваш напарник ранен последние двадцать минут, а вы заметили это только после завершения боя, – холодно произнёс лорд Льен. Открывшееся в шаге от нас окно портала заставило меня испуганно попятиться. – Не стесняйтесь, адептка Лэсарт. Вы же жаждали оказать своему напарнику первую помощь.

Я посмотрела на Элмара:

– Пойду только с тобой.

Боевик кивнул и протянул ладонь. Впервые мне не было страшно ступать в переход, созданный лордом Льеном.

* * *

Глупо было надеяться, что главнокомандующий перенесёт нас в лазарет. А я надеялась, поэтому, когда снова очутилась в голубой гостиной, едва не взвыла в голос от досады.

Да сколько можно?!

– Адептка Лэсарт, помнится, вы жаждали оказать первую помощь вашему напарнику. – Лорд Льен появился, не прошло и пары секунд.

Я покрутила головой и заметила на столике уже знакомый мне сундучок.

– Раздевайся.

– Там царапина. Уже затягивается, – буркнул Элмар.

– Твой напарник беспокоится. Кончай тратить время на бестолковые пререкания и расшаркивания, тебе давно следовало раздеться. – Хлёсткий тон главнокомандующего намекал, что от дальнейших споров лучше воздержаться, выйдет себе дороже.

Элмар тоже это осознал, поэтому рывком стянул рубашку через голову и приподнял руку, давая мне возможность рассмотреть рану. Та уже перестала кровоточить и покрылась тёмной коркой, склеившей края. Да, магические регенераторы творят чудеса, а у Элмара был к волшебным склянкам неограниченный доступ.

– Чем это он тебя? Явно не мечом.

– Пропустил удар аркана «ледяной шип». Джереми – отличный атакующий.

– А ты отличный паладин-защитник и маг смерти, у которого в последние дни проблемы с самоопределением, – холодно произнёс лорд Льен.

– Динара на роль атакующего не годится. Она же иллюзион.

– Элена Сатор – ночная фурия и прекрасно это осознаёт. Так ведь? – Теперь суровый взгляд чёрных, как сама Тьма, глаз был направлен на меня.

Молча киваю в ответ. И на что лорд Льен сейчас намекает?

– Вместо того чтобы позволить своей сути раскрыться, вы тратите уйму времени и сил, скрывая свои действия не только от противника, но и от зрителей.

Вот Тьма! Заметил!

– Я всего лишь перестраховываюсь!

– На тот случай, если адепт Даян внезапно научится летать? – почти издевательски поинтересовался лорд Льен.

Признаю, идея создать скрывающий полог, в том числе и над собой, оказалась не самой удачной. Зато теперь я точно знала, что мои иллюзии скрывали меня даже от глаз главнокомандующего. И всё-таки лорд Льен жаждал объяснений…

Приятно, когда желания двоих совпадают!

– Адепты Даян и Войский обладают особой связью, позволяющей чувствовать повреждения друг друга. Я и Элмар сейчас её лишены. Это ставит нас в неравные условия.

Брови лорда Льена удивлённо поползли вверх. Да, я тоже умею озвучивать претензии.

– Динара, не нужно… – Элмар страдальчески поморщился.

– Как это не нужно? Это же намеренная дискриминация!

– Сам скажешь или мне? – взгляд лорда Льена, направленный на Элмара, прямо-таки намекал на наличие общей тайны.

Элмар обречённо выдохнул и тихо произнёс:

– Я отказался от обновления связующей руны.

– Но почему?!!

– Полагаю, адепт Эртшар слегка устал.

– Я не устал! Я… Так будет лучше. Для тебя… – еле слышно добавил Элмар.

Он намеренно отказался от боевого преимущества из-за пробуждения моей крови. Неужели опасался, что это мне навредит?! Вот Тьма! Мы должны это обсудить!

Но не сейчас…

Нельзя показывать лорду Льену, как сильно меня задело решение Элмара.

– Ничего. И без этой связи прорвёмся! – Я снова была светочем оптимизма. – Джереми и Войский – наши единственные конкуренты. Даже Икар со своим боевиком недотягивают.

– Адептка Лэсарт, ваше самомнение просто поражает, – с учтивой издёвкой произнёс лорд Льен. – Буду счастлив развеять его в финале.

Я перевела взгляд на Элмара, не желая верить тому, о чём уже догадалась.

 

– Да, Динара, – печально подтвердил тот.

– По традиции финальные поединки проходят между лучшими адептами и их наставниками. В этом году я в виде исключения приму участие в завершающих спаррингах. – Судя по тону, лорд Льен с нетерпением ждал своего выхода на арену.

– Побеждать не обязательно. Достаточно набрать большее количество баллов, – поспешил успокоить меня Элмар.

Я смотрела на торжествующую физиономию нашего главнокомандующего, а в ушах звучал голос папы: «Улыбайся, Элена. Особенно если попала в переделку. Улыбка не решит твоих проблем, зато выведет из равновесия окружающих, и они сами начнут ошибаться…»

И я улыбнулась: широко, нагло – по-саторовски.

– С нетерпением жду встречи! Прошу прощения, но нам с Элмаром пора. Нужно тренироваться!

Лорд Льен озадаченно нахмурился и открыл для нас портал.

* * *

– Адептка Лэсарт, пожалуй, я всё-таки поставлю вам зачёт по основам медитации.

Слегка напряжённый голос мастера Ар-Хана вырвал меня из мира грёз. Я открыла глаза. Подо мной простирался парк академии, такой, каким я его запомнила с высоты полёта боевого грифона. Красивый вид, можно даже сказать, что завораживающий. Одна незадача: я всё ещё находилась на крыше, на многострадальном коврике для медитаций. И кажется, перед тем как меня вырубило, я активно пыталась пробудить в своём теле лёгкость и ощущение полёта.

– Адептка Лэсарт, нам долго ждать? – Саламандеру удавалось сохранять невозмутимый вид, хотя под ним, как и под двадцатью боевиками-первокурсниками, простиралась пустота. – Всем сохранять спокойствие! Наша крыша по-прежнему материальна!

– А меня всё равно сейчас стошнит, – простонал сидящий в позе лотоса адепт Ланс.

Я поднялась на ноги и почувствовала, что теряю равновесие. Голова закружилась, как если бы грифон подо мной совершил вираж.

– Простите… – Я смущённо улыбнулась ребятам.

Как давно их так покачивает?

– Простим!

– Только верни нам нашу крышу!

– Пожалуйста…

Отменять масштабные иллюзии всегда сложнее, чем их создавать. Обычно панорамные виды никто не развоплощает, ждут, пока сами исчезнут. Так что мне пришлось попотеть, прежде чем под ногами снова появились камень и черепица.

– Ещё раз прощу прощения! – Я поднялась на ноги. – Мастер Ар-Хан, так я сдала основы медитации?

– Подозреваю, больше никто не рискнёт воспользоваться этой крышей в вашем присутствии. Так что да, поздравляю со сдачей зачёта.

Я пролепетала слова благодарности и нетвёрдой походкой направилась к лестнице. Хотя я и проспала всё самое интересное, меня тоже слегка укачало.

* * *

Чтобы отыскать Элмара, пришлось побегать. Руна на руке больше не подсказывала мне направление, берги тоже понятия не имели, куда запропастился мой напарник. Я уже хотела податься в склеп банши, чтобы попросить помощи у Гоши – многоголовый призрак мог быть в нескольких местах одновременно, – когда наткнулась на боевика Икара.

– Здоров, Лэсарт. Вижу, у вас с Элмаром одна хандра на двоих.

– Ты видел Эла? Где? – Я уловила взгляд парня, направленный на мою ладонь. – Связь слегка барахлит. Перезанималась.

– В птичнике. За стрельбищем как раз начинается дорожка.

– Спасибо. Поняла, где это.

Элмар меня избегал. Из гостевого домика я отправилась в столовую, а Элмар вдруг вспомнил, что должен заглянуть на склад, чтобы отчитаться за использованные зелья. Мне ещё тогда его поведение показалось странным. Зачем нести отчёт лично, если можно попросить берга? Элмар не появился на ужине, я же из столовой потопала на крышу, бодаться с основами медитации. И вот прошло почти три часа, а напарник, прежде контролировавший каждый мой шаг, вдруг перестал интересоваться, чем же я таким занята.

Подозрительно!

К вольерам с грифонами я приближалась с опаской. Эти создания не внушали доверия. Особенно меня напрягал Ужастик напарника, и то, что я ему якобы понравилась, ни капли не утешало.

– Элмар, ты здесь?! Это Лэсарт!

Фьюить!

Мне в лицо прилетел неочищенный орешек. Больно! Подняла снаряд с земли, подбросила на ладони.

– Спасибо, конечно, но я со скорлупой орехи не ем.

Зря я это сказала! Град из ореховых ядрышек обрушился на меня до того внезапно, что я не сразу успела задействовать щит. Орехи метали прицельно через крошечное окно двухэтажного здания.

– Ужастик, прекрати! Мне столько не съесть!

– А угоститься придётся, или он обидится. – Элмар стоял в паре шагов и с невозмутимым видом подпирал спиной стену вольера.

– Серьёзно?

Возмущённый клёкот был красноречивее хитро приподнятых бровей его высочества.

Отлично! С приятным аппетитом меня!

Я подняла с земли ядрышко ореха и сунула его в рот.

– Очень вкусно! И сытно! Добавки не надо!

Элмар отреагировал на мои слова тихим хмыком и гостеприимно распахнул дверь вольера.

– Только не говори, что теперь я должна почесать ему спинку, иначе он обидится и в следующий раз меня уронит.

– Не скажу. У тебя всё равно лучше получается.

Ладно. Сама же искала Элмара, чтобы поговорить…

Спустя минуту я была настроена уже не так решительно. Сложно демонстрировать данное качество, когда тебя припирает к стенке покрытая перьями башка грифона. Хорошо, что хотя бы лапы не стал распускать!

– А вы отлично смотритесь! – Владелец птички и не думал призывать её к порядку.

– Знаешь, я вообще-то поговорить пришла. Ужастик, фу! То есть прекрати!

Птах, чей вес был под стать лошадиному, выпрямился во весь рост и преданно заглядывал в лицо.

– Говори! – Элмар растянулся на сене, всем своим видом давая понять, что не станет облегчать мне задачу.

Да вконец достал!

Обниматься с грифоном осталась моя копия, я же под скрывающим пологом пробралась по стеночке и прицельно зарядила Элмару орехом в лоб, благо их на полу валялось в избытке.

– А ты настойчивая.

– Не представляешь, насколько! – Я плюхнулась в сено рядом с Элмаром. – Напарник, какого гхара происходит? Почему ты отказался от обновления связующей руны?

– Потому что ты – пробуждающаяся ночная фурия. Любое магическое воздействие, будь то слежка или иной контроль, влияет на твою Тьму. Она воспринимает его как угрозу…

– И атакует в ответ. Вот Тьма…

– Нет, Лэсарт, ты, конечно, крута, но не настолько. Икара в первую очередь едва не угробили собственные воспоминания. Но рисковать мы не будем.

– Лорд Льен решение одобряет?

Нет, я была просто обязана уточнить!

– Он считает, что я прав.

– Ещё бы! Ведь ты сам лишил себя такого бонуса в преддверии отчётных поединков!

– Лэсарт, угомонись. Если мы и облажаемся, то не из-за того что не сможем чувствовать друг друга, а потому что наш дуэт – полный отстой.

– Что ты сказал? – потрясённо выдохнула я, сочтя, что ослышалась.

– Мы – дерьмовая команда. Вот что я сказал! – рявкнул Элмар мне в лицо. Такой бурной реакции я не ожидала, поэтому испуганно дёрнулась и приложилась затылком о деревянную перегородку. – Гхар линялый! Только не говори, что ты вдобавок ко всему меня боишься.

– Не боюсь. – Я растёрла ноющий затылок. – У вашего высочества голос чересчур командный. На грифона своего орать будешь!

Фьюить!

Неочищенный орех стукнул меня по ноге. Ай да Ужастик! Уже разобрался, что ему подсунули копию, и теперь сидел на перекладине и обиженно таращился на нас.

– Надеюсь, у Ужастика нет привычки обстреливать сверху…

– На твоём месте я бы боялся не орешков, – зловеще протянул Элмар.

– Очень смешно. Нет! Совсем не смешно! Ты серьёзно считаешь нас отстоем? Мы же лучшие!

– По отдельности, Элена. Ты классный иллюзион с зачатками способностей ночной фурии. Я прекрасен как бог в роли паладина-защитника… – Элмар повалился на сено, забросив руки за голову.

– И от скромности ты не умрёшь.

– Чтобы выстоять хотя бы против мастера Шана, нам нужен атакующий. Если я пойду в атаку…

– Боишься напортачить с защитой?

– Многие защищающие арканы требуют неподвижного плетения.

– Ни разу не видела, чтобы ты создавал нечто подобное во время тренировок.

– Не было необходимости. Пойми, Фиалочка, спарринги с ребятами будут всего лишь разминкой. Самое интересное начнётся в финале. Если ты не начнёшь бить, мы проиграем, а если начнёшь…

– То вся академия Карагата полюбуется на ночную фурию.

– Так пускай! – Элмар рывком сел и с раздражением отбросил в сторону пучок сушёных трав. – Льен всё равно в курсе! Давай прямо завтра начнём отрабатывать другую стратегию. Но я бью, прикрываю и верчусь ужом, чтобы в тебя не прилетел боевой аркан, а ты в это время изо всех сил стараешься, чтобы лорд Льен не заметил, как обалденно ты умеешь двигаться. Давай отрабатывать нормальную тактику из атакующего и защищающего.

Мне атаковать? Нанести удар по Икару? Поднять меч на Войского?

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28 
Рейтинг@Mail.ru