Темная адептка. Диплом по контракту

Лина Алфеева
Темная адептка. Диплом по контракту

– Баллады на светлоэльфийском.

– Замаскированные под учебники!

– Зато звёздчатая ягода провоняла всю комнату. Свежевыжатые соки для Икара? Можно оборжаться. А вот ваш мини-садик – уже не так весело. Большая часть растений, выращиваемых твоим щеночком, запрещена к ввозу на территорию Тёмного Альянса.

– Как узнал? – глухо уточнила я.

Садик мы с Икаром разбили в заброшенном уголке парка и прикрыли многослойной иллюзией. Грядки охраняли Киса и банши, так что ни единая душа не подозревала о маленьком хобби Икара. С каждым днём он обретал всё больше воспоминаний, но пока они относились к хранилищу долговременной памяти. Это были знания и умения, которыми владел светлоэльфийский принц до того, как его личность была полностью стёрта.

– Ирб-Ноол пользуется услугами того же поставщика, что и император. Это единственный торговый канал между нашими землями. Лорд Льен слишком рьяно борется с контрабандой.

– Звучит так, словно ты не одобряешь действия собственного главнокомандующего.

Хотела задеть Элмара, но тот встретил мою шпильку снисходительной улыбкой.

– Во многих вопросах Льен излишне принципиален. Твоё проклятие, Элена, как и твои тайны, слишком заманчивы. Лорд Льен держится от них в стороне только потому, что ему пока хочется оставаться всего лишь наблюдателем. Его послания – первое и последнее предупреждение. Терпение главнокомандующего на исходе.

– Я больше не стану передавать силу Икару. Не хочу его подставлять.

– Верное решение.

Мы с Икаром не обменивались магией последние полторы недели, как и не стали завершать связывающий ритуал. Светлому было слишком тяжело принимать мою Тьму, и кошмары, посещавшие его после этого, не стоили моего мухлежа. Да и преподаватели уже смирились, что я больше не поражаю их своими талантами и умениями. И всё-таки один жирный плюс у нашего эксперимента был – к Икару начала возвращаться память.

– Я хочу, чтобы ты отправилась со мной на вольную охоту.

– Ты так уверен в победе?

– Я уверен в себе. И в тебе. Мы лучшие, Фиалочка.

– Думаешь, лорд Льен позволит наследному принцу отправиться в спорные земли?

– Я наследный принц, а не принцесса. Улавливаешь разницу?

– Ну да. На девочку ты не тянешь.

– Рад, что ты это заметила. – Элмар поднялся с пола и присел на край кровати. – Так что с моим предложением? Статус официальной фаворитки защитит тебя от лорда Льена.

– Договор составлен на имя Динары Лэсарт…

– И станет недействителен, как только ты вернёшь себе настоящее имя. Это временное соглашение.

– Я смогу сказать Икару?

– Нет, – предельно жёстко произнес Элмар. – Икар будет считать, что ты выбрала меня. Ты и так достаточно для него сделала. Пора позаботиться и о себе.

– А если я хочу быть с ним? Когда всё закончится…

– Уедешь с ним в Вечнозелёный лес, наденешь светлое платье и станешь возносить молитвы Свету? Динара, не смеши мои тапочки.

– Нет у тебя тапок!

– Уже сдохли. От смеха, – припечатал боевик. – Лэсарт, видит Мрак, я хотел, чтобы у тебя с Икаром всё сложилось. Он казался мне нормальным парнем, не без сдвига в башке, конечно, но его чувства были мне понятны, как и помыслы. Но светлому я тебя не отдам…

– Ваше высочество, вы забываетесь! Я не приняла ваше милое предложение!

Я швырнула свиток в Элмара, тот ловко поймал его и положил на кровать.

– Примешь, когда успокоишься и всё взвесишь. У тебя нет выбора. Либо я, либо лорд Льен. Думай, Арбузик. В том числе и как будешь разгребать то, что наворотила за последний месяц. Не забудь, что после завтрака у нас разбор результатов прошлой охоты.

– Помню. А ещё ко мне должны заглянуть из Карагата.

– И что твой инкуб притащит на этот раз? Нет, я ничего не имею против случайных заработков, но скромнее нужно быть и не таскать по десять арбалетов за одну ходку. Латар уже намекает, что тебе пора оформить патент иллюзиониста и начать платить налоги.

– Иллюзии нынче пользуются спросом, – скромно заметила я.

* * *

Тяжело бремя популярности! За последний месяц я стала самым востребованным иллюзионистом по эту сторону гор. Мои творения были на слуху у настоящих ценителей. Особенно их восхищало умение воссоздавать визуальные эффекты легендарного оружия. Вот за ними и пожаловали мои внезапно обретённые братья, уже минут десять певшие мне дифирамбы.

Нет, врать уважаемые гномы не хотели. Несолидно мужам их возраста и положения лгать хранителю, но, увы, к учащимся военной академии Карагата пускали лишь родственников и любовников.

Я ещё раз осмотрела бородатые физиономии гномов и поняла, что в принципе согласна на роль сестрички. Альтернатива ещё хуже!

Мастер Руфус меня нехило подставил. Знай я заранее, что въедливый гном заказал воплощение топора короля гномов, фиг бы взялась за заказ. Теперь же мастер Руфус щеголял иллюзией топора, в былые времена наводящего ужас на всех врагов Подгорного королевства. Те обращались в бегство, лишь заметив призрачный отблеск зачарованной стали… Короче, уважаемые гномы хотели такие же, а главное, быстро, качественно и, по возможности, недорого. То, что у меня близился финал переподготовки, на носу учебные бои и главнокомандующий точил зуб, гномов не волновало. Они сочли, что я тупо набиваю себе цену, и были готовы её удвоить. Главное, чтобы качество не пострадало. Пришлось пообещать, что я подумаю над их предложением.

Проводив названых братьев до моста, я мысленно попрощалась с завтраком и сразу поплелась к памятнику лорду Льену, куда как раз подтягивался народ из столовой.

Напарник уже восседал на лавочке, а перед ним в две шеренги выстроились те, кто в минувшие выходные выходил на охоту. Справа стояли гордые обладатели трофеев, слева – неудачники.

– Улыбочку! Вот так! Ещё один слепок! Ария, не стой столбом, опроси тех, кто пришёл с пустыми руками! – Миранда слепила записывающим кристаллом победителей, чтобы уже завтра разместить их ошалевшие физиономии на страницах «Карагатского вестника».

Девочки всё-таки нашли силы и время для создания газеты и теперь охотились на местные сплетни с не меньшим рвением, чем боевики на трофеи. Вот с последними ситуация у первого и второго курсов была плачевная.

Длина шеренги аж в три тела – прямое тому доказательство.

– Н-да. Чем ближе конец года, тем хуже результат, – скорбно обронила я, игнорируя возмущённый гул в рядах неудачников.

– Лэсарт, присаживайся. Только тебя и ждём.

– Конечно, Элмар. Я готова.

Я чинно опустилась на лавку, чтобы тут же услышать, насколько я коварная, бессердечная и наглая. Нет, разумеется, изъяснялись боевики предельно вежливо. Все помнили печальный опыт первокурсника, обозвавшего меня гадиной стервозной. Я даже о муравьях подумать не успела, а парень уже катался по земле, пытаясь сбить зелёное пламя.

– Ваше высочество, мы хотим подать официальный протест.

– Так-так-так… С этого места поподробнее, – незамедлительно ввернула я.

– Адептка Лэсарт портит нам охоту…

– Наглый поклёп! Элмар, и в мыслях не было! – Я уставилась на напарника честнейшим взглядом.

Уголок рта боевика подозрительно задёргался, но он нашёл в себе силы важно кивнуть:

– Слушаю.

– Лэсарт подговорила русалок. Они теперь с нас за проход вдоль озера деньги берут!

– А я предупреждала, что охота с использованием магической сети – плохая затея.

На русалочий жемчуг боевики охотились неделю назад. Самые умные согласились с требованием хвостатых и устроили тем романтическое свидание на берегу, тупые и недальновидные использовали парализующую сеть, а теперь осознали, как сильно просчитались. Охота завершилась, а мимо озера два года как минимум ходить.

– И что им теперь делать? За озером единственный песчаный полигон, – хмуро произнёс адепт Ланс.

Вот он, как самый умный, первый русалку на свидание пригласил. Подарил девушке бусы из янтаря и получил взамен трофейную жемчужину. Авторитет адепта рос как на дрожжах. Одногруппники смекнули, что сила не всегда решает, и теперь чаще прислушивались к своему старосте.

– Русалки вредные, но отходчивые. Готовьте подарки, после каникул будете мириться.

Решение Элмара парни встретили хмуро, но возразить никто не рискнул.

После русалок народ ожидаемо пожаловался на скальных нетопырей. Нет, те вели себя прилично и никого на свидания не заманивали, но крови у боевиков попили немало. В обоих смыслах. Самые храбрые и отчаянные добывали зубы летучих мышей в честном поединке, дальновидные – подставляли вены и отчаянно материли местных трофейных созданий, полюбивших волшебное слово «бартер». Нет, уши у меня не горели, и спала я спокойно.

– Довольна собой? – тихо уточнил Элмар, когда народ на пятачке перед памятником рассосался.

Я задрала голову, и мне отчего-то почудился тот же самый вопрос во взгляде бронзового изваяния нашего главнокомандующего.

– Всё лучше, чем впятером одно умертвие по парку гонять. Они к концу выпуска ещё мне спасибо скажут!

– Лэсарт, какая же ты стерва…

– Какая? Хитрая, наглая и изворотливая. Радуйся! Другая давно залезла бы к тебе в постель.

– А почему я должен радоваться? – Под взглядом Элмара мне сделалось неуютно, но спустя мгновение он уже расслабленно посматривал в сторону замка. Адепты, после завтрака вышедшие во двор, подтягивались обратно. Скоро должен был прозвучать сигнал к первому занятию. – Ты привлекаешь к себе внимание. Это глупо.

– Если это глупо, но работает – это уже не глупо. За какой-то месяц мы изменили порядок охоты на территории академии. Есть чем гордиться!

– Арбузик, я сейчас не об этом. – Элмар красноречиво качнул головой в сторону статуи.

– Я поняла. Просто не могу иначе. Если приходится скрывать одно…

– То другие таланты мигом себя обнаруживают? – Элмар уже не сдерживался и скалился открыто. – Ты подумала над моим предложением?

 

– Мне нужно переговорить с Икаром. Он считает нас парой.

– Он считает себя тёмным. Одно заблуждение невероятнее другого, – с неожиданной злостью припечатал боевик.

* * *

Первой сегодня шла лекция по магическому праву. Снежный див был в ударе и засыпал нас неожиданными вопросами, так что вздремнуть и тихо отсидеться никому не удалось. После окончания занятия я задержалась, чтобы переговорить с мастером.

– Что это? – Снежный див с недоумением смотрел на протянутую тетрадь.

– Хвосты по магическому праву. Задания, которые я не сдала вовремя.

– То есть вы, адептка Лэсарт, всё-таки озаботились финальным рейтингом? А я думал, что такие мелочи вас не волнуют, – в голосе снежного звучал неприкрытый сарказм.

– Выяснилось, что волнуют.

Лорд Льен задействовал прямо-таки беспроигрышный вариант убеждения.

– Итак, посмотрим. – Мастер Стужа склонился над журналом. – На сегодняшний день вы просрочили сдачу четырёх индивидуальных заданий.

– Но текущие контрольные у меня написаны на высший бал!

– Подозреваю, причина кроется в том, что писались они в классе. За его пределами на вас, адептка Лэсарт, нападала прямо-таки катастрофическая нехватка времени. Слышал, вы на хорошем счету у старшего следователя Альторэ.

– Не знаю. Возможно. Не уверена.

С господином дроу мы пересекались крайне редко. Обычно текущие задачи мне озвучивал Натан Ройс.

– И всё-таки вы не отрицаете, что помощь Тёмной страже сказалась на вашей успеваемости?

Вообще-то не только она. Заказы ирб-Ноола тоже кучу времени отжирали. Но я свой выбор сделала. Деньги казались важнее хороших отметок, а теперь у меня была всего неделя, чтобы всё исправить!

– Я рада, что мне удалось поработать со стражей Карагата. Это был бесценный опыт…

– Отлично! Тогда это и станет вашим дополнительным заданием. Представьте подробный отчёт с детальной проработкой юридических моментов, и мы в расчёте.

– Вы хотите, чтобы я отчиталась? – растерянно пробормотала я. – А как же тайна следствия?

– Не переживайте. Это задание уже одобрено лордом Льеном, а отчёт будет засекречен после изучения. Хотите получить высший балл, соответствующий вашим знаниям и написанным контрольным? Готовьте отчёт.

Тьма! Кажется, я всё-таки влипла!

Вот как я смогу составить отчёт так, чтобы лорд Льен не догадался, что мои способности иллюзиониста играли ничтожную роль? Натан Ройс привлекал меня в первую очередь как ночную фурию.

Глава 6

Я понятия не имела, как сообщить Икару о предложении Элмара. Целый день пыталась придумать, с чего начать разговор. Однако, когда настало время ежедневной встречи на крыше, всё ещё не знала, как рассказать, что Элмар хочет стать моим фиктивным покровителем.

– Динара, я считаю, что ты должна согласиться.

Тихое заявление Икара заставило меня поперхнуться свежевыжатым соком звёздчатой ягоды.

– Ты сейчас о чём? – осторожно уточнила я, но по взгляду парня догадалась, что поняла всё верно.

Элмар не стал дожидаться, когда я наберусь храбрости и переговорю с Икаром. Он рассказал ему сам!

– Если выбирать между Элмаром и лордом Льеном…

– Выбирай. Без меня. – Я пригубила сок, но в этот раз приятная сладость ягод заставила ощутить тошноту.

И дело было не в соке! Я до одури боялась, что нашим отношениям с Икаром наступит конец. Словно мирная передышка завершалась, и судьба бросала меня в очередную гонку на выживание.

Почти три недели затишья.

Когда я приползала, едва волоча ноги, с тренировки или возвращалась из города, меня встречал Икар. Мы брали сок, закуски и шли на крышу. С Икаром можно было болтать обо всём на свете и в то же время ни о чём.

Я была нужна ему!

Каждый раз, когда мне удавалось прогнать кошмар Икара, я чувствовала себя такой сильной…

А потом к нему начали возвращаться воспоминания. Пока что это были фрагментарные образы и обретение старых привычек вроде любви к соку из звёздчатой ягоды. Когда же у Икара ожидаемо обнаружился талант к стрельбе из лука, мы начали чуть ли не ежедневно таскаться на стрельбище. Паладин Латар лишь удивлённо морщила лоб, когда мы на пару возводили иллюзорные мишени, а потом так же дружно с ними расправлялись. Наверное, именно тогда Элмар и догадался, кем же на самом деле был Икар. Боевик неизменно являлся к завершению нашей тренировки и швырял мне в руки скакалку. Его огненный шар отсчитывал положенную норму прыжков, а потом гонял меня вокруг стрельбища.

Участвовал Икар и в спаррингах на арене. Он, его боевик, Джереми с Войским и я с Элмаром тренировались вместе, опять же с одобрения младшего паладина Латар. И меня ничуть не смущало, что во время учебных боёв я была тем ещё балластом. Вынужденная сдерживать дар, я изо всех сил старалась не мешать другим и не подставляться, и всё равно в разгар схватки чувствовала взгляд Икара, готового в любой момент прийти на выручку. Эти три недели мы были вместе, а теперь Икар говорил мне, что я должна принять предложение Элмара.

Вот Тьма!

– Динара, я хочу съездить в Вечнозелёный лес.

– Отлично! Съездим! Только надо все взвесить и продумать. Мы же не знаем, как ты очутился у черных драконов, понятия не имеем, что они с тобой сотворили…

– Отчего же. Это как раз известно. – Икар горько усмехнулся.

Мне тут же захотелось его обнять, дать почувствовать, что он не один. Сдерживало лишь то, что совсем рядом медитировали ребята с первого курса.

– Помнишь, я говорил, когда переподготовка завершится, я хочу, чтобы мы уехали вместе?

– Уже не хочешь? Да?

Икар сжал свой стакан с такой силой, что, казалось, стекло лопнет.

– Я не хочу подвергать тебя опасности.

– Или боишься, что я тебя сожру ненароком. Я же тёмная, а ты такой светленький… – Я оскалилась в улыбке и наколдовала муравьёв. – Вкусненький. Ушастенький.

Икар вздрогнул и закрыл уши руками. Зря старался, от наведённых ощущений ладошкой не отмашешься! А мои муравьи кусали прицельно.

– Динара, прекрати!

– Нет, это ты прекрати… – процедила я сквозь зубы. – Ты будешь сидеть тихо, пока память не вернётся или пока мы не поймем, что случилось в Серых горах. Отец сильно рисковал, притащив тебя в ШИП.

Я замолчала, прикусив язык. Икар привстал на коленях и теперь смотрел на меня сверху вниз, ловя взгляд.

– Договаривай, Лэсарт.

– Возможно, моего отца убили из-за произошедшего у чёрных драконов.

– То есть из-за меня.

– Я этого не говорила!

– Думаешь, я сам не рассматривал этот вариант?

Икар допил сок и бросил пустой стакан в корзину. Я свернула салфетку с фруктами. Пикник закончился, но мне было жаль не испорченного вечера. Я чувствовала, что перемены в наших отношениях с Икаром окажутся слишком значимыми…

– Эдриан Сатор изменил мою внешность, поместил в школу иллюзионистов и пропал, не оставив дальнейших инструкций.

– Мы уже это обсуждали. Он просто не успел. И поэтому нам нужно держаться вместе. Мы обязательно во всем разберёмся, если будем вместе.

– Тебе нужен тот, кто сможет тебя защитить. Динара, ты хочешь, чтобы я послушался твоего совета, но сама отмахиваешься от моих.

– Ты не понимаешь, о чём просишь.

– Элмар дал слово, что будет вести себя как настоящий принц. – Икар криво усмехнулся. – Это всего лишь деловое соглашение. Рассматривай его как сделку.

Сделка? Да неужели. Слышал бы ты, как его высочество заявил, что не отдаст меня светлому.

– Знаешь, что меня больше всего бесит в этой ситуации? Вы всё решили за моей спиной.

Я поднялась на ноги и запустила в ближайшую статую нематериальную иллюзию фаера. Камень покраснел, как после настоящего удара огнём, стой я рядом, обязательно ощутила бы волну жара. Лорд Льен знал, что всё это время я валяла дурака и притворялась. Так зачем же теперь себя сдерживать?!

Медитирующие поблизости боевики-первокурсники вздрогнули, и до меня донёсся их возмущённый ропот.

– Простите, парни. Случайность. Окончание года. Нервы шалят! – Я выжала из себя улыбку.

– Ничто так не помогает обрести душевное равновесие, как медитация. – Мастер Ар-Хан бесшумно подкрался сзади и теперь невозмутимо возвышался надо мной.

– Боюсь, я не слишком способная ученица. Терпение не мой конёк.

– Вынужден согласиться. Молодой человек, если хотите позаниматься, то рекомендую пересесть.

Икар, который последние дни уделял особое внимание медитации, подхватил коврик и отошёл подальше.

– У меня ничего не выйдет. Не то настроение, – на всякий случай предупредила я.

– Догадываюсь, кто вам его испортил. – Саламандер с сочувствием посмотрел на меня. – Не стоит бояться лорда Льена. Он суровый, но справедливый наставник, однако, когда он посещает эти стены, вся академия стоит на ушах.

– Постойте! Так в скором времени ожидается прибытие лорда Льена?

– Думал, вы уже слышали. Главнокомандующий появится завтра и останется в Карагате до окончания рейтинговых состязаний.

– Вот Тьма! Простите, мастер Ар-Хан!

– Ничего страшного. Уверен, вы не единственная, кого посетили подобные эмоции.

– Спасибо, что предупредили. Терпеть не могу сюрпризов.

– Я поднялся на крышу не только, чтобы предостеречь вас. Вынужден напомнить о данном мне обещании у Колодца забвения.

– Я о нём и не забывала. Буду счастлива познакомиться с вашей бабушкой.

Нет, я ни капли не лукавила. Мне действительно было интересно, как живут саламандры.

* * *

Мистресса Изер-Хан была не похожа на умирающую. Увидев энергичную пожилую женщину с золотистой кожей, я сперва решила, что нас вышла поприветствовать мать мастера Ар-Хана. Она и слышать не желала, что у нас мало времени, и пригласила отужинать по традиции пустыни, расположившись на мягких пёстрых подушках. Когда чаши с пряным рагу опустели, мастер Ар-Хан тихо произнёс:

– Пора.

– Неужели эта кроха действительно была там? – Саламандра уже некоторое время не сводила с меня внимательного взгляда, я же не могла избавиться от странного диссонанса между ним и её внешностью. Я видела женщину, вступившую в пору мягкого увядания, но при этом у неё были глаза древней старухи.

– Да. Однажды. Только, боюсь, от великого города из ваших воспоминаний мало что осталось.

Мистресса Изер-Хан тепло улыбнулась:

– Чтобы началась буря…

– Порой достаточно одной песчинки, – эхом подхватила я.

Мастер Ар-Хан поднялся на ноги, намереваясь покинуть комнату, но бабушка его остановила. Она хотела, чтобы он тоже осуществил прогулку в прошлое. Какое громкое название для моей иллюзии! Мистресса не понимала, что я создам лишь руины Затерянного города.

Я ещё печально вздыхала, когда она взяла меня за руку. С виду крепкая ладонь оказалась совершенно иной на ощупь, такой лёгкой и сухенькой, словно принадлежащей кому-то другой. Я посмотрела в глаза саламандры и внезапно иллюзия коренастой, крепко сбитой женщины исчезла, явив дряхлую старуху. Её морщинистая кожа была сплошь покрыта татуировками, а на толстом шнурке болтался серебристый камень иллюзий, позволяющий изменять внешность своей хозяйки. Один из двенадцати камней, некогда созданных талантливым внебрачным сыном тёмного алхимика. Именно создание камней иллюзий и обратило внимание всего магического сообщества на Эдриана Сатора. Отец не знал, что случилось с его амулетами. Когда Совет Тёмных спохватился, он уже успел продать десять из двенадцати камней. Один судьба отдала в руки мистрессы Изер-Хан.

Мастер Ар-Хан утверждал, что время его бабушки на исходе, теперь, когда иллюзия спала, я видела, что он ничуть не преувеличивал.

– Для того чтобы считать ваши воспоминания, придётся создать абсолютный фантом. Мне нужно согласие…

– Что угодно, милая, если это поможет мне снова увидеть колыбель нашего народа.

Я закрыла глаза и мысленно потянулась к сидящей напротив женщине. Иллюзии не зря считают одной из ветвей магии Разума. Чтобы создать идеального двойника, иллюзионисту нужно прочувствовать оригинал, на какое-то время стать им.

Воздух вокруг меня изменился, сделался влажным, тяжёлым, теперь мой нос щекотал резкий запах пряностей. Вдалеке раздавались ритмичные удары барабана. Я прислушивалась к ним, жадно ловила каждый звук и боялась даже пошевелиться, опасаясь, что тогда еле различимое «там-там» умолкнет. Осознание, что это не мои эмоции и ощущения, пришло не сразу, но когда я открыла глаза, то вместо своих рук, покрытых светлой кожей, увидела золотистые кисти юной саламандры. Я не просто создала абсолютный фантом бабушки Изер-Хан, каким-то образом я стала ею, поглотив воспоминания.

Комната, в которой мы наслаждались ужином, исчезла. Мой взгляд упирался в стену из жёлтого с золотистыми вкраплениями камня. Эти крошечные частицы притягивали свет и отражали его подобно искрам магического барьера.

 

Солнечный камень.

Его осколки теперь разбросаны по всему Кровавому плато. Отец утверждал, что это слёзы солнца, пролившиеся на пропитанный кровью песок. Теперь я знала, что это были частицы внешней стены Затерянного города – колыбели саламандр, обращённой в руины. Воспоминание Изер-Хан позволило увидеть солнечный город таким, каким он был до прихода Тьмы.

Стена была высокая, чтобы рассмотреть её, пришлось задрать голову. Вдоль стены росли гигантские пальмы, такие лохматые и зелёные, что впору было подумать, что это мираж. Я поверила, что они настоящие, лишь когда дотронулась до шершавого ствола. Теперь вблизи Затерянного города ничего не росло: ни чахлого кактуса, ни крошечного корешка – ничто не могло взойти на земле, выжженной Тьмой.

Я повернулась, и город саламандр предстал во всем своём первозданном великолепии. Золоченые купола храмов и дворцов тянулись в небо, а в стенах домов попроще пестрели арочные витражи. Здесь было столько зелени! Лианы оплетали стены, пышные заросли папоротника простирались вдоль улиц, а вместо брусчатки или песка землю покрывал ковёр из мха.

Звук барабана сделался громче. Он доносился из здания с вытянутым вверх округлым куполом. Огненные руны на его стенах указывали, что это храм, расположенный на месте природного источника силы. Я ещё рассматривала древние письмена, когда храм содрогнулся, а его стены начали складываться подобно карточному домику. Как только здание рухнуло, я увидела в центре провала чёрное окно формирующегося портала.

Она вышла из него первая, высокая фигуристая женщина с прекрасным, но злым лицом – богиня другого мира, несмотря на красоту, выглядевшая пугающе. Уж больно хищно она кривила алый рот, её цепкий взгляд осматривал город в поисках цели. Найдя её, она удовлетворённо кивнула, и тогда портал за её спиной расширился, выпуская закованных в чёрную броню исполинов. Это были мрачные суровые воины с бронзовой кожей, так не похожей на поцелованных солнцем саламандр. Чужаки вышли и остановились в ожидании приказа своей госпожи. А к разрушенному храму уже бежали жители города.

Первыми рядом с порталом очутились мужчины и женщины в золотом. Или они уже и раньше были здесь? Жрецы павшего храма, сумевшие спастись, взяли прибывших в кольцо, но не нападали первыми. Саламандры ещё надеялись, что гости не принесут зло в их город.

Богиня двинулась навстречу жрецам, полы её длинного платья стелились по земле точно дым, то уплотняясь до иссиня-черного, то делаясь полупрозрачными. Длинные тёмные волосы женщины развевались, словно в них жил ветер. Ещё шаг – и она замерла, с оценивающим интересом рассматривая жреца. Губы богини изогнулись в одобрительной усмешке, и мужчина захрипел, упав на колени, а его лицо, руки и золотая одежда окрасились в багряный.

И это было только начало.

Следом погибли и остальные жрецы и жрицы, их кровь пролилась на землю, собираясь в тонкие ручейки, устремляющиеся к порталу. Чёрный провал портала расширился, надуваясь, точно огромный пузырь, в глубине которого скалились неведомые этому миру твари, так похожие на порождения кошмара.

Женщина вскинула руки, и ночной ужас стал явью. Из глубины портала выбралось нечто спрутообразное, самое порождение ужаса и тьмы. Несколько десятков щупалец заскользили по земле в поисках добычи. Они хватали всех, до кого могли дотянуться, и волокли по земле к чёрному порталу.

Золотой город саламандр погрузился во Тьму. Небо над ним потемнело, а в воздухе был разлит удушающий запах крови. Чей-то надрывный крик резанул по ушам:

– Демоны пришли. Демоны!

Саламандры боролись до последнего. Среди них были крепкие воины, но и они пали под ударами изогнутых клинков, а кровь стала топливом для дальнейшего открытия портала. Когда саламандры поняли, что надо бежать, щупальца спрутообразной твари заскользили дальше, выискивая жертв в глубине города. Два извивающихся отростка проползли рядом со мной, но не тронули, стремясь ухватить более выгодную добычу. Они побрезговали тощей девчонкой, оказавшейся у них на пути.

И тогда я увидела его. Юного воина, в чьих чертах угадывалось лицо уже взрослого мужчины. Он выдернул клинки из тела павшего саламандра, перепрыгнул через него и устремился ко мне. Я, или, быть может, Изер-Хан, зажмурилась в ожидании удара, но его не последовало.

– Уходи. Спасайся! – отрывисто приказал он.

И следом раздался низкий грудной голос его владычицы:

– Льен, любовь моя, приведи ко мне девчонку.

Демон медленно повернулся к женщине, чей наряд давно сделался кроваво-красным. Она стояла перед порталом, а босые ступни утопали в крови, собранной из тел жертв.

– Нет.

Женщина недоумённо нахмурилась, словно не веря, что расслышала ответ своего любовника.

– Ты мне отказываешь? Льен, глупый мальчишка. Этот город и его золотые дети обречены. Мне нужна их кровь, их огненная магия сделает проход нерушимым.

– А потом через него пройдут низшие и превратят этот мир в подобие Бездны. Вы говорили, что это шанс для ваших детей…

– Вы все мои дети и заслуживаете лучшей участи! – визгливо воскликнула богиня. – Приведи девчонку! Сейчас же! Или умрёшь!

– Нет, – тихо, но твёрдо произнес демон, а потом вдруг стремительно обернулся, подхватил меня на руки и побежал.

Мир вокруг взорвался ослепительными вспышками. Перед глазами промелькнули всполохи огненной стены, выставленной отступающими саламандрами. Демон решительно рванул сквозь неё и очутился среди испуганных мужчин и женщин. Спустя мгновение выражение их лиц сделалось злым, а в подрагивающих от ненависти руках вспыхнули огненные шары. Демон находился в окружении врагов, но его это ничуть не смущало, он передал меня в руки саламандры и тихо произнёс:

– Убьёте меня – и будете обречены.

– Кто ты? Что тебе нужно? – спросила она.

– Неверный вопрос. Вам следует интересоваться, что нужно ей. – Лёгкий кивок в сторону огненной стены, через которую уже лезли извивающиеся чёрные щупальца.

– И ты знаешь?

– Думал, что знаю. Теперь нет. В любом случае нам всем пора выбираться.

Ответа саламандр я не расслышала, потому что стена, выставленная ими, взорвалась, снесённая Тьмой.

Золотой город был обречён.

* * *

Тьма уничтожила Великую пустыню, превратив в безжизненные пески. Она забрала жизнь, наполнявшую это место, использовав как энергию для открытия портала в Бездну. Всё это я знала и раньше, как и то, что лорд Льен сыграл решающую роль в борьбе с богиней Тьмы. И всё-таки воспоминания мистрессы Изер-Хан приоткрыли занавес над событиями, давно обросшими легендами. Лорд Льен ступил в наш мир как захватчик, а потом сделал всё для его спасения.

Мне удалось создать иллюзию для Изер-Хан. Теперь я сидела на мягком мхе, подпирала спиной пальму и любовалась убегающими вдаль улочками Затерянного города. Жаль, что мастер Ар-Хан не выбрал комнату побольше, тогда бы он смог прогуляться по иллюзорному городу, а так лишь сделал с десяток шагов и упёрся в невидимую стену. Впрочем, вряд ли это его особо расстроило.

Я с завистью посмотрела на пару, сидящую на бортике бассейна. Мастер Ар-Хан слушал свою бабушку с выражением такого бесконечного восторга, что я чувствовала себя лишней. Связь этих двоих была настолько сильной, что мне стало горько.

А ещё мне было страшно.

Когда я очнулась от путешествия в мир грёз, мистресса Изер-Хан не дышала, зато в моих руках лежала прозрачная сфера, внутри которой плескалась самая суть огненной саламандры. Я сжала её с такой силой, что стекло лопнуло, и жизненная сила устремилась к той, чьё сердце уже успело остановиться. Мастер Ар-Хан так и не понял, что произошло с его бабушкой, а вот Изер-Хан знала это точно.

– Жизнь отнимающая… – с благоговением произнесла она. – Ахар’Тенон. Ночная фурия.

Эти слова до сих пор звучали в моих ушах, заставляя цепенеть от ужаса.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28 
Рейтинг@Mail.ru