Litres Baner
Темная адептка. Диплом по контракту

Лина Алфеева
Темная адептка. Диплом по контракту

Глава 4

После убийства горничной прошло четыре дня, когда пропала племянница повара. Она не жила в замке постоянно, а приходила каждое утро из города, чтобы помочь с готовкой. Когда девушка не явилась на работу, повар поднял тревогу. Первыми новость узнали берги. Пушистик перехватил меня после утреннего построения и шепнул о пропаже.

Понятное дело, что за завтраком я была сама не своя. Вела себя рассеянно, отвечала невпопад. Мои абсолютные фантомы никогда не отличались болтливостью. Пока моя копия размазывала кашу по тарелке, настоящая я пробиралась к мосту. Я твёрдо решила, что с меня хватит! Больше из-за меня никто не пострадает.

На встречу с Бритой и Брандом я отправилась налегке. Даже сумку с сувенирами не прихватила. Чутьё подсказывало, что сегодня мне придётся побегать. Если не во время встречи, то после неё так точно. Элмар обязательно захочет поквитаться со мной за самовольство.

Тень, упавшую сверху, я сперва приняла за набежавшее облако. Лишь когда на плечах сомкнулись когтистые лапы, поняла, что расплата настигла раньше, чем я ожидала. Чёрный грифон поднял меня в воздух, протащил над полосами препятствий и уронил чётко в заросли камыша, растущего вдоль русалочьего озера. Маскировка под серую утку – не предел мечтаний для толкового иллюзиониста. Особенно когда таких уток пришлось создавать с десяток. Пока фальшивые пернатые, покрякивая, изображали птичек на выпасе, я ползла через камыш в противоположном направлении. Упавший рядом фаер намекал, что напарник меня вычислил и настроен более чем серьёзно.

Орать-истерить! Так же и заикой можно сделаться!

– Элмар, это не смешно!

– А по-моему, просто обхохочешься. Всегда мечтал посмотреть на уточку гриль.

– Я не могла поступить иначе!

– Отчего же… ты могла попросить о помощи. Вместо этого решила доказать, насколько ты смелая и находчивая. Так что прошу, не останавливайся. У тебя отлично получается.

И два зелёных фаера выжгли камыш прямо передо мной.

Гхар психованный!

По земле мазнула тень взлетевшего грифона. На этот раз птичка была без всадника. Элмар выследил меня и отпустил грифона, полагая, что дальше справится собственными силами. Наивный!

«Непредсказуемость – залог долголетия!» – одно из любимых правил Эдриана Сатора. У моего папы вообще все правила были важные, любимые и обязательные для исполнения. Иное он за правила и не считал.

Прикрытая скрывающим пологом, я затаилась. Шевелящийся камыш меня выдал бы, а Элмар только и ждал, когда же я попытаюсь выбраться из зарослей. Собственные копии я призывать также не стала. Слишком банально, и потом, я давно не упражнялась на местности. А тут и ландшафт годный, и цель подходящая, и настроение соответствующее.

Я растянула иллюзорную сеть, чтобы охватить большую площадь, и создала разливы ядовито-зёленой кислоты, вплетая в эту иллюзию дополнительную – кусачих муравьёв. Судя по вою, эффект внезапности сработал, а вот вопль оказался не элмаровским. Орал Джереми, ему вторил Войский. Всё-таки хорошую я сеть раскинула, приличный кусок зарослей накрыла.

– Динара, совсем сдурела? По своим бьёшь!

Да, Георг обиделся.

«Свои на медитации у мастера Ар-Хана давно сидят, а в камышах не пойми кто бродит…» – мрачно подумала я и укрыла заросли густым туманом.

Только после этого я поползла.

Созданная мною иллюзия кислоты шипела и слегка дымилась, а укусы муравьёв заставляли вздрагивать. Знала же, что это всего лишь наведённые ощущения, но когда ползёшь по скворчащей жиже, убедить себя, что колени печёт не из-за кислоты, не так-то просто. Зато я знала, в какую сторону ползти. Я прекрасно видела сквозь собственные иллюзии, так что выбралась из камышей первая. Уселась на пригорке и приготовилась наслаждаться представлением.

Вторым из тумана ожидаемо выбрался Войский. Грязный, исцарапанный, но с улыбкой на лице.

– Браво, Динара! Растёшь! Я тройные иллюзии связывать пока не научился. – Парень растянулся на земле рядом со мной. – Слушай, ты хотя бы туман убери… Или сама уберись. Прибьют же.

– Это вряд ли. Элмару связующая печать заниматься рукоприкладством не позволит.

– А Джереми не позволю я.

– Вот и разобрались!

Элмар и Джереми показались из тумана одновременно. Я тут же развеяла все иллюзии и мрачно заметила:

– Если бы хотела – давно сбежала бы.

– Если бы ты сбежала – ночевать тебе примотанной к шпилю замка, – зло бросил Элмар.

– Раз экстремальная ночёвка отменяется, а на занятия мы опоздали, предлагаю подумать о моей встрече с кузенами.

– Лэсарт, ты вконец охамела. В Карагате не прогуливают. – Джереми с неприязнью смотрел на меня.

– С удовольствием подремала бы на медитации. Думаешь, охота искать встречи с теми, кто без особых сожалений перережет глотку и мне, и тем, кто встанет на их пути? Но я не могу иначе! Просто не могу. – Джереми медленно кивнул, и тогда я повернулась к напарнику. – Эл, я не желала этого дара, не хотела, чтобы способности ночной фурии пробуждались. Но я не могу допустить, чтобы из-за меня гибли невинные. Бриту и Бранда надо остановить. Ты поможешь?

Я смотрела в глаза Элмару, судя по тому, как они сузились, боевик находился в замешательстве. Наконец и он кивнул.

– Отлично! – с завидным энтузиазмом подытожил Войский. – Народ, так когда начинаем охотиться на ночных фурий?

* * *

Здорово, когда твой напарник на хорошем счету в академии. Прежде Элмар никогда не злоупотреблял правом на охоту, поэтому сейчас, стоило ему сказать, что он хочет выследить парочку порождений Бездны, заодно и поднатаскать напарника, куратор Латар не возражала. Только напомнила, что его высочеству запрещено покидать окрестности Карагата. Впрочем, здесь у нас была страховка в виде Джереми и Войского, которым младший паладин позволила к нам присоединиться.

Мы миновали мост, вышли на дорогу, и тут я слегка растерялась.

– Попробуй их почувствовать. Ночные фурии – такие же порождения Бездны, как и серые архи, – посоветовал Элмар.

Я вспомнила серых архов и вздрогнула. Брр! Нашёл с кем сравнивать.

– Серые архи, кошмары, кровавая лиана, тёмные сатиры, ночные фурии… Да, вы все одного поля ягоды, – мстительно ввернул Джереми.

Я вспомнила о справочнике, который хранитель перенёс в мою комнату по приказу Лорда Льена. В основном в нём упоминались низшие порождения Бездны. Но Джереми высших и низших совсем не различал. Продолжит в том же духе – озабочусь его образованием!

Ладно, Элмар прав. Ночные фурии должны чувствовать друг друга. Мы несём в себе частицы Тьмы, как и все порождения Бездны. Главное, не выйти на след кровавой лианы или ещё какой мелочи. Я не до конца представляла, как уловить Бриту и Бранда.

Особо напрягаться не пришлось. Они позвали сами. Стоило закрыть глаза, как ветер принес шёпот кузины:

– Элена, приди к нам. Настало время объединиться с семьёй.

И получить удар в сердце. Шикарное объединение! Прямо предел мечтаний!

– Слышишь их? – Элмар коснулся моего плеча. – Тогда иди. Войский прикроет нас с Джереми.

Я посмотрела на Георга.

– Уверен, что сумеешь растянуть скрывающий полог на троих?

– Сила вернулась не только к тебе, Лэсарт. Не переживай. Справлюсь.

Было немного непривычно видеть Войского настолько серьёзным. После столичных приключений и разговора с лордом Льеном он заметно повзрослел. А я? Стала ли я другой? Изменил ли меня дар ночной фурии? Вот и проверим!

Брита и Бранд знали о моих талантах иллюзиониста. В противном случае они не стали бы разделяться. У костра ждала лишь Брита. Она махнула моему фантому издалека, словно старой знакомой. И это когда в обличье Динары Лэсарт она меня видела впервые. Пока Брита следила за приближением копии, я подошла к костру и осмотрелась в поисках пропавшей кухарки. Её похитили, чтобы выманить меня из академии, значит, девушка должна быть где-то неподалёку. Сдавленный женский всхлип намекал, что догадка верна. Он доносился из-за пушистой ели. Западня была настолько явной, что стало неловко за собственных родственников. Хорошо, раз им так хочется…

Я создала ещё один фантом и направила его к источнику звука. Огонь, вспыхнувший под ногами, был такой мощи, что я не сразу поняла, что увидела гибель собственной копии. Она сгорела вмиг, рассыпавшись снопом энергетических искр. Кузены не собирались разговаривать или договариваться. Они хотели меня уничтожить. Быстро, жёстко и с максимальной для себя выгодой.

Град стрел, выпущенных в моего дальнего фантома, только подтвердил правоту выводов. Стрелял Бранд метко. Пара стрел так точно попала.

– Догадалась всё-таки. Бабуля тебя явно недооценивала. – Брита медленно осмотрелась кругом.

Я заметила в её руке артефакт, улавливающий искажения пространства. А я-то голову ломала, отчего кузены после первой неудачи не торопились искать встречи со мной. Они готовились.

– Элена, Ионар Яростная была к тебе несправедлива. Она не пожелала признать собственную кровь. Не допустила к обучению. Ты обречена, Элена. Без знаний жажда подчинит тебя. Ты превратишься в одичавшую тварь, не способную контролировать собственные желания! Без нас у тебя нет и шанса!

Мысленно показала Брите неприличный жест. Да что она знает о контроле и концентрации? Это важнейшие составляющие, без которых невозможно создание толковых иллюзий.

И сейчас я выжидала. Моя задача была отвлечь внимание кузенов, пока ребята обследовали территорию в поисках пропавшей кухарки. Брита и Бранд должны были притащить её с собой. Должны…

Крикливая сойка, пролетевшая над головой, являлась условным сигналом. И следом раздался грохот. Я бросилась на звук, перед глазами проносились образы один страшнее другого.

В этот раз кузены задействовали водную ловушку. Ледяные шипы, выросшие из-под земли, собрали свою кровавую жатву. Вот только напоролся на них Бранд. Острый обломок пробил ему ступню, и теперь парень, подвывая, скакал на месте.

 

Брита выхватила из-за пояса кинжал, из пустоты раздался вопль:

– Ещё рано!

Скрывающий полог Войского растаял, явив Джереми и настоящего Бранда, катающихся по земле. На шипы напоролся иллюзорный кузен! Заметно побледневший Войский выложился под ноль и теперь обнимал ствол ели. А где же Элмар?

– Лэсарт, назад!

Окрик его высочества заставил рвануть прочь. И всё равно я не успела. Брита и Бранд действительно хорошо подготовились: вся поляна была одной гхаровой ловушкой, и активировала её кровь кузины.

Как только Брита полоснула себя по руке и багряные капли упали на землю, сформировался круг перехода. Я стояла в шаге от него, но ощутила рывок, и меня затянуло вовнутрь. Уже находясь по другую сторону, когда мир вокруг подёрнулся туманом, я догадалась, куда вёл переход, созданный Бритой. Нам обеим предстояло отправиться на Изнанку.

– Динара!

Элмар призвал зелёный огонь и теперь пытался выжечь в границе круга дверь.

– Бесполезно, маг смерти! – самодовольно воскликнула Брита. – Магия крови не пропустит посторонних. Придётся вам подождать, пока я пообщаюсь с кузиной. Элена, хватит прятаться за иллюзией. На Изнанке она тебе не поможет.

Ага. Размечталась.

– Брита Айтрос, сдаётся, на вашем милом семейном междусобойчике не хватает ещё одного гостя!

Кузина повернулась на голос Джереми. Тот тоже стоял у границы и держал за горло Бранда. И время точно замерло. Медленно, словно под водой, Джереми вытащил кинжал и вонзил его в грудь Бранда, а потом швырнул парня внутрь круга. Переход вспыхнул так ярко, что мне пришлось зажмуриться. Когда я открыла глаза, то стояла посреди выжженной пустыни. Переход на Изнанку состоялся.

* * *

Изнанка не просто пространство, куда попадают души, прежде чем уйти за грань. Она отзеркаливает реальный мир, вот только места при этом выбираются не самые приятные.

В этот раз я очутилась в Великой пустыне, причем на Кровавом плато. Песок здесь был багряно-коричневого оттенка, спёкшиеся островки кварца, расплавившегося от ударов молний, казались застывшими лужицами крови. Легенда утверждала, что здесь открылся портал из Бездны, приведший в наш мир её создания, отсюда началось вторжение Тьмы и её демонов, тут же состоялась финальная битва, во время которой чёрный портал был разрушен, а проход между мирами запечатан.

Так близко и в то же время далеко. На Изнанке нужно постоянно напоминать себе, где находишься.

Я сомневалась, что кузены нарочно выбрали такую точку выхода. Изнанка сама решала, куда отправить незваных гостей.

Кстати, а где Брита и Бранд?

Я осмотрелась, но не обнаружила и следа кузенов. Иллюзии в этом месте не работали, так что рассчитывать на скрывающий полог я не могла, зато чутьё ночной фурии оставалось при мне. Оно-то и подсказало, в каком направлении двигаться.

Глупо самой искать тех, кто хочет тебя убить, но ещё глупее оттягивать неизбежное. Я взобралась на песчаный бархан, тут-то и стало ясно, почему кузены до сих пор меня не нашли. Им было не до этого. Брита и Бранд находились в центре защитного круга, его контур был похож на развевающиеся на ветру обрывки тёмного тряпья. Подойдя чуть ближе, я поняла, что ошиблась.

Тени! Защитный круг кузенов был весь облеплен тенями!

Я подошла ещё ближе. Теперь я видела Бранда, стоящего на коленях рядом с сестрой. Он тоже заметил меня и прохрипел:

– Помоги.

– Серьёзно? Помочь Брите, чтобы вам вдвоём было сподручнее охотиться на глупенькую кузину?

– Ты не понимаешь. Брита отдала все силы, чтобы меня исцелить. Тот маг… будь он проклят!

И верно. На теле Бранда больше не было раны, нанесённой кинжалом Джереми. Но на Изнанке все арканы вытягивают слишком много силы. Тем более арканы исцеления. Неужели Брита об этом не знала?

– Прогони тени! Ты сильная. Они тебя не тронут.

– Как-то не особо верится.

– Ты же фурия. – Лицо парня искривила презрительная гримаса. – Ты ничего о себе не знаешь.

– Кое-что уже слышала. Меня ожидает жажда, психи и припадки. Самое лучшее, что я могу сделать для себя и окружающих, – тупо сдохнуть. Бранд, мечтать не вредно. Вредно злить иллюзиониста.

– Ты не иллюзионист, а ночная фурия! В тебе сила Ионар Яростной и Эханор Звёздный Ветер!

– Ты ошибаешься, мама не передавала мне дар.

– Естественно, она отдала свою силу главе клана, взяв с той клятву, что клан тебя не тронет. Эханор спуталась с полукровкой. – Губы кузена изогнулись в презрительной гримасе. – Тебя должны были прирезать сразу же после рождения.

Передача силы – щедрый дар. Мама откупилась, чтобы сохранить мне жизнь. Вот почему у неё не хватило сил во время родов. Знал ли отец? Учитывая, что он сам возил меня к Ионар, вряд ли.

– Тьма достаётся сильнейшим.

Бранд явно намекал, что я недотягивала по всем параметрам. Возможно, лет шесть назад подобные намёки сработали бы. Сейчас же я прекрасно знала себе цену.

– Сильнейшим? Да ладно. По вам с сестрой и не скажешь. Будь вы сильнейшими, Ионар Яростная передала бы свою силу вам.

– Мстительная старуха. Догадалась, кто подлил в её питьё яд.

– Да. Я догадалась.

Внезапно тени, облепившие границы круга, схлынули подобно волнам во время отлива. Осталась лишь одна, и она стремительно светлела, приобретая очертания женской фигуры. Н-да. А бабушка загостилась на Изнанке. Или же она была слишком сильна, чтобы на ней удержаться.

– Бранд, глупый щенок. Признайся, это же была твоя идея? Брита слишком труслива, чтобы отважиться на подобное.

– Ты… – Бранд поднялся с колен. Он даже не заметил, что Брита очнулась и попыталась его остановить. Перешагнув через сестру, Бранд приблизился к Ионар, стоящей по другую границу круга. – Ты не имела права отдавать силу чужачке! Мы твои наследники!

– Наследники? – Из груди Ионар вырвался каркающий смех. – Нетерпеливый щенок, неспособный дождаться своего часа, недостоин стать главой клана. Это было вашим испытанием, и вы его провалили.

– Мы тебя убили! Тебя, чью жизнь не смогли отнять лучшие воины!

Бранд говорил о бесчестном отравлении бабушки с такой гордостью, что мне стало тошно.

– Бранд… Не оставляй меня… – слабо прошептала Брита.

– Тебе нужно поддерживать с ней непрерывный физический контакт. Изнанка вытягивает из неё последние силы. Бранд!

Холодная улыбка, скользнувшая по губам кузена, указывала, что он всё прекрасно понимал.

– Скверный мальчишка. Ты же не станешь себя утруждать. – Ионар погрозила Бранду пальцем, а потом повернулась ко мне. – Он уже мысленно простился с Бритой. Не в его правилах помогать слабакам.

– Она же спасла его!

– Хм… Считаешь, что мальчик ведёт себя недостойно? – Ионар задумчиво постучала кончиком пальца по губам, как если бы размышляла над моими словами.

– Они же единоутробные брат и сестра. Они должны быть связаны. Я не понимаю…

– А ведь ты права. Они связаны.

Призрачные глаза бабушки потемнели, превратившись в два чёрных провала. Она свела ладони, а потом резко оттолкнула воздух от себя, сметая напрочь защитный круг кузенов. Удар был такой силы, что и Бранд не устоял.

– К-как? Ты же лишилась силы. Твоя Тьма перешла к Элене. После смерти у тёмных нет второго шанса. Нас всех ожидает забвение. Нас всех… – Кузен в ужасе смотрел на Ионар Яростную снизу вверх.

– Тьма с нами, Бранд. Всегда. И только она решает, кто достоин второго шанса. – Сухой, чуть дребезжащий голос Ионар стал звонче, она изменилась, молодея на глазах. Разгладились морщины на лице, тело стало округлым и подтянутым. – Итак, на чём мы остановились? Связь. Единоутробная связь близнецов.

– Нет… нет…

Охваченный ужасом, Бранд попытался отползти подальше от умирающей Бриты, а потом зашёлся в беззвучном крике. Из его тела вырвался чёрный извивающийся щуп, точно такой же появился и у Бриты. Два конца устремились друг к другу, а соприкоснувшись, сплелись в единую нить нерушимой связи, а над ними раздался абсолютно чужой звонкий голос:

– Навсегда вместе: в жизни и в посмертии, пока не окажетесь достойными Тьмы, живущей в вас. – Ионар приблизилась к Бранду и уже своим голосом добавила: – Тебе стоило подождать своей очереди.

Но Бранд уже не обращал на неё внимания. Он пытался влить силу в тело неподвижной Бриты, бил её по лицу и требовал очнуться. Тщетно. Связующий ритуал лишил девушку последних крох энергии. Тело Бриты начало терять чёткость очертаний, пока не стало полупрозрачным. Ионар Яростная жестоко отомстила внуку, убившему её. Она связала его с мёртвой.

* * *

Бранду удалось ускользнуть и забрать тело Бриты после активации очередной ловушки, обратившей дневной свет во мрак. Элмар заверил меня, что теперь в Сумеречье кузенам хода нет. Принц собирался сообщить Тёмной страже о ночных фуриях, устроивших нелегальную охоту в окрестностях Карагата, и утверждал, что на их поиски будут брошены лучшие ищейки Тёмного Альянса. То, что кузены не смогут укрыться в клане, меня обрадовало, в остальном же…

Чёрного мага, прибившего по-тихому девятнадцать иллюзионистов, тоже до сих пор ищут. Нет, я не пессимист, просто у меня память очень хорошая.

– Ни хрена не понимаю, Лэсарт. Это что-то за гранью! Сначала Джереми дырявит белобрысого и швыряет его в круг. Пока вы трое валялись в отключке, твой кузен исцеляется, а его сестричка умирает. Да что за фигня-то?!

– Это Изнанка, Войский, – хмуро заметил Джереми.

– А-а-а… Кажется, такой билет был у нас на экзамене.

– Ничего. Наверстаешь, – мрачно пообещал Элмар и снова вопросительно посмотрел на меня.

Я пожала плечами в ответ. После возвращения с Изнанки ребята забросали меня вопросами, но я ограничилась лишь описанием места, в котором побывала, и рассказала, что милая семейная встреча не задалась. И всё-таки я поведала не всё. Я не стала говорить о том, что произошло после того, как пески разверзлись, поглотив Бриту и Бранда, а я и Ионар Яростная остались одни. Бабушка напомнила, что Тьма, живущая во мне, терпелива, но чем раньше я её приму, тем быстрее смогу обрести второе рождение.

Орать-истерить! Да ни за какие коврижки! У меня был безотказный способ сдерживания Тьмы, и я не собиралась сворачивать с выбранного пути.

Глава 5

Ежедневное построение принесло нового зрителя. Мастер Наори Шан пожелал присоединиться к тренировкам иллюзионистов. Паладин Латар с радостью сплавила ему всю нашу группу. Так что после общей пробежки мы разбивались на две команды. Боевики упражнялись во владении холодным и стрелковым оружием. Иллюзионисты тренировались кто во что горазд. Мне вот выдали гномий арбалет. Куратор Латар запомнила, что я умею из него стрелять.

Утренние разминки тревожили меня не так сильно, как то, что мастер Шан вызвался сопровождать нас на все занятия. Чаще всего иллюзион садился на последнюю парту и наблюдал. Не покидало ощущение, что он следил за мной. Приходилось оставаться начеку и тщательно контролировать создание иллюзий, во время спаррингов на помощь приходил Икар и грамотно выводил из строя, после чего меня определяли в лазарет. За минувший месяц я тут стала постоянным пациентом. Зато ночная фурия во мне затаилась, и это когда в окрестностях Карагата оставалось неспокойно. Куратор Латар даже провела специальный инструктаж и сообщила о подозрительной активности порождений Бездны. Остальные курсы также получили предупреждения, но некоторые сделали не те выводы, на которые рассчитывали преподаватели.

Одна из жертв неправильных выводов как раз стонала в соседней палате. Верзила-первокурсник захотел поразить всех уникальным трофеем и попытался покинуть академию, чтобы поохотиться. Он забыл, что боевые призраки предупреждают один раз.

– Адептка Лэсарт, подъём и на выход! – Команда прозвучала из уст крепыша-целителя.

– Я уже здорова, господин Дорин?

– Вы волшебным образом исцелились, едва растянулись на койке.

Мрачное осуждение заставило меня вымученно улыбнуться. Что ж я поделаю, если Икар не выдержал и пары часов и вернул мне магию раньше, чем мы договаривались?

– Вы не представляете, насколько волшебно на меня действует внеплановый сон!

Целитель шутку не оценил и удалился в палату к стонущему первокурснику. Я же быстро сменила больничную пижаму на униформу и выскользнула из палаты.

– Адептка Лэсарт, рад видеть вас в добром здравии.

Предельно вежливый тон мастера Наори Шана заставил замереть. Нехорошее предчувствие царапнуло изнутри.

– Мне уже лучше.

– Да-да. Хороший сон и удобная кушетка способны творить чудеса. Не возражаете, если я провожу вас?

– Я не против.

Мы вышли из лазарета и направились по аллее к замку. Некоторое время шли молча, а потом мастер Наори Шан вдруг остановился и кивнул на ближайшую лавочку.

 

– Присаживайтесь, поговорим.

– А о чем? – вмиг насторожилась я.

– О феноменальных свойствах ирса, о которых только и говорит магистр Ириэль.

Несколько недель назад я призналась преподавателю по универсальной магии, что в прошлом налегала на магические эликсиры и ирс. Теперь же запасы закончились, и я стала адепткой средних способностей. Признание далось легко. Не зря же с час перед зеркалом репетировала! А иллюзия раскаявшейся физиономии так вообще была коллективным творчеством Войского, Икара и Элмара.

Магистр Ириэль сурово отчитал, но стал относиться мягче: больше не вызывал для демонстрации бытовых заклинаний, не ёрничал, когда те у меня не получались. Я невольно прониклась уважением к этому на первый взгляд надменному остроухому, а ещё старательно строила из себя неумеху. После определения внешних источников магистр Ириэль преподавал нам несложный, но в то же время коварный раздел бытовой магии. Я старательно слушала теорию, саботировала практику и отрабатывала за двоих по вечерам – Элмар не мог допустить, чтобы у меня были пробелы в бытовой магии.

Зато у мастера Стужи я отрывалась по полной, зачастую выводя из себя бывалого наставника. Сильные эмоции у снежных дивов сопровождаются «зимними» эффектами. К концу месяца все иллюзионисты уже знали, что если под потолком разливается полярное сияние, то лучше от греха подальше спрятаться под парту.

Защитная магия, преподаваемая мастером Шаном, стала моим любимым предметом, но тем неприятнее было расстраивать иллюзиона. Вот и сейчас я сидела рядом, но не знала, куда глаза девать. Мне было противно лгать тому, кем я восхищалась.

Был бы у меня выбор. С такой-то наследственностью! Чем больше я о себе узнавала, тем понятнее становились особенности моего воспитания. Отец сделал всё, чтобы оградить меня от магии, и в то же время развивал талант иллюзиониста. Он тренировал мою память, повышал концентрацию, учил искусству импровизации. Папа дал знания, которых нет в учебниках, за годы путешествий я побывала в самых отдалённых уголках Тёмного Альянса, знала так много об окружающем мире и так ничтожно мало о себе самой. И всё-таки отец меня подготовил. Теперь я могла сделать выбор. И я его сделала.

– Раньше злоупотребляла ирсом, теперь расплачиваюсь, – заученно произнесла я, даже выражение лица правильное изобразила.

Мастер Шан выслушал меня внимательно и печально улыбнулся.

– Хорошее объяснение, оно бы обязательно сработало, будь вы боевым магом или хотя бы целительницей. Но мы оба знаем, сколько силы отбирает создание иллюзий. Мы маги иного направления, концентрация и способность сохранять воспоминания для нас важнее грубой магической силы и глубины внутреннего источника, поэтому спрашиваю ещё раз… Что с вами происходит?

– Я стараюсь, но не всегда получается… – Выдержать взгляд мастера Шана было неимоверно сложно, на мгновение показалось, что он обзовёт меня притворщицей. – Сожалею, что разочаровала.

– Эта переподготовка – уникальный шанс для всех иллюзионистов. Но вы своё время растратили впустую.

Я уставилась вдаль, пряча лицо за иллюзией невозмутимости.

– Я так не считаю.

В сущности, больше добавить было нечего. Не могла же я сказать, что за минувший месяц полностью изменила принципы охоты за местными трофеями, стала законодательницей моды на зачарованное оружие и помогла Натану Ройсу раскрыть первое дело. Так что инкуба теперь официально приняли в штат на скромную должность второго помощника старшего следователя, а как только у Ройса выйдет срок службы в гарнизоне, обещали повышение.

Иллюзион молча любовался клумбой с петуньями, а потом вдруг сунул руку в карман жилета и вытащил кинжал, над которым я работала две недели назад. Мастеру Руфусу так понравилась иллюзия, наложенная на его топор, что он выдал мне пять кинжалов. Сказал, что хочет разжиться эксклюзивным оружием, чтобы было чем удивить лучших клиентов. Надо было сразу уточнить, не числятся ли среди них преподаватели академии.

Мастер Шан подбросил кинжал на ладони, и тот исчез, оставив после себя сизый дымок. Ещё один бросок – и кинжал появился снова.

– Отличная работа. Я впечатлён. Лучшее, что я увидел от вас за этот месяц.

– Спасибо, – еле слышно прошептала я. Если до этого момента было просто стыдно, то теперь я была готова провалиться сквозь землю.

– Кинжал понравился не только мне. Это вам. – Мне на колени упал конверт. – Надеюсь, выводы вы сделаете. И да, иллюзорная маска тоже хороша. Даже я не вижу вашего истинного лица. Надеюсь, краснеть вы не разучились.

– Мастер Шан! – Я вскочила на ноги, но иллюзион уже исчез.

Дрожащими руками я распечатала конверт и вытащила пустой лист бумаги. Стоило мне к нему прикоснуться, как на поверхности вспыхнули огненные буквы.

Адептка Лэсарт!

Сдаётся мне, что влияние вашего проклятия загадочно прогрессирует. Даю неделю, чтобы нивелировать все последствия.

Подписи не было, а как только я дочитала послание, оно самовоспламенилось у меня в руках и рассыпалось хлопьями пепла.

Неделя! У меня было всего семь дней, чтобы сдать бытовые заклинания и написать реферат по очищающим заклинаниям. По магическому праву тоже хвостов хватало. Нет, задачки мастера Стужи были несложными, просто ирб-Ноол завалил меня заказами.

И лорд Льен об этом узнал.

Я уронила голову в ладони и застонала.

Лорд Льен предельно чётко дал понять, что, если я не наверстаю упущенное, он прибудет в Карагат и снимет с меня проклятие.

* * *

Когда жизнь делает новый виток и непонятно куда бежать и что делать, нужно рисовать. Эту простую истину я вынесла из курса по визуальным иллюзиям. Вот созданием цветных образов я и занималась, развалившись на кровати. Отчего-то воплощались исключительно морские наги, солнечные гарпии и драконы.

Итак, теперь мне предстоит учиться в полную силу. Точнее, придется собрать все силы, чтобы успеть досдать и пересдать всё то, что я мастерски оттягивала и заваливала последний месяц. Схема, отработанная до блеска в ШИПе, в Карагате не сработала.

– Тренируешься? Это хорошо.

Приближение его высочества я почувствовала давно, но развоплощать свои художества не стала. Мне было плевать, что Элмар их увидит, да и в целом стало как-то всё равно.

Полюбовавшись на мои творения, боевик растянулся рядом на кровати.

– Чувствуй себя как дома, – буркнула я.

– Лорд Льен умеет выбить почву из-под ног.

– Он и тебе написал? – перекатившись на бок, уставилась на Элмара.

– Естественно. Подозреваю, моё письмо было раз в пять длиннее твоего. Льен знает, что ты нашла способ подавления природных способностей, в курсе, что ты Сатор и носительница крови демонов Бездны…

– Но не представляет, как много мне досталось от матери.

Сатор был полукровкой. Сила его дара оказалась сюрпризом для всех. А вот мама являлась стопроцентной ночной фурией. Её клан сумел сохранить чистоту крови, а это означало, что у меня было всего два пути: либо перейти под защиту клана, либо обзавестись наставником из высших демонов. Никто не позволит свободно разгуливать той, в ком живет столько Тьмы.

– Он узнает, Элена. Рано или поздно узнает всё.

– От знаний ещё никто не умирал.

– Но рисковать мы не будем. – Боевик тоже повернулся на бок и гордо продемонстрировал футляр для свитков. – Такие вопросы быстро не решаются, но мой запрос одобрили. В конце концов, впервые за столько лет наследный принц возжелал воспользоваться правом, данным от рождения.

Содержимое свитка пришлось перечитать два раза. В первый мне почудилось, что я брежу. Его высочество Элмар Эртшар Аргамат, наследный принц империи Нордшар, хотел стать моим официальным покровителем. Не опекуном, не наставником, а именно покровителем.

– Прошу прощения, Лэсарт, но чтобы я стал твоим опекуном, тебе следовало скашивать иллюзией не килограммы, а годы. – От моего взгляда Элмар дёрнулся и едва не свалился с кровати. Пришлось помочь. – Динара… – Теперь Элмар смотрел на меня снизу вверх. – Это же всего лишь формальность, которая оградит тебя от многих сложностей.

– И создаст новые.

– Икар. – Элмар буквально выплюнул имя моего одногруппника. – Скажи, Арбузик, как быстро у светлого мальчика прорежутся ушки?

– Ты знаешь?

Мое разочарование было таким явным, что Элмар расплылся в широченной улыбке. Он лениво взмахнул рукой, и лежащие на полке книги на пару секунд зависли в воздухе, чтобы шлёпнуться обратно:

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28 
Рейтинг@Mail.ru