Темная адептка. Диплом по контракту

Лина Алфеева
Темная адептка. Диплом по контракту

Глава 3

В комнату я мчалась, словно за мной гналась стая гхаров. Подъём по лестнице даже не заметила, зато на последней ступеньке меня накрыло потоком воздуха, точно весенний ветерок промчался. Он окутал меня с ног до головы, поиграл с волосами, дунул в лицо, и в груди разлилось тёплое ощущение. Оно было таким странным и неожиданным, что я замерла на месте, прислушиваясь к себе. Первое удивление сменилось широченной улыбкой.

Икар! Без вариантов!

Иллюзионист использовал магию, и она дарила ему радость. А раз так, то меня ждал восхитительный сюрприз.

В моё отсутствие комната преобразилась. Маскировка под логово грифона сменилась иллюзией леса. Над головой шумели кроны деревьев, босые ступни ласково холодила зелёная трава, а ещё здесь умопомрачительно пахло свежими ягодами.

Мрак всемогущий! Надеюсь, это не иллюзия?

На столе стояла полная чаша земляники. Рядом лежали спелые груши, а в высоком стакане виднелось нечто ярко-розовое и наверняка освежающее.

– Привет. Сильно устала? – Икар возник на пороге ванной.

Из-за его спины выглядывал Войский и картинно закатывал глаза. Икар невозмутимо притворил за собой дверь и тут же окутал её иллюзорными лианами.

– Уверен, что всю силу мне вернул? Иллюзии просто потрясающие. – Хотела похвалить, но Икар вдруг помрачнел. – Эй! Ты чего? Это же комплимент.

– Знаю. Но отбор магии – это для меня слишком. Это больно, Динара. Обычную боль я бы перетерпел, но я чувствовал, как магия покидала твоё тело. Сила стонала и плакала раненым зверем, когда её безжалостно выкачивали из твоего источника. В тот миг я почувствовал, что убиваю тебя…

– Ты меня сейчас убиваешь. Такие страхи рассказываешь, – буркнула я. От признаний Икара сделалось не по себе. – Землянику где достал? Если скажешь, что она ненастоящая, я тебя покусаю.

– А если настоящая – поцелуешь? – Парень хитро прищурился.

– Эй! Поцелуи всегда были частью программы спасения от кошмаров, – попыталась беззаботно отшутиться, но сердце уже сладко дёрнулось в груди.

– Это тебе. – Икар подал мне стакан. – В детстве я очень любил этот напиток: земляника, груша, немного мяты…

– Икар, это же просто потрясающе!

Хотела добавить, что его память начала возвращаться, но Икар перебил:

– Попробуй сначала, а потом нахваливай. – В серых глазах парня плясали смешинки.

Как же он мне нравился такой: весёлый, расслабленный и невозможно счастливый!

Я поспешно пригубила угощение.

– Ты прав! Вкуснятина. А что ещё ты любил в детстве?

– Золотистый виноград и звёздчатые ягоды… – быстрый ответ и потрясённый взгляд.

– Вот видишь! Начинаешь вспоминать! – Я залпом допила сок, подхватила пару груш, сунула Икару в руки чашу с земляникой и скомандовала: – Идём!

* * *

Площадка для медитаций оказалась пустой, так что я сгребла все коврики и устроила нам с Икаром мягкую лежанку. Мы неспешно угощались земляникой, смотрели на звёзды, а я забрасывала Икара вопросами в надежде, что он вспомнит что-нибудь ещё.

– Любимое время суток?

– Утро! А у тебя?

– Сумерки.

– Слышал, в Сумеречье не бывает ясных дней.

– Это из-за лилового тумана. Он поднимается высоко над землёй и окрашивает всё в бледно-сиреневый цвет. Зимой то ещё зрелище. Розоватый снег покрывает землю, а лёд, сковавший ров вокруг замка, кажется тёмно-фиолетовым. Даже небо из привычно голубого становится лавандовым.

– Красивый край. – Икар забросил руки за голову и уставился в небо. – Ты там выросла?

– Я там росла…

Мой ответ породил неловкую паузу в разговоре. Икар заметил, что я ушла от прямого ответа, но уточнять не стал, просто замолчал. Мне тоже было неловко. Выходило, что я не доверяла Икару до конца, хотя мне было так хорошо и уютно в его компании.

– Так, значит, ты у нас любитель земляники…

– Не только. – Внезапно Икар перекатился на бок и навис надо мной. – Я просто обожаю поцелуи со вкусом земляники.

Я непроизвольно облизнула пересохшие губы. Икар смотрел так, что становилось жарко. Глоток освежающего ягодно-грушевого нектара точно не помешал бы.

– Не понимаю… – еле слышно прошептала я, когда Икар уже склонился к моему лицу.

– И что смущает? – Вместо того чтобы меня поцеловать, он отбросил волосы с моего лба и теперь обрисовывал кончиком большого пальца дуги бровей.

– Я же страшная! Угловатая. Нескладная. У меня нос длинный и острый, а подбородком можно ставить синяки. Я…

– Ш-ш-ш… – Икар приложил палец к моим губам. – Ты отзывчивая. Не задумываясь придешь на помощь и только потом прикинешь, во что это обойдётся. А возможно, и вовсе не станешь что-то прикидывать. В тебе нет расчетливости. – Мои губы скептически изогнулись, и Икар со смешком добавил: – Умение торговаться не в счёт. Ты просто знаешь себе цену. Солнечная девочка… Ни разу не видел, чтобы ты вешала нос из-за возникших трудностей…

– А смысл его вешать? Проблемы от этого не рассосутся.

– Вот и я об этом же. Без тебя я бы давно пропал. Ты мой светоч, моя шианирэль.

– Шианирэль? – Я села настолько резко, что Икар едва успел увернуться от удара макушкой в подбородок. – А ну-ка переведи!

– Путеводная звезда, – парень нахмурился и озадаченно потёр переносицу. – Ничего не понимаю.

– А я понимаю…

Завтра же свяжусь с эссиром Ройсом, пусть притащит томик эльфийских стихов. Уверена, Икар нас всех очень удивит.

Вот Тьма! Если Икар светлый эльф и его привел в ШИП мой отец…

– Икар, тебе никогда не казалось, что ты видишь в зеркале не себя, а кого-то чужого?

– Нет. Откуда такие мысли?

– Да так… Элмар раскопал, что тебя определил в ШИП Эдриан Сатор.

Вот не собиралась вываливать всё прямо, но не удержалась. Мысль, что Икар скрытничал, не давала покоя.

– Сатор?! Тот самый? Постой, это же твой отец! – Киваю в ответ. Икар озадаченно хмурится. – Так вот кто мой спаситель. Он представился Палином. Это его второе имя? Постой, ты считаешь, что я знал всё это время и молчал?

– Вроде того.

– Нет, Динара, всё было совсем не так.

Икар не помнил свою прежнюю жизнь. Его первое чёткое воспоминание было связано с моим отцом и нескончаемой болью. Ноги и руки Икара были сломаны в нескольких местах. Отец подобрал его на дне ущелья, в которое Икар спрыгнул, когда бежал из военного гарнизона. По крайней мере, эту версию отец озвучил Икару.

– Палин, то есть Сатор, выходил меня, а потом тренировал, выясняя, какими видами оружия и магии я владел. Думал, он хочет, чтобы я стал его телохранителем, а он привёл меня в ШИП. Обещал навестить через полгода и пропал. Слышал, Эдриан Сатор погиб.

– Его не стало прошлой зимой. Всего год прошёл, а кажется, вечность миновала.

– Я сожалею. Иди ко мне. – Икар раскрыл свои объятия, и я очутилась в кольце надёжных рук. Тепло его тела помогло отступить нервной дрожи, прогнало холод из груди. – Ты не одна. Помни об этом.

– И ты. Я рада, что мы нашли друг друга.

А потом Икар меня всё-таки поцеловал. Его губы хранили вкус земляники, нежные, осторожные, они не давали снова укрыться за иллюзией. Я плакала, но осознала, что реву, только когда Икар начал поцелуями собирать влагу с моих щёк.

– Не такая уж я и солнечная.

– Всех временами накрывает ненастье. Нужно лишь переждать непогоду. И сделать это проще, если рядом есть тот, чьё сердце греет любовь.

Признание Икара застало врасплох. Знала, как он ко мне относится, но стоило словам прозвучать, как я совсем растерялась.

– Я… я не уверена, что сейчас готова ответить тебе тем же. Понимаю, это нечестно…

– Тише. Ничего не говори. Не нужно торопить приход лета там, где стоит вечная весна.

И снова моих губ коснулся мягкий поцелуй, я же ответила механически. Внутри всё оборвалось. Икар сам не заметил, как использовал пословицу светлых эльфов.

* * *

Ночь породила новый кошмар. Войский вызвал меня в ванную, предупредив, чтобы я орала потише. Лучше бы он мне кляп выдал! Вот как можно сохранить хладнокровие, когда шагаешь в небо?!

Спящий Икар создал вокруг себя иллюзию гор. Его кровать стояла на узком выступе, а в паре шагов разверзлась пропасть.

– Мы не провалимся. Это же иллюзия, – прошептала я, старательно вжимаясь спиной в горный склон.

Войский тихо хмыкнул и пнул небольшой камень, тот с гулким эхом покатился вниз.

– Иллюзия, – едко подтвердил он. – Но с последствиями.

То есть, сорвавшись в пропасть, мы испытаем тот же букет эмоций и ощущений, что и Икар во время падения. Это был не просто ночной кошмар, Икар воссоздал своё воспоминание.

– Знаешь, не нравится мне эта пропасть.

– А мне не нравится ваша связь с Икаром. Что? Только не говори, что до тебя до сих пор не дошло. Икару стало хуже, как только вы начали обмениваться магией.

– Сама вижу. – Я присела на край кровати. – Икар, доброй ночи, улётного сна…

Едва различимый шёпот, раздавшийся из глубины ущелья, заставил вздрогнуть, но в сторону пропасти я не повернулась. Вместо этого решительно склонилась к губам Икара.

– Войский, не подглядывай.

– Делать мне больше нечего. У меня тут представление поинтереснее. Шустрее целуй этого спящего принца, или придётся и мне подключаться! Что? Это лучше, чем знакомство с нашим очередным соседом снизу.

– Икар, проснись, или тебя Войский поцелует, – нервно хихикнула я, а потом смех замер на моих губах.

Я вспомнила слова лорда Льена. Эльфийские оракулы были уверены, что Тёмный Альянс выкрал младшего принца правящего дома. Наш главнокомандующий считал претензии ушастых полнейшим бредом. Я же не понимала, во что верить. Папа перед смертью курировал чёрных драконов. При чём тут светлые эльфы?!

– Войский, нужна твоя помощь!

– Сама не справишься? – уныло вопросил Георг, и да, глаз у него слегка задёргался.

Ага! Вот такой он, доброволец нерешительный!

 

– Сможешь вскарабкаться вверх по склону?

– Хочешь проверить, долбанусь ли я головой о потолок?

– Нужно запомнить местность. Эти горы сыграли важную роль в прошлом Икара, я хочу разобраться, где мы очутились.

– Так я тебе и без акробатики скажу. Серые горы это. Те, что на границе с чёрными драконами.

– Вот как…

Я решительно спрыгнула с кровати.

– Динара, ты куда?! – взвился Войский.

– Нужно кое-что проверить.

– И для этого обязательно подходить к самому краю? Динара, стой, зараза! Икар, очнись!

Позади ругался Войский. Хорошо, что ко мне не лез. И без него было страшно. К краю я подползла на животе и заставила себя посмотреть вниз. Нынешний кошмар Икара превзошёл все остальные – это был огромный сгусток чего-то тёмного, клубящегося на дне ущелья. Он словно был прародителем всех спрутообразных тварей, которыми Икар нас пугал последний год. Неужели сейчас его подсознание освободило самое главное воспоминание? Икар создавал кошмары, потому что уже встречался с одним из них, но не во сне, а в реальности.

Пол ванны возник перед моим носом до того внезапно, что я резко откатилась в сторону, ещё и плечом приложилась.

– Да, плитка – страшный зверь! – со смехом заметил Войский. – Икар, спокойно, я тебя не целовал!

Я обернулась. Здорово, что я уже лежала на полу, иначе бы точно упала. Войский оседлал брыкающегося Икара и теперь уворачивался от его ударов.

* * *

Новый день принёс мрачные известия: в городе произошло убийство человеческой девушки. Карагат – тихий провинциальный городок, ещё не отошедший от наплыва порождений Бездны, гудел встревоженным ульем, а в военную академию был направлен официальный запрос Тёмной стражи.

– Везёт тебе, Лэсарт, опять прогуляешь, – завистливо вздохнул Войский.

– Рано завидуешь, ещё неизвестно, с чем она столкнётся, – осадил его Икар.

– Динара, у тебя прямо личная свита появилась, – простодушно хихикнула Ария.

Разговор вёлся в столовой после построения, на котором младший паладин Латар объявила, что я до обеда поступаю в распоряжение старшего следователя Альторэ. Перспектива встречи с дроу меня не радовала, тем более что я не знала, с чем связан его интерес к моим талантам. Неужели в прошлый раз не поверил, что это Натан нашёл останки пожирателя?

Есть не хотелось, но я всё равно затолкала в себя омлет, запила его горячим чаем и сурово простилась с одногруппниками, наказав без меня не безобразничать. Если пропущу что-то интересное – ко всем придет большой иллюзорный гусак!

– Фиалочка, куда это ты так спешишь? – Элмар настиг меня на выходе из замка.

– Ваше высочество, у вас с памятью проблемы?

– Полный порядок. А ещё я как ответственный напарник выбил для себя увольнительную в город.

– Лорд Льен снял запрет?

– После твоих столичных приключений у меня появились послабления.

– Вот как? Что-то я не слышала, чтобы ты сказал мне за это спасибо.

– Захудалое «спасибо» – удел простолюдинов, в награду тебя, Лэсарт, ждёт королевский эскорт. Кстати, нам вверх по лестнице.

Осознав, куда Элмар собирается подняться, похолодела от ужаса.

– Эл, это не смешно!

– А кто смеётся? – Боевик нагло ухмылялся.

Прямо-таки напрашивался!

– Ты мне не нужен. Господин Альторэ пришлёт экипаж.

– Старший следователь Альторэ собирался прислать за тобой экипаж, но я заверил, что доставлю своего напарника в город.

– В целости и сохранности, – мрачно добавила я.

– Нет, Лэсарт, об этом мы не договаривались. Прошу! – Элмар отвесил издевательский поклон и указал рукой на лестницу.

Я мрачно засопела и… припустила что есть духу. Но это было не всё! Оставшиеся позади ступени трансформировались в иллюзию болотной топи. Теперь при каждом шаге они издавали отвратительный чавкающий звук, а ноги окутывало ощущение попадания в настоящую трясину.

Позади тихо выругался Элмар. Да, когда я брела по болоту, меня раза три хватали за щиколотки детёныши тинника. Пусть радуется, что я их маму так и не повстречала, а то бы обязательно поделилась впечатлениями. Я не злопамятная, просто у всех иллюзионистов память очень хорошая!

* * *

Элмар обязательно захочет отыграться. В этом я не сомневалась, и всё-таки вид чёрного пернатого чудовища заставил меня испуганно попятиться.

Вот Тьма! У его высочества был не простой грифон, а боевой, как у лорда Льена.

– Спокойнее, напарник, это не иллюзия, – интимно прошептали мне на ухо. – Мой грифон чувствует страх. Продолжишь дрожать – что-нибудь откусит.

– Я на него не полезу!

Решительно поворачиваюсь и смотрю на Элмара в упор. Да я сейчас куда угодно готова смотреть, только бы не на грифона!

– Не беда, Ночной ужас способен перенести в когтях целую антилопу. Твою транспортировку, Арбузик, тоже осилит. Только не ори, а то мой Ужастик может испугаться.

Резкий клёкот возвестил, что птичка Элмара откликается на прозвище, а ещё она жаждала со мной познакомиться. Психанула и окутала себя иллюзорным туманом. Клёкот позади сделался возмущённым – грифон не понимал, куда я подевалась.

– Уверен, что теперь твой птиц захочет меня нести?

– Ужастик сделает всё, о чём я попрошу. Тебе пора брать с него пример. Что касается остального… – Боевик невозмутимо вытянул руки, нащупал меня и подхватил поперёк талии. – Тебе не скрыться от меня, Элена Сатор.

Шёпот Элмара настолько отличался от обычного тона, что я слегка растерялась. Собственная реакция на ни к чему не обязывающую фразу настораживала. Я была небезразлична Элмару. Казалось бы, какая разница, но, судя по тому, что в груди ёкнуло, его отношение меня всё-таки волновало.

Воспользовавшись моим ступором, напарник усадил меня в седло и сам устроился позади.

– О чём бы ни попросил Альторэ, не дёргайся. Я буду рядом. Ясно?

– Так странно. Ты рвёшься меня защищать.

– Рассчитывала исключительно на дрессировку? Да, Сатор, подслушивать нехорошо.

– Прекрати! Тебя могут услышать!

– Это вряд ли. Разве что Ужастик. Но ты ему понравилась, так что он тебя не выдаст. Сатор… – Шёпот Элмара пощекотал моё ухо. – Приятно, что я знаю о тебе больше, чем остальные.

– Раз ты такой знающий, может, предположишь, зачем я Альторэ?

– Без понятия. Но мне это не нравится.

– Здесь наши чувства совпадают, – буркнула я.

– Отлично, напарник. Движемся в верном направлении. Не дёргайся, Ужастик любит крутые виражи.

Не дёргайся! Та ещё задачка, учитывая, что я панически боялась высоты. Хорошо, что Элмар вёл себя прилично: не выделывался, не подкалывал и даже сдержал грифона, когда тому приспичило перекусить дикой уткой.

– Спасибо. – Я смогла выдохнуть, только когда грифон снова выровнял полёт.

– Я бы в любом случае не дал ему есть в воздухе. Это же не виверна – целиком добычу не заглотил бы, а по частям – это слишком… кхм… грязно. Мне не улыбается приземлиться в утиных ошмётках. – Я представила и вздрогнула. Гадость! И тут же пальцы боевика успокаивающе сжали плечо. – Совсем забыл, что у всех иллюзионистов очень хорошее воображение. Предлагаю представить, в чём ты пойдёшь со мной на императорский бал.

– Ты раздобыл пригласительные?

– Я же обещал. И потом, мне это было не сложно. Отцу любопытно посмотреть, кого лорд Льен отобрал для ускоренной переподготовки.

Я нервно хихикнула. Императора ждёт незабываемое зрелище.

* * *

Старший следователь Альторэ пригласил меня, чтобы обследовать место убийства. Дроу уловил зрительное искажение пространства, то есть иллюзию, но нивелировать её самостоятельно не мог.

– Это та самая девушка? О которой говорит весь город? – тихо спросила я.

– Она. Работала горничной в гостевом доме. Полагаю, на неё напал один из постояльцев.

Ещё одно убийство в съёмной комнате? У меня по спине пробежал холодок.

– Тело уже убрали?

– Да. Номер относительно чистый. Вы же не из тех, кого пугает подсохшая кровь? – Альторэ обеспокоенно нахмурился, наверняка боялся, что я запачкаю ему место преступления.

– Не переживайте, я за ней присмотрю. Если же её начнет тошнить, то вот… – Элмар стащил со стола пустую миску. – Что, Лэсарт? Я же обязан заботиться о твоём благополучии. Могу ещё водички прихватить или чего покрепче для храбрости. Нет? Может быть, пирожок? Все девчонки, когда нервничают, начинают много есть.

– Да прекрати ты!

Я не выдержала и рванула вверх по лестнице. Номер комнаты, в которой обнаружили убитую, был мне известен. Я решительно толкнула дверь и застыла на пороге. Старший следователь Альторэ не ошибся, когда счёл, что на месте преступления была задействована иллюзия. Её не нашли только потому, что не там искали. Дроу и его помощники тщательнейшим образом обследовали комнату, однако не догадались проверить воздух. Изучи они его, обязательно наткнулись бы на парящие руны. Прикрытые искажающей иллюзией, знаки складывались в одно-единственное слово: «Элена».

Кузены оставили мне послание.

В коридоре я едва не столкнулась с Натаном Ройсом, тот с невозмутимым видом подпирал стену и делал вид, что совершенно не замечает мрачные взгляды его высочества.

– Уже что-то обнаружила? Ну ты быстрая, Лэсарт.

– Натан, как выглядела убитая?

– Кхм… Точно описать не смогу. Я с ней не спал, и, знаешь, твой напарник, кажется, меня не переваривает.

– Тебя это напрягает? – Я удивлённо вскинула бровь.

– Да ни капли! – Инкуб широко улыбнулся и приобнял меня за талию. – Давай отойдём подальше. Я не могу сливать информацию абы кому. Вот тебя Альторэ официально привлёк к расследованию, а его высочество сам притащился.

– Эссир Ройс, вы забываетесь!

– Так и знал, что станет подслушивать! – Наигранно возмутившись, Натан окружил нас звуконепроницаемым контуром и продолжил уже нормальным голосом: – Брюнетка, средний рост, глаза… Вот тут странно. При жизни они были серо-голубые, но убийца и здесь использовал иллюзию.

– Радужка девушки стала фиолетовой? – еле слышно прошептала я.

– Зуб даю, ты не угадала.

– Верно. Я знаю, кто её убил.

– Ого! Так это же здорово. Сейчас пойдём к Альторэ, и я снова блесну талантом…

– Это мои родственники. Они меня ищут.

– Кхм! А вот это уже не так здорово.

– Они оставили для меня послание.

– Секунду. Не шевелись. – Натан Ройс быстро заглянул в комнату и вернулся в границы контура. – Твоё настоящее имя?

Молча киваю в ответ.

Инкуб снова вышел из контура, чтобы тихо объявить:

– Ваше высочество, ваш напарник жаждет вам кое-что рассказать. Лэсарт, спокойно!

– Не смей впутывать в это Элмара! Это только моя проблема!

Я зло уставилась на Натана, но тот всё равно расширил границы контура, впуская Элмара.

– Детка, если твои родственнички начали насиловать и душить девчонок, похожих на тебя, они настроены на серьёзный разговор. Одна ты не справишься.

Нет, умом я понимала, что Брита и Бранд сделают всё, чтобы выманить меня из академии, но подобное зверство просто не укладывалось в голове.

– Постой, ты сказал «девчонок»?

– Пару дней назад патруль выжег колонию кровавой лианы в получасе езды от города, в одной из ловушек стражи обнаружили женские останки. Их отправили к дознавателю-некроманту. Он сумел воссоздать внешность погибшей. Тоже молоденькая брюнетка, и погибла она не из-за нападения лианы.

– Всего лишь совпадение, – упрямо произнесла я.

– Считай как хочешь. Ваше высочество, если вам дорога напарница – глаз с неё не спускайте.

– Не сомневайтесь. Так и будет.

Инкуб и боевик обменялись многозначительными кивками, мне же хотелось заорать и обложить обоих… нет, не матом, а какой-нибудь незабываемой иллюзией. Чтобы сразу отпало желание лезть туда, куда не просят. Останавливало одно: внизу находился тот, кто мог почувствовать применение магии.

– Раз вы так здорово спелись, не буду вам мешать. А мне ещё нужно сообщить старшему следователю о находке.

Изображать безразличие было неимоверно сложно, особенно когда осознала, что Элмар и Натан действительно остались наверху, предоставив мне одной объясняться с господином Альторэ.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28 
Рейтинг@Mail.ru