Темная адептка. Диплом по контракту

Лина Алфеева
Темная адептка. Диплом по контракту

Глава 7

В академию мы вернулись после заката. Мастер Ар-Хан был молчалив. Саламандер пытался осмыслить увиденное. Путешествие в прошлое изменило бабушку Изер-Хан, внешне она осталась той же сморщенной старушкой с золотой кожей, однако при взгляде на неё у меня больше не возникало ощущения, что она вот-вот отправится за Грань. На прощание саламандра сняла с шеи амулет иллюзий и вручила со словами, что он поможет мне обмануть кошмары.

Очутившись в своей комнате, я долго рассматривала плоский камушек, а потом всё-таки не выдержала и подошла к зеркалу. Соблазн увидеть себя прежнюю был таким сильным, что я надела амулет на шею.

– Динара… Элена?! Вот Тьма! – смачно выругался Элмар, когда я сняла камень иллюзий. – На мгновение показалось, что у тебя получилось.

Я спрятала амулет в карман и только тогда заметила Икара, замершего у входа.

– Да, на самом деле я тёмненькая, – буркнула я.

«И кругленькая…» – добавила уже мысленно.

Но если кто-то что-то ляпнет на этот счёт, пусть пеняет на себя!

– Динара, а ты не пыталась снять иллюзию с нашего заколдованного принца? – лениво вопросил Элмар.

Икар от такого обращения сначала вздрогнул, а теперь хмуро смотрел на боевика. И да, гхаров напарник испытывал от этого удовольствие. Ему нравилось задирать Икара. Вот и что он к нему прицепился? Неужели не видел, что парню и так несладко? Как выяснилось, что Икар принц светлых, Элмар словно с цепи сорвался. Да какая ему разница? Неужели так нравилось быть единственным принцем на сотни миль вокруг? Бред же!

– Я не знаю, какие ограничители использовал отец.

– Считаешь, что они были?

– Обязательно. Отец хотел уберечь Икара, поэтому и спрятал в ШИПе, а раз так, то и над иллюзией поработал на совесть.

– А как выглядят твои ограничители? – Вопрос Икара поставил меня в неловкое положение.

Прежде мы не обсуждали с ним возможность снятия иллюзорной личины. Мой просчёт.

– Это… предметы. – Приняв сложное решение, я вытащила из сумки коробочку и выложила на стол две блестящие чешуйки и перо.

– Чешуйка чёрного дракона, чешуйка морского нага и перо солнечной гарпии, – незамедлительно идентифицировал Элмар. – Давно знаешь?

– Это не имеет никакого значения, – глухо произнесла я.

– Ты так считаешь? – Осуждение во взгляде напарника царапнуло изнутри. Но ведь я рассказала ему, откуда следует начать поиски! Он знает, что Орин сначала собирался в Ишарат. – Динара, я всё ещё хочу, чтобы мы раскрыли эту тайну вместе. А ты? Чего хочешь ты?

– Стать свободной.

– Дочь лорда Сумеречья никогда не будет свободна. Разве что ты полностью отречёшься от своего прошлого.

Слова Элмара предназначались мне, но смотрел он при этом на Икара. Некоторое время тот рассматривал носки своих ботинок, а потом тихо произнёс:

– Эдриан Сатор подарил мне на прощание кошелёк. Сказал, что я обязательно выучусь и наполню его золотом. Но кошельки не принято дарить пустыми, вот он и положил в него медную монетку…

– Икар, только не говори, что ты её потратил!

– Нет, я её сохранил. – Иллюзионист исчез в дверях ванной, чтобы выйти с небольшим кожаным кошельком. – Я им так и не пользовался. Сохранил на память, как и монету.

Круглая медяшка упала в мою ладонь. Я сжала её в кулаке, чувствуя, как на глазах выступает влага. Эту монету держал в руках мой отец, а выяснить, использовал ли он её в качестве ограничителя, можно было единственным способом.

Ритуал снятия иллюзии несложный, но требует предельной сосредоточенности и выверенности этапов. Каждый нужно завершить в ограниченный промежуток времени.

Обнажение ауры. Обнажение скрытой сути. Обнажение кожи.

В моём случае отец использовал три ограничителя. Во время преображения Икара довольствовался одним.

Стоило последним словам сорваться с моих губ, как в комнате раздались громкие аплодисменты и совершенно беспардонное:

– Браво, Ушастик! Ты всё-таки светленький.

Открыла глаза и крепко сжала зубы, чтобы не ляпнуть чего лишнего. Икара больше не было. Вместо смуглого брюнета с добродушным лицом и серыми глазами на меня смотрел… эльф! Светлых за свою жизнь я видела не так много, но меня не покидало ощущение, что все они словно горошины из одного стручка: идеальный овал лица, длинные светлые волосы, пшеничные брови вразлёт и сочный оттенок радужки.

– Это в самом деле я? – Икар ощупывал лицо, не сводя напряженного взгляда с отражения в зеркале.

В этот момент в комнату принесло Войского. Он мгновенно оценил ситуацию и удивлённо присвистнул:

– А по какому случаю карнавал? Чур, я на эльфийскую рожу не согласен! Хотя готов поспорить, Икар её не выбирал.

– Меня больше интересует, как мы теперь будем прятать личико Икара. – Элмар ничуть не сочувствовал проблеме эльфа, скорее, та его забавляла.

– Под иллюзией! – объявила я, делая знак Икару, что ему лучше помолчать. – У меня есть замечательный амулет. Та-да-а-ам!

Я взмахнула кулоном, подаренным мистрессой Изер-Хан, но ни Икар, ни Элмар даже не взглянули в его сторону.

– Ну же, ваше высочество, не стесняйтесь. Я полностью в вашем распоряжении. – Элмар сложил руки на груди и снисходительно посматривал на… противника?

Тёмный Альянс враждовал с обитателями Вечнозёленого леса, расположенного к западу от королевства Азрот. Это был край озёр и долин, поросших золотым арбом. Брат-близнец серебристого арба, росшего на землях тёмных, тянулся к светлым источникам силы, а таковых на землях светлых было в разы больше, чем природных источников магии стихий.

Элмар что-то требовал от Икара. Я поняла это по молчаливому противостоянию взглядов парней.

– Я не знаю своего полного имени, – наконец произнёс Икар.

– Клятва на крови не требует имён. Если ты и это забыл, то напоминаю.

С трудом подавила желание наслать на Элмара иллюзорного гусака. Пара крепких щипков – и боевик перестанет быть таким… противным! Стоит тут с каменным лицом и смотрит на Икара как на врага. Вот Тьма! А ведь Икар и был врагом Тёмного Альянса, долг обязывал Элмара сообщить главнокомандующему о появлении принца светлых в Карагате.

Икар судорожно вздохнул и выхватил из-за пояса кинжал.

– Эй! Ты что задумал? – переполошилась я.

– Спокойнее, Фиалочка. Я всего лишь хочу подстраховаться. Давай, Ушастый, второго шанса не будет.

– Только если ты дашь аналогичную клятву, – парировал Икар.

Или уже не Икар?

– Мама не учила тебя, что загнанный в угол не торгуется? – лениво вопросил Элмар.

– Мама научила меня не доверять тёмным.

– А светлым ты, видимо, верил всецело.

– Элмар, прекрати!

– Считаешь, мне не стоит говорить Ушастенькому, что его передали в лапы чёрных драконов свои же?

– Икар, это действительно так?

– Не знаю, Динара. Но чтобы во всем разобраться, мне придётся вернуться в Вечнозелёный лес. Это мой долг принца.

– Вот и проваливай. Тебя ничто в Карагате не держит, – оскалился в улыбке боевик.

– За исключением этого. – Икар помахал кистью, на тыльной стороне которой виднелась связующая руна.

– Хорошо, что напомнил. – Я мало того что встряла в разговор, ещё и встала между парнями. – Как ты думаешь, твой напарник не почувствовал произошедшую с тобой перемену?

– Сомневаюсь. Он же боевой маг. – Настал черёд Икара бросать на Элмара презрительный взгляд.

– А ты что-то имеешь против боевых магов? – немедленно взвился тот.

Я зажала уши ладонями, а потом не выдержала и, протиснувшись мимо Войского, вышла в коридор.

Эти двое меня просто убивали. Так бы и пристукнула обоих!

Понятно же, что Элмар не выдаст Икара, пока мы не разберёмся, как тот угодил к драконам. Икар даст клятву, которая не позволит ему предать Тёмный Альянс. Но сначала они помотают нервы друг другу и мне заодно.

– Динара, всё в порядке? – В дверях стоял Войский.

– Да. Немного прогуляюсь, пока эти двое до чего-нибудь договорятся.

– Надеюсь, далеко не угуляешь.

– Нет. Что ты… В этот раз без глупостей. Приятное же разнообразие!

Подмигнув Георгу, я поспешила к лестнице.

* * *

Стрельбище по ночам пустовало. Вот я и отправилась туда, зная, что меня никто не потревожит. Мой арбалет и лук Икара теперь висели на общей стойке с оружием и неплохо вписывались. Забавно, но мы оба прекрасно влились в коллектив боевых магов Карагата. Наверное, секрет был в умении приспосабливаться и подстраиваться под обстоятельства.

Иллюзии серых архов я создала с лёгкостью, а потом потратила немного времени на контроль созданных фигур. Книга, выданная лордом Льеном, мне очень помогла. Теперь я знала намного больше о низших порождениях Бездны. Высшие демоны и ночные фурии входили в свиту богини Тьмы. Именно их она изначально планировала привести в этот мир, но потом передумала и открыла портал для всех без разбора. Это решение и стало её главной ошибкой. Ведомые низменными инстинктами, порождения Бездны наводили ужас, а Свет и Мрак объединились против общего врага и смели его обратно в Бездну.

Но ушли не все. Ночные фурии остались. Теперь клан моей матери искупал свою вину перед этим миром, очищая его от преступивших закон. А лорд Льен? Чувствовал ли он вину за произошедшее в Затерянном городе? Сколько саламандр он убил, прежде чем спасти бабушку мастера Ар-Хана?

Мама сделала всё, чтобы моя кровь не пробудилась. Она отказалась от силы и передала её Ионар Яростной, стребовала с той обещание, что меня оставят в покое. Отец поставил на иллюзии. Он надеялся, что я вырасту талантливым иллюзионом, который сможет удержать Тьму в узде. Он надеялся, что я стану его копией, но не учёл, что моя Тьма сильнее, ведь я была дочерью ночной фурии, а этот клан сумел сохранить чистоту крови высших демонов Бездны.

Кровь. Все дело в ней. От себя не убежать, не скрыться за занавесью иллюзий. Значит, надо научиться контролировать и… бить в ответ. Я должна быть готова себя защитить.

 

Я взяла в руки арбалет и отдала серым архам приказ к атаке.

Самое сложное в тренировке с фантомами – не допустить послаблений. Слишком велик соблазн сделать копии медлительнее, неповоротливее и слабее оригинала.

Мои архи были великолепны. Они скользили смазанными тенями по стрельбищу, их извивающиеся щупальца пронзали воздух с такой скоростью, что если бы не скрывающий полог, я бы давно была «убита». Серые архи меня не видели, но чувствовали, и этого им хватало, чтобы гонять по площадке, как загнанного зайца. Ещё несколько недель назад у меня не было бы и шанса, ещё месяц назад я только и могла, что прятаться и маскироваться. В военной академии Карагата я многому научилась. Когда грудь последнего арха пробил арбалетный болт, рядом раздались хлопки. Разгоряченная схваткой, я не сразу осознала, что это были аплодисменты.

На скамье, предназначенной для зрителей, сидел лорд Льен.

– Адептка Лэсарт, полагаю, это была самая впечатляющая демонстрация ваших возможностей за последний месяц, – несколько задумчиво произнёс он.

Надежда, что главнокомандующий не сообразил, кто же это гонял фантомы, растаяла, как и мой скрывающий полог.

– Вечерняя разминка! Это же не запрещено! – с вызовом произнесла я.

– Не имею ничего против. Продолжайте.

– Но… Я закончила. Я планировала отработать бой с серыми архами. У меня больше нет на примете достойного противника… – Я замолчала, в ужасе наблюдая, как лорд Льен поднимается со скамьи. – Я не буду в вас стрелять!

Мой арбалет выпал из ослабевших пальцев.

– Это вы зря. Не представляете, сколько людей и нелюдей сейчас бы вас осудили.

– Это их проблемы.

– Хорошо. – Лорд Льен благосклонно кивнул. – Тогда приступим к обсуждению ваших.

К этому перемещению я была готова, поэтому, когда земля подо мной разверзлась, лишь покрепче обхватила себя руками.

* * *

– Четыре топора, девятнадцать метательных кинжалов, три меча и пятнадцать арбалетов. Адептка Лэсарт, я ничего не забыл? – едко вопросил главнокомандующий.

Мне следовало ужаснуться, но даже сейчас, когда мы очутились в гостевом доме, страха не было.

– Секиру забыли. Только вчера закончила. Вам о ней просто не успели доложить.

– Хорошо. Тогда перейдём к вашему плотному сотрудничеству с Тёмной стражей, которое принесло вам аж семь серебряных монет. – Лорд Льен недоумённо нахмурил брови, видимо, не мог понять, как же я так продешевила.

Семь серебряных монет! Ага. За них я бы и из постели не вылезла. От Тёмной стражи я получила сорок семь серебряных и три золотых. Просто господин Альторэ согласился, что в договоре лучше указать минимальные расценки, чтобы сэкономить на налоге, а доплачивали мне уже наличкой, исходя из принесенной пользы. Когда я предупредила городской патруль о ловушке тёмных сатиров, стражники всем скопом скидывались, а господин Альторэ предложил мне постоянную работу. Окончательный ответ пока не дала, не хотелось внезапно выяснить, что после завершения переподготовки я обязана отработать сколько-то месяцев на благо империи в рядах Тёмной стражи. Благодаря моей помощи, защитникам города наконец-то удалось очистить окрестности Карагата от порождений Бездны, а новые не торопились занимать освободившееся место. Хищники словно чувствовали, что больше халява не обломится, а связываться с усилившейся ночной фурией они не были готовы.

Лорд Льен выразительно кашлянул, он все ещё ждал моих объяснений. Ничего сложного!

– Договор между академией и Тёмной стражей заключался через местную канцелярию. Разве младший паладин Латар вам не сообщила…

– Сообщила! – неожиданно зло рявкнул главнокомандующий. – Младший паладин Латар регулярно докладывала, что вы изо всех сил строите из себя идиотку, но при этом вас невозможно поймать на горячем. Знаете, я начинаю понимать…

Мое сердце сжалось от страха.

– Что вы начали понимать?

– Почему госпожа Ортон, даже находясь под воздействием смертельного проклятия, мечтала от вас избавиться! Вы на редкость невыносимая особа!

– Я не желала этой переподготовки, – еле слышно произнесла, гипнотизируя пол. – Единственное, о чём я сейчас мечтаю, чтобы моя учёба поскорее завершилась.

– А собственное смертельное проклятие вас не смущает?

– Не настолько, чтобы упасть в ваши объятия.

– Дура. Тёмная дурёха. – Лорд Льен вмиг оказался рядом и развернул меня к себе лицом. Я и испугаться толком не успела, а его пальцы уже сжали мой подбородок, вынуждая запрокинуть голову и посмотреть в строгое холодное лицо нашего главнокомандующего. – Как вы считаете, что помогло вам выжить? Благодаря чему смертельное проклятие ещё не активировано?

– Я… Я осталась в ШИПе… – прошептала я, во рту резко пересохло, а по телу пробежал неприятный холодок.

– Вас спасла кровь тёмных. – Лорд Льен оставил мой подбородок в покое и сжал стальным захватом запястье, его палец провёл по тонкой сеточке вен. – Думала, я не почувствую? Не распознаю кровь истинной Тьмы, которой в этом мире так ничтожно мало?

Я инстинктивно подалась назад, но лорд Льен держал крепко. Усилием воли заставила себя не сопротивляться, паника не мой метод.

Вот Тьма! До чего же страшно!

– Всплесков не было. Я полностью себя контролирую, – тихо произнесла я. Удивительно, но голос не дрожал.

– Дура, – тихо и уже как-то устало произнёс лорд Льен. Он оставил мою руку в покое и отошёл. Наверное, заметил ужас, который прошиб меня от его признания. – Вам нужен учитель. Сами вы не справитесь. Поэтому предлагаю заключить договор здесь и сейчас.

Лорд Льен не оставит меня в покое. Я осознавала это со всей чёткостью. Значит, надо сделать так, чтобы он не смог меня найти. Но сначала надо всё продумать.

– После завершения переподготовки. Когда мы с Элмаром пройдём финальные испытания.

– Считаете, что сможете выйти на арену и сражаться? Вас весь месяц прикрывали другие.

Да, уровень осведомлённости нашего главнокомандующего просто зашкаливал, но тем сильнее он удивится.

– Пообещайте, что, если Элмар справится, вы позволите ему выйти на вольную охоту.

Моя наглость тоже была запредельной, но лорд Льен лишь сложил губы в скептической усмешке.

– Договорились. И всё-таки, адептка Лэсарт, сдаётся мне, магистр Ириэль зря считает вас толковым магом Воздуха. Будь вы настолько талантливы, то уже обратили бы внимание на некоторые изменения вашей ауры.

После этих слов я задействовала аркан, позволяющий создавать слепки аур, и поняла, к чему клонил лорд Льен, едва увидела собственную. Тёмные пятна, отражающие расположение смертельного проклятия, заметно посерели, а кое-где и вовсе сделались полупрозрачными. Проклявший меня маг сохранял со мной связь, однако больше не мог навредить.

– Но как такое возможно?

– Я рассчитывал, что именно вы дадите ответ на этот вопрос. – Лорд Льен смотрел тяжёлым, немигающим взглядом. Лицо его, привычно жёсткое, стало ещё более хищным. – Как иллюзион, пусть и настолько талантливый, сумел подавить смертельное проклятие?

– Мм-м… Я слишком боялась, что явится высший демон и захочет… – Я уставилась себе под ноги, чувствуя, как под иллюзорной маской лицо горит от смущения. – И захочет снять с меня проклятие.

Взметнулось чёрное пламя, и меня вышвырнуло за пределы парка.

Девичьи печали лучше всего обсуждать женским коллективом, вот я и пошла к русалкам. Незаметно подтянулись и остальные девочки: выскользнула из тени Киса, прилетели банши, Гоша тоже рвался поучаствовать, но русалки такой визг подняли, что полтергейст счёл за лучшее вернуться в склеп. Рассказать девочкам обо всём я не могла, но они уловили суть проблемы. Совет был единодушен: если лорд Льен уже и так в курсе моего секрета, надо его убедить, что никакого секрета нет и в помине. Я обязана доказать, что могу контролировать Тьму.

Вернувшись к себе, я взялась за написание отчёта для мастера Стужи. Процесс шёл быстро и гладко, ведь я ничего не утаивала! Где-то через час я позвала берга и попросила его отнести записку Элмару. Ответ пришёл раньше, чем я успела дописать пару предложений.

«Начинаем завтра. Встань пораньше».

Вот Тьма!

Глава 8

– Покажитесь, трусы, вы же не бабы!

От гневного вопля Джереми Даяна зазвенело в ушах.

– Вот именно… Девчонку вы хотя бы пожалеете, – пропыхтел Георг Войский, замаскировавшийся под тренировочный манекен.

– Я бы на это особо не рассчитывал, – ядовито произнёс боевик и подбросил на руке огненный шар.

Да, Джереми с удовольствием меня поджарил бы. А пусть сначала найдёт! Я-то, в отличие от Войского, на провокации не велась и в разговор не вступала.

Элмар, мигом определивший источник звука, запустил в Войского зелёный фаер. Иллюзорный манекен вспыхнул, как настоящий, а Георг под скрывающим пологом шустро отполз в сторону, отдышался и послал мне воздушный поцелуй.

Да, иллюзионисты своих не бросают!

Когда Элмар зашёл за мной на рассвете, я думала, что он собирается учить меня основным элементам контактного боя. Куда там! Элмар притащил с собой боевиков и заставил Икара и Войского присоединиться к тренировке.

– Вместе веселее! – оптимистично заявил тогда Георг.

Сейчас ему было уже не так весело. Элементарные щиты, которые нас научил ставить мастер Наори Шан, боевики пробивали с двух ударов, пришлось вспомнить, что мы иллюзионисты, и положиться на природный талант маскироваться. Мы прятались, боевики злились, ещё немного – и зрители подтянутся, то есть остальные адепты на утреннее построение начнут собираться.

А вот и первый зритель…

Лорда Льена я заметила первая и начала ненавязчиво отползать в сторонку. Та ещё задачка, учитывая, что маскировалась я под корыто с водой.

Я ползла, стараясь не шуршать и не расплескивать воду – чересчур достоверная иллюзия не всегда во благо, – преграда позади меня возникла до того внезапно, что я с трудом подавила испуганный вскрик.

Обернулась через плечо и…

– Ничего, что я тут стою, пока вы тренируетесь? – ехидно вопросил главнокомандующий.

– В чём прокол? – незамедлительно поинтересовалась я.

– Дайте подумать… Корыто не ползает?

– Так остальные же не заметили.

Лорд Льен иронично вскинул бровь, осмотрелся, а потом громко хлопнул в ладоши. По тому, как вздрогнули и боевики, и иллюзионисты, я поняла, что до этого момента его никто не видел. Не просто не замечал, а не видел!

– Да, адептка Лэсарт, у вас очень интересные способности, – вкрадчиво произнес главнокомандующий.

– Вот Тьма-а-а… – еле слышно выдохнула я.

– Мне нравится ход ваших мыслей. Движутся в верном направлении.

Наша утренняя тренировка была подвергнута жесточайшей критике. Лорд Льен назвал её жалким выпендрёжем, вместо того чтобы развивать слабые стороны за счёт навыков друг друга, мы занимались… Собственно, выпендрёжем мы и занимались. Боевики жаждали проучить доходяг-иллюзионистов, не умеющих ставить щиты, а мы показали им крепкую фигу, спрятавшись за иллюзиями. Под конец своей речи лорд Льен объявил, что намерен уделить особое внимание нашим тренировкам, ещё и отметил, что не наблюдает особой радости на наших лицах.

– Надеюсь, теперь ты доволен? – спросила я, поравнявшись с Джереми.

После построения младший паладин Латар отправила нас бегать вокруг стрельбища.

– Просто в восторге. Заполучить самого главнокомандующего в наставники. О свободном времени можно забыть.

– В каком смысле?

– Лорд Льен любит контролировать каждый шаг своих подопечных… Ау!

Я тоже вскрикнула, ощутив обжигающее прикосновение к плечу, – всевидящее око младшего паладина Латар наказало нас за болтовню во время пробежки.

– Потом договорим. Кстати, неплохо бежишь. Догонишь? – Блондин хитро прищурился и ускорился.

Только сейчас я заметила, что больше не задыхаюсь, а в ногах появилась пружинистая лёгкость. Покрутила головой в поисках Элмара – боевик вырвался вперёд почти на круг и теперь меня догонял.

Ага! Размечтался!

Стиснув зубы, я начала набирать скорость, а в голове словно наяву звучал командный голос Элмара: «Держи спину. Не сутулься, ты же не горгулья. Легче! Легче бег! И начни наконец работать руками!»

Ближе к финишу моё дыхание сделалось тяжёлым и свистящим, сказались последствия ускорения на пределе возможностей, но я не позволила Элмару себя догнать, а потом еле доползла последний круг. Когда я пересекла финишную черту, то уловила одобрение во взгляде напарника, уже перешедшего к упражнениям с мечом.

Спустя месяц я убедилась, что скакалка – прекрасный беговой артефакт.

* * *

Я вручила отчёт мастеру Стуже в конце практического занятия. Думала положить на стол и сбежать из аудитории, но снежный див знаком указал, что мне следует вернуться за парту, а сам углубился в чтение. По мере ознакомления с моей писаниной его лицо бледнело, а температура в аудитории снизилась на пару градусов.

 

– Адептка Лэсарт, если изложенное вами – правда…

– Вы можете запросить подтверждение у Тёмной стражи, – мягко заметила я.

Мастер Стужа присмотрелся ко мне повнимательнее.

– Не могу поверить, что я оказался настолько недогадлив. Тьма всегда отмечает своего носителя, в вас же нет ничего, что могло бы натолкнуть на мысль о наличии крови демонов.

– Возможно, я просто слишком хороший иллюзионист. Вы передадите мой отчёт лорду Льену?

– Он уже говорил с вами о необходимости обзавестись наставником?

– Говорил. И предложил свою кандидатуру.

– И? – Мастер Стужа заинтересованно подался вперед.

– Я попросила дать мне время до завершения переподготовки.

– Немыслимо! – Снежный див хлопнул тетрадью по столу, который тут же покрылся блестящей ледяной коркой. – Предложение лорда Льена – высочайшая честь, а ваш отказ – величайшая глупость.

– Я не отказывалась, а всего лишь попросила об отсрочке.

– Ваше право, но скажу ещё раз, что вы поступили недальновидно.

– Спасибо, мастер. Я вас услышала. Так вы принимаете мой отчёт?

– У меня больше нет к вам вопросов, адептка Лэсарт. От себя могу лишь добавить, что вы самая неординарная ученица, которая только посещала мои лекции. А учитывая ваше успешное сотрудничество с Тёмной стражей, я рекомендовал бы вам продолжить изучение магического права.

– Сожалею, но не вижу себя на страже закона.

– Тогда желаю вам быть осмотрительнее, когда вы очутитесь по другую сторону. – Глаза снежного дива проницательно блеснули.

Мне оставалось только поблагодарить и отправиться на розыски мастера Ар-Хана.

Я не видела саламандера с вечера, проведенного в компании Изер-Хан, но не сомневалась, что мне не составит труда получить зачёт по его предмету. В конце концов, я исправно посещала все занятия.

– Сожалею, адептка Лэсарт, но вы так и не смогли освоить базовый уровень медитаций.

Мастеру Ар-Хану пришлось повторить свой вердикт, чтобы я его осознала.

– Но как же так? Я ходила на лекции. Да я чуть ли не дословно могу процитировать всю теорию!

– Курс медитаций подразумевает овладение практическими приёмами. Увы, умение спать сидя к таковым не относится. – Саламандер печально улыбнулся, словно ему действительно было жаль, что я ничего не вынесла из его курса.

– И что мне теперь делать? Как получить оценку?

Мастер Ар-Хан нырнул под преподавательский подиум и вытащил из-под него сине-оранжевый коврик.

– Не теряйте надежды. Ничто так не расслабляет после усиленных тренировок, как медитация.

Я представила реакцию Элмара, которому скажу, что вечером вместо групповой тренировки у меня ожидается свидание с ковриком и крышей замка.

Да-а-а… Напарник будет в восторге!

* * *

– Лэсарт, ты рехнулась? – Получив мою записку, боевик немедленно пожелал выяснить отношения. И плевать он хотел, что сейчас к нашему разговору прислушивалась вся столовая.

– Нет, я тебя предупредила. Причём заранее. Цени! – Я потянулась к надкушенному бутерброду, но тарелка неожиданно отъехала в сторону.

Элмар уселся напротив и холодно улыбнулся:

– Внеплановая тренировка. Цени!

То есть нормально мне поесть не дадут? Вконец достал!

Иллюзорные муравьи были брошены в атаку, но реакция Элмара оказалась совсем не такой, как я рассчитывала: боевик вальяжно раскинулся на стуле и улыбнулся. Он самым свинским образом игнорировал наведённые ощущения!

Привстав со стула, я потянулась к бутерброду. Тарелка не шевелилась, но стоило мне сделать резкое движение, как она взмыла вверх, и мои пальцы ухватили лишь воздух.

– Динара, давай я с тобой поделюсь. – Икар недобро посматривал на Элмара.

– Нет. Я хочу свой бутерброд.

– Хоти, – милостиво разрешил напарник. – Хотеть не вредно, вредно не мочь.

Я тяжело опустилась на стул. Вот и чего он добивается?

Левитировать я не умела, особой скоростью тоже похвастаться не могла. Зато мне было под силу усложнить задачу Элмару. С десяток иллюзорных копий медленно поднялись в воздух и принялись кружить рядом с бутербродом. И Элмар занервничал! Нет, внешне он казался таким же расслабленным, но за этот месяц я хорошо изучила напарника. Размявшись, иллюзии перестали летать по кругу и теперь мельтешили перед глазами Элмара, сбивая концентрацию. Момент, когда он попытался передвинуть иллюзию, я уловила чётко. Тотчас бутерброды подло атаковали боевика, сбрасывая на него ветчину, помидоры и листья салата. Я же ухватила настоящий и впилась в него зубами.

Ды-а-а! Блаженство!

И тут неожиданно раздалось предельно серьёзное:

– Запомни это ощущение, Фиалочка. Когда будешь страдать на крыше, думай не о том, как расслабиться до полудрёмы, а старайся поймать эмоции, благодаря которым тебе захочется взлететь. Поняла?

Ответить я ничего не смогла. Бутерброд банально встал поперёк горла. Гхаров тренер! Вот сидишь и не знаешь: засветить ему хлебушком промеж глаз или сказать спасибо.

* * *

На крышу я поднялась с боевым настроением и надеждой на удовлетворительное воплощение того, что знала на отлично в теории. Устроившись на коврике, закрыла глаза и начала слушать парк. Чутьё ночной фурии лучше распознавало мёртвых, чем живых. Это я выяснила опытным путем, ещё ярче ощущались порождения Бездны, но сейчас таковых вблизи академии не наблюдалось. Хорошо, наверное. А то Элмар вконец достал своим брюзжанием, что пробуждение моего дара не было скреплено кровью. Каков умник выискался! А ещё Элмар настаивал на моём возвращении в Сумеречье. Он считал, что я обязана предстать перед кланом. Ночные фурии должны узнать, кто унаследовал силу Ионар Яростной.

Нашёл дуру! Как будто неясно, что произойдёт потом. Два-три вызова на дуэль, и от меня останется высушенный ошмёток. Родственнички с радостью отберут несправедливо полученное. Да, Ионар Яростная меня знатно подставила, заодно и внуков-отравителей проучила. Двойное удовольствие!

Нет, как-то неправильно я настраиваюсь на медитацию. Слишком много думаю, а должна чувствовать, освободить сознание и ощутить небывалый душевный подъём.

Да запросто! Как только завершится переподготовка в военной академии Карагата. Да я буду просто парить над землёй от радости!

Протяжную мелодию волынки я услышала и безо всякой подготовки. Звук раздался в моей голове, такой знакомый и навевающий образы из прошлого. Я словно наяву увидела окутанные фиолетовым туманом леса Сумеречья, ощутила терпкий запах травы под ногами – полупрозрачная дымка обладала странным свойством делать все запахи ярче, острее… Музыка в моей голове сделалась громче, краем сознания отметила, что про неё не было ни слова в курсе мастера Ар-Хана.

Волынка манила за собой, то усиливая своё звучание, то затихая, и тогда внутри меня всё замирало, и появлялось странное ощущение, словно я балансировала на краю. Протяжные звуки снова стали громче, заставляя вспоминать далёкий северный край, сердце затопила горечь от осознания, что эти земли так и не стали мне родными. Сейчас я стремилась к ним всей душой и была готова отдать что угодно, чтобы снова увидеть Сумеречье. Прямо сейчас, любой ценой! Волынка взвыла на одной протяжной ноте и затихла, наступившая тишина оглушила, а следом снова возникло ощущение падения. Раздавшийся крик заставил меня открыть глаза и увидеть стремительно приближающуюся землю, голова закружилась, земля и небо поменялись местами, и я очутилась в лесу, окутанном фиолетовым туманом.

Я перенеслась на Изнанку.

* * *

– Нет, ты ещё жива. – Резкий голос бабушки Ионар перешел в низкий грудной смех.

Он-то и прервал судорожный процесс изучения собственного тела – я искала повреждения, которые должны были неизбежно возникнуть при столкновении с землёй.

– Вы вызвали меня?

– Дитя… Какое же ты ещё дитя.

Заметно помолодевшая Ионар Яростная вышла из-за дерева. Исчезли редкие морщинки, подтянулось тело. Короткий топ с меховой оторочкой и обтягивающие замшевые штаны оставляли слишком мало простора для воображения.

– Пребывание на Изнанке пошло вам на пользу. Отлично выглядите.

«Для мёртвой…» – не сказала, но подумала.

– Какая восхитительная наглость. Мне нравится.

Теперь бабушка рассматривала меня с отчётливым интересом. Цепкий взгляд северной красавицы старался уловить малейшие детали. Неужели заметила, что и я за минувшие недели изменилась? В объёме так точно уменьшилась, похудела. На это я обратила внимание, ещё когда ощупывала себя в поисках ран и переломов.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28 
Рейтинг@Mail.ru