Сердце Дракона. Книга 9

Кирилл Клеванский
Сердце Дракона. Книга 9

Глава 750

На “Ярости смертного неба” повисла тишина. Все, кто следил за поединком, хотя, скорее – бойней, пытались понять, что именно они увидели.

Если упростить, то не так уж и внушительно звучало – Рыцарь духа, в одиночку одолевший еще шесть Рыцарей духа. И когда ставишь произошедшее под угол подобного мировоззрения, то не особо и удивляешься. Но если добавить деталей…

Мальчишка, уничтоживший мечников из Хищных Клинков, не был аристократам. Его никто и никогда не обучал основам. А если упустить основы и сразу начать подкреплять свой бой техниками и энергиями, то высот добиться невозможно.

Это все равно что пытаться строить башню на болоте. Как бы хороши материалы ни были и как бы быстро ты эту башню ни строил, она обязательно когда-нибудь утонет.

Но это философия, доступная лишь таким, как глава Хищных Клинков, император или Орун – иными словами, могущественным мечникам.

Другие же увидели перед собой Рыцаря духа, который так и не обнажил своего меча. Голыми руками, не призывая своего духа, он за считанные мгновения, за несколько ударов сердца отправил к праотцам шестерых вооруженных, закованных в броню и готовых к бою мечников.

И то, как он это сделал, – дерзко, грубо, жестоко, по-звериному, – внушало некую оторопь. Оторопь оттого, что не только Жан, но и многие другие увидели перед собой тень прошлого.

Прошлого, принадлежащего мечнику, который сейчас, закованный в цепи, сидел рядом с ними. Вот только ни у кого не возникало ни тени сомнения в том, что при желании Орун с легкостью мог бы сбросить с себя технику императора Моргана.

И не делал он этого только из уважения к последнему.

Увы, данное уважение, кроме как на императора, более ни на кого не распространялось. Орун ненавидел аристократов всеми фибрами своей дикой звериной души.

И не сказать, что нельзя…

– Боги и демоны, – выдохнул глава Небесного Ветра. – Я сейчас как в прошлое вернулся…

– Такое нечасто увидишь, – вторил ему глава Ядовитого Плюща. – Сколько лет Орун обучал этого звереныша?

– Два года, – Агвар Марнил задумчиво поглаживал свою древесную, похожую на кору дуба бороду. – Может, чуть дольше…

– Два года, – повторил глава Небесного Ветра. – Проклятье… вы ведь знаете, что мой клан держится особняком от ваших интриг, но, видят боги, я бы не хотел, чтобы у моего молодого поколения появился такой враг.

– Ты переоцениваешь этого мальчишку. – Брустр, скрестив пальцы домиком, неотрывно смотрел на поляну. – На фоне этих слабаков он может выглядеть хоть копией Оруна, но в настоящем бою не будет стоить и мизинца моего сына. Лариса.

Среди глав кланов послышались согласные шепотки. А затем раздался самый громкий и отчетливый смешок.

– У тебя короткая память, Брустр? Кажется, не прошло и трех лет с тех пор, как твой сын проиграл моему. И кажется, после этого только сестра Агвара смогла вытащить его из дома предков.

– Ты хвастаешься, Сальм? – прищурился глава Хищных Клинков.

– Упаси меня боги от такого греха, – развел руками Сальм Тарез, глава дома Тарезов, богатейший человек империи. – Разве достойно таким мужам, как мы, мериться успехами наших сыновей? Их дрязги – лишь сиюминутные победы и поражения. Кто же ведет им счет…

Обезоруживающая улыбка вкупе со змеиными, слегка красноватыми глазами – Сальм Тарез являлся олицетворением человека, у которого никто не захочет оставаться в долгу.

“Проклятый Тарез, – подумал отвернувшийся от соперника Брустр. – Я еще выясню, что за энергию использовал твой сын. Если ты думаешь, что твоему клану сойдет с рук использование запретных знаний, то глубоко в этом ошибаешься. Я еще выведу тебя перед императором на чистую воду”.

– Слабак, – резко фыркнул Орун, с которого действительно спали цепи. – Столько времени потратить на этих дворняг… И на это вот подобие мужчины я потратил два года своей жизни… Как праотцам-то теперь в глаза смотреть…

– Иногда, друг мой, ты звучишь, как обиженная любовница.

Сказать, что присутствующие на верхней палубе сочли наставника Жана, так нагло насмехавшегося над Оруном, безумцем – не сказать ничего.

Но то, что мечник никаким образом не наказал обидчика, поразило их куда больше.

Ведь лишь немногие знали о близкой дружбе этих двоих.

– Иногда, Жан, я себя так даже чувствую.

Спустя мгновение два товарища, заставляя остальных отводить глаза, засмеялись.

* * *

Отыскать второй отряд Хаджару так и не удалось. На Озеро Грез уже опускались сумерки, а отряд аристократов с двумя друзьями – Эйненом и Хаджаром, до сих пор блуждал от одной поляны к другой.

Иногда они находили тела. Все – со следами недавней битвы. В большинстве случаев с погибших забрали медальоны, а количество тел не превышало четырех.

Исключение составил лишь единственный, эпизод, когда отряд натолкнулся на залитый кровью бурелом, в котором лежало сразу девять адептов.

При этом все они – при медальонах.

По позам Хаджар довольно быстро прочитал произошедшее. Скорее всего, в ходе яростной битвы наступила боевая ничья. Вот только в случае с адептами такая ничья оборачивалась смертью и одной, и второй группы.

– Я, конечно, понимаю, Дархан, – Динос вновь, поразив присутствующих, обратился к Хаджару по имени, пусть и второму, – что после Горы Ненастий Озеро Грез кажется приусадебным садом, но и здесь ночи опасны даже для Повелителей.

– До ночи еще почти целый час, – парировал Хаджар.

Сидя на корточках, он рассматривал участок маленькой звериной тропы. Видимо, ее использовали самые некрупные из обитателей леса Озера Грез.

– Ларис достаточно умен, чтобы скрывать свои следы, – стоял на своем Динос. – Поверь мне – я его знаю. Возможно, он уже сам следит за нами и ждет подходящего случая.

– Пока я слышу не знание, Том, а страх.

– Страх?! Ты забываешься, простол…

– Хватит вам, – перебила Тома эльфийка. Она все так же стояла рядом с Эйненом. – Хаджар, я знаю, что ты действительно умелый следопыт, но стоит признать, что Ларис нас обыграл.

Хаджар зачерпнул горсть земли. Он прорыхлил ее между пальцев, затем принюхался, а под конец, вызывая у всех рвотный позыв, заложил немного за десну.

Сплюнув и прополоскав рот водой из фляги, Хаджар выпрямился и посмотрел дальше на запад.

– Вряд ли он нас обыграл, – задумчиво произнес Хаджар.

– С чего ты взял, Хаджар? – подался вперед Гэлхад.

Все то время, что они шли по следу, великан всеми силами старался показать, что Анис – его. Может, ревновал? Но ведь Хаджара с бывшей старшей наследницей, кроме нескольких двусмысленных эпизодов, больше ничего не связывало.

Порой Хаджар замечал, что более странными существами, чем женщины, могут быть разве что влюбленные мужчины.

– Его следы обрываются.

– Техника сокрытия, – пожал плечами Том. – Либо он просто слишком умело их заметает.

– Нет, – покачал головой Хаджар, – ни одна техника сокрытия не может сотворить подобного. Следы Лариса и его группы попросту обрываются. Причем некоторые – на полушаге. Я такого прежде никогда еще не видел.

– Если ты чего-то не видел, это не значит, что это невозможно.

– Согласен, – с удивлением для самого себя Хаджар не стал спорить с Томом. – Но чуть дальше, – он показал на соседний бурелом. – Там, где мы видели мертвых с медальонами, я заметил несколько странностей. Тогда я подумал, что это просто следы от странных техник, но нет.

– И что же ты там увидел? – спросила Анис.

Хаджар повернулся к мечнице. Гэлхад тут же опять подался вперед. Это выглядело одновременно забавно и глупо.

– Как я теперь понимаю – следы того, что там кого-то волокли. И, учитывая медный привкус земли, волокли окровавленным.

Адепты замолчали.

– Что ты хочешь этим сказать?

– Сам не знаю, – пожал плечами Хаджар. – Как бы странно это ни звучало, но что-то не имеющее тела, не излучающее энергии, не оставляющее следов и не обладающее формой, ранило Лариса и потащило куда-то. Скорее всего – себе в логово.

Аристократы переглянулись. Эйнен занимал холодный нейтралитет.

– Это ведь нам на руку, да? – поинтересовался Том.

– Нет, – резко отсекла Анис, – для плана нам необходим живой Ларис. А если его прибьет Тарез или, как сказал Хаджар – неведомая тварь, то все мы обречены.

– То есть…

– То есть нам надо спасти Лариса.

С этими словами Анис, положив ладонь на рукоять клинка, отправилась в сторону бурелома.

– Проклятье, – выругался Хаджар. – И почему в последнее время моя жизнь вертится вокруг Диносов?

Глава 751

– Будьте осторожны.

– Со всем уважением, Хаджар, но в данной ситуации ты можешь засунуть свои советы в любое приятное для тебя место.

Хаджар скептически посмотрел на Гэлхада, но промолчал. Великану и так приходилось несладко. В конце концов – чем больше идущий по лесу, тем вероятнее, что он будет издавать наиболее громкие звуки.

Младшему наследнику Вечной Горы приходилось несладко. И это учитывая, что на лес уже опустилась ночь. Проснулись самые жуткие из хищников.

Возможно, не такие опасные, как на Горе Ненастий, но в данный момент и с такими сталкиваться было не с руки.

Хаджар с Эйненом пытались убедить отряд обмазаться землей, глиной и листьями, но аристократы, превратившись из воинов в напыщенных подростков, наотрез отказались. Аргументировали это тем, что в данный момент в небе сидят главы их кланов, которых они просто не могут подвести подобным поведением.

Даже Дору, которая всегда прислушивалась к Эйнену, переубедить не удалось. В итоге Хаджар с Эйненом тоже не стали прибегать к проверенной защите – какой смысл, если остальные будут продолжать распространять на километры вокруг свое человеческое амбре.

– Долго продержится? – спросил Хаджар у Эйнена.

Островитянин посмотрел на кружащий над их головами волшебный иероглиф. Он излучал сумрачную энергию и окружал отряд едва зримой пленкой полумрака.

 

Чем бы ни занимался лысый пират эти два года, но его познания в защитной магии шагнули на совершенно иную ступень.

– Два часа, – не очень-то и уверенно ответил Эйнен. – Может, чуть дольше.

Отряд двигался крайне медленно и осторожно. Вдали от звериной тропы, которую кроме Хаджара больше никто различить и не мог, им приходилось таиться от каждого шороха и шума. Порой случалось замирать и из-за ложной тревоги – когда шумел Гэлхад.

Великан явно некомфортно чувствовал себя в лесном массиве.

– Ты уверен, что мы с ними играем действительно в одной команде? – Хаджар, огибая слишком подозрительные кочки, перешел на диалект страны островов.

– Я уверен, что они уже спланировали, когда нас предать.

Хаджар вновь посмотрел на Эйнена. Тот выглядел так же, как и всегда – будто ожившая скульптура. Но Хаджар чувствовал, что его друг не только в магии поднаторел.

Видимо, то время, что он провел в квартале эльфов, научило его многому, чему не научит даже лучший учитель.

– Наставник Жан так и не представил тебя мастеру?

– Не успел, – Эйнен заботливо отогнул ветку и, дождавшись, пока Дора перед ней пройдет, отпустил. В итоге та чуть не прилетела в лицо Тому. – Мастер копья отправился на границу с Ласканом.

Хаджар на пару мгновений повернулся к сокрытому за кронами деревьев небу. Он был уверен, что где-то там, на кораблях среди зрителей, сидит и учитель Орун, да вывернет его дважды наизнанку.

* * *

Изодранный, со множеством самых жутких ран, покрытый коркой запекшейся крови, как своей, так и чужой, Хаджар с трудом заполз на плато.

Несмотря на то что лес Горы Ненастий, в котором Хаджар сбился со счету, сколько раз едва не отправился к праотцам, остался у подножия очередного пика, это все равно ничего не значило.

Подъем по отвесной, почти идеально гладкой скале, мало того, что едва не стесал пальцы Хаджару, так и доставил немало проблем. В основном все эти проблемы сосредоточились вокруг самых разнообразных небесных жителей. Начиная крылатыми змеями и заканчивая радужными воробьями.

И если для кого-то в столице Дарнаса радужный воробей мог звучать несколько забавно, то только не для Хаджара. Огромные, под метр в длину, весом в полтонны и размахом крыльев в пять метров, эти твари десятками нападали на Хаджара.

Свисая со скал на одной руке, он на пределе своих возможностей отбивался от треклятых летунов. И как бы ни было обидно это признавать, но если бы не техника “Летающего меча”, доставшаяся ему от Черного Генерала, то вряд ли бы он смог пережить этот подъем.

– А я уже решил, что боги избавили меня от необходимости учить кого-то.

С трудом заставляя легкие сделать очередной вдох, с мутными, почти ничего не видевшими глазами Хаджар валялся на краю обрыва.

Там, внизу, под слоем пушистых кучевых облаков лежало почти семь километров отвесной скалы. Расстояние, которое не преодолел бы не то что простой практикующий, но и редкий Небесный солдат.

– Я… тебя… убью, – прохрипел Хаджар.

За эти полторы недели, проведенные на Горе Ненастий, он воспылал к Оруну той палитрой чувств, в которых кроме ненависти и злобы больше ничего и не было.

– Стремление достойное. – Орун все в той же доминирующей манере сидел на камне. Перед ним на огромном вертеле жарилось над костром мясо. – А реализовать сможешь?

Выглядело это несколько сюрреалистично. Вертел, на котором покоилась туша весом в несколько сотен килограмм, выглядел скорее как походный посох. А стойки, держащие его на весу, – осадные рогатки, если такие вообще существовали.

Аромат поджаристого мяса, посыпанного пряными и острыми специями, бульканье закипающей крови и сока, которыми истекала туша, все это задурманило разум Хаджара.

Истинным адептам действительно не требовались пища и вода. Во всяком случае, не в таком количестве, как смертным или практикующим. Но тем не менее после такого приключения, которое пережил Хаджар, организму нужно было восстановить силы.

И если не получалось сделать это при помощи энергии, которой в данный момент у Хаджара оставалось самый минимум, то приходилось восстанавливаться самым обычным и приземленным образом.

Едой.

Рот Хаджар мгновенно наполнился слюной, а в животе так заурчало, что стало даже больно. Не в силах встать, Хаджар банально пополз к еде.

– Не так быстро, щегол, – Орун поднялся и встал напротив Хаджара. – Или ты уже забыл наш уговор? Если у тебя не получится меня поцарапать, то ты – мой.

Хаджар увидел хищную, кровожадную улыбку мечника и понял, что пусть треснут сами небеса, но за последующие два года он найдет способ прикончить этого… этого…

* * *

– Хаджар? – На плечо легла знакомая, слегка мозолистая ладонь. – Все в порядке?

– Все в порядке, – ответил Хаджар. – Просто немного воспоминаний.

Эйнен “кивнул” в своей привычной, сдержанной манере и отошел.

– Ох, боги и демоны, это то, о чем я думаю?

– Лучше бы, Том, это было не так.

Анис обнажила клинок. Ее примеру последовали и остальные члены отряда. Мгновенно активировав артефактную броню и вооружившись, они встали плечом к плечу.

Хаджар, пока не спешивший с Зовом, лишь призвал в реальность Черный Клинок. Это не укрылось от Эйнена, который уже стоял внутри своей теневой обезьяны.

За два года защитная техника островитянина успела разительно измениться. Теперь это была не огромная пятиметровая тварь, а нечто вроде силуэта, застывшего вокруг самого Эйнена. Вот только потеряв в размере, обезьяна явно приобрела в плотности и теперь выглядела как миниатюрная, но неприступная бронированная крепость.

Бронированная, все в той же радужной чешуе.

– Это действительно оно? – все не унимался Том. – Озеро Грез?

Отряд стоял на берегу покрытого туманами озера. И, видят Высокие Небеса, от его водной поверхности тянуло такой опасностью, которую Хаджар ощущал только в логовах самых жутких зверей Горы Ненастий.

И если тогда ему приходилось забираться в них из-за Оруна, да поселятся в нем черви, то теперь он шел туда по своей воле.

– Ларис там.

– Где – там? Я его не вижу.

– Он под водой.

Таких отборных, совсем не аристократических ругательств Хаджар не слышал уже очень давно.

Глава 752

На “Ярости смертного неба” уже вовсю шел пир, который император Морган устроил для ближайшего круга своих гостей. Стол, рассчитанный всего на семьдесят человек, поставили таким образом, чтобы можно было наблюдать за происходящим у Озера Грез.

Яства, стоящие перед гостями, мало походили на те, что обычно представляли себе на пирах смертные, практикующие и начинающие истинные адепты.

Здесь не было ни мяса, ни особых изысков. Только огромное количество самых разнообразных фруктов и даже кореньев. Да, тех простых кореньев, которыми питаются разве что бродяги смертных.

Вот только от каждого фрукта и корешка тянуло невероятной, практически на ощупь ощущаемой энергией. Все, что предложил в качестве угощения император, являлось без малого редкими природными ресурсами. И за многие из них начинающие истинные адепты были бы готовы продать душу.

– Никогда бы не подумал, Брустр, – со скрытой насмешкой произнес Данахэд, отправляя в рот очередной солнечный персик, – что твои племянники так дружны с твоим сыном.

Глава Хищных Клинков лишь сжал зубы, отчего его скулы вздулись, но промолчал. Как и многие, он продолжал наблюдать за весьма колоритным отрядом: один из многочисленных сыновей Данахэда, дочь Агвара, потерявшая его расположение из-за связи с простолюдином, два племянника Брустра, которые еще дышали лишь по политическим причинам, и ученик Оруна.

Несколько часов назад Брустру пришлось пережить поток насмешек со стороны Сальма Тареза. Тот не упустил случая позубоскалить по поводу того, что Лариса утащил монстр Озера Грез.

Разумеется, Тарез забыл упомянуть, что Ларису удалось защитить свой отряд от неминуемой гибели. Все же чудовище Озера Грез стояло на уровне первобытного монстра четвертой стадии.

Вряд ли хоть кто-то из находившихся сейчас в лесу адептов был способен одолеть монстра, равного по силе Безымянному адепту.

А теперь отряд, идущий по следу Лариса, который они непонятно каким образом смогли различить, вплотную подобрался к озеру.

И это при том, что озеро обладало совершенно невероятной способностью к постоянной смене своего местоположения.

Как и благодаря чему происходили подобные аномалии, не смогли выяснить даже за тысячи лет лучшие ученые умы Даанатана.

– Ну наконец-то. – Орун, сбив ребром ладони горлышко от бутылки одного из лучших вин, залпом осушил содержимое емкости, а затем вытер губы рукой. После чего не забыл вытереть саму руку уже о собственные волосы. – Я уж думал, выкормыш бездны так и будет возиться с этими бездарями.

Главы кланов повернулись к Оруну, но никто из них так ничего и не сказал против “бездарей”. Все они надеялись на то, что Великий Мечник упадет в грязь с лицом, когда его ученик бесславно сгинет в Озере Грез.

Хотя многие из них не видели особой разницы в том, будет ли лицо Оруна в грязи или нет. Оно выглядело, без сомнения, одинаково…

* * *

Подойдя к кромке воды, Хаджар вытянул перед собой руку. Стоило ему это сделать, как туман, плотным покрывалом укрывший водную гладь, свился тонкими плетями и выстрелил в сторону вторженца.

Хаджар отдернул руку и сделал несколько шагов назад.

Туман тут же рассеялся над водой.

– Ничего не напоминает? – Хаджар сжал кулак и повернулся к другу.

– Озеро в Море Песка, – кивнул Эйнен.

Два товарища уже сталкивались с подобной аномалией. Тогда, в Море Песка, подобный туман скрывал вход в древнюю обитель исчезнувшей цивилизации магов.

– И на этот раз мы вряд ли сможем приготовить яд, который заблокирует наши способности.

Эйнен “скосился” в сторону аристократов. Разумеется, островитянин доверял Доре, но вот остальным…

– Даже если бы я и смог, – сказал он, – то все равно бы не стал так рисковать.

– Согласен, дружище.

– О чем вы там треплетесь?! – рявкнул Гэлхад.

Кажется, великана совсем не заботил тот факт, что они стояли на берегу мистического озера, туман которого обладал неизвестными свойствами и силой.

– О том, что Ларис находится под озером, – ответил Хаджар. Все это время они с Эйненом говорили на диалекте, так что аристократы не особо понимали, о чем шла речь.

Разумеется, Диносы и Марнил могли за эти два года попытаться выучить диалект Эйнена, но вряд ли бы их попытки увенчались успехом.

Диалектов в стране островов было даже больше, чем самих островов. И очень маловероятно, что в столице можно отыскать учителя хотя бы на десяток из них.

– Возможно, варвар, – наверное, из-за нервов Том вернулся к своей привычной манере речи, – ты среди зверей на горе забыл язык империи и хотел сказать – на дне Озера?

– Нет, Том. – Хаджар поднял с земли камень и, отойдя на почтительное расстояние, бросил его в сторону озера. – Я сказал именно то, что и хотел сказать.

Туман, скрутившись в тугие жгуты, выстрелил сотней щупалец. Они обвили камень, сжались, а спустя мгновение вновь рассеялись над водной гладью.

Камень исчез. Ни пыли, ни крошки, ни хлопка. Он просто испарился.

– Как кто-то может быть под Озером, Хаджар?

– Мы с Эйненом уже сталкивались с похожим. – Хаджар отряхнул руки и повернулся к задавшей вопрос Анис. – В Море Песка существовало подобное Озеро. Оно закрывало проход в… сокрытые земли. Туман, который вы видите перед собой, на самом деле – это живое существо. И оно будет реагировать на все, что обладает энергией. Или же несет на себе ее след.

Адепты замолчали. Они и сами видели то, с какой скоростью и легкостью сотая доля тумана поглотила камень.

– Получается, что туман могут миновать только смертные?

– Да, – почти не солгал Хаджар.

Он, как и Эйнен, не собирался распространяться на тему того, что ловушку можно было пройти и при помощи особого яда.

– Значит, все просто, – пожал плечами-валунами Гэлхад. – Мы уничтожим эту тварь.

Хаджар не успел остановить горячего великана клана Вечной Горы. Перехватив секиру, тот сделал шаг в сторону озера. Туман, вобрав в себя половину белесой субстанции, мгновенно преобразился в хищную пасть.

Гэлхад нанес мощный рубящий удар. Шлейф силы, пропитанный мистериями, сорвался в полет. Эхо, которое он создавал, оставляло в пространстве маленькие взрывы силы. Сам же удар рассек водную гладь, разделив ее на две половины.

Но туман, попросту пропустив удар сквозь себя, мгновенно впился в ногу Гэлхаду. Великан закричал от жуткой боли и прыгнул назад.

 

Стоило ему пересечь невидимую черту, как туманная белесая пасть рассеялась. Одновременно с этим в воду упали кровавые ошметки и часть восстановившейся озерной глади окрасилась алым.

– Что это за демон?! – Гэлхад, около которого уже крутилась Анис, держался за раненую ногу.

Туман не просто “прокусил” его Императорскую броню, а порвал ее так просто, будто это была тряпка. После чего вырвал из бедра великана здоровенный кусок плоти.

Оголенная кость слегка блестела в свете полной луны.

– Эту тварь нам не победить. Хотя бы просто потому, что это не столько животное, сколько особое заклинание. Волшебная пелена, если точнее, – резюмировал Хаджар. Воспоминания о тренировках на Горе Ненастий вновь стучались к нему в сознание. – Но мы можем ее обхитрить. Делайте то, что я говорю и, возможно, мы сможем выжить.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32 
Рейтинг@Mail.ru