Сердце Дракона. Книга 9

Кирилл Клеванский
Сердце Дракона. Книга 9

© Клеванский Кирилл

© ИДДК

Глава 735

В этот день Даанатан, огромный город – сердце империи Дарнас, количество жителей которой не счесть, был настолько оживлен, что больше напоминал не величественный оплот мощи страны, а муравейник.

Со всех уголков необъятной страны в город, размерами превышавший некоторые баронства, стекались самые разные народности.

Здесь можно было увидеть смуглых, закутанных в белые тряпки, формирующие единый наряд, жителей Моря Песка. Их бронзовая кожа слегка блестела под, по их мнению, слишком холодным солнцем центра империи.

Рядом с ними шли одетые в меха, подвязанные поясами из дубленой кожи, златовласые жители истинного севера. Места, где температура никогда не бывает плюсовой, жидкую воду можно получить лишь на огне, а снега сходят так редко, что за всю жизнь смертного можно не увидеть ни единого стебля зеленой травы.

Здесь были люди и с желтой кожей. Их узкие глаза цепко выхватывали из окружающей обстановки разнообразные детали. Подмечая происходящее, они умудрялись лавировать среди толп горожан, не задевая тех своими просторными разноцветными одеждами.

Представители разнообразных племен и королевств, небольших сект и сект, сравнимых с целыми странами. Множество кланов, орденов, диаспор и буквально тысячи разнообразных школ.

От наплыва людей Даанатан, в котором и без того жило почти пятьдесят миллионов человек, буквально захлебнулся в людском потоке.

Гостиниц и таверн на всех не хватало, и поэтому вокруг столицы сами собой возникали круги палаточных городков. И с высокой и массивной городской стены, на парапете которой могли разъехаться несколько карет и повозок, все это великолепие приезжих тянулось почти до самого горизонта.

– Не зевать! – надрывался офицер над стражей Врат Обезьяны.

Всего в столицу можно было пройти через одиннадцать ворот. И Врата Обезьяны, которые украшали изображения указанного животного, являлись центральными. Именно через них каждый день в город проходило не меньше ста сорока тысяч человек.

Солдат, мимо которого сквозь толпу оплачивающих пошлину прорвался мальчишка-оборванец, взмахнул рукой. Мальчишку, вырывая из его дырявых лаптей, обтянутых столь же прохудившимися тряпками, подняло в воздух.

Усилием воли солдат, Рыцарь духа средней стадии, поставил сорванца перед собой.

В очереди послышались возмущенные оклики. Народу не терпелось пройти в город, а теперь из-за наглого оборванца им приходилось продолжать стоять в ожидании.

– Сверните ему шею, и все дела!

– Скормите псам!

Подобного рода выкрики звучали все громче. Бойцовские псы стражи, каждый из которых мог бы в одиночку прикончить практикующего высокой ступени, встречали их утробным рычанием.

У мальчишки начала дрожать нижняя губа.

Из глаз потекли слезы.

– Что делать, сэр? – спросил стражник.

По закону любой, кто хотел незаконно пройти через пост стражи, должен был получить пять палок. Вот только раньше на воротах стояли простые практикующие. Пять палок от них, возможно, отправили бы мальчишку на больничную койку на несколько недель.

Но последним указом императора на ворота встали Рыцари духа. Связывали это, разумеется, не столько с проходящим в Даанатане мероприятием всеимперского масштаба, сколько со все нарастающим конфликтом с ласканцами.

И даже одна палка, доставшаяся мальчишке от Рыцаря духа… даже если последний будет сдерживать силу… она мигом познакомит сорванца с праотцами.

– Закон есть закон, – грустно вздохнул офицер.

На кону стояла его служба и звание. Он, увы, не мог рисковать благополучием своей семьи ради наглого сорванца. Даже если тому не было еще и десяти лет.

Офицер взял заранее заготовленную утяжеленную палку и протянул ее солдату.

От последнего разом отошли его же сослуживцы. Никто не хотел пачкать свои руки в крови ребенка.

– Сэр… – буквально взмолился солдат. Он и сам, по мнению офицера, мало чем отличался от этого же мальчишки. Ему бы, проклятье, за юбками бегать да вино глотать, а не в доспехах стоять. – Прошу вас, сэр…

– Это приказ, солдат! – рявкнул офицер. – Или ты хочешь оспорить указ его императорского величества?!

Солдат тут же вытянулся по струнке и отсалютовал.

– Сэр, нет, сэр! – рявкнул он и схватился за палку.

Офицер вздохнул и отвернулся. Он смотрел на небо. В этот день, когда через пару часов должно было состояться открытие мероприятия, на небе остановка была ничуть не лучше, чем на земле.

Десятки, сотни, даже тысячи небольших летающих лодок, плотов и даже пассажирских, гражданских кораблей. И если землю охраняли гарнизоны и каменная стена, то небо заперла стена военно-небесного флота императора.

Сотни массивных кораблей окружили город. Между ними то и дело курсировали скоростные лодки, которые перевозили самых важных и видных гостей столицы.

Этими мыслями офицер пытался отвлечься от тяжелых и гнетущих мыслей.

“Закон есть закон” – повторял себе он.

Но сколько он ни повторял эту фразу, не мог понять, в чем виноват мальчишка. Вернее – мальчишки. Один сорванец, жизнь которого должна была оборваться по его же глупости, а второй…

Второй еще недавно ходил по улицам простым практикующим. Тянул лямки постового на оживленных улицах и, может, порой наведывался в бордели, когда ему хватало на это мизерного жалования.

Но близилась война.

А после того как несколько месяцев назад закончились Военные игры, генералитет во главе с императором понял, что одних лишь учеников трех лучших школ и школ меньшего размера для усиления армии не хватит.

И тогда началась самая масштабная на памяти офицера подготовка пополнения в армию.

Столько алхимических пилюль, сколько буквально за бесценок раздали населению, еще недавно сложно было даже представить.

В итоге страна получила десятки тысяч Рыцарей духа и сотни тысяч Небесных солдат. Хотя, по мнению офицера, Дарнас приобрел подобной реформой вовсе не могучих воинов, а… инвалидов.

Он искоса глянул на безусого мальчишку – Рыцаря духа начальной стадии. Он, как и сотни его сослуживцев, обладал духом огненного петуха. И никогда, что бы с ним ни произошло, он не сможет прорваться на среднюю стадию.

Он продал свою судьбу и возможность стать сильнее ради пилюли Огненного Петуха. По сути – жуткого реагента.

Примешь его и если ты Небесный солдат, то мгновенно пробудишь в себе духа и перейдешь на ступень Рыцаря. Вот только дух твой не будет уникальным.

Все, кто получал силу при помощи пилюли, имели одинаковых духов. И они навеки были заперты на начальной ступени Рыцаря.

– Прости, парнишка, – с придыханием прошептал солдат. – Я лишь выполняю приказ.

Офицер отвернулся.

Он не хотел видеть кровавого месива, в которое превратится сорванец. Солдатик, лишь недавно обретший сокрушительную силу Рыцаря, вообще не умел ее контролировать…

Как, впрочем, и десятки тех, кто повторил его судьбу…

Но крика, а затем чавкающего звука, так и не последовало. Не последовало его ни через секунду, ни через пять и даже через десять – все та же немая тишина.

Офицер, ведомый скорее инстинктами, нежели здравым смыслом, обернулся и приобнажил свой широкий палаш. Собственно, этим его действия и ограничились.

Из очереди вышла высокая, явно мужская фигура. Но ни лица, ни знаков отличия разглядеть было невозможно. Фигуру скрывал широкополый черный тканевый балахон. Капюшон, такой низкий, что едва не касался подбородка, полностью закрывал лицо.

Солдат же, державший недавно в руках палку, теперь лежал на земле. Он отчаянно пытался вздохнуть, но не мог. Чужая воля сковала его.

И в этом офицер видел просто чудовищную разницу в силе с фигурой в балахоне.

Он уже потянулся за сигнальным амулетом, но из-под капюшона раздался голос.

– Этот мальчик со мной, – а затем на землю упало несколько имперских монет.

Куда больше, чем требовалось, чтобы пройти в столицу.

Фигура, к ноге которой прижимался испуганный сорванец, прошла под арку и направилась в город. Офицер же, провожая взглядом монстра, размышлял о том, насколько сильным нужно быть, чтобы одной лишь волей сковать Рыцаря духа?

Что же, только такие вот жуткие адепты и могли претендовать на победу в Турнире Двенадцати.

– Шевелитесь! – гаркнул на подчиненных очнувшийся офицер. – Не зеваем! Без пошлины не пропускаем!

Очередь пришла в себя и вновь тонкой струйкой потянулась сквозь живое солдатское заграждение.

Глава 736

– Дядя, дядя, – мальчишка сновал вокруг фигуры в черном. Несмотря на то что на проспекте, где обычно могли разъехаться шестнадцать повозок, сейчас яблоку негде было упасть, вокруг странной фигуры постоянно находился островок свободного пространства. – А зачем ты меня спас, дядя?

Люди, прибывшие из самых дальних уголков необъятной империи, не задумываясь, инстинктивно избегали фигуры в черном балахоне.

– Дядя, дядя, – не унимался мальчишка, – скажи, как мне тебе отплатить? Если хочешь, я могу показать, где в городе есть лучшие…

– Я давно не был в столице, – внезапно прозвучало из-под капюшона. – От тебя пахло этим городом. Поэтому я тебе и помог.

– Давно не был? – переспросил мальчик и тут же сориентировался. – Значит, тебе нужен проводник, да? Тогда ты правильно сделал, что помог мне. Я, Морис, лучший проводник во всем Даанатане!

Мальчишка так и сновал вокруг незнакомца, пользуясь тем, что люди их избегали.

– И как же лучший проводник оказался за стенами города?

– Я, я… я… – Оборванец сначала стушевался, а затем, оглядевшись и убедившись, что здесь нет служивых, тихонько прошептал: – Я иногда занимаюсь контрабандой лавандового порошка.

Лавандовый порошок пользовался широким спросом в борделях и злачных кабаках. Говорят, что даже некоторые Рыцари духа пользовались им, чтобы ощутить ни с чем не сравнимое блаженство.

 

Различные бандиты использовали таких вот сорванцов-оборванцев, чтобы ввозить незаконное вещество в столицу.

– И почти попался.

– Нет, не попался! Я знал, что придет добрый дядя и спасет меня!

Фигура в балахоне замерла. Так резко, что мальчишка едва не исчез в людском море. Ветер раздувал полы черной накидки, и мальчику показалось, что над ним раскинула свои крылья огромная черная птица.

– Я не добрый, – почему-то показалось, будто голос звучал немного грустно, – мне просто нужна твоя помощь.

– Л-л-ладно, – запнулся мальчик.

За годы, проведенные в попытках выжить на недружелюбных улицах столицы, он научился различать, с кем можно “шутить”, а с кем не стоило.

С человеком в черном балахоне не просто не стоило, а смертельно опасно было “шутить”.

– Расскажи мне, что произошло за последние два года в столице. – Фигура в балахоне обошла сорванца и направилась дальше по проспекту.

– Х-х-хорошо, – кивнул все еще заикающийся мальчишка. – С чего бы начать… Вот! Точно! Ты что-нибудь слышал о Пустошах?

– Да, – коротко ответил незнакомец.

– Тогда ты должен знать, что два года назад туда отправились ученики со всей империи, чтобы… Осторожно! – Мальчик уже хотел оттолкнуть своего благодетеля в сторону, но этого не потребовалось.

Огромная шестнадцатилапая рептилия, на которой ехали пустынники, сама отвернула в сторону от мужчины. Да так резко, что наездники едва не свалились.

Зверь при этом выглядел явно напуганным.

Такого мальчишка прежде еще никогда не видел…

– Чтобы что? – напомнил незнакомец.

– Что? Ах да! – опомнился мальчишка. – В общем, они искали гробницу императора Декатера и все его несметные сокровища, но что-то пошло не так. Одни говорят, что во время поисков ученики открыли врата демонов, другие – что кто-то из них сам вызвал несметные орды тварей.

– Прям-таки орды?

– Огромные полчища! – Мальчишка попытался развести руки в стороны, но вовремя понял, что его обхвата не хватит для наглядной демонстрации. – Такое количество, что моих волос на всем теле не хватило бы, чтобы их сосчитать.

Мужчина хмыкнул, чем явно задел сорванца за живое.

– Они уже начали расти не только на макушке! – с жаром произнес оборванец.

– Разумеется, – с той же насмешкой в голосе согласился незнакомец. – И что было дальше?

– Было сражение! Такое, о котором барды слагают песни, а менестрели неустанно разыгрывают представления на площадях. А еще до сих пор среди народа ходят слухи о черном мечнике, который повел испуганных солдат в битву. Вот только битва эта, – мальчик пожал плечами, – быстро закончилась. Воины в форте заснули, а когда проснулись, демоны уже исчезли.

– Прям-таки и исчезли?

– Ага. Вот прям… ПУХ! И нет их.

– А барды об этом тоже поют.

– Нет, – улыбнулся парнишка, – об этом почему-то умалчивают.

Фигура опять хмыкнула.

– А что с тем черным мечником?

– Каким? Ах, с тем! Ну, говорят, его забрал с собой Великий Мечник Орун. Их вроде как даже видели на Горе Ненастий. Но вот уже как два года ни от одного, ни от другого нет никаких вестей. Может, и сгинули.

– Сгинули… – повторила фигура.

Почему-то мальчишке показалось, что она произнесла это с сожалением. Хотя, возможно, просто показалось.

– А что было потом?

Они как раз свернули в сторону самого оживленного проспекта. Люди гуськом тянулись по нему в сторону огромной арены. Она имела вытянутую, продолговатую форму, но даже так – поражала воображение.

На ее трибунах могли разместиться триста пятьдесят тысяч человек! А на песке подиума – сражаться одновременно до двадцати тысяч участников.

Обычно эту арену использовали на Городских играх, проводимых едва ли не каждое десятилетие. Что примерно в сорок раз чаще, чем Турнир Двенадцати.

– Потом у нас прошли Военные игры, – ответил мальчик. – В них приняли участие десять тысяч лучших учеников столицы и окрестностей. Многие из них стали известными на всю страну.

– К примеру?

– Ну, например, Гэлхад из клана Вечной Горы. Одним ударом он отправил к праотцам личного ученика школы Святого Неба. Сам же Гэлхад, заработав в играх достаточное количество очков чести, смог получить технику медитации Императорского уровня!

– И как давно это произошло?

Мальчишка задумался и начал загибать пальцы.

– Ну, примерно три месяца назад. С тех пор он уединился в квартале своего клана и о нем больше никто не слышал.

Фигура продолжала идти напролом через толпу людей. Те лишь расходились от нее в разные стороны. Зрелище одновременно завораживало, но и немного пугало…

– Еще что расскажешь?

– Ну, например, самая главная личность игр. О ней… вернее о нем, говорила вся столица. Все же он ведь из наших – ну, простолюдин то есть, – тут же осекся мальчик. Он ведь не знал, кем был этот незнакомец. А вдруг – дворянин или, держи выше, аристократ. – Звали его, ну, зовут, то бишь Эйненом Островитянином.

– И что же такого сделал этот Эйнен Островитянин?

– Что такого сделал Эйнен Островитянин?! Ой, прости, дядя, я забыл, что тебя не было в городе… Ну, он в одиночку пробился внутрь вражеского форта, захватил его, а затем удерживал в течение недели, пока подходили силы других учеников. Игры, кстати, проходили не так далеко от Даанатана, так что даже я мельком видел.

– А что с ним стало потом?

Мальчишка пожал плечами.

– Про него тоже уже два месяца ничего не слышали. Только ходят слухи, что он слишком часто пропадает в квартале эльфов Зеленого Молота. Мол, – сорванец подмигнул, – старшая наследница Дора Марнил в нем души не чает, как и он в ней. Их порой видят вместе.

– Значит, Марнил… А что с самой наследницей?

– Да как и с остальными, – снова пожал плечами мальчик. – В играх поучаствовали – и обратно в свои кварталы. Они ведь, игры то есть, закончились уже как с полгода. С тех пор столица словно уснула. Все готовились к турниру. Тренировалось. Так что сложно сказать, кто сейчас сильнее, а кто слабее.

Фигура повернулась к мальчику. Тот сглотнул и вжал голову в плечи.

– А ты неплохо разбираешься.

– Еще бы! Я, к примеру, сделал несколько ставок! Тебе тоже советую. Можно неплохо монет поднять. Вот выиграю и куплю себе технику медитации, а там, глядишь, и учеником стану! Может, даже самого “Святого Неба”. И когда-нибудь про меня тоже будут рассказывать в Даанатане.

Фигура вытянула руку. Мальчик закрыл глаза. Он ожидал за столь наглые слова получить звонкую оплеуху, но вместо этого его потрепали по волосам.

– Дерзай, – ответил мужчина.

Он положил в руки опешившего сорванца туго набитый кошель, а затем исчез среди толпы, проходящей внутрь арены.

Туда можно было пройти, только заплатив баснословную сумму в пять сотен имперских монет, либо если зарегистрироваться в качестве участника.

– Ничего себе…

Мальчик посмотрел внутрь кошеля. Там лежало почти три десятка имперских монет! Целое состояние!

Сорванец спрятал в своих обносках драгоценности и юркнул в переулок. Он прекрасно знал, с каких крыш можно лицезреть происходящее на арене и собрался воспользоваться этим знанием.

Глава 737

К полудню трибуны заполнились до отказа. Три с половиной сотни тысяч самых разных людей, принадлежащих десяткам и сотням народностей, заняли свои места в ожидании зрелища.

Зрелища, которое не каждому удается застать в своей жизни. Все же Турнир Двенадцати проводился крайне редко.

Слишком много трудностей с его организацией ложилось на плечи магистрата. Хотя прибыль, которую получала казна, просто потрясала.

С одних лишь билетов на арену казна получила целых сто семьдесят пять миллионов имперских монет! Что составляло без малого восемь процентов ее ежегодного дохода!

И это не учитывая всей сопутствующей турниру прибыли. Многие аристократы оценивали доход едва ли не в четверть миллиарда имперских монет, а прибыль – в десятки миллионов.

Постепенно на песке арены собирались адепты. Самых разных народностей и национальностей. Начиная с далеких жителей равнин, которые слыли лучшими дрессировщиками, и заканчивая жителями бескрайнего ледяного севера.

Впрочем, что-то и объединяло. А именно – ступень силы.

В основном – Рыцари духа. Но здесь можно было встретить и Небесных солдат, и Повелителей. Правда, и тех и других – лишь единицы.

Участие в Турнире Двенадцати имело свои строгие возрастные ограничения. Костный возраст участника не должен был превышать тридцати лет, что разом отсекало все старшие поколения.

Впрочем, никто не оспаривал такое решение, ибо оно существовало с самого начала проведения турнира.

Когда адептов собралось уже под тридцать сотен, ударили барабаны. Следом за этим начали закрываться тяжелые створки арены, сквозь которые и входили будущие претенденты.

Турнир должен был начаться в полдень, и любой, кто опоздал, лишался единственного в жизни шанса посостязаться за главный приз.

А ведь именно за ним сюда и прибыли все эти адепты…

– Смотрите, смотрите, это старший наследник дома Хищных Клинков!

– Проклятье, и действительно… когда этот выскочка успел стать Повелителем средней стадии?!

– Выскочка?! Да что ты понимаешь! Он владеет Императорской боевой техникой!

– Ха! Что твоя техника, если, посмотри, там стоит Гэлхад из клана Вечной Горы со своим старшим братом. Говорят, один из них может на равных биться с Повелителями, а другой – с Безымянными…

Подобные разговоры не стихали на трибунах. Тысячи людей обсуждали своих фаворитов. Разумеется, больше всего внимания уделялось семи великим кланам: Тарезам, Вечной Горе, Хищным Клинкам, Зеленому Молоту, Геранам, Ядовитому Плющу и Небесному Ветру.

– Не может быть… они все же пришли!

– Демоны и боги! Не думал, что я хоть когда-нибудь их увижу!

– Вы два идиота! Ни один Турнир Двенадцати без них не обходился!

Взгляды десятков тысяч людей были прикованы к двум группам адептов, стоящим слегка поодаль от остальных претендентов.

Первые носили голубые, подвязанными золотыми поясами одежды. Лица каждого из них были украшены татуировками того же цвета. У кого-то узор начинался над бровью и заканчивался аж на скуле, формируя тем самым лунный полумесяц.

У других он не доходил и до виска. У кого-то спускался до щеки.

Слухи утверждали, что именно так, при помощи татуировки, ранжировала своих учеников секта Лунного Света. Одна из двух уединенных и не вмешивающихся в жизнь страны сект.

Говорят, ее сила находилась на уровне с тремя лучшими школами Даанатана – Быстрой Мечтой, Талой Водой и великой школой Святого Неба.

Правда, сейчас среди адептов не так уж много блестело на солнце медальонов школы. Все аристократы, кто учился в них, сняли знаки отличия и облачились в одежды кланов.

Так что конкретно от школ выступали разве что дворяне и редкие самородки-простолюдины.

Вторая же группа, люди, полностью облаченные в красное, выбритые налысо и с серьгами в ушах, принадлежали к секте Последнего Дня, второй изолированной секте, обладавшей невероятными денежными средствами, знаниями и личной силой.

– Демоновы сектанты, – послышалось с трибун. – Вы так и будете сидеть в своих горах и ущельях, когда к нам придет война?!

– Убирайтесь отсюда!

– Мы вам не рады!

– Выскочки и самозванцы!

– Где вы были, когда на Даанатан напали убийцы!

С трибун едва было не полетели тухлые овощи, но потратившие пять сотен монет на входной билет относились к сословию, которое вряд ли носило с собой тухлятину. Так что единственное, что летело в сектантов – слова ненависти и оскорбления.

Те сносили их со стоическим хладнокровием.

Все это видел и почти даже слышал мальчишка-оборванец, забравшийся на крышу одного из небесных портов. Там уже стаями сидели другие уличные бродяги. Они жевали яблоки и наслаждались бесплатным зрелищем.

– Где же… где же… – Мальчишка шарил взглядом по рядам претендентов. А затем наконец увидел знакомую фигуру в черном балахоне. – Вот ты где! Давай, дядя, удачи тебе!

А затем все звуки словно отсекло. Смолкли барабаны и трубы. В центре трибун, в высокой ложе, раздвинулся занавес.

Многие из мальчишек, кто грыз яблоки, едва ими не подавились. В первый и, скорее всего, в последний раз в жизни они видели перед собой этого человека.

Сильнейшего и могущественнейшего в стране.

Самого императора!

Он был одет в красные одежды, а позади него стелился широкий и длинный шлейф. На поясе у него висело два меча – один с белой рукоятью, а другой с черной.

Он выглядел как мужчина сорока лет. С волевым квадратным подбородком, выдающимися скулами, низким лбом, густыми бровями и тяжелым, убийственным взглядом.

 

Левая половина его волос была седой и напоминала собой снег, а правая – черной, как безлунная ночь.

По центру лба императора вилась алая татуировка, чем-то напоминающая одновременно и иероглиф, и какого-то змея.

– Рад приветствовать вас, мои верные подданные, на юбилейном, сотом Турнире Двенадцати!

Голос императора громом разлетался над ареной, и казалось, распространялся над всей столицей.

– Сегодня, в первый день состязаний, мы удостоимся чести лицезреть лучших из молодого поколения. Поприветствуем наших героев и будущее государства!

Трибуны взорвались аплодисментами, а тридцать тысяч состязающихся адептов трижды хором грохнули: “Хранят боги императора!”

– Перед началом состязаний я бы хотел поприветствовать наших гостей! – В ложе вместе с императором присутствовало еще несколько десятков людей.

Император начал их представлять. И каждое представление народ встречал аплодисментами.

Семерых из них было довольно легко узнать – главы великих кланов. Еще двое, судя по характерному внешнему виду, являлись главами сект.

– Посол империи Чавери! – представил император одного из высоких, худых гостей. Тот помахал рукой гостям и поклонился императору. – Посол империи Газаргас!

Полная противоположность первому, тучный, потный, лысый старичок даже не стал пытаться подняться из удобного кресла.

Всего послов, находящихся в ложе, насчитывалось пятеро. Понятное дело, среди них не обнаружилось посла Ласкана. С его империей вот-вот, и в этом уже никто не сомневался, должна была начаться война.

– Хотел бы сказать пару слов о награде за турнир. В этот юбилейный сотый турнир она будет богаче, чем когда-либо прежде. Занявший третье место сможет посетить сокровищницу Дарнаса и выбрать один артефакт… Божественного уровня!

Трибуны встретили это громкими криками и аплодисментами. Божественный артефакт… Говорят, раньше эту легендарную, бесценную вещь давали только за первое место, а сейчас, получается…

– Второе место будет вознаграждено древней техникой медитации. Ее первым томом! Его хватит, чтобы получивший ее адепт смог без особых затруднений добраться до развитой стадии… Безымянной ступени!

На этот раз трибуны не кричали. Они шептались. Что такое техника медитации, ведущая первым томом к безымянной стадии? Это, ко всем демонам и богам, нечто, что стоит дороже, чем весь военный флот, в данный момент находящийся в небе над Дарнасом!

– Тот же, кто добьется чемпионства в этом турнире, будет удостоен высшей из наград! – Император, повернувшись к единственной не представленной народу фигуре, внезапно… слегка склонил голову.

Трибуны замерли.

Казалось, вся столица замерла.

Император кому-то кланялся?! Что же это было за существо?

– Я рад представить вам несравненного мастера боевых искусств, мощь и мудрость которого далекого превосходит границы понимания пути развития, что есть в любой из семи империй. И тот, кто станет чемпионом, станет учеником этого непревзойденного мастера.

Только сейчас трибуны попытались рассмотреть сидевшего по правую руку от императора мужчину. Но увы, в нем не было ничего примечательного. Обычные одежды, полное отсутствие украшений и волосы, стянутые в хвост.

Разве что – он носил странную шляпу, а зрачки в его глазах больше напоминали веретена.

– Да начнется Турнир Двенадцати!

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32 
Рейтинг@Mail.ru