Сердце Дракона. Книга 2

Кирилл Клеванский
Сердце Дракона. Книга 2

Глава 73

Хаджар и Неро вышли из шатра. Пока они шли по лагерю, видели десятки и сотни молодых, беспечных лиц. Новые рядовые примеряли броню, пробовали на балансировку их оружие. Они выглядели как шпана, решившая поиграть в «рыцарей и демонов». Побегать за смеющимися ровесниками, может, с кем-то беззаботно пободаться.

Они не выглядели как солдаты. Они не были готовы умирать.

– Старший офицер Хаджар, – раздавалось с разных сторон.

Ему отдавали честь и кланялись, а Хаджар старался не смотреть в глаза – он не хотел запоминать тех, кого скоро заберет седой жнец смерти.

Миновав общий лагерь, Хаджар и Неро вернулись к своему. Там, где когда-то стояли тысяча палаток и «обитель» Догара, теперь не было никого. Лишь два шатра. Один, побольше – старшего офицера и тот, что поменьше, но поцветастее – его помощника.

Хаджар отодвинул полог и вошел внутрь. В отличие от генеральского, земля не была закрыта досками. Лишь старыми, потрепанными циновками. Те достались ему в наследство от медведя-Догара.

На многочисленных сундуках, служивших вместо столов, лежали свитки, карты, какие-то медальоны. Выглядело так, будто бы здесь обитал не военный, а ученый, о чем частенько шутила Сера.

У нее, новоявленной и единственной заклинательницы армии, тоже должен был быть шатер. Но вроде как они жили вместе с Неро. Правда, частенько из-за этого их шатер горел. Потом они, смеясь и обнимаясь, вместе ставили на него заплатки. Отсюда и цветастость.

– Я не верю, что король отправил бы нас на границу. – Неро плюхнулся на сваленную кучу из шкур, тряпок и циновок.

Это «ложе» заменяло Хаджару кровать.

– Отправил бы, – возразил Хаджар, – если не знал о нашем состоянии.

– Как об этом можно не знать?! По всему королевству уже третий месяц песни поют.

– Песни поет простой народ, а задница его величества сидит в высокой башне во дворце. Дотуда голоса простого люда никогда не дотягивались.

Неро хмыкнул. Он достал свою трубку и набил табаком. Похлопав по одежде, не нашел огнива. Хаджар забил свою – простую, резную, но дорогую как память. Сверкнул огнивом, раскурил и бросил Неро.

Они оба затянулись и выдохнули густые клубы дыма.

– Может, отправить гонца?

– Если тебе денег не жаль, – пожал плечами Хаджар.

– Ну, я не ты – все деньги у лекарей не спускаю.

Хаджар лишь улыбнулся. Он, как всегда, был на мели. Все немаленькое жалование старшего офицера приходилось оставлять у лекарей и ученых. У них он покупал разнообразные ингредиенты для техники усиления тела. Надо сказать, он в ней достаточно неплохо продвинулся.

Теперь его кожа была почти так же крепка, как камень. Во всяком случае, удары, нанесенные в полную силу практикующими уровня ниже Телесных рек, не оставляли на нем ни следа. А те, кто все же сумел прорастить в теле меридианы, могли оставить лишь глубокие порезы.

Да чего уж там – даже удары Неро теперь ощущались намного слабее. Нет, они все еще оставались смертельно опасными, но все же Хаджар чувствовал свой прогресс.

– Бесполезно? – спросил Неро.

– Абсолютно, – кивнул Хаджар. – Как думаешь, почему король не знает всей обстановки и отправляет нас на войну? И вообще – какого демона мы начинаем войну с Черными Вратами?

– С Балиумом, – поправил Неро.

– Не будь таким наивным, дружище. Балиум – дойная корова Черных Врат. Воюешь с королевством – воюешь и с сектой.

Неро подумал и развел руками.

– Спорить не стану, – сказал он, выпуская очередное колечко дыма. – Получается – генералитет подделал сообщение? Но их за это в лучшем случае на кол посадят. Живьем.

– Если узнают, – добавил Хаджар. – А что-то мне подсказывает, что у короля сейчас резко добавится забот.

Друзья переглянулись. Об этом не было принято говорить вслух, но по королевству ходили шепотки, что в горах на северо-западе собирается войско повстанцев. Кто-то считал, что их поведет выживший «истинный король» – принц Хаджар. Но большинство догадывалось, что это был один из друзей-генералов покойного Хавера.

Кто-то собирался идти на приступ столицы.

Наверное, Хаджар должен был бы к ним присоединиться, но… Нет, своей справедливости он собирался добиться иным путем. И этот путь требовал того, чтобы в руках у него оказался не железный медальон старшего офицера.

Нет.

Он ждал, когда подвернется возможность взять нефритовый – генеральский. Так он сделает еще один шаг на пути к возмездию.

– Я чую во всей этой куче… – Неро сделал вид, что принюхался, – руку ласканцев.

– А вот теперь спорить не стану я. Уверен, они подкупили часть генералитета.

– Да и Балиум уж слишком близко к кочевникам находится. – Вдруг Неро вздрогнул и едва не вывалил табак на «кровать» Хаджару. – Кажется мне, дружище, что тот Рыцарь духа собирается взять реванш. Наверняка за всем этим стоит именно он.

– Пока с нами библиотекарь – ласканец не покажется на поле боя.

– Дарнасцу у меня тоже веры мало. Мутный он старик.

– Его все любят, – напомнил Хаджар.

Неро тяжело посмотрел на товарища и хищно ухмыльнулся.

– Кроме тебя, дружище. Кроме тебя.

– Он на меня неприятно смотрит, – уклончиво протянул Хаджар.

– Думаешь, наш добродушный старик не по женской части?

– Думаю…

Хаджару не дал договорить шорох отодвигающегося полога.

Когда Сера, смуглокожая красавица в легких одеждах, вошла внутрь, то тут же замерла. Ей в горло смотрели два сверкающих в свете ламп и факелов стальных жала.

Хаджар и Неро стояли плечом к плечу, готовые поразить того, кто осмелился войти внутрь.

– Если ты не хотел сегодня возлежать со мной, мог бы так и сказать, – пожала она плечами и собиралась выйти, как Неро поймал ее за локоть.

– Свет очей моих, – произнес он с наигранным акцентом торговцев с южных морей, – я готов любить тебя хоть до наступления праздника урожая. Любить тебя везде и хоть здесь.

– Здесь не надо, – возразил Хаджар.

– Видишь, старший офицер против. Я же не могу спорить с сэром офицером.

В шатре повисла тишина, а Сера продолжила выжидательно смотреть на двух друзей. Она знала, что те темнили. Неро и Хаджар в принципе не могли не темнить. Два скользких, плутоватых, но надежных товарища. Правда, один из них был ей больше чем товарищем. Как минимум – любовником. Про другие же ее мысли Неро знать не должен был.

Чем меньше мужчина знает об истинных чувствах женщины, тем лучше для них обоих. Любовь – слишком ветреное и эфирное чувство, чтобы делиться им с тем, с кем просто скрашиваешь холодное ночные часы.

Возможно, Неро думал так же.

Хаджар лишь закатил глаза. Эти двое были так похожи…

– Хорошо, хорошо, – взмахнул руками Неро, убирая меч обратно в ножны. – Хаджара пытались убить.

– Когда? – удивилась Сера.

– Прошлой ночью, – ответил Хаджар.

– И позапрошлой, – добавил Неро.

– И четырьмя ночами ранее.

– А еще на той неделе.

– Дважды.

Сера все это время ошарашенно смотрела на двух полудурков, не догадавшихся сообщить ей столь важную информацию.

– Генерал Лаврийский, – наконец догадалась она.

Сера знала о том, что почти полгода назад Хаджар снес голову Колину – сыну генерала. По словам Неро, между ним и Хаджаром с первого взгляда пробежала черная тень. Отношения были натянуты настолько, что все могло разрешиться лишь смертью кого-то из них. Вот только отец Колина, генерал Весеннего и всей префектуры, был с этим не согласен.

– Сначала отправляли убийц Телесных узлов.

– От первой до девятой ступени, – кивнул Хаджар.

– Потом Телесные реки.

– Вчера вот формирования прислали. Пришлось попотеть, но я его завалил.

Сера фыркнула и произнесла легкое «кис-кис». Шкуры, заменявшие кровать, зашевелились, и из них вынырнул белый котенок. Он в несколько прыжков преодолел пространство, отделявшее его от теплых, ласковых рук.

Сера выпрямилась, поглаживая мурлыкавшую у нее на ладонях Азрею – белую кошку.

«Предательница», – мысленно скривился Хаджар.

– И когда вы мне собирались об этом рассказать? И почему никто в лагере об этом ни сном ни духом?!

– Это ведь клан Топора, – Неро объяснял это как нечто само собой разумеющееся, – у них наверняка накопилось множество уловок, как усыпить ненужных свидетелей.

Сера что-то нечленораздельно проворчала. Удерживая котенка на одной руке, второй она достала из кармана желтый талисман. Что-то прошептав, она взмахнула им, и тот истаял, буквально впитавшись в воздух.

– И что это значит, Сера? – несколько возмутился Хаджар. – Я не просил тебя колдовать в моем шатре.

– Мне не требуется ни твое разрешение, ни твоя просьба, Хаджар. Может, для остальных ты и стал старшим офицером, но для меня ты – друг. Так что в следующий раз, когда на тебя нападут, я хочу знать об этом!

Хаджар и Неро переглянулись и едва ли не синхронно развели руками. Когда Сера что-то вбивала себе в голову – ее было невозможно остановить.

– Узлы, Реки. Формирование… – тихо шептала она, загибая пальцы. – Получается, сегодня они пришлют к тебе практикующего стадии трансформации!

– Сегодня, – пожал плечами Хаджар. – Или завтра. Может, послезавтра. Кто знает.

– И ты говоришь об этом так спокойно? Это чертов убийца стадии трансформации!

– Дорогая, – Неро, улыбаясь, полуобнял заклинательницу за талию, – ты за этого дуболома не беспокойся. Все с ним будет в порядке. Да и в конце концов скоро набеги прекратятся.

Сера посмотрела на этих типов. Слегка хищноватые, чересчур скользкие.

– Всех демонов преисподней мне в постель!

– Рубин моего сердца, да мне-то там места не всегда хватает.

Сера только зашипела, и Неро сразу замолчал.

– Вы собираетесь отправиться в замок генерала?! И не надо взгляды отводить! Я вас раскусила. Вы хоть понимаете, что это самоубийство?!

 

– Самоубийство – сидеть и ждать, пока клан Топора расщедрится на истинного адепта, – хрустнул шейными позвонками Хаджар.

Сера вздохнула и опустила на землю Азрею. Та возмущенно фыркнула, расстроенная таким скорым расставанием. Белый котенок, махнув хвостом, вновь нырнул в шкуры и вскоре опять мирно засопел.

– Я пойду с вами.

– Сера…

– Звездочка моя…

– Это не обсуждается! – гаркнула заклинательница.

Неро и Хаджар вздохнули. Спорить со смуглянкой было так же бесполезно, как плевать против ветра.

– Когда мы отправляемся? – спросила она.

– Как только артефактор принесет нам новые клинки.

Девушка выругалась на неизвестном Хаджару языке.

– И вы все это время молчали. Знали и молчали. – Она что-то еще произнесла и, развернувшись, отправилась к выходу.

– Дорогая, – потянулся Неро, но его руку отбросили в сторону.

– Даже не думай, – прошипела Сера. – И сегодня тебе лучше найти себе другую постель.

С этими словами она вышла.

Неро мечтательно вздохнул и улыбнулся ей вслед.

– Что за женщина… – протянул он, едва ли не облизываясь.

Хаджар не знал, какая Сера из себя «женщина», но вот друга в ней он видел надежного. Надо же, до этого момента он и не подозревал, что под бескрайним небом у него есть не один, а два друга.

Чертовски приятное чувство.

Слегка возмущенно мяукнула Азрея.

Хаджар улыбнулся, достал из кармана кусочек вяленого мяса и протянул прожорливой разбойнице. Та тут же им затрещала.

Ну ладно – три друга.

Глава 74

Хаджар уже заходил на четвертый круг. На его спине и плечах покоилась вязанка из шести исполинских бревен. Таким образом, он уже почти побил рекорд своего командира – медведя-Догара.

Хаджар слегка улыбнулся.

Он так и не отдал долг в виде нескольких бочонков пива. Именно столько он проиграл на ставках своему командиру. Увы, теперь если и получится вернуть, то только на том свете. А туда Хаджар пока не очень торопился.

Правда, душу грел тот факт, что он мог таким же образом обыгрывать Неро. Тот обычно бежал рядом, взвалив на плечи пять бревен. Меньше, чем Хаджар, но больше, чем мог обычный практикующий стадии Формирования. Видимо, у Неро в рукаве хранился не один секрет…

Кстати, сейчас он вместо тренировки стоял перед шеренгами новобранцев. В общей сложности – тысяча человек. Именно столько с дозволения генерала Лин они отобрали для своего нового отряда. Тысяча крепких парней и девушек. Каждый не ниже второй ступени Телесных рек. Многие из них и вовсе могли бы пройти экзамен на офицера.

Но здесь сыграла свою роль «известность» офицеров Хаджара и Неро. В песнях о битве у хребта Синего Ветра им отводилась немало внимания. Особенно их полетам на ящере и подрыве десятков пушек.

Многие юноши и девушки сделали их своими кумирами. Так что желавших служить под началом известных офицеров хотело куда как больше, нежели одна тысяча. В итоге Неро пришлось отбирать этих людей из семнадцати тысяч! Неплохой конкурс из семнадцати человек на место – и вот перед ним новобранцы.

– Итак, бойцы, – вещал Неро, прохаживаясь вдоль шеренг, – внимательно посмотрите на плац. Следующие два месяца это будет ваш дом. Второй после шатра нашего лекаря.

Неро взмахнул рукой в сторону ученого. Тот, по обыкновению, сидел в тени около бочки со своей пахучей отравой. Вот только теперь рядом с ним находилась и Сера. Вместе они читали какой-то старый свиток и что-то жарко обсуждали.

Хаджару стоило немалых трудов добиться возвращения лекаря. Тот все же был близким другом Догару, и присутствие в обновленном отряде причиняло ему сильную моральную боль. Ее смогло перекрыть лишь обещание бесед с Серой.

А чего ученый жаждет больше, чем тишины и покоя в своих исследовательских лабораториях? Правильно – общения с другими просветленными мужами. Ну или в данном случае – женщинами.

– Вам покажется, что я преувеличиваю… Забудьте это чувство! Я даже преуменьшаю, дабы не спугнуть вас и вы тут же не побежали обратно к материнским подолам и отцовским объятиям.

Новобранцы переглядывались, но шеренги стояли в полной тишине. Никто не осмеливался и слова проронить.

– Посмотрите на нашего доблестного командира.

Следом за Неро народ взглянул на Хаджара. Обнаженный по пояс, он выглядел как сухой тростник. Каждая жила, каждая мышца, каждая вена была четко очерчена на загорелом, стройном теле. Только теперь солдаты не сомневались в силе своего офицера.

Раньше, когда они видели этого холеного, высокого юношу, то начинали подозревать вымысел в песнях бардов. Теперь же, когда они воочию видели будто скульптором вырезанную фигуру Хаджара и шесть огромных бревен на его спине, они… Они не особо могли поверить своим глазам.

– Каждое утро вы будете брать на спину бревно и бежать с ним два часа! После этого у вас будет десять минут отдыха, во время которого каждый выпьет не меньше чарки варева нашего достопочтенного лекаря! И если вы думаете, что оно будет так же благоухать, как бабушкин чай – ха! Я вас уверяю, большей отравы вы не выпьете, даже если зачерпнете по горло из помойного ведра!

Кажется, лекарь услышал данный эпитет, но вместо обиды лишь горделиво выпятил подбородок.

– После пробежки вы разделитесь! Кто-то отправится на полосу препятствий. И уверяю вас, здесь дубинки у кукол не обмотаны никакими тряпками! Так что если получите перелом с утра пораньше, то лекарь вас, конечно же, вылечит! Но! Мало того, что вы потеряете мое уважение, которое пока никто из вас еще даже заслужить не успел, так на следующий день вас будет ждать повышенная норма!

Хаджар старательно прятал улыбку, но, кажется, у него это плохо получалось. Радовало лишь то, что Неро выполнял свои обязанности помощника куда лучше, нежели сам Хаджар когда-то.

Когда-то…

На самом деле прошло меньше полугода с тех пор, как он был помощником Догара. А казалось, будто бы целая вечность осталась за спиной.

Все же время на войне движется очень странно. Иногда ползет медленно, как улитка. А порой так стремительно, будто падающий в пике сокол.

– После полосы вас будут ждать спарринги. Либо же стрельбище для лучников! На каждый элемент – по два часа! В десятиминутных перерывах – варево! Вечером тех, кто не может идти сам, самые здоровые должны оттащить к лекарю! И если после всего этого у вас будет достаточно сил, чтобы попроситься в город, то… То какого демона! Я вас снова и взашей отправлю на полигон! В город могут отпрашиваться лишь те, кто будет способен выполнить тройную норму тренировки. А эта норма начинается с трехчасового бега с тремя бревнами!

Вот теперь по шеренгам прошли шепотки, но тут же над плацем повисла тишина. Пробегая мимо новобранцев, Хаджар кинул в их сторону быстрый взгляд. Этого хватило, что многие забыли, как дышать.

На миг им показалось, что на них смотрит не человек, а хищный зверь. Страшный, свирепый, готовый растерзать само небо. Настолько был пугающим и завораживающим взгляд ясных синих глаз.

Кому-то даже показалось, что в их глубине они заметили свернувшегося спящего дракона. Вот только не оставалось никаких сомнений, что в любой момент дракон может развернуть свои кольца и оскалить клыки-сабли.

– Не пойму, почему стоим на месте! – рявкнул Неро, поднимая на спину вязанку из пяти бревен. – Быстрее! Быстрее! Иначе будете бежать отсюда и до обеда! Которым, я так и быть, накормлю вас… завтрашним вечером!

Шеренга тут же ломанулась к пирамиде из бревен. Кряхтя, стеная, обливаясь потом, они кое-как взвалили бревна на плечи и… не смогли перейти на бег. Большинство из них заковыляли, захромали и едва ли не поползли вокруг плаца. Теперь они смотрели на офицеров не просто, как на ожившие легенды. Не как на героев песен бардов.

Нет.

Они смотрели на них, как на выползших из бездны демонов, и проклинали тот день, когда решили записаться в отряд Хаджара.

– Дохлые они какие-то, – вздохнул Хаджар, когда Неро поравнялся с ним.

– Ничего. Подтянем, научим.

Хаджар посмотрел на север. Где-то там уже собирались многомиллионные армии Балиума. Теперь у врагов был уже не двукратный, а десятикратный численный перевес.

– Мы сделаем так, что они выживут, Хадж.

Взгляд Неро, такой же тяжелый, как и у друга, тоже был направлен на север.

– Даже если треснет само небо, – процедил Хаджар.

– Даже если треснет само небо, – кивнул Неро.

Рядом с бочкой развевался на ветру новый штандарт их отряда. На нем был изображен закованный в броню, расправивший лапы огромный медведь. Вот только глаза у него были ясными, почти человеческими.

Медведь вновь наблюдал за своими подопечными.

Глава 75

Хаджар, сидя в позе лотоса, поглощал энергию мира. Прикрыв глаза, он дышал таким образом, как было описано в свитке медитации Травеса. И действительно, выдерживая правильное дыхание и направляя ее особым образом, он чувствовал, как прогрессирует намного быстрее. Тот объем, на который раньше уходил месяц, теперь занимал у него всего одну ночь.

С каждым вздохом он чувствовал, как в небо проникает энергия неба и земли. Некая эфемерная субстанция, которая витала в воздухе, в воде, огне, дереве, железе, людях, зверях и всем, что только ходило и обитало под бескрайними небесами. Плавало в толще бескрайних вод или ползало под крышкой гранитной земли.

Эта энергия пропитывала все вокруг и хранила в себе тайны и мистерии, на которые разум Хаджара пока не был способен. Точно так же, как и не был он сам способен вернуться во дворец дракона Травеса. Его манило туда с каждым днем все сильнее, но в бескрайней тьме своего подсознания он не мог найти входа.

Все, что он видел в этом бездонном мраке, – это лишь пять сверкающих осколков. Те некогда были единым целым – зерном. Но благодаря силе и своей воле Хаджар смог разбить зерно на несколько частей. Каждую часть он увеличил в размерах, сделав больше прародителя-зерна, а после напитал силой.

В свитках библиотекаря, которые он всегда брал в аренду и никогда не покупал (спасибо нейросети и ее доступу к памяти), он смог обнаружить интересную информацию. Там сообщалось, что талант практикующего почти не поддается измерению.

Так, Небесный солдат пиковой ступени может быть настолько силен, что сможет одолеть Рыцаря духа начальной ступени. А может быть настолько слаб, что об него вытрет ноги недавний истинный адепт.

Все зависело слишком от многих факторов. От известных адепту техник и его мастерству в них. От того, насколько он познал свое тело и мир вокруг него. Более того, Хаджар узнал, что мастерство владения мечом не оканчивалось на ступени «владеющего».

Он узнал, что была и четвертая ступень. Вот только информации о ней не содержалось ни в одном свитке. Лишь туманные намеки и упоминания.

Кроме возмездия, Хаджара в этом мире с той же силой интересовал лишь, пожалуй, меч. Каждый раз, когда он брал его в руки, с каждым новым взмахом он чувствовал, что это не просто полоска метала, призванная отбирать чужие жизни. Нет, он чувствовал некие секреты и тайны, скрытые за пеленой этой реальности. И там, в глубине, его ждали ответы.

Ответы на терзавшие его душу вопросы.

И только меч мог подарить ему знания. А вместе с ними и свободу. Возможность самому управлять своей судьбой и способность обойти весь этот бескрайний мир.

И все эти мысли приходили к нему с очередным вздохом. Все это скрывалось в крупицах поглощаемой энергии. Та впитывалась сквозь узлы-ворота, проходила через реки-меридианы и устремлялась в осколки. Те с каждым вздохом сверкали чуть-чуть, но все же ярче.

Как говорили свитки библиотекаря, талант все же можно измерить. На начальных стадиях, когда не так видна разница в силе практикующих, то – можно. По количеству осколков.

Говорилось, что самые простые практикующие были способны разбить зерно на два осколка. Те, кто сильнее, на четыре. Средний уровень – пять осколков. И самые монструозные и талантливые гении были способны расколоть зерно на семь частей.

Вполне логично, учитывая, что чем больше таких осколков, тем крупнее получится ядро силы.

Что ж, Хаджар остался вполне доволен таким результатом: не нужно быть гением или монстром. Пока с ним его меч, даже сами боги пожалеют, если встанут у него на пути.

Да, ему не нужен ни талант в развитии, ни регалии, ни звания – лишь меч. Им он завоюет все, что только есть под взором бескрайнего неба.

Хаджар открыл глаза.

Воздух в его шатре слегка вибрировал, а талисман, недавно «прошедший» внутрь реальности, вновь показался. Мерно искрящаяся полоска желтой бумаги кружилась в воздухе. Источая красивый оранжевый свет, она всем своим видом демонстрировала приближение опасности.

Хаджар поправил свои потрепанные, изорванные и заплатанные одежды. Он погладил спящую, мурлыкающую Азрею, поднял с земли ножны с мечом и вышел из шатра.

 

– Он здесь? – спросила на ходу завязывающая пояс Сера.

За ней на одной ноге прыгал Неро, на вторую он пытался натянуть башмак.

– Почему обязательно он, – прозвучал женский голос в темноте.

Где-то там, среди теней, притаился убийца клана Топора. Судя по эманациям ауры – не ниже трансформации тела. Что же, с таким практикующим Хаджару уже приходилось сражаться, и в тот раз он был намного слабее.

– Зря вы проснулись, – покачал головой Хаджар, обнажая клинок. – Я справлюсь.

– Но…

Неро опустил ладонь на плечо Сере и взглядом указал за спину. На этот раз девушка не спорила. Она покорно отошла назад и встала позади обнажившего клинок Неро.

– Мне не нужна твоя помощь, Неро. Это моя битва.

– Сколько угодно, дружище, – сверкнула хищная улыбка. – Но если ты где-то оступишься, я снесу ее голову раньше, чем она располосует твое горло.

Все же чертовски это приятное чувство – ощущать плечо друга в любой, даже самой опасной ситуации.

– Вы все обсудили, дорогие мои?

– Выходи на свет, убийца, – произнес Хаджар.

Он не сомневался, что весь лагерь опять спит мертвым сном. Очередное сонное зелье отправило его отряд в забытье. Неро и Сера не уснули лишь благодаря… демон знает чему. Хаджару вообще порой казалось, что его друга не берет большинство ядов и снадобий. А почему не уснула заклинательница, наверняка знала лишь она одна.

Из тьмы на свет вышла женщина. Она не была безумно красива, но достаточно приятна, чтобы не иметь сложностей с мужчинами. Длинные черные волосы закрывали плывущую, будто бы обладавшую собственным сознанием, широкую красную ленту.

Лента служила одновременно и поясом и неким подобием нити, связывавшим рукояти ее кинжалов. Их клинки походили на заточенные стебли прекрасных цветков, а гарды – на бутоны.

Длинные, сильные ноги то и дело проглядывали через разрез длинных шелковых одежд. Она шла босиком, не издавая при этом ни малейшего шума. От нее не пахло ни духами, ни телом. А мгновением позже пропали и эманации ауры.

Если прикрыть глаза, то казалось, что и вовсе перед ним никто не стоит.

– Зачем ты показалась? – спросил Хаджар. – Твои коллеги нападали из тени.

– Хотела посмотреть на легендарного офицера Хаджара. – Даже ее голос был легким и незапоминающимся. Как журчание воды.

С ее левого плеча съехали одежды, обнажая краешек заманчивого упругого холмика и черную татуировку. От пухлой нижней губы вплоть до шеи шла красная линия.

– Посмотрела?

Убийца опустила кинжалы и остановилась в двадцати пяти метрах от Хаджара. Видимо, она знала о его способности наносить удары на расстоянии в девятнадцать шагов.

– Не злись на меня, офицер. Я не испытываю по отношению к тебе ничего, кроме благодарности и уважения.

– Благодарности? – удивился Хаджар.

Еще никогда присланные генералом Лаврийским убийцы не благодарили его.

– В одной из деревень, разграбленных кочевниками, жила моя семья. Отец, мать, брат с женой и детьми.

Хаджар тоже опустил клинок.

– Тогда уходи.

Убийца слегка печально засмеялась.

– Ты же знаешь, солдат, я не могу. Я из клана Топора. Нам платят деньги. Мы выполняем работу.

– Я заплачу вдвое больше.

Взгляд убийцы потяжелел.

– Не оскорбляй меня, офицер. У вас, воинов, свои понятия о чести. У нас она тоже есть. Если мне заплатили, я выполню заказ либо умру.

Некоторое время они молча смотрели друг на друга. Потом каждый из них вытянул вперед правый кулак, приложив к костяшкам расправленную левую ладонь. Они поклонились друг другу, отдавая дань уважения чести и доблести.

На этот раз за жизнью Хаджара пришла не убийца – это был воин, что бы она там о себе ни говорила. А к любому воину Хаджар испытывал уважение. Он по себе знал, что не так просто ставить свою жизнь на кон.

Женщина приняла боевую стойку, выставив правый кинжал перед собой, а левый заведя за спину. Широкая красная лента затрепыхалась быстрее и начала, словно кокон, кружить вокруг нее.

Хаджар стоял все так же расслабленно, опустив клинок к земле и наслаждаясь восточным ветром, играющимся с его длинными волосами.

Шаг женщины был легким и даже несколько призрачным. Она будто бы исчезла в одном месте и вынырнула из тьмы в другом. Сверкнули два кинжала, отбитые мечом Хаджара. Но стоило ему попытаться нанести контрудар, как леди тут же исчезла во тьме.

Она вновь стояла в двадцати пяти метрах от него. Ее одежды колыхались на ветру, и казалось, будто бы они источают саму тьму. Как если бы она была одета не в шелк, а в ночь.

Хаджар сделал рывок и взмахнул мечом. С лезвия сорвался призрачный рубящий удар. Толщиной с ладонь и высотой в молодое дерево, он оставил в земле глубокую борозду, а затем врезался в убийцу. Простого адепта такой удар разрубил бы на две части. Но сейчас он, вибрируя, оказался не в силах освободиться из пут красной ленты.

– Артефакт, – произнес Хаджар.

В следующий миг лента-артефакт отбросила призрачный удар в небо, где тот и рассеялся.

Вновь обернувшись облаком тьмы, убийца заскользила по траве. Она двигалась по ломаной линии, постоянно меняя траекторию и уходя из-под десятка таких же призрачных ударов. Видимо, ее лента не могла защитить свою хозяйку от каждого из ударов, но этого и не требовалось.

Ее скорость была намного выше той, на какую был способен Хаджар. Ее движения были плавнее, чем у него, и она делала куда как меньше лишних движений.

Все в ее технике было направлено лишь на одно – нанесение одного, безумно сильного и точного удара.

Наконец она вынырнула из мрака, оказавшись над Хаджаром. Сверкнули в лунном свете клинки убийцы. Два тонких смертельных луча устремились в грудь и голову Хаджару.

Тот буквально отплыл назад и тут же легко взмахнул мечом, выполняя вторую стойку техники «Легкого бриза». Вокруг него закружился «спокойный ветер». Вот только стойка, способная остановить удар стенобитного тарана, лишь замедлила тончайшие лунные лучи.

Те пробили щит и оставили на Хаджаре две глубоких красных линии.

На землю упали первые капли крови.

Убийца опустилась все в тех же двадцати пяти метрах. Все так же сверкали ее кинжалы-цветы.

– Ты достоин своих песен, офицер. Техника «Лунного цветка» обычно не оставляет шанса практикующим трансформации духа.

– Польщен, – широко улыбнулся Хаджар.

Он не испытывал ни страха, ни желания сбежать или позвать на помощь друзей. Нет, он был рад сильному противнику. Он с азартом и быстро бьющимся сердцем встречал новую смертельную битву. Ибо лишь через трудности и подобные сражения не имеющий грандиозного таланта может подняться выше, чем любой другой.

Хаджар выставил перед собой меч и резко им взмахнул:

– Крепчающий ветер!

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38 
Рейтинг@Mail.ru