Сердце Дракона. Книга 9

Кирилл Клеванский
Сердце Дракона. Книга 9

Глава 738

Ударили барабаны. Открылись противоположные входным врата. Тяжелые створки, каждый прут в которых был толщиной с запястье взрослого человека, исчезли в каменном своде лабиринта коридоров.

Мальчик вжался в шпиль небесного порта. Он смотрел на людей, выходивших на песок арены. Самого разного внешнего вида – от белых как снег, до смуглых, как черненая медь. Разного пола и уровня силы.

Все они встали напротив тридцати тысяч адептов. Гордые, с высоко поднятыми головами, они рассматривали ряды претендентов, и в их взглядах не присутствовало ровно никаких эмоций.

В этих господах легко угадывались судьи. Получалось по одному судье на каждую тысячу претендентов. Хотя один в итоге никуда не распределялся.

Из тридцати одного адепта, одетого в белые одежды, выделялся старик. Сухой и сгорбленный, он опирался на витую деревянную трость. Вот только его взгляд был твердым, как скала.

А трость, без которой, казалось, он не то что упадет, а прахом развеется по ветру, выглядела в его руках грозным оружием.

– Перед вами, – вот только голос его гремел ничуть не тише, чем голос самого императора, – Камни Силы.

Одновременно со словами старика на арене начало происходить что-то невероятное. Земля задрожала. Адепты, понимая, что к чему, начали постепенно смещаться в разные стороны и формировать группы.

В каждой такой группе находилось по сотне человек.

Мальчик не сводил глаз с незнакомца в черном балахоне. Поэтому он пропустил момент, когда под ногами адептов из-под песка начали подниматься подиумы.

Широкие, просторные, всего их было около трехсот. Ровно такое количество, чтобы уместились все группы.

– Итак, – старик слегка ударил тростью по земле. Но грохот, вызванный этим простым движением, был слышен даже не окраине столицы. – Этот самый первый раунд отсеет тех из вас, кто пришел сюда из любопытства и не имеет должной силы. Надеюсь, таких будет немного.

Адепты, повернувшись к старику, хором грохнули:

– Достопочтенный ректор “Святого Неба”! – а затем так же синхронно поклонились.

Мальчишка в очередной раз чуть было яблоком не подавился.

– Проклятье, – выругался кто-то рядом, – я как-то совсем иначе себе ректора небесных представлял.

– Я тоже, – протянула статная девушка. Мальчишка с ходу догадался, где эта девица могла работать… – Думала, он более… аппетитный.

С очередным хрустом яблока сорванец вернулся к наблюдению за ареной.

– Испытание одновременно простейшее из всех, что вас ожидают, но в то же время – самое показательное, – старик кивнул одному из судей. Тот вытянул перед собой руки и что-то прошептал. В ту же секунду земля вновь задрожала и из-под нее поползли громоздкие черные камни. Они буквально впитывали лучи солнца и создавали вокруг себя ореол мрака. – Некоторые из вас могут узнать Камни Силы. Но для тех, кто видит впервые, поясню. Эти камни способны поглощать энергию, а наши достопочтенные артефакторы дорабатывают их таким образом, чтобы они могли продемонстрировать уровень силы поглощенной энергии.

Тот самый судья, который и поднял из-под земли артефакты, подошел к ближайшему и легонько хлопнул по нему ладонью.

Камень в месте удара вспыхнул зеленым светом, который уже спустя несколько мгновений рассеялся внутри артефакта.

– Артефакты, которые вы видите перед собой, созданы таким образом, чтобы отображать уровень силы, превышающий или находящийся на начальной стадии Рыцаря духа. Зеленый – самый слабый. Синий – посильнее. Фиолетовый – это уровень Пикового Рыцаря духа. Красный – сила, сравнимая с начальным уровнем Повелителя. Оранжевый и Коричневый – уровни, которые сложно определить в рамках ступени Повелителя.

Тот же самый судья, обнажив изогнутую саблю, на развороте отправил в сторону камня полосу энергии. Мальчишка, находящийся на расстоянии почти в километр от происходящего, почувствовал, как сердце сжало что-то жуткое и смертоносное.

Полоса энергии, созданная секущей кромкой сабли, оплела черный камень, а затем исчезла внутри него. Тот ответил тем, что вспыхнул на несколько секунд красным свечением, а затем потух.

Некоторые из зрителей зааплодировали, а кто-то даже вспомнил, как зовут этого судью. Кажется, если мальчишка правильно расслышал, он принадлежал к клану Ядовитого Плюща – лучшим алхимикам всего Дарнаса.

Многие из зрителей, кто тоже это слышал, тут же проявили свое недовольство тем, что турнир будет судить один из аристократов.

Они были целиком и полностью уверены, что тот не постесняется в подходящий момент подсудить своим соклановцам.

– Чтобы пройти в следующий тур, вам нужно заставить Камень Силы загореться синим цветом. На это у каждого есть только одна попытка. – Старик повернулся к императору и слегка склонил голову. Он был одним из немногих людей, кто имел право не выполнять полный поклон в адрес его императорского величества. Последний, сидя на богатом троне в центре ложи, позволительно кивнул. – С благословлением богов начнем первое испытание Турнира Двенадцати!

Старик ударил тростью по песку. На этот раз вместе с грохотом по арене прокатилась воздушная волна. Такой силы и мощи, что некоторые зрители прикрывали глаза и пытались удержать свои прически и одежды.

Мальчишка, даже на таком расстоянии, крепче схватился за шпиль небесного порта. Он едва было не сорвался. Хотя не всем так повезло, как ему.

Та самая девочка, не удержавшись, соскользнула вниз, но ее вовремя подхватил один из старших парней.

– Спасибо, – улыбнулась молодая жрица любви и прижалась к юноше. – Вечером можем вместе прогуляться.

Тот шумно, под аккомпанемент всеобщего смеха, сглотнул и как-то дерганно кивнул.

Мальчишка фыркнул, откусил от яблока и продолжил наблюдать за турниром.

Старик, оказавшийся ректором лучшей школы боевых искусств всего Дарнаса, отошел в сторону и уселся на простой табурет.

По сравнению с троном императора или креслами глав семи домов, послов и патриархов сект, тот выглядел даже проще, чем самодельная табуретка.

– Смотрите, смотрите, – слышалось с “ближайших” к мальчишке рядов. – Это Торвульд Медведь. Говорят, он в одиночку прошел все северные земли. И сражался с ледяными духами и гигантами.

– Да-да, я слышал про него. Настоящий герой севера. Говорят, он один стоит трех Рыцарей духа развитой стадии.

В одной из групп вперед вышел самый, пожалуй, большой человек, которого когда-либо видел мальчишка.

– Может, в нем есть немного крови Вечной Горы? – засмеялись зрители.

Не подозревать подобного было просто невозможно. Кузнецы Вечной Горы, как знал мальчишка, являлись потомками равнинных великанов – древней, давно вымершей расы. И именно благодаря своей крови они могли достигать совершенно невероятных размеров как в росте (до двух с половиной метров), так и по объему мышц.

Этот же, покрытый шрамами, златовласый и голубоглазый воин ростом был не меньше двух метров двадцати сантиметров. При этом его плечи казались ледниковыми валунами, а ноги – стволами молодых деревьев.

В руках он держал боевой топор. Оружие, которое действительно ценилось среди аристократов Вечной Горы.

Когда северянин, закутанный в меха, вышел вперед перед адептами, то за его спиной мгновенно вспыхнул дух. Огромный, закованный в ледяную кристаллическую броню медведь.

– Слышал я о таком, – послышалось на трибунах зрителей. – Промежуточный вариант между духом-зверем и духом-оружием.

– Да? – удивился кто-то из соседей. – Никогда не слышал о подобном.

– Он достаточно редок.

– Удивительно. Третий век живу, а никогда не слышал… Мир боевых искусств воистину велик.

Торвульд Медведь, оправдывая свое прозвище, размахнулся топором и с силой опустил его перед собой. Белый поток энергии, созданный рубящим ударом, буквально заморозил часть арены, а затем двумя медвежьими лапами рубанул по артефакту.

Потянулись томительные секунды ожидания, а затем под смех и удивленные выдохи трибун камень на пару мгновений вспыхнул едва заметным, слабеньким синим сиянием.

Сказать, что Торвульд был удивлен, – не сказать ничего. Отозвав своего духа, он с удивлением смотрел на собственные руки и топор.

– Проходишь, – один из судей сделал пару пометок в длинном пергаментном свитке, – но если тебе дорога твоя жизнь, то с такой силой я бы посоветовал добровольно выйти из соревнования.

Очнувшись, Торвульд Медведь что-то процедил и отошел в сторону, огороженную для прошедших во второй тур.

Глава 739

После Торвульда потянулась вереница адептов. Практически абсолютное большинство из них составляли именно Рыцари духа.

Призывая самых разнообразных духов, начиная от простых духов-зверей и заканчивая духами-иероглифами, вызывавшими у зрителей, судей и глав кланов настоящий ажиотаж, они пробовали свои силы на Камнях Силы.

К удивлению мальчишки, да и зрителей, занимавших трибуны арены, не все могли, как Торвульд, заставить камень хоть ненадолго засиять синим цветом.

Были такие даже из числа тех, чьи имена оказались знакомы зрителям. Например – Тулепс с равнин. Лучник, который прославился благодаря своему участию в конфликтах на границе с Ласканом. Говорят, одним выстрелом он смог поразить сразу дюжину противников.

Но этого вкупе с духом-соколом не хватило ему, чтобы тем же выстрелом заставить камень вспыхнуть синим. Более того – артефакт и вовсе ответил на попытку абсолютным “молчанием”.

Лучник, понурившись, поплелся обратно с арены. Зрители, к удивлению мальчика, провожали его не смехом или улюлюканьем, а выкриками поддержки и пожеланий стать сильнее.

Все же к военным и адептам, участвовавшим в битвах на восточной границе, в последнее время складывалось совсем иное отношение. Их, без всякого сомнения, уважали. Уважали за то, что бились и рисковали своей жизнью для того, чтобы этого не приходилось делать остальным.

Во всяком случае – пока что.

 

Наконец в дальней от мальчишки группе (для того чтобы лучше видеть, он достал самодельную подзорную трубу, сделанную из разбитой винной бутылки) вперед вышла одна из центральных фигур всего турнира.

Сорванец впервые смог рассмотреть человека, которого в столице знали многие. Это был, без всякого сомнения, старший наследник дома Хищных Клинков.

– Демоны и боги, это ведь Ларис Динос, – понеслось над трибунами. – Погодите, разве он не был Повелителем начальной стадии?

– Был.

– И действительно – был. Теперь он Повелитель средней стадии!

– Интересно, в какую сумму его отцу обошелся такой быстрый прогресс сына? Всего за полгода от начальной до средней стадии Повелителя.

– А помните, глава Хищных Клинков выставил два фрегата клана на продажу? Вот вам и ответ – во сколько ему это обошлось.

– Проклятье… Нет, ну вы подумайте, два фрегата ради силы сынка… Прошлый глава такого бы никогда…

– Замолчи! – Мальчишка увидел, как сосед говорившего прикрыл тому рот ладонью. – Или ты хочешь, возвращаясь в гостиницу, пропасть без вести? Такие слова ни тебя, ни меня до хорошего не доведут.

Разумеется, мальчик не слышал разговора двух зрителей. Но жизнь на улице научила его многим полезным умениям. В том числе и чтению по губам.

А еще тому, что некоторые слова действительно не стоило произносить. Простое упоминание предыдущего главы дома Хищных Клинков в лучшем свете, чем нынешнего, могло заставить человека исчезнуть из города.

Без следа.

И никто искать не будет.

А если будет, то повторит судьбу того, кого пытался отыскать…

Ларис Динос выглядел точно так же, как рассказывали про него истории. Высокий, лощеный, одетый в столь дорогие одежды, что пара лоскутов подобной ткани после продажи могла бы годами кормить целый крестьянский поселок.

В каждом движении Лариса, в каждом повороте его прекрасного лица и качании на ветру ухоженных, блестящих белесых волос – во всем этом чувствовались стать и высокородность.

Будто существо из иного мира – не иначе.

Он выглядел как ожившая скульптура. Без единого изъяна. Прекрасный, как сын солнца.

Неудивительно, что по трибунам понеслись мечтательные женские вздохи. И не только девичьи… многие из женщин, даже несмотря на присутствие рядом своих мужей, не смогли сдержать эмоции.

– С такого я бы и денег не взяла, – не удержалась та самая девчонка, которая недавно… действительно не удержалась. – Да что там – я бы ему сама заплатила.

– Боюсь, милочка, – хмыкнул самый старший из парней, – у тебя столько денег никогда не было и не будет.

Молодая шлюха никак это не прокомментировала. Лишь продолжила с жадностью сквозь одну из самодельных подзорных труб разглядывать Лариса Диноса.

– А помните, он проиграл наследнику Тарезов? – понеслось над трибунами.

– Да, только что-то его не видно.

– Наверное, выжидает.

Было видно, как упоминание старшего наследника Тарезов, также учившегося в школе Святого Неба и одолевшего Лариса в поединке, сильно повлияло на последнего. Он, к неожиданно возникшему удовольствию мальчишки, даже сбился с шага.

Впрочем, он не был бы старшим наследником клана аристократов, если бы не умел быстро взять себя в руки.

Встав напротив камня, Ларис лениво взмахнул длинным, узким, лишенным гарды клинком. Мальчик где-то слышал, что такими сложнее фехтовать, но их удары быстры, а проникающая сила (что бы это ни значило) велика.

Камень после удара вспыхнул ярким синим светом и погас.

– Умно, – послышалось на трибунах. – Он не собирается демонстрировать противникам свою силу.

– Возможно, это именно то, о чем говорил ректор…

– Да, испытание не так уж и просто.

Мальчик, слыша отголоски этих переговоров, постепенно понимал, что к чему. Кажущееся на первый взгляд простым испытание на деле имело в себе множество подводных камней.

Скажем, тот, кто и без того был известен благодаря своей силе, мог прикинуться слабачком. Например – с чего вдруг все решили, что Торвульд Медведь действительно использовал свой лучший удар?

С другой стороны, были такие, как Ларис Динос, они нисколько не сомневались в своем могуществе, но… Не хотели, чтобы их возможные противники заранее знали, на что им стоит рассчитывать.

А еще были такие, как старший наследник клана Вечной Горы…

– Смотрите, разве это не Боливар из Вечной Горы?

Взгляды множества зрителей, в том числе и глав кланов, сидевших в ложе, были прикованы к могучему молодому мужчине.

Ростом почти ровно два с половиной метра, он плечами был так широк, что мальчишка сомневался, чтобы простые дверные проемы могли пропустить его через себя.

Наверняка он заходил в здания боком…

В руках он держал огромный, тяжелый молот. При этом каждый шаг его колонноподобных ног оставлял за ним следы стоп, глубоких и отчетливых.

Подойдя, так же как и Ларис Динос, вплотную к своему камню, он намеренно повернулся к старшему наследнику Хищных Клинков.

– Ларис! – выкрикнул он, привлекая внимание Диноса. – А не слабоват ли ты для турнира? Может, лучше пойдешь и дальше возиться со своими двоюродными братьями?

Мальчишка даже на таком расстоянии видел, как заиграли желваки наследника дома мечников.

– Не много ли ты себе позволяешь, Боливар? – прошипел прекрасный юноша. – Язык слишком длинный?

– Скорее, это у тебя что-то слишком короткое, – громогласно засмеялся великан.

Не дожидаясь ответной ремарки, он не глядя, наотмашь, одной рукой, не призывая духа, ударил по Камню Силы. От столкновения закричали ближайшие к трибуне зрители. Волна силы, разошедшаяся от простого взмаха молота гиганта Вечной Горы, буквально вырыла в песке арены глубокую впадину.

В следующее мгновение артефакт засиял ярким оранжевым светом.

– Проклятье…

– Я слышал легенды о силе воинов Вечной Горы, но такое…

Судьи, первыми очнувшиеся после, казалось бы, будничного удара великана, парой заклинаний привели арену в порядок и отправили гогочущего гиганта в зону для прошедших испытание.

– А она стала красивей…

– Все равно и в подметки не годится дочери главы Небесного Ветра.

– Вот только по силе здесь вряд ли найдется так уж много адептов, которые могли бы с ней сравниться.

– Ты забываешь о сектах, военных и многих, кто все эти годы жил в уединении. Может, мы еще увидим гениев, о которых ничего не слышали.

– Ну, во всяком случае, об этом гении мы наслышаны.

Зрители обсуждали вышедшую вперед Анис Динос. Она была одета в простую черную юбку, узкую блузку, открывавшую живот и спину. В волосах у нее золотом и изумрудами сверкала странная цепь. В руках она держала такой же, как у двоюродного брата, клинок.

Некогда старшая наследница клана мечников, ныне – служанка родного младшего брата.

Встав напротив камня силы, она положила ладонь на рукоять меча. Ее темные, острые, как сам клинок, глаза повернулись к центральной ложе. Туда, где сидел ее дядя.

Мальчишке показалось, что она слегка дернула рукой, но, скорее всего, ему действительно просто показалось.

Девушка убрала ладонь с рукояти и, развернувшись, отправилась в сторону зоны для прошедших испытание.

– Постойте, леди, вы…

Судья, следивший за ее группой, сделал шаг в сторону Анис. Стоило ему сдвинуться с места, как трибуны зрителей ахнули.

Простого движения судьи хватило, чтобы находившийся в равновесии камень задрожал, а затем начал обсыпаться. На нем появились глубокие царапины. Они формировали сложный узор, сплетаясь и разделяясь на несколько.

Мальчик даже сосчитать не смог, сколько ударов успела нанести девушка за то время, что потребовалось сорванцу, чтобы моргнуть.

– Говорят, Анис Динос получила в Пустошах одно из сокровищ императора Декатера, – зашептались пришедшие в себя зрители.

– Без всякого сомнения, она одна из тех, кто будет фаворитом в этом турнире.

Мальчик же не обращал внимания не шепот и переговоры зрителей. Он смотрел на то, как к камню подходит незнакомец в черном балахоне.

– Давай, – шептал мальчик, – покажи им всем. Давай…

Глава 740

Откинув полу плаща, спасший беспризорника мужчина обнажил странный черный меч.

– Не может быть…

– Это действительно он?

– Вы о ком?

– Разве вы не слышали?

– Да, проклятье, про кого?

– Про мечника, носящего черную броню, созданную из тумана, и меч, который может сожрать вашу душу. Говорят, он бился с орками в степях Ласкана, а затем повел за собой в битву воинов против орды демонов. Я слышал, что он стал учеником самого Великого Мечника Оруна, а затем они оба сгинули в Горах Ненастий.

– Проклятье…

По трибунам пошла волна шепотков, а мальчик лишь повторял:

– Ну давай же, давай…

* * *

– А твоя племянница хороша, мой старый друг.

Император, наблюдавший за ходом турнира, повернулся к главе клана Хищных Клинков. Тот, поклонившись своему правителю, спокойно и мягко ответил:

– Благодарю вас, мой император, за столь лестные слова в адрес моей семьи. – Мысленно же при этом добавил: “Древнее чудовище… Лучше бы ты сгинул в том походе в страну драконов! Тогда мы бы выбрали другого императора… того, кто не стал бы склонять голову перед этими зверями”.

Украдкой глава Хищных Клинков посмотрел в сторону того, кого император представил как мастера. На деле же это был не кто иной, как ответственный за империю Дарнас – помощник министра из страны драконов.

Существо, которое могло на равных биться с любым из тех, кто сидел в этой ложе. Но самое ужасное, оно даже не являлось при этом частью рода человеческого и родственных рас.

Лишь приняло их облик.

Демонова рептилия…

Человек-дракон, в свою очередь, повернулся к главе Хищных Клинков. Одного взгляда этих янтарных, с вертикальными зрачками глаз хватило, чтобы мечник непроизвольно потянулся к своему оружию.

Благо он вовремя взял себя в руки и замер.

– Не стоит, мой друг, не стоит, – широко и тепло улыбнулся император. – Твоя семья всегда славилась величайшими мечниками.

Мысленно же император добавил: “Кровавый братоубийца… как же далеко ты готов зайти ради власти? Что же, я пережил десятки таких, как ты. Только сделай шаг в мою сторону, и я уничтожу весь клан Хищных Клинков, а из твоего черепа сделаю себе новую чашу для вина”.

– Интересный юноша, – внезапно произнес посланник страны драконов.

Его неожиданная ремарка привлекла внимание всех, кто находился в ложе.

– Вы, достопочтенный мастер, про мальчишку в черном? – Еще одна неожиданность – в диалог решил вступить Король Эльфов.

Все присутствующие хорошо знали главу дома Зеленого Молота как человека… то есть эльфа, который считал себя едва ли не равным императору. И вел себя соответствующе.

Подобное обращение из его уст звучало несколько неожиданно.

Увы, дракон так и не ответил. А юноша в черном балахоне уже опустил меч в неистовом рубящем ударе.

* * *

Небо рассекла вспышка черного света, а мальчишка едва не сорвался с небесного порта. Он с такой радостью встретил успех своего знакомого незнакомца, что почти повторил участь молодой жрицы любви.

Удар черного света, подтвердивший догадки зрителей в том, что перед ними тот самый, обретший несколько лет назад небольшую известность, черный мечник.

Ученик Оруна.

– Наверное, он не хочет демонстрировать свои истинные возможности, – протянул один из зрителей.

На камне постепенно затухал яркий синий свет.

– Да, скорее всего, это именно так.

– В конце концов – это ведь ученик Оруна. Великого Мечника. Говорят, даже император обладает равными с ним…

В очередной раз говорившему заткнул рот его сосед.

– Ты совсем с ума сошел? Если про Хищных Клинков нельзя говорить, то про императорскую семью даже думать не стоит!

Мальчишка, наблюдавший за этим через подзорную трубу, только улыбнулся.

– Кстати, по традиции наследник императора должен участвовать в турнире. Вы его видите?

– Да его никто, кроме аристократов, и не опознает, – отмахнулся один из соседей зрителя. – Так что вплоть до последних дней турнира можешь и не стараться его вычислить. Вряд ли у тебя получился.

– Не только его…

– Что ты хочешь этим сказать?

– То, что я слышал, будто не только сын императора участвует в Турнире Двенадцати, но и его дочь.

– Эта сумасшедшая? Она еще не оставила свои притязания на престол?

– Именно она.

– Глупая девка, – фыркнул зритель. Кажется, он забыл собственное предупреждение на тему, что не стоит высказываться о семье императора. – Женщина-император? Такого ни в одной империи еще не было.

– Не было, – согласились рядом. – Но вы знаете закон – трон займет сильнейший представитель императорской семьи. И она не оставит своих попыток надеть корону.

 

– Если у нее получится, видят боги, я перееду в Ласкан! Хоть в качестве раба, хоть в роли ишака! Но кланяться какой-то девке я не стану, пусть и императорской крови, не стану!

– Ну и дурак.

Мальчишка отвлекся от разговора зрителей и вернулся к наблюдению за происходящим на многочисленных аренах. Кто-то вылетал, так и не сумев заставить камень хоть как-то отреагировать на удар. Кто-то просил и даже умолял судей дать ему еще один шанс – у таких обычно камень сиял зеленым.

Но большинство все-таки умудрялись зажечь артефакт синим. Некоторые – и другими цветами. Но чем ближе к заветному коричневому, тем меньше разноцветных камней появлялось.

Более того – никто с самого начала испытания так и не смог зажечь артефакт коричневым. – К тому же рекорд Анис Динос, без малого повредившей артефакт, оставался не побит.

Зрители рассуждали на тему, что никто не хочет демонстрировать свои истинные возможности, а Анис попросту решила таким образом напомнить о себе. Кто-то даже назвал это “отменным плевком в любимого дядю”. От остряка почему-то все сразу отодвинулись.

А когда мальчишка повернулся к нему еще раз – странное дело, найти остряка не смог. От этого у него по спине пробежали мурашки…

Спустя несколько часов, наполненных вспышками от самых разных техник и ударов, сиянием множества духов и статью тысяч адептов, первое испытание закончилось.

Из тридцати тысяч изначальных участников на песке осталось около двадцати шести тысяч. Как и говорил старик ректор, первое испытание не так уж и сильно повлияло на количество претендентов.

Зато показало множество известных личностей. Среди них был и герой всех простолюдинов столицы – Эйнен Островитянин.

Он, правда, банальным тычком копья заставил камень вспыхнуть синим и с этим удалился.

– На этом первое испытание я объявляю завершенным.

Ректор стукнул своей тростью, и камни-артефакты втянулись под песок. Остальные судьи, ураганами пронесясь по аренам, быстро привели их в порядок. А затем вокруг каждой поднялось несколько волшебных иероглифов.

Они сформировали нечто вроде купола.

– Второй этап, на котором мы закончим первый день турнира, – продолжил старик, – призван сократить ваше количество вдвое. Вы все, перейдя в зону для прошедших первый этап, получили номер своей арены. Теперь, пожалуйста, в порядке очереди, пройдите на нее и сразитесь с противником.

Мальчишка буквально вжался в линзу окуляра. Всего миниатюрных арен над песком возвышалось три сотни. Так что ровно вдвое больше адептов поднялись по лестницам, прошли сквозь купола и встали друг напротив друга.

Среди них был и мечник в черном балахоне.

– Давай… покажи ему, что такое воин Битвы за Пустоши! – в сердцах выкрикнул мальчик.

Только прозвенел сигнальный гонг, как, привлекая внимание трибун, мечник в черном балахоне взмахнул своим странным черным клинком и выкрикнул:

– Удар Черного Меча!

С его лезвия сорвался бушующий поток черной энергии. Она, раскрываясь пастью дракона, обрушилась на стоявшего неподвижно противника.

Тот от всеобъемлющей силы атаки соперника оказался буквально парализован. Совсем как тот солдат на воротах.

Черный дракон поглотил фигуру, а трибуны взорвались аплодисментами. Меньшего от ученика самого Оруна они и не ждали.

– Любопытно, – протянул сидевший в ложе мастер-дракон, но этого мальчишка, разумеется, не видел и не слышал. Его взгляд был прикован к происходящему на арене.

Удар, создавший черного дракона, продолжал бушевать. Он был настолько могучим, что заставлял волшебные иероглифы вспыхивать ярче и напитывать щит все большим количеством силы.

А затем все стихло.

Черный дракон исчез.

Иероглифы померкли.

Трибуны смолкли.

В центре недавнего шторма силы стоял абсолютно невредимый адепт.

– Это из-за ставок, что ли? – прочитал по губам мальчик.

Адепт, даже не поцарапанный столь мощным ударом, стоял со скрещенными на оголенной груди руками. Его старые, простые, тысячу раз штопанные, но чистые и ухоженные одежды не скрывали сотен шрамов на смуглой, почти бронзовой коже.

Многие из них были столь ужасными, что мальчик невольно сглотнул.

Левую часть груди адепта покрывала круглая черная татуировка. Она оказалась настолько объемной, что занимала всю грудную мышцу и доходила вплоть до предплечья.

При этом его правая рука была полностью покрыта другой – алой татуировкой. Сотни древних символов сливались воедино, порождая узор, который мальчик никак не мог распознать.

Во всклоченных волосах небрежного мечника качались на ветру перья и фенечки.

– Т-т-т-ты… но я с-с-слышал, что т-т-т-ты умер! – незнакомец в черном балахоне, заикаясь, попятился назад.

Странный мечник при этом поежился.

– Поверь мне, были такие моменты, когда я тоже так думал… Впрочем, неважно, – синие глаза странного адепта вспыхнули ярким светом.

В воздухе сформировался призрачный прозрачный клинок. Он ударил наискосок по груди незнакомца и выбросил того с арены.

Тут же судья, следивший за боем, поднял флаг и произнес:

– Победа за Хаджаром Дарханом. Школа Святого Неба!

– Хаджар Дархан… – понеслось по трибунам. – Разве не так зовут черного мечника?

Мальчишка, да и многие из зрителей, не могли поверить своим глазам. А Хаджар уже пускался по ступеням вниз, где среди прочих адептов его ждал Эйнен Островитянин.

Двое крепко обнялись и скрылись вместе в толпе.

Мальчик так и не понял, что именно он увидел.

Невольно переведя подзорную трубу на ложу, он заметил, как представленный императору мастер тихо, одними губами, повторил:

– Дархан… очередной потомок?

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32 
Рейтинг@Mail.ru