Сердце Дракона. Книга 9

Кирилл Клеванский
Сердце Дракона. Книга 9

Глава 744

Еще день не прошел с того момента, как Хаджар вернулся в Даанатан. И за эти неполные сутки он успел столкнуться с собственными двойником, присланным Мертвой Луной; влипнуть в заговор аристократии по перевороту в одном из семи центральных кланов империи; а сейчас перед ним стоял Хельмер и рассказывал про какого-то министра Джу.

– Тебе не кажется, Хельмер, что ты слишком часто обо мне заботишься?

– Заботиться о тебе жена в постели будет, щегол. – На этот раз, что неожиданно, Хельмер не шутил, а говорил вполне серьезно. – Я же стараюсь защитить свои вложения. Как ты правильно сказал – проблема Тарезов сама себя не решит.

– Ну так сверкнул бы своим шариком, – Хаджар указал на кровавую сферу в руках демона, – и отправил бы их всех к праотцам, и…

В темноте единственный, не закрытый широкополой шляпой, глаз Хельмера вспыхнул ярким светом.

– Не играй со мной, Хаджар. – Тьма в переулке будто начала сгущаться. Оживать. Принимать объемные формы и очертания. – Ты еще не выполнил свою часть уговора и должен мне.

– Я помню, – абсолютно спокойно произнес Хаджар. – Но не стоит угрожать мне, демон.

В руке Хаджара появился Черный Клинок, и тьма, которая еще недавно подступала со всех сторон, оказалась мгновенно рассечена на тончайшие лоскуты мрака. Как будто бы всего лишь одним фактом того, что Хаджар обнажил меч, он заставил пространство вокруг подчиниться ему.

Стать частью его меча. И все вокруг лишь подкрепляло его силу. Было ее неотъемлемой составляющей. Казалось, что Хаджар не просто мог нанести удар с любой стороны, а уже его нанес.

И не по демону, а по оживленной им ночи.

Темным шелком лоскуты мрака опадали к ногам Хаджара, и свет постепенно возвращался в переулок.

Хельмер хмыкнул.

– Ты стал сильнее, Хаджар. Намного сильнее… Но если ты думаешь, что этого хватит, чтобы пережить министра Джу, то ты глуп.

Так же быстро, как появился, Черный Клинок рассеялся.

– Может, стоило начать с того, кто именно этот самый министр Джу?

Красный глаз опять вспыхнул с той же яркостью и яростью. Вот только на этот раз тьма не оживала и не стремилась подавить Хаджара.

Видимо, Хельмер понял, что этот мелкий трюк – максимум, который ему позволяли законы неба и земли, – с Хаджаром не пройдет.

– Оставь свой менторский тон, смертный. – Даже голос Хельмера изменился. Он больше не звучал как нечто, что способны произвести человеческие голосовые связки. – Министр Джу – один из правителей страны драконов.

Внешне Хаджара нисколько не потревожила данная новость. Внутренне же он весь подобрался. Постоянно готовый к битве. В любой момент времени. Даже если справляет нужду…

Клятый Орун!

Но бывает, что даже если ты и готов к битве, то все равно не можешь в ней победить. Просто потому, что силы, которые выступают против тебя, находятся на другом уровне. И не только силы, а буквально – реальности.

Министр драконов? Это существо, которое, скорее всего, застало падение эпохи ста королевств. И сила, которой оно обладает, для жителей любой из семи империй – безгранична.

– Что ему нужно от меня? – спросил Хаджар.

– Не боишься. – Голос Хельмера становился все менее человеческим, а его фигура постепенно расплывалась. В какой-то момент Хаджару и вовсе показалось, что его живой плащ – вовсе не плащ, а нечто вроде крыльев. – И зря. Он уничтожит весь Даанатан и глазом не моргнет. Ты для него не более чем пыль на подошве.

– Разве такое существо не должно быть ограничено зак…

– Хватит! Я уже говорил, мальчишка, чтобы ты не надеялся на эти законы! Дарнас лишь не более чем вассал страны драконов. А сеньор вправе распоряжаться судьбой своего вассала. Джу может хоть армию для уничтожения Дарнаса собрать, а законы неба и земли смолчат. Потому что он будет вправе. Ибо это его дом и дом его сеньора – императора драконов.

Второй раз в жизни Хаджар услышал это словосочетание – император драконов. В первый раз его произнес Травес, когда озвучил цену за бьющееся в груди потомка сердце.

– Ты так и не ответил – что ему нужно?

Хельмер принял свой привычный, как теперь точно знал Хаджар, поддельный человеческий облик. После чего с усталым вздохом произнес:

– Я тебе уже говорил, Хаджи, что я не всеведущий. И понятия не имею, что одному из сильнейших существ стран зверей могло потребоваться от тебя.

Хаджар и раньше умел цепляться за оговорки. Теперь же, после ученичества у Оруна, да упадет он на собственный детородный орган, он хватался за них ничуть не хуже, чем утопающий за протянутую соломинку.

– Страны зверей?

Кривая усмешка Хельмера стала доказательством того, что демон не просто так обронил эти несколько слов. Более того, Хаджару в последнее время все чаще казалось, что повелитель ночных кошмаров вообще никогда и ничего просто так не делал.

Эмиссар князя демонов всегда имел свой собственный план, которому и следовал. И это делало его из всех встреченных Хаджаром существ одним из самых опаснейших.

– Хаджи, твои познания об устройстве этого мира еще скуднее, чем о том, что надо делать с женщиной в постели. Тебе уже третий десяток лет пошел, а сколько прелестниц побывало в твоих руках? Три, четыре?

– Дело не в количестве, а в качестве, – пожал плечами Хаджар.

Хельмер засмеялся. Не тем жутким, потусторонним, рычащим голосом, а “привычным” и простым.

– Ядро Тал’Де’Ри все еще у тебя?

– Чье ядро?

Демон выругался. Почему-то в своих ругательствах он всегда поминал в одном предложении менструальную кровь девственницы и кого-нибудь из богов. И при этом в деталях никогда не повторялся.

Вот что значит – опыт.

– Предводительницы орды демонов из Пустоши.

– А, – спохватился Хаджар. – Да, у меня.

– Замечательно. – Хельмер зрительно начал отодвигаться назад – все глубже во тьму. И это с учетом того, что позади него не было прохода. Только крепкая каменная кладка. – Если встретишь министра Джу и поймешь, что не можешь от него сбежать, пролей каплю своей крови на это ядро.

– И что произойдет?

Последним, что увидел Хаджар перед тем, как оказаться в одиночестве посреди узкого переулка, стала кривая, хищная улыбка демона.

– Увидишь, – ответил Хельмер и исчез.

Хаджар некоторое время разглядывал стену. Что бы ни проделал повелитель кошмаров, это находилось не только за гранью способностей Эйнена, но и Оруна. А Хаджар еще не видел ни единого существа быстрее, чем Орун, да протекут ему в желудок собственные нечистоты.

Учитель Хаджара с его “Шагом белой молнии” был воистину неудержим. И все же Хельмер перемещался совсем иным способом…

– Министр Джу, – повторил Хаджар.

Запечатав имя в своей памяти, он вышел из переулка и направился в сторону, куда удалился его друг. Удивительно, но за время пятиминутного диалога Эйнен с Дорой успели пройти лишь несколько метров.

– Ты так быстро? – бросил островитянин. – Или все же варварская натура в тебе уже ослабла?

Хаджар посмотрел на лысого товарища, затем на переулок и обратно.

Затем он посмотрел на тень, которую отбрасывала ближайшая колонна. По ней получалось, что в переулке он провел не дольше нескольких секунд.

А никак не пять минут.

Да, Хельмер явно умел наглядно демонстрировать истинность своих слов…

Глава 745

– Ты им веришь? – Хаджар постучал по основанию трубки и заправил в нее табак, добытый им на Горе Ненастий.

Откуда он там взялся – Хаджар понятия не имел. Но лучше этого душистого засранца он еще ничего в своей жизни не курил. Если, разумеется, не считать того, которым дымил старик Харлим. Бессмертный, встреченный Хаджаром в Море Песка.

– Ни на минуту. – Эйнен, в свою очередь, пил вино из простой пиалы.

Они сидели на крыше одного из торговых домов. С нее открывался потрясающий вид на квартал эльфов. Кроны высоких деревьев, постепенно переходящих в деревянные крыши домов, выращенных прямо в могучих стволах.

Безумное множество зеленых светлячков, которые целыми облаками нависали над тропками, заменявшими Марнилам улицы и проспекты.

– Значит, ради Доры?

Эйнен отпил еще немного вина. Все такой же каменный, как и всегда. Порой Хаджару вообще казалось, что островитянин попросту не умеет испытывать человеческие эмоции.

Такое состояние на Земле называли социопатией.

Интересно, как такая девушка, как Дора Марнил, смогла полюбить Эйнена Островитянина? Причем не просто испытывать влечение или интерес, как это было в случае с Хаджаром и Анис, а так, чтобы навсегда. На тысячи лет…

– Король Эльфов грозится, что если я не уйду, он заточит ее в квартале.

– Ты ведь там жил едва ли не полгода.

– Жил, – “кивнул” Эйнен. Как и всегда, это его движение для простого обывателя выглядело бы… да никак оно бы не выглядело. – Но лишь с позволения его сестры.

Хаджар вспомнил целительницу, которая подсадила ему в душу радужный яд. И теперь если в течение четырех оставшихся лет Хаджар не достигнет уровня Повелителя, то умрет.

Да, он стал Рыцарем духа начальной стадии. Но…

Увы, на этом техника медитации “Пути среди облаков” обрывалась. Хаджару требовалась другая, которая приведет его к уровню Повелителя.

И даже чтобы отыскать такую, ему придется постараться. Для начала – найти время и пройти испытания Башни Сокровищ. Затем перетерпеть удар по своей душе, который обязательно наступит при переходе с одной техники медитации на другую.

Причем чем заметнее переход, тем серьезнее удар. А учитывая, что Хаджар почти пятнадцать лет использовал технику медитации драконов, этот удар может оказаться едва ли не смертельным.

И все бы ничего, но, увы, чтобы стать Повелителем, Хаджару требовалось соединить в себе внешнюю энергию и внутреннюю. А будто по насмешке судьбы, он оказался с рождения не способен к манипуляции внешней энергией.

В простонародье – истинным путем развития или же магией.

 

А все потому, что в его теле находилась лишь половина его души. Куда подевалась вторая – не знала даже лучшая целительница Дарнаса, сестра Короля Эльфов и тетя Доры Марнил.

– И ты думаешь, что если вы…

Хаджар внезапно вспомнил слова Черного Генерала. Да, Враг определенно манипулировал им, чтобы забрать себе свое же Наследие, знания которого были недоступны Хаджару, но все же он говорил правду…

Как и любое существо подобной ему силы, он никогда не лгал. Первому из Дарханов хватало умелого манипулирования правдой, чтобы заткнуть за пояс любого самого опытного лжеца.

Хаджар был готов пожертвовать своей жизнью не только ради Эйнена, но и ради той, что стала бы для него такой же, как для Эйнена стала Дора…

– Если мы, – исправился Хаджар, – свергнем главу Хищных Клинков, то это что-то изменит в твоей ситуации?

– Ты помнишь условие, которое поставила Анис?

Вопрос был скорее риторическим. Любой Рыцарь духа обладал абсолютной памятью. Все, что он когда-либо видел, слышал или чувствовал, всегда было доступно его сознанию.

– Она хочет поставить Гэлхада в качестве главы Хищных Клинков, – Хаджар выдохнул колечко дыма. За все эти годы, несмотря на приобретенные знания и умения, он так и не научился делать его таким же ровным, как его покойный брат. – И голову дам на отсечение, клан Вечной Горы приложит к этому свою руку. Ведь фактически…

– Фактически они поглотят Хищных Клинков, – закончил за друга Эйнен. – Гэлхад может говорить все что угодно, но вряд ли глава Вечной Горы его не поддерживает. Может, показательно Гэлхад и в опале, но на деле…

– На деле подковерная возня между кланами никогда не прекращается, – Хаджар сделал еще одну затяжку. – Посадить на престол дома Хищных Клинков своего сына. Тут не нужно быть гением, чтобы увидеть выгоду.

Какое-то время они сидели в тишине. Просто наслаждались моментом. Завтра их ждал третий этап турнира, на котором, по сути, они открыто объявят себя врагами одного из семи великих кланов империи Дарнас.

И, видят Вечерние Звезды, в передрягу подобного масштаба друзья еще не влезали. Тем более – по собственной инициативе.

– Анис руководствуется местью, – вдруг произнес Хаджар. – Это сильный мотиватор, но плохой советчик.

Эйнен промолчал. Он знал, что друг говорит, опираясь на собственный опыт.

– Она не просто свергнет главу Хищных Клинков, а уничтожит весь клан. И ты это прекрасно понимаешь и сам.

Эйнен снова “кивнул”.

Хаджар повернулся к другу, и тут его осенило. Ответ оказался одновременно и прост, и до шокирующего немыслим в этой своей простоте.

По сути, домов аристократии в империи было куда больше, чем семь, но остальные являлись либо совсем некрупными, либо были вчерашними дворянами.

А как бы то ни было, Даанатан всегда должен опираться именно на семь великих Домов. Так императорская семья могла поддерживать идею “разделяй и властвуй”. Четное количество великих кланов могло разделиться на два лагеря и тем нарушить баланс сил.

Императору пришлось бы рано или поздно присоединиться к одному из лагерей и начать гражданскую войну. Но если кланов семь… Поделить их на два условных лагеря и присоединить к одному императора – получится четное число, и баланс сохранится.

– На обломках дома Хищных Клинков, – Хаджар едва было дымом не поперхнулся. – Ты… ты собираешься создать собственный клан!

– У меня нет другого выбора. – Эйнен закупорил бутылку вина и убрал ее обратно в пространственное кольцо. – Король Эльфов никогда в жизни не отдаст свою дочь простолюдину.

Хаджар не спорил. Даже если бы глава Зеленого Молота захотел это сделать, то не смог бы. Просто потому, что ему бы запретил император.

Ибо такая ситуация создала бы прецедент, который тоже в определенный момент смог бы разрушить баланс сил.

Статус-кво не должен был быть нарушен…

Хаджар выругался.

– Знаешь, мой лысый друг, я начинаю скучать по тем временам, когда нашей главной заботой было починить кому-то дилижанс в караване Рахаима.

Эйнен слегка приоткрыл свои фиолетовые нечеловеческие глаза. Интересно, что он ими сейчас видел?

– Ты со мной?

Хаджар вытряхнул пепел из трубки.

– Этот вопрос меня сильно задевает, дружище. Разрушить клан Хищных Клинков и создать тебе собственный, чтобы ты мог жениться на Доре? Попутно скрыв это от императора и соглядатаев, следящих за Турниром Двенадцати, в котором мы с тобой приняли участие? Пф, это не так уж и сложно звучит! Но должен предупредить, перед тем как мы все это начнем, я намерен сходить в бордель. Позвал бы и тебя с собой, но ты теперь семейный человек. Так что просто завидуй.

Эйнен улыбнулся. Действительно улыбнулся. Даже зубы показал.

– Ты стал еще даже большим варваром, чем был.

– Я бы сказал, что ты стал лысее, но это просто невозможно.

Хаджар поднялся на ноги и действительно направился в бордель. И, видит Высокое Небо, это не было связано со словами Хельмера.

Да, определенно – не было.

Глава 746

Больше двадцати тысяч адептов собрались неподалеку от Даанатана. Возможно, на словах цифра звучала не так уж и внушительно, но это лишь на первый взгляд.

На деле же большинство из присутствующих являлись элитными Рыцарями духа. Без преувеличения, эти двадцать тысяч были цветом современного поколения адептов, сильнейшими из сильнейших. Лучшими из лучших. И все они, прибыв из самых удаленных земель необъятного Дарнаса, собрались лишь для одного – помериться силами.

Для адептов их уровня одной из тяжелейших задач был и остается поиск равных себе по силам или превосходящих противников.

Причем противников, жизненный опыт которых сравним с их собственным. Ибо Рыцарь духа, проживший семь веков и накопивший за это время множество артефактов и амулетов, и Рыцарь духа, который и полвека не разменял – разные вещи.

Турнир Двенадцати как раз предоставлял возможность сразиться с равными себе по силам и определить того единственного, кому будет суждено взобраться на вершину силы молодого поколения.

Сейчас, оставив позади столицу империи – славный город Даанатан, тысячи претендентов собрались у края леса. Он окружал территорию, также известную как Озеро Грез, и являлся областью, “принадлежавшей” школе Святого Неба.

Хаджар поднял голову и посмотрел на небо. Среди белых кучевых облаков и стай перелетных птиц скопилось немалое количество летающих кораблей.

Их было так много, что порой они напоминали собой коричневые тучи.

Все те зрители, что купили билеты на арену, собрались в небе, чтобы понаблюдать за третьим этапом состязания.

– Претенденты! – перед рядами адептов вышел ректор “Святого Неба”. – Приветствую вас на третьем испытании Турнира Двенадцати.

Взгляды ректора и Хаджара пересеклись на мгновение. Старик, что не осталось незамеченным для самых внимательных из зрителей, слегка кивнул.

Это не был знак уважения или почтение, скорее, простое проявление знакомства. Хаджар ответил тем же. Хотя он до сих пор помнил, чем для него с Оруном, да пролезут ему в задний проход шершни, обернулся визит ректора на Гору Ненастий…

– Правила этого этапа так же просты, как и у предыдущих, – продолжил старик. Несмотря на то что говорил он тихо и совсем не напрягаясь, его голос был одинаково хорошо слышен каждому из более чем двадцати тысяч. – Каждый из вас получил по медальону. Испытание Озера Грез продлится три дня. После этого каждый, кто вернется живым, пройдет отбор. Отбор по количеству принесенных медальонов. Те пять тысяч, что принесут меньше всего медальонов, выбывают.

По рядам адептов прошли шепотки. Все прекрасно понимали, к чему их толкает третье испытание. А именно – к междоусобной битве. Причем к постоянной.

Не зная, сколько именно им требуется медальонов для прохождения в следующий этап состязания, им придется биться до тех пор, пока не прозвучит сигнальный горн.

– Мне уже это нравится, – потрясая секирой, прорычал Гэлхад.

Хаджар все так же, скрестив руки на груди, молча стоял рядом с другом. Уже второй раз они сформировали команду из того же состава.

Том Динос не скрывал своего императорского доспеха и меча. Хотя Хаджар краем глаза замечал, как сильно тот был поврежден и вроде даже отремонтирован, но не очень качественно.

То же самое касалось и серого доспеха Анис. Видимо, после того как брат с сестрой не смогли добыть ядра Ана’Бри, глава клана Хищных Клинков действительно устроил своим племянникам веселую жизнь.

На их фоне Гэлхад с его металлической броней-юбкой и Дора в полном, закрывающем голову доспехе выглядели действительно как аристократы, блестящие и уверенные в себе.

– Напомни мне еще раз, – на языке островов произнес Хаджар, – почему мы снова объединились с теми, кто хотел нас убить. Причем – каждый из них.

– Потому что иначе наш план будет обречен на провал.

– Да? А мне кажется, что уничтожение клана Хищных Клинков можно начать с этих двух экземпляров, – Хаджар указал на младшего наследника и его сестру.

– Здоровяк не обрадуется.

То, каким это тоном сказал Эйнен, явно свидетельствовало о том, что островитянин был не против последовать предложению друга.

Как и прежде, разговаривая на диалекте, они избегали использовать чьи-либо имена.

– Тогда можно прикончить только выскочку, а сестра пусть со здоровяком остается.

Эйнен, только улыбнувшись, и вовсе проигнорировал слова друга.

В момент, когда Хаджар собирался добавить, что при необходимости можно и Гэлхада к праотцам отправить, ректор “Святого Неба” уже ударил своей тростью о землю.

В тот же миг загремели барабаны и в первый раз пропел сигнальный горн. Его гулкое эхо волной прокатилось над головами претендентов и, всколыхнув кроны деревьев, исчезло где-то в лесу.

Тысячи адептов, успевших за это время сформировать отдельные команды, на полной скорости бросились в лес. Уже через несколько минут кроме судий никого из претендентов на лугу больше не осталось.

Разве что кроме…

– Какого демона мы все еще здесь?! – взревел великан Вечной Горы.

– Мы уже договорились, Гэлхад, что в этом испытании руководить будет Дархан.

Что неожиданно, слова резона принадлежали Тому Диносу. Хотя было видно, насколько мальчишке, хотя, пожалуй, после Пустошей – молодому мужчине, было неприятно их произносить.

Все же события двухлетней давности и их последствия заставили Тома повзрослеть.

– Но почему именно он? Пока мы здесь отдыхаем, там уже сражаются за медальоны! Или вы хотите вылететь с турнира?! Так наш план по…

Анис остро (насколько это вообще было возможно) посмотрела на великана. Тот тут же осекся.

– Как бы мне это ни было противно говорить, – Том даже скривился, – но из всех присутствующих Дархан лучше всего ориентируется в лесу.

– Тогда позволь спросить у тебя, следопыт, какого демона мы здесь торчим?!

– Такого, Гэлхад, – Хаджар даже не повернулся в сторону гиганта, – что чтобы прочесть следы, они должны сначала появиться.

Хаджар посмотрел на собственную тень и, решив, что с начала испытания прошло достаточно времени, прогулочным шагом направился к лесу.

– Да он издевается, – прозвучало за спиной.

Подойдя к границе лесного массива, Хаджар остановился. Сердце забилось чуть чаще. Перед глазами всплыли воспоминания о первых днях, проведенных на Горе Ненастий…

Отогнав их, Хаджар шагнул внутрь и тут же вздохнул полной грудью. Здесь, среди деревьев и облаков, на ветру, когда ноги утопали в траве и мхе, он чувствовал себя намного свободнее, чем в городском склепе.

Хаджара всегда тянуло из каменного мешка подальше за высокие стены, туда, где взгляд ничто не задержит и не остановит.

Где виден горизонт.

Наклонившись, без всякой помощи нейросети он увидел скрытые от взгляда простого обывателя знаки, где-то: обрывок порванного листа, упавшего совсем не так, как если бы его задел зверь.

В другом месте – надломленная веточка, повернутая против ветра.

Слегка примятый мох, пролитая на землю роса с листьев, скол на древесной коре, неестественно неровный участок лесной тропы и так далее.

Как бы ни были умелы адепты, сражавшиеся в турнире, большинство из них неопытны. Многие не знали, как правильно ходить по лесу.

Особенно об этом не имели представления, несмотря на всех учителей, аристократы.

– Нам туда, – Хаджар, выпрямляясь, указал на северо-запад. – Группа Хищных Клинков направилась именно туда.

С этими словами он первым двинулся в указанном направлении.

Им не потребовалось идти слишком долго. Уже через полчаса Хаджар поднял в небо кулак, а затем вышел на поляну. Залитая кровью, пропахшая битвой и смертью, она стала последним пристанищем тех, кого называли гениями.

 

Трое адептов стеклянными глазами смотрели в небо. С них срывали медальоны шестеро членов дома Хищных Клинков.

Глаза Хаджара вспыхнули.

– Стой…

Дора попыталась схватить его за запястье, но не успела. Хаджар покинул укрытие, за которым спрятался их отряд.

В одиночку он вышел на лужайку.

– Вшестером против троих, – тяжело падали его слова. – И после этого вы называете себя мечниками?

Адепты повернулись. Сначала они обрадованно улыбнулись – к ним сам пришел еще один медальон. Но затем их улыбки померкли. За спиной Хаджара из укрытия вышли и остальные члены отряда.

И каждого из них, в том числе Анис и Тома, адепты знали в лицо.

– Давайте договоримся, – один из них поднял ладони в примирительном жесте. – Мы отдаем вам наши медальоны и с миром ух…

Он не успел договорить. В небо ударил фонтан крови, а его голова покатилась с плеч.

Хаджар оказался быстрее, чем можно было себе представить. На ходу обронив:

– Они мои. – Он в одиночку бросился на шестерых… нет, уже пятерых аристократов дома Хищного Клинка.

При этом меч в его руках так и не появился…

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32 
Рейтинг@Mail.ru