Сердце Дракона. Книга 10

Кирилл Клеванский
Сердце Дракона. Книга 10

Глава 852

Рассматривая двух весьма колоритных достопочтенных, Хаджар не мог не отметить про себя некую иронию происходящего.

Если судьба хотела над ним подшутить, то у нее получилась просто замечательная ирония. Для начала ситуация со странным народом до боли напоминала ему ту, что произошла с Черным Генералом в Городе Магов.

И даже если отбросить в сторону прошлое далекого предка, то уже второй раз, отправляясь на небесном корабле в путешествие, Хаджар оказывается раненым, упавшим с неба, которого подбирает и лечит местное население.

Если его еще и с демонами попросят опять сражаться, то, скорее всего, он просто попытается выбраться из очередного иллюзорного сна.

Так как иначе, подобные совпадения было просто не объяснить.

Тот, который представился Иблимом, Прокладывающим Путь, украшенный странноватыми шрамами, уселся перед Хаджаром на сложенные на полу шкуры.

Судя по тому, что по циновкам ходили, а на шкурах (некогда принадлежавших зверям, которых Хаджар не мог определить) сидели, то о стульях или хотя бы подушках здесь ничего не знали.

Хаджар и сам только сейчас понял, что лежит вовсе не на кровати, а на очень странном меху – таком плотном, что его можно было легко спутать с матрасом. Что, собственно, Хаджар и сделал.

– Ты спустился с неба. – Иблим взял палочку и сделал ею короткий росчерк. Удивительно – Хаджар не ощутил ровно никакого вмешательства в потоки Реки Мира, он не почувствовал влияния энергии, но следом за простой костровой палочкой дым, струящийся с ее обугленного конца, принял мутную форму падающего человека. – Мы хотим знать – зачем? Чьего ты рода?

Второй, Аблим, Говорящий с Природой, все так же стоял за спиной своего более крупного брата. Скрестив руки на сухой, но мускулистой груди, он смотрел прямо в глаза «чужаку».

Хаджар пережил за свою жизнь столкновение взглядами с самыми разными сущностями. Начиная от избалованных вельмож, заканчивая существами, которые могли уничтожить по своему желанию половину Даанатана.

И ни разу за все десятилетия своих странствий Хаджар не отвел взгляда.

Ни разу до сегодняшнего дня.

Смотреть в черные, будто выжженные глаза Говорящего с Природой, оказалось попросту невозможно. Что-то в нем было такое, что влияло на саму внутреннюю суть. Что заставило Хаджара, сокрушив всю волю, все же отвернуть глаза в сторону.

И было в этом нечто такое, что напрягало Хаджара куда больше, чем Хельмер, Враг и Фрея, вместе взятые.

Это было нечто, чего он не понимал.

Неизвестность.

– Я из племени Лазурного Облака, – ответил Хаджар.

Иблим и Аблим переглянулись. Хаджар не был уверен, но судя по тому, как блестели их глаза, они явно что-то обсуждали. Обсуждали молча, одними только взглядами.

Девушка, которая так и не представилась, подкидывала хворост в костер. Весело потрескивая, зеленоватые хворостинки исчезали в жгучем пламени.

Кроме их троих и самого Хаджара в шатре больше никого не было, хотя Хаджар точно помнил, что когда приходил в себя в первый раз, здесь находилось куда больше народа.

– И что же ты ищешь в Зеленом Доме, племенной Лазурного Облака?

Что такое «племенной», Хаджар не очень понял, а на запрос по Зеленому Дому нейросеть выдала лишь какое-то древнее выражение о том, что «демоны Зеленого Дома невидимы ночью и неслышимы днем, неся смерть на своих желтых когтях».

Ногти, кстати, у чернокожих людей были совершенно обычными. Да и зубы белее, чем у многих даже не дворян, а аристократов.

Это вкупе с теми лекарствами, которые буквально на глазах заживляли физические и энергетические раны, говорило о том, что их алхимия не чета той, что практикуют в Дарнасе.

– Могу ли я спросить, достопочтенный Прокладывающий Путь?

Иблим сощурился. Отсветы пламени лизнули его лицо, и Хаджар увидел, что вместо бровей у мужчины странного вида татуировки.

Они изображали какие-то символы, которые не могла распознать даже вся мощь вычислительного модуля. Так что, разумеется, Хаджар мгновенно отдал команду зафиксировать татуировку.

– Я не знаю, что такое «достопочтенный», но надеюсь, что ты не оскорбляешь меня в моем же доме.

Значит, действительно законы гостеприимства даже в этом странном месте все еще работали, что не могло не радовать. А то, что мужчины не знали обращение «достопочтенный», которое существовало в семи империях, еще когда они пребывали в состоянии ста королевств, давало понять, что чернокожий народ прожил в своем уединении куда дольше, чем можно было подумать.

Возможно – прямо с разрушения Города Магов…

– Прошу простить, если чем-то обидел, – слегка поклонился Хаджар.

В ту же секунду все трое осенили себя какими-то знаками и отшатнулись. Тот, кто назвался Говорящим с Природой, и вовсе потянулся к костру. В этот же миг часть пламени, будто ожив, отделилась от огня и обвила ладонь сухого мужчины.

Свет выцепил многочисленные татуировки-узоры и письмена, которые покрывали кожу Аблима. Тот произнес слова, которые нейросеть перевала как:

– Третья форма: подчинение.

Пламя, кружившее вокруг запястья Аблима, внезапно приобрело форму огненного… бумеранга. Оружия, которое Хаджар в этом мире и вовсе никогда не видел, а узнал только благодаря фильмам из мира Земли.

И несмотря на то что Хаджар вновь не почувствовал ни единой толики энергии, возмущений в потоках Реки Мира, мистерий духов или чего-то подобного, он явно ощутил, что попади такой бумеранг по нему, и…

Возможно, если бы он успел призвать Черный Клинок и Зов, активировал «Королевство меча» и направил всю силу на защиту, то в прямом столкновении с этим «простым» огненным бумерангом отделался бы серьезными переломами и ожогами.

В противном случае уже стучался бы в двери праотцев.

– В Зеленом Доме, племенной Лазурного Облака, считается оскорблением кланяться людям в той манере, как сделал ты, – довольно строго произнес Иблим.

– Не со зла, – ответил Хаджар. – Я не знаю ваших обычаев, но, клянусь, не имел намерения оскорбить вас или ваших богов и…

Хаджар уже успел мысленно попрощаться с другом и сестрой. Говорящий с Природой замахнулся огненным бумерангом и почти выпустил из его рук, как перед ним встала та самая девушка.

– Это лишь чужак! – едва ли не выкрикнула она. – Он глуп, как дитя, и слеп, как водяной крот! Не отнимайте у него дар Вечных Истоков!

– Анетт! – В голосе Прокладывающего Путь звучало даже нечто более крепкое, чем закаленная сталь.

– Отец! – Девушка тут же рухнула на колени. Обняв себя за плечи, скрестив локти на животе, коснулась лбом земли.

И, видит Высокое Небо, более странного поклона Хаджар еще никогда не встречал. Хотя и осознавал, что в этом жесте заключался некий сокровенный смысл.

– Твоя мать стирает белье на реке, ей требуется помощь.

– Да, отец. – И девушка, поднявшись на ноги, но не смея встречаться ни с кем взглядом, покинула шатер.

У самого порога она задержалась и даже слегка дернула головой в сторону Хаджара, но, так и не осмелившись повернуться, вышла наружу.

Через край отодвинутой шторы, сделанной из бусин, Хаджар успел заметить, насколько оживлена деревня снаружи.

– Из нее получится хорошая охотница. – Аблим опустил бумеранг и, дернув запястьем, вернул огонь обратно… в костер. – Я чувствую дыхание Перворожденных на ее коже и слышу шепот Природы в шелесте ее волос.

– Ты просто слишком любишь племянницу, брат мой, – едва заметно улыбнулся Иблим, а затем повернулся к Хаджару. – Большим оскорблением в Зеленом Доме считается поклон Оскверненным. Но смертной ошибкой – упомянуть, даже мимолетнее взмаха крыла птицы-бабочки, их лживое имя.

Хаджар не был идиотом.

Он понял, что речь идет о богах. Вернее о той их истории, которую он узнал благодаря Степному Клыку.

Глава 853

– Начнем сначала, племенной Лазурного Облака. – Иблим поднялся и отошел к плетеной корзине. Достав из нее вяленую рыбу неизвестной породы, он кинул ее Хаджару. Потом взял еще две. Оставив одну себе, вторую отдал брату. – Что ты ищешь в Зеленом Доме?

Хаджар, сняв шкуру, вгрызся в мясо. Сухое, жесткое, пахнущее незнакомыми специями, но вполне сносное. Он пробовал и похуже. Намного хуже…

– Можно просто – Хаджар. – Решив, что стоит наладить хоть какой-то мост, Хаджар стал действовать согласно науке, которой его обучал Южный Ветер и которую он постигал самостоятельно, живя в теле уродца. – Для начала, Прокладывающий Путь, Говорящий с Природой, я бы хотел извиниться за все мои слова, которые были сказаны и которые еще только будут произнесены.

– Говори свободно, чужак, – взмахнул рыбой Иблим. Странное дело – Хаджар явно ощущал, что куда сильнее из пары именно Аблим, но говорил его брат, а сам сухой муж продолжал хранить молчание. – Моя дочь, Анетт, несмотря на юный возраст, несет в себе мудрость нашего рода. Она права – ты лишь чужак. Так что мы будем относиться к тебе как к неразумному ребенку, не прошедшему посвящение Перворожденным.

– Благодарю. – Хаджар едва сдержался, чтобы не поклониться. И, если честно, куда больше сил ему пришлось приложить, чтобы не добавить – «наверное». – Перед тем как ответить на твой вопрос, Прокладывающий Путь, мне нужно задать свои. Могу ли я это сделать?

И вновь братья, переглянувшись, непродолжительное время что-то молча обсуждали. Была ли это телепатическая связь или такая же история, как между Эйненом и Хаджаром, последний не знал.

– Задать можешь, – кивнул наконец Иблим. – Но не обещаю, что дам тебе ответы.

– Спасибо, – поблагодарил Хаджар.

Рыба, которую ему дали, плохо поддавалась манипуляциям. Шкура почти не снималась, чешуя так и летела в разные стороны, а на каждом оторванном волокне кожи оставалась некоторая часть мяса.

С другой стороны двое братьев так лихо расправились со своей закуской, что Иблим уже пошел за следующей порцией.

 

Все это, возможно, было сделано для того, чтобы притупить бдительность Хаджара. Ибо за время разговора Аблим так и не отошел от костра, а пламя то и дело неестественно тянулось к его ладоням. В какой-то момент это даже начало напоминать дрожание груди при дыхании.

С той лишь разницей, что костер не умел «дышать».

Хотя, возможно, у Хаджара просто разыгралась паранойя.

– То, что вы называете Зеленом Домом, это джунгли Карнак’Хакс?

Судя по тому, как дрогнуло пламя, Хаджар опять произнес что-то не то, но двое чернокожих сдержали свой нрав. Вернее, сдержал его Говорящий с Природой, а Прокладывающий Путь просто на секунду замер, так и не донеся рыбу до рта.

– Знаешь ли ты, как переводится с языка предков это название, Хаджар?

Очевидно ведь было, что нет, но Хаджар счел, что ерничество – это не тот путь, что приведет его к успеху или банальному выживанию.

– Нет, – попросту ответил он.

– Земли нечистых. – Аблим ловким движением длинного ногтя на указательном пальце срезал пласт кожи с рыбы, а обратным движением подцепил мясо и тут же отправил его в рот. – Когда-то давно, когда еще не опустела небесная земля Говорящих, в Зеленый Дом свозили тех, кто был как мы, – Аблим провел ладонью по собственной руке, – кожи цвета ночного неба.

– Земля Говорящих – это Страна Магов? Парящий Город?

– Белые люди называли его так. Но это было давно. Так давно, что те, кто называл нас нечистыми, исчезли, а мы остались последними хранителями Знания.

Хаджар еще раз посмотрел на Аблима. Его татуировки теперь казались не просто украшением или национальными знаками отличия, а чем-то сакральным и таинственным.

– Значит, ты, Говорящий с Природой, маг?

Хаджар понятия не имел, что он такого сделал, но Аблим выглядел недовольным и даже оскорбленным. Глядя на его лицо, Иблим рассмеялся. Улыбаясь так широко, что открылись десны, он заставил Хаджара вздрогнуть. На его деснах, как и на бровях, также виднелись татуировки.

Какую же боль вытерпел этот муж, когда ему набивали, чуть не поверх зубов, эти странные символы!

– В Зеленом Доме, Хаджар, нельзя обращаться к Говорящему с Природой, не спросив у того дозволения и не получив разрешения.

– Понял. – Хаджар прокашлялся и, скрепив волю, посмотрел в глаза Аблима. На этот раз, подготовившись, он смог выдержать давление непонятной силы. – Могу ли я обратиться к тебе, Говорящий с Природой?

Несколько секунд они играли в гляделки, пока Аблим не ответил:

– С неразумными детьми общаться удел Прокладывающего Путь.

Иблим бросил на брата быстрый взгляд, после чего несколько устало вздохнул. Хаджар же понял, что разрешения он не получил. Что же, у него еще будет шанс разговорить этого странного человека.

Все же, возможно, на многие километры вокруг он был единственным магом. А для современной истории семи империй так вообще ходячим нонсенсом: маги считались исчезнувшей цивилизацией, а их единственный осколок – библиотека – мифическим местом.

Как выяснил Хаджар, не так уж и «мифическим», но теперь все равно недоступным. Так он вместе с Эйненом и другими людьми оказался причастен к его разрушению.

– Но ты прав, Хаджар. Talesh – с языка предков переводится как Говорящий. Но это наименование слишком сложно для тех, кто не обладает Знанием. Поэтому его упростили до Ash – маг или волшебник.

Почему-то Хаджару показалось, что Ash – Эш кажется ему чем-то знакомым, но он не мог понять, почему именно. Что для Рыцаря духа было весьма странным событием…

– Для меня большая честь встретить мага. – Хаджар, ощутив на себе холодный взгляд «выжженных» глаз, поправился: – То есть я хотел сказать – Говорящего.

Аблим отвернулся, показывая всем своим видом, что на слова чужака ему плевать.

Странный человек…

– Прокладывающий Путь, – обратился Хаджар к Иблиму. – Знаете ли вы, что ваш Зеленый Дом является частью империи Дарнас?

– Все, что я знаю, Хаджар, это то, что Зеленый Дом являются частью космоса. Его крупицей. Маленькой. Незаметной для песков времени. Такой же, как и любое племя, каким бы большим оно ни было.

То, что произнес Иблим, звучало красиво, мистично и в чем-то даже мудро, но все же главное оно выдавало.

– Значит, знаете.

Иблим не стал ничего говорить. Вместо этого он поднялся, подошел уже к другой корзине, покопался там недолго, затем что-то вытянул и в той же манере бросил Хаджару.

Тот поймал на лету.

На ладони Хаджара лежал медальон из потемневшего от времени и сырости нефрита. В центре значился иероглиф «Жизнь», поверх него, сплетаясь в причудливом узоре, вился иероглиф «Власть», а основанием для композиции служил вытянутый символ «Земля».

Власть над жизнью на земле – герб императорского рода и всей империи Дарнас в целом.

– Это то, что осталось от тех, кто пришел сюда со словами, что мы, племена Зеленого Дома, принадлежим кому-то. – Сказать, что глаза Иблима метали молнии – не передать и десятой части эмоций. – Хаджар Дархан, Северный Ветер, ты тоже хочешь сказать, что мы принадлежим империи Дарнас?

Глава 854

Как там говорила Анис? Экспедиция, состоящая из сорока Повелителей, двух Безымянных и одного великого героя, отправилась в эти места и сгинула бесследно?

Теперь Хаджар мог понять почему. Если в Карнаке наберется хотя бы десяток таких, как Аблим, Говорящий с Природой, то… Хотя все же Аблим был силен, это без сомнений, но чтобы убить великого героя, у него сил не хватит.

Что-то здесь было неладно…

– Я не собирался так говорить, Прокладывающий Путь. – Хаджар сжал кулак с медальоном павшего воина Дарнаса. Будучи солдатом, он чувствовал по отношению к нему некую солидарность. – Могу ли я забрать этот медальон?

– Забирай, – легко отмахнулся Иблим и уселся обратно на шкуры животного. – Ты задал свои вопросы, Хаджар?

– Задал.

– Тогда пришло время отвечать на мои. И думай тщательнее, перед тем как произнесешь свои слова. Может, мы и относимся к тебе, как к неразумному ребенку, но даже детей порой наказывают за проступки.

Такая открытая угроза не прошла мимо слуха Хаджара.

– Спрошу в третий раз, Хаджар: что ты делаешь в Зеленом Доме?

Хаджар отдышался, отложил в сторону так и не поддавшуюся ему окончательно рыбку и устроился на шкурах поудобнее.

Как бы ни повернулся этот разговор, его, по крайней мере, не убьют – они сами привели его в свой дом и вряд ли бы нарушили закон гостеприимства. Но подготовиться следовало к чему угодно.

– В Зеленый Дом меня отправил император Дарнаса – Морган Отважный. Он не знал, что здесь обитают разумные существа и…

– Решение между племенами Зеленого Дома и императорским родом Дарнаса было подписано сорок тысяч лет назад, – вдруг резко перебил Хаджара не кто иной, как Аблим, Говорящий с Природой. – Это не такой большой срок для адептов, – это слово он буквально сплюнул, – чтобы забыть о старых договоренностях.

Что за «решение» и как его можно было подписать, Хаджар не знал. Но он знал точно, что Морган в очередной раз играл в какую-то свою игру. Иначе как еще можно было объяснить то, что он не предупредил свой «доверенный» отряд о том, что в джунглях Карнака их будут ждать не самые радушные по отношению к чужакам ребята.

Хаджар не обманывался себя текущим положением дел.

Не приведи его сюда Анетт, а приди он на своих двоих, да еще в доспехах и с Черным Клинком наголо – и с ходу поздоровался бы с огненным бумерангом Аблима.

А еще он выяснил то, что, может, не все, но «высшие чины» племени Зеленого Дома были в курсе существования адептов.

– Итак, Хаджар, для чего тебя сюда отправили?

То, каким тоном задал этот вопрос Иблим, не оставляло сомнений – несмотря на все заверения, Хаджара считают если не врагом, то нежеланной личностью.

– Смею заверить, что это никак не связано с вашими племенами, – отвечал Хаджар, хотя уже не был уверен, что Морган и их в свои схемы не включил.

Хаджар терпеть не мог интриги, но еще больше он их не терпел, когда не мог увидеть даже поверхности чьего-то плана…

– Для чего же император Дарнаса отправил к нам своего человека?

Хаджар прокашлялся.

– Началась война. Война между империями Дарнас и Ласкан.

Иблим попросту пожал плечами.

– Племена воюют постоянно, – философски заметил он. – За еду, за территории, за возможность выжить, за женщин, в конце концов. Это не повод, чтобы отправить сюда белокожего.

Хаджар уже не впервые ощущал на себе расизм – хватало и на Земле, где его нация не пользовалась особым почтением в той стране, где он рос. Но то, с каким отвращением Прокладывающий Путь произнес слово «белокожий», было сравнимо лишь с купанием в навозной луже.

– Воины Ласкана, в том числе и двое из сильнейшего их числа, отправились сюда и…

– Я теряю путь твоего рассказа, – перебил Иблим. Хаджару очень хотелось поправить, что не «путь», а «нить», но со своим укладом… – Только что ты говорил, что тебя отправил император Дарнаса, а теперь вспоминаешь ла… ласкунцев.

Хаджар едва не засмеялся. Ласкунцы… это стоило запомнить. Видимо, его подозрения по поводу чернокожих племен все же были безосновательны.

О Дарнасе они слышали, а вот о соседнем государстве – нет.

Задачу это, разумеется, никак не упрощало.

– Если бы не ласканцы, меня бы здесь не было. Они пересекли границу Дарнаса и отправились сюда в поисках древней гробницы, принадлежащей Хозяину Небес.

В очередной раз пламя дрогнуло и потянулось к руке Аблима, а взгляд его брата стал даже тяжелее, чем прежде.

– Это тайна, Хаджар, тайна, которая недоступна даже Прокладывающим и Говорящим, если их племена не находятся в числе Передающих Знания.

– Теперь эта тайна, Прокладывающий Путь, известна всей верхушке Дарнаса! И, судя по всему, ласканцам тоже.

– Что же, – скрестил руки на могучей груди Иблим, – если они хотят потревожить покой нашего покровителя, могут смело приходить к нам. Их постигнет та же участь, что и предшественников.

Хаджар тяжело вздохнул и покачал головой. Именно такой реакции он и опасался.

– Вы не сможете отсидеться, Прокладывающий Путь. Никто не сможет. Война будет идти на уничтожение и охватит даже самые отдаленные границы империй.

– Зеленый Дом оберегает своих сыновей и дочерей, белокожий чужак, – едва ли не прошипел Аблим. Что показательно, он так и не вернул пламя обратно в костер – оно все еще кружилось вокруг его запястья. – И к Вечным Источникам отправятся те, кто захочет вступить на его территорию.

– Уже вступили! – в сердцах гаркнул Хаджар. – То сражение в небе, которое наверняка не прошло мимо вас, было лишь началом. Я, возможно, смог убить одного великого героя Ласкана, но с ним был и второй. Танигед Облачный будет искать эту гробницу. А узнав, что ее ищут и люди Дарнаса, Ласкан мгновенно пришлет подкрепление. Если уже не прислал. Скоро эти леса будут заполнены лучшими из лучших бойцов. Начнется резня и польется кровь!

– В одном ты прав, Хаджар, польется кровь, – глаза Иблима блестели кровожадной решимостью, – кровь людей с белой кожей.

– Как бы вы ни были сильны, перед мощью империй не устоит никто. Если потребуется, Ласкан пригонит сюда военные летающие корабли. Одного залпа орудий судна такого же класса, как «Ярость смертного неба», хватит, чтобы уничтожить все ваше племя.

– Это угроза, чужак? – В руках Говорящего с Природой вновь появился огненный бумеранг.

– Нет, лишь факт. – Хаджар удивился тому, что в языке племен нашлись аналоги на большинство требуемых ему слов. К остальным же нейросеть подбирала весьма точные синонимы. – Факт того, что вам придется выйти из тени. Либо…

– Либо что, Хаджар Дархан? – прищурился Иблим.

– Либо покажите мне, где находится гробница Хозяина Небес. Я смогу узнать, что требуется ласканцам, забрать это и увести их из ваших земель, и…

– Исключено! – едва ли не хором перебили братья, а затем продолжил уже один только Иблим. – Никто, включая тебя, Хаджар Дархан, не проникнет в гробницу Хозяина Небес. И это наше последнее слово.

– Тогда хотя бы укажите направление!

– Это тоже исключено. – Иблим поднялся на ноги, а его брат отпустил пламя обратно в костер. Вместе они направились к выходу. – Мы тебя не звали, Хаджар Дархан, но ты пришел. И теперь у тебя есть два выбора – либо остаться здесь и попытаться стать частью нашего мира, либо присоединиться к тем, чьи зеленые камни теперь лежат в моей корзине.

Они покинули шатер, а Хаджар весьма грязно выругался.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35 
Рейтинг@Mail.ru