Сердце Дракона. Книга 10

Кирилл Клеванский
Сердце Дракона. Книга 10

Глава 834

Хаджар в прошлый свой визит в «Запретный город» не успел толком изучить огромный замок-дворец, обитель императорского рода. Благо у него имелись на то веские причины. Ему пришлось принимать участие в предотвращении покушения на его императорское величество, которое последний же и устроил.

Так что, кроме лазарета, коридоров, ведущих из него в сад, самого сада и бального зала, Хаджар больше ничего и не видел. Если, разумеется, не считать «комнатушки», куда его увела принцесса Акена. Только это уже совсем другая история.

Сейчас же, идя за великим героем Балигором, порой уворачиваясь от гигантского молота, Хаджар смог рассмотреть убранство замка. Не потому, что ему было крайне интересно, просто он хотел отвлечься от мыслей о падении форта Даригон.

С этим местом у Хаджара было связано несколько тяжелых воспоминаний. Вернее не столько с ним, сколько со степями Ласкана, на границе которых находилось ныне разрушенное укрепление.

– Впечатляет, не правда ли?

– Что? – словно очнулся Хаджар. Затем, оглянувшись, спохватился и кивнул. – Впечатляет.

Все вокруг было пропитано временем и пахло чем-то древним и невероятно могущественным. Каждый гобелен, каждая картина, все это было насыщено прошлым.

В движениях кистей художников прошлого были слышны звуки древних войн, в которых погряз Дарнас. Империя задолго до рождения Хаджара сражалась за свое право жить под солнцем. Это были века, когда семь империй едва не превратились в шесть.

Гобелены, как и картины, в основном изображали битвы прошлого. Героические сражения, в которых гибли одни гении, а на их костях к славе поднимались уже другие.

– Не люблю это место, – внезапно произнес Балигор. – Вместо того чтобы чествовать живых, здесь отдают дань уважения павшим. Все равно как постоянно жить в склепе. На фоне этого неудивительно, что в Дарнасе больше думают о прошлом, нежели о будущем.

Хаджар посмотрел на могучего воина, который сражался за Дарнас уже в те времена, когда Лидус был не больше союза нескольких городов.

Наверное, у главы корпуса стражей имелись свои мотивы для таких слов. Как солдат Хаджар прекрасно понимал суть этих гобеленов и картин.

Это была не дань мертвым, а напоминание живым. Становись сильнее, держи своих врагов на острие клинка, и только тогда по твоим костям не поднимется тот, кто последует этим нехитрым советам.

– Почти пришли. – Балигор свернул за слишком реалистичной горгульей.

Настолько, что ее вид едва было не заставил Хаджара обнажить Черный Клинок. Собственно, стоило ему подумать о том, чтобы отразить возможное нападение, как вокруг – на камнях, на древних гобеленах и картинах – мгновенно появились глубокие разрезы.

Многие оказались смертельны для древних произведений искусства. Под штормом силы и невидимых, но могучих ударов меча устояло лишь каменное изваяние мифического монстра.

– Неплохой способ выйти из положения, – хмыкнул, почесывая бороду, Балигор. – Может, мне и самому стоило так поступить.

– Я…

– Не хотел, – великий герой закончил за Хаджара. – Первое время тебе придется учиться, как контролировать свое «Королевство». Точно так же, как каждый правитель учится управлять своим государством.

Хаджар огляделся. Все на расстоянии в пятнадцать шагов было покрыто шрамами, оставленными ударами меча. Не оставалось никаких сомнений, что если бы здесь в данный момент оказались Рыцари духа или даже Повелители начальной стадии, то от них не осталось бы и следа.

Вот так просто – одним лишь желанием обнажить клинок – Хаджар теперь мог забрать жизнь у Повелителя.

– Правильно, Хаджар Дархан. Вот это – действительно правильно.

Хаджар поднял недоумевающий взгляд на Балигора. Тот, не отводя глаз, вглядывался куда-то внутрь вверенного ему адепта.

– Остерегайся своей силы, Хаджар Дархан. – Балигор выглядел даже серьезнее, чем прежде. Хотя и до этого старик не давал повода усомниться в своих намерениях. – «Королевства» – мало кому доступный уровень просветления на пути владения оружием. И оттого они изучены лишь поверхностно.

Хаджар немного заторможенно кивнул.

– Пока тебе стоить знать следующее. – Балигор сжал плечо Хаджара так сильно, что тот стиснул зубы от вспышки боли. – «Баронство» дает тебе власть над территорией в пятнадцать шагов вокруг тебя. Любой объект в этих границах – частичка твоей силы. И собрав все эти частички воедино, ты сможешь нанести удар, который будет вдвое сильнее, чем без «Королевства».

– А как же то, что внутри «Королевства»…

– Рассматривай врагов, попавших в твое «Королевство», как интервентов, – в который раз перебил Балигор. Видимо, он не впервые сталкивался с теми, кто едва обрел «Королевство». – Если они слабы, ты уничтожишь их одним своим присутствием. Если равны тебе по силам, то сможешь немного ослабить. Если же немного сильнее, то ослабнешь ты сам.

– А если сильнее, но намного?

– Тогда произойдет то же самое, что его императорское величество недавно тебе продемонстрировал.

Хаджар в очередной раз вспомнил, с какой легкостью император Морган разрушил его «Королевство». А еще то, к каким последствиям это привело.

– Так, все, – тряхнул сединой Балигор, – теперь мы точно опоздали. После твоей выходки, Хаджар Дархан, на корпус стражей и так смотрят криво, а теперь еще и его глава опаздывает на совет империи.

Перед тем как разжать ладонь, Балигор сдавил плечо Хаджара особенно сильно. Только крепкая воля и тренировки на Горе Ненастий позволили Хаджару устоять на ногах и рухнуть прямо на месте.

Заслужив уважительное фырканье великого героя, Хаджар продолжил следовать за стариком… Хотя, если честно, назвать таким образом седовласого воина язык не поворачивался.

«Значит, мои отношения со стражами все еще в прежних границах», – отметил про себя Хаджар.

Возможно, Балигор все это время не демонстрировал никакой враждебности только из-за того, что не рассматривал Хаджара как угрозу. А может, он был в курсе интриги его императорского величества. Иначе как еще объяснить тот факт, что на самом опасном мероприятии года самый главный телохранитель Моргана даже близко не присутствовал.

Или присутствовал и даже намного ближе, чем мог подумать Хаджар. Ведь удивительно, но на прием проникли лишь те убийцы, которых «нанял» (чужими, разумеется, руками) непосредственно император. А вот настоящие ласканские головорезы так и не появились…

Проклятые интриги!

– Сэр! – отсалютовали двое стражей, охранявших невысокие, скрытые под массивным каменным козырьком двери.

Хаджар сначала не понял, почему стоявшие на посту стражи были лишь Рыцарями духа начальной стадии. Но стоило Балигору кивком ответить на салюты и открыть створки, как все встало на свои места.

Изнутри помещения по Хаджару ударило таким комком силы, что, не обладай он «Королевством», которое мгновенно укрыло его крепким щитом, то, скорее всего, упал бы без чувств.

На нагруднике каждого из стражей вспыхнули золотом защитные амулеты. В конце коридора, уже алым светом, засветились десятки волшебных талисманов, развешенных у витражей.

Но даже их магии оказалось недостаточно, и красивые разноцветные стекла слегка задрожали.

– Генерал Балигор Стойкий, – прозвучал знакомый командный, пропитанный силой и властью голос. – Вы немного задержались.

Балигор, с грохотом ставя рядом с собой тяжелый молот, опустился на одно колено.

Прижав латный кулак к сердцу, он склонил голову.

– Прошу простить меня, мой генерал.

Хаджар, повторяя жест великого героя, отметил про себя, что, как и Орун, Балигор отчего-то называет Моргана именно генералом, а не императором.

Может, Хаджар и не знал истории Дарнаса, но, что-то подсказывало ему: в этом тоже кроется какая-то жуткая, смертельно опасная тайна.

– Присоединяйтесь, генерал Балигор. Мы как раз обсуждаем столь незначительную проблему, как выживание нашей родины.

Глава 835

Помещение оказалось весьма просторным. Достаточным, чтобы за столом из редкой, крепчайшей, сравнимой с артефактной сталью древесиной поместилось почти полсотни человек.

До этого момента Хаджар, как и большинство жителей Дарнаса, полагал, что людей, обладавших «Королевством», не наберется и пары десятков, но, видимо, угроза выживанию заставила выбраться из своих нор многих «забытых» личностей.

Помимо тех, кого Хаджар даже по песням бардов и слухов узнать не мог, были и весьма знакомые лица.

Например – главы аристократических домов: Брустр Динос, который внешне постарел на несколько лет. Рядом с ним, что удивительно, сидела его жена.

Удивительно потому, что на этот совет нельзя было прийти в качестве чьего-то спутника. Приглашали сюда только в том случае, если человек обладал «Королевством». И теперь, когда Хаджар не только «знал», но и «осознавал» силу этой ступени владения, он понимал, почему пропускали не по показателю ступени развития, а именно – владения.

Если даже один король Рыцарь духа мог уничтожить с десяток Повелителей, то какой смысл звать сюда последних.

Получается, что в клане Хищных Клинков имелся вовсе не один обладатель «Королевства», а сразу двое.

Помимо Диносов, пришел и глава дома Вечной Горы. Как всегда – в безрукавке, машинально поигрывая огромными, крепкими мышцами, сидя не на стуле, а на скамье, над всеми возвышался Данахэд.

Рядом с гигантом сидел еще один великан – чуть поменьше ростом и уже в плечах. И с волосами, не побитыми сединой. В нем легко угадывался старший сын Данахэда – Бромхэд. Его имя напоминало Хаджару о наемнике Броме, так что он заочно испытывал некую настороженность к старшему наследнику Вечной Горы.

Стоило Хаджару приземлиться в конце стола, как он тут же отметил на себе недовольный взгляд гиганта. Стоило надеяться, что это было связано не с Гэлхадом, а с тем, что рядом с Хаджаром уселся Балигор.

 

Видимо, какого-то особого порядка в местах за столом не имелось.

Помимо Брустра и Данахэда, здесь обнаружились и Агвар Марнил со старшей сестрой Доры, а также Сальм Тарез. Последний также заявился со своим старшим сыном, обучавшимся вместе с Хаджаром в школе Святого Неба.

Настоящее имя, а не псевдоним, по которому к нему обращалось и под которым знало большинство населения, на самом деле было – Имир. Почему Тарезы его так тщательно скрывали – Хаджар не знал. Орун же, рассказавший об этом, так и не поделился секретом…

Кроме названных лиц, Хаджар среди полусотни мужчин и женщин узнал еще парочку. К примеру, сильнейшего ученика школы Святого Неба, адепта с именем «под старину» – Пьяный Лист.

Говорящими именами у людей не было принято называть еще с эпохи, предшествующей истории Горшечника. Но, как и везде, исключения находились всегда.

Помимо Пьяного Листа, украдкой потягивающего из горлянки что-то очень хмельное, Хаджар обнаружил и Сильша Салума.

Рядом со старшим наследником клана Ядовитого Плюща, сидел вовсе не его отец, как можно было бы предположить. Барабаня пальцами по столу, слегка нервно выглядел наставник Харон, у которого и обучался Сильш.

Хаджар, исключительно внешне, узнал еще нескольких учеников из числа адептов школы Святого Неба. Также он приметил парочку лиц, которую видел при окончании третьего испытания на турнире.

А еще ему не составило труда определить брата Акены. И не потому, что наследник императорского трона Дарнаса метал в сторону Хаджара полные ярости взгляды (хотя не без этого), а потому, что это был тот самый юноша, что вышел из леса Озера Грез с наибольшим количеством трофеев.

Только в тот раз он был одет в какие-то шкуры, а теперь щеголял дорогущим нарядом, цену которого просто неприлично называть в приличном обществе.

– Проклятье, – прошипел Хаджар.

Он попытался придвинуть стул к столу, но вместо этого едва не выдрал себе клок волос. По какой-то чудной причине, после того как он осознал «Королевство» и отвалялся в лазарете, они выросли до ненормальной длины и теперь опускались почти ниже пояса.

Затянув их в крепкий хвост и связав синим шнуром, Хаджар решил проблему лишь ненадолго.

Чем бы его ни лечили придворные лекари, они явно сочли необязательным разобраться с побочными эффектами зелий.

– Генерал Декой Шувер. – Видимо, совет только-только начался, потому как поднялся человек, известный всему Дарнасу как самый опасный человек империи.

Любой оппозиционер вместо князя демонов пугал своих детей именно генералом Шувером. Единственным из генералов, кто даже в самое мирное время не сидел без дела.

Он заведовал Тайной канцелярией. Организацией, которая в мирное время вылавливала всех недовольных, занималась сбором дани (именно из Тайной канцелярии в Лидус был направлен наместник и легион «зеленых плащей») и вычислением вражеских шпионов.

И именно последняя обязанность позволяла Тайной канцелярии наводить ужас даже на самых законопослушных граждан.

Хаджар прежде, за исключением жизни в Лидусе, никогда с ними не сталкивался по той простой причине, что клятв школы Святого Неба хватало, чтобы обеспечить ученикам иммунитет от внутренних расследований.

В ныне наступившем военном положении Тайная канцелярия обеспечивала все ту же борьбу со шпионами, а еще сбор внешних разведывательных данных.

И как знал Хаджар, любой военный совет всегда начинался именно с донесения военной разведки.

Так что, по сути, совет, созванный его императорским величеством, от тех, что устраивались в Лунной армии, отличался лишь масштабом и размахом.

Суть оставалась прежней.

Сухой, с острыми чертами лица и пронзительными глазами, несмотря на скупость конституции, Шувер внушал ощущение просто невероятной силы и могущества.

И даже морщины, давно уже избороздившее его лицо, нисколько не старили главного разведчика страны.

– Мой император, – кивнул он Моргану. – По последним донесениям прошлым днем армия Ласкана продвинулась внутрь страны на три тысячи километров.

Над столом повисла гнетущая тишина. Даже учитывая масштабы Дарнаса, для которой три тысячи километров – расстояние, сравнимое с тем, какое человек проходит до уборной в своем же доме, все равно озвученные цифры напрягали.

Продвинуться внутрь империи – это не просто прогуляться маршем по удобным дорогам с твердым покрытием. Нет, это бесконечные битвы с гарнизонными, пограничными формированиями големов, столкновение с ловушками в виде масштабных чар и заклинаний.

Три тысячи километров за два дня, учитывая вышеозвученное, – это настоящее безумие.

– Гарнизоны вообще мышей не ловят! – стукнул кулаком по столу Данахэд. Несмотря на то что древесина стола была крепче сверкающих алмазов, она все равно захрустела, а сам стол дрогнул. Теперь Хаджар понимал, почему фурнитура была выточена именно из этого материала… – Три тысячи километров за два дня! Что там все – разжирели за мирные века?! Сколько наших людей погибло, старый друг?

Надо же, у Декоя имелись друзья, причем в лице главного великана империи? Удивительно, да и только.

– Из числа военных – почти двести сорок тысяч. – Разумеется, никакие бумаги генералу Повелителю не требовались. Все данные, благодаря абсолютной памяти, он помнил и без них. – Из числа мирных – почти полтора миллиона. Число раненых озвучить в общем докладе не вижу смысла… Да и, кстати, поставки зерна сократятся на четверть процента.

– Учитывая наполненность хранилищ, – отозвался мужчина в лиловых одеждах, – Дарнас, даже потеряв десять процентов полей, сможет пережить восемь голодных лет.

– Наполненность, – скривился Данахэд. – Прочисти уши, Аршан! Миллион людей в первые же дни войны! И это только первый открывшийся фронт! Да, к демонам, кого они туда притащили, раз такое количество жертв?

– Спасибо, старый друг, что даешь мне хоть что-то сказать, – слегка сощурился Декой, а Данахэд тут же в извинительном, примиряющем жесте поднял ладони. – На юго-восточном фронте сражаются сразу два великих героя из известных нам шести. – Среди людей пошли шепотки. Многие не знали, что в Ласкане теперь уже не четыре, а шесть великих героев. – Танигед Облачный. Бывший пират. Безымянный начальной стадии. Обладатель «Истинного королевства облака».

– Еще один великий герой маг, – вздохнул наставник Макин, которого Хаджар не сразу и заметил.

– А также, – продолжил генерал Шувер, – Дерек Степной. Сын одного мелкоземельного барона из числа ласканских степняков. Прозвище получил за поголовное истребление ласканских степных орков.

Хаджару показалось, что у него земля ушла из-под ног. Дышать стало сразу тяжелее…

– Обладает фанатичной ненавистью к Дарнасу. Одна из темных лошадок этой войны. Если раньше он сражался при помощи сабель, то теперь владеет парными мечами. Обладает «Истинным королевством парного меча».

Люди нервно зашептались, а Хаджар смотрел на свои руки. Вместо шрамов, покрывавших кожу, он видел кровь.

Кровь, которую, возможно, уже никогда не сможет смыть.

Глава 836

– «Истинное королевство парного меча»?! – пока Хаджар находился в прострации, на ноги вскочил Брустр Динос. – Как такое вообще возможно?! Даже Орун, да примут этого ублюдка праотцы, так и не смог достичь «Истинного королевства парного меча»! Откуда такие способности у сынка какого-то замшелого барона?!

– Вы, глава дома Хищного Клинка, сомневаетесь в моих словах? – вновь сощурился глава Тайной канцелярии.

– В ваших, генерал Декой, – нисколько. Я сомневаюсь в разуме тех, кто добыл вам эти сведения.

Император Морган впервые, с начала совета, проявил хоть какую-то заинтересованность в происходящем. Во всяком случае, он перестал вглядываться внутрь собственных мыслей и повернулся к докладчику.

– Личности моих источников находятся под высочайшим грифом секретности, – отчеканил генерал. – И…

– И все мы знаем, генерал Шувер, – перебил главу Тайной канцелярии сам император, – что они так же надежны, как и вы. Но вынужден согласиться с главой Хищных Клинков – «Истинное королевство парного меча» – это не те слова, которыми можно разбрасываться по поводу и без. Если вы хотели дать понять нашему совету, что война идет на полное уничтожение, вы справились с задачей.

– Мой император, – поклонился Декой, – надеюсь, следующих слов будет достаточно: все мы видим, что среди нас нет генерала Фредерика Мансея. Для многих, – глава Тайной канцелярии бросил быстрый взгляд в сторону Балигора, – уже не секрет, что генерал Мансей, да примут его праотцы, пал вместе со своим фортом Даригон.

Народ опять начал переглядываться. Судя по шепоткам, которые все же донеслись сквозь гул собственных мыслей до Хаджара, генерал Мансей обладал «Королевством» ступени «Графство», что уже считалось выдающимся достижением.

– Так вот сам форт, как и генерал, были уничтожены одним-единственным человеком – Дереком Степным. И если мы с вами говорим про юго-восточный фронт, то именно Дерек Степной и Танигед Облачный являются нашей главной угрозой.

– Что является главной угрозой, генерал Шувер, определит генералитет, – проворчал статный мужчина средних лет. На его груди блестел медальон, ясно дающий понять, что говоривший обладал высочайшим положением среди генералов, вторым после императора.

– Нисколько не собирался отбирать ваш хлеб, – процедил Шувер, после чего, отчеканив: – Мой император, доклад окончен, – уселся на место.

Хаджар некоторое время отчаянно пытался убедить себя в том, что глава Тайной канцелярии говорил о каком-то другом Дереке. Что все это – какое-то нелепое совпадение. Что все не так, как есть на самом деле…

Но чем больше он размышлял над услышанным, тем явственнее понимал, что все подобные уговоры не более чем самообман.

Каким бы образом Дерек, тот самый Дерек, не обрел силы, но именно он уничтожил в одиночку Даригон. И именно он вместе с Танигедом Облачным ведет войска по юго-восточному фронту.

Перед мысленным взором Хаджара всплыла подробная карта империи. Настолько подробная, насколько позволяли современные знания.

На ней все еще сохранялось большое количество «белых» пятен, но общие границы и направления были указаны и проложены.

Генерал Шувер, закончив доклад, разложил на столе уменьшенную копию карты с увеличенным масштабом. На ней стрелками был обозначен маршрут движения войск Дерека и Танигеда. И, Высокое Небо, они двигались вовсе не в сторону столицы.

Они шли через юго-восток к реке Пятиглавого Змея. Реке, которая, пересекая большую часть империи, ближе всего подбиралась к северным королевствам.

Откуда?! Откуда Дерек мог знать о родине Хаджара?! Откуда такая внезапная сила?!

Ответов на эти вопросы не было.

– Спасибо за доклад, генерал Шувер, – поблагодарил император, а затем взял указку и провел по линии продвижения армии. – Какой интересный маршрут.

– Скорее, если позволите, – вновь взял слово тот же мужчина, – какой-то нелепый. Юго-восточный фронт всегда был нашим самым опасным и уязвимым направлением. Огромное количество горных хребтов, лесов, различных монстров и диких племен на земле. Постоянные штормовые фронты и те же монстры в небе. Плюс аномалии. Все это делает это направление почти непроходимым для противника, но и для нас – практически полностью, за исключением естественных природных преград, незащищенным.

– Спасибо, генерал-лейтенант Царий, – с легким недовольством ответил император. – Мы, разумеется, этого не знали.

– Прошу простить, – тут же поклонился один из главных боевых генералов страны. Чем-то он нравился Хаджару и даже внушал доверие.

– Значит, они идут не к столице, – протянул Морган. – Ваше мнение, достопочтенные?

Первым поднял руку все тот же генерал Шувер. Приняв из рук императора указку, он начал водить по руслам рек.

– Возможно, они хотят отсечь притоки Пятиглавого Змея. За несколько лет без притоков река обмелеет и в северо-западной части империи начнется голод.

Еще до того, как некий Аршан успел взять слово, указку у главы Тайной канцелярии забрал император.

– Если бы они собирались заморить нас голодом, генерал Шувер, то не стали бы определять это первоочередной задачей. И уж точно не били бы по этому направлению таким мощным кулаком. При затяжной войне так не делают.

Генерал Шувер, который, как теперь понял Хаджар, был намного, причем даже очень, младше императора, произнес слова извинений и сел на место.

– Еще?

Что было совсем уж неожиданно, с места поднялся Сальм Тарез.

– Ваше императорское величество, я, как и мой сын, новички на подобного рода советах и…

– Ближе к делу, глава дома Тарез. Каждое ваше слово – новый километр нашей земли под ногами ласканцев, – спокойно, но с нажимом произнес император.

– Прошу прощения, – кивнул Сальм и принял указку. Ею он обвел одно из белых пятен на карте. – В этом регионе, по сведениям моего дома, находится аномалия.

 

– Это мы видим, Тарез, – сквозь сжатые зубы процедил Данахэд.

– Рад, что ты, глава Вечной Горы, вместе с сыном не потерял и зрение, – походя, легко парировал выпад Сальм. Каких сил стоило сдержаться Данахэду, наверное, никто кроме него самого не знал. – В этой аномалии находится артефакт из древней усыпальницы. – Тут Сальм осекся и огляделся. – Позволите говорить открыто, мой император?

То, как Сальм это произнес, звучало настолько намекающе, что сомнений не оставалось.

– Кто не принес клятвы о неразглашении, самое время это сделать, – буквально скомандовал Морган.

Несколько человек, включая все еще несколько заторможенного Хаджара, тут же порезали руки и произнесли нужные слова.

– Там находится гробница вельможи из страны драконов, мой император, – закончил Сальм.

Тут началось уж нечто совсем невероятное.

Кто-то недоумевающе смотрел на соседей, другие отшатнулись от карты, как смертный от огня. Большинство же просто устало вздохнули.

– Спокойно! – Слова императора, пропитанные его силой и властью, тут же уняли начинающийся ропот. – О том, откуда у вас информация о стране драконов и ее усыпальницах, мы поговорим позже, глава Дома Тарез. Сейчас ответьте мне – что там находится и могут ли знать об этом ласканцы.

– Откуда мне известно – нет никакой тайны, – пожал плечами Сальм. – Мы – Дом торговцев, а торговля не знает границ, мой император. Свиток с информацией об усыпальнице мне бартером, еще несколько веков назад, отдал один видный коллекционер из Ласкана.

– Это могла быть дезинформация! – мгновенно среагировал генерал Шувер.

– Могла быть, – среагировал Тарез. – Но мы, торговцы, знаем, как выяснить, правду нам говорят или нет.

– Проверить коллекционера, – распорядился император.

– Прошу прощения, – вновь склонился Сальм. – Но проверять нечего. Под пытками и сам коллекционер, и вся его семья скончались. Для подтверждения их личностей у нас остались лишь именные медальоны.

– Значит, проверить медальоны. – Императора нисколько не удивила новость о пытках Тарезов. – Что в усыпальнице, Сальм?

Впервые Морган перешел на имена, а не на полные титулы.

– Несколько Божественных артефактов.

И опять шепоток.

Казалось бы, война империй – это игра с большими ставками. Но Божественные артефакты как раз таки и являлись одной из самых крупных ставок в игре.

– Хорошо, – кивнул ничуть не встревоженный Морган. – Генерал Шувер, проработайте это направление. С завтрашним рассветом жду полного доклада.

– Да, мой император.

– Какие еще идеи?

За столом повисла тишина. И в этой тишине было слышно, как рассекла воздух поднятая рука Хаджара.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35 
Рейтинг@Mail.ru