Сердце Дракона. Книга 10

Кирилл Клеванский
Сердце Дракона. Книга 10

Глава 837

– У меня есть что сказать, мой император, – твердо и уверенно, насколько мог, учитывая то, как пошатнула его новость о Дереке, сказал Хаджар.

– Для тех, кто не знает: один из новых членов нашего совета – Хаджар Дархан. Обладатель «Королевства меча» ступени «Баронства». Ученик ныне покойного великого героя Оруна.

Знали, судя по всему, все. Но даже на таких, самых срочных и экстренных собраниях, имелся регламент, без которого любой совет превратился бы в простой базар.

Хаджар поднялся, обошел стол и принял указку из рук императора. Он без страха посмотрел в глаза Моргана и, что удивительно, увидел в них вовсе не ненависть, а скорее, сожаление.

Неужели его императорское величество действительно сожалел о судьбе своего старого врага – мечника Оруна? Хотя почему нет, со смертью учителя Хаджара империя Дарнас лишилась одного из своих главных козырей.

Причина беспокойства на совете крылась еще и в том, что теперь у Ласкана имелось шесть великих героев, а у Дарнаса – только четыре.

Кстати, кроме Балигора, никто из них, включая ректора школы Святого Неба, почему-то не присутствовал.

– Могу предположить, мой император, что они действительно двигаются к притокам Пятиглавого Змея…

– Спасибо за поддержку, Дархан, – перебил Хаджара генерал Шувер. – Но на этом совете не принято дважды озвучивать одну и ту же версию. Если ты хотел обратить на себя внимание, то выбрал не лучшее для этого время.

– …но не по той причине, что озвучил достопочтенный глава Тайной канцелярии. – Хаджар не стал вступать в словесную перепалку и просто проигнорировал слова Декоя. Тому это, кстати, не то чтобы не понравилось.

– Не томи, Дархан, – процедил Данахэд.

Видимо, как и на любом совете, здесь были те, кто любил слушать, и те, кто предпочитал говорить. Великан Вечной Горы явно относился к последним.

– Если пройти дальше по Пятиглавому Змею, – Хаджар провел указкой прямо к северным королевствам, – то они окажутся на пороге северных королевств. Стоит им пересечь западные пределы Моря Песков, как откроются двери в королевства Балиум и Лидус, и…

– Баронства, – поправил Хаджара император. – Теперь это полноправные баронства империи Дарнас, мечник Дархан. Что, по сути, учитывая прощение ваших грехов, делает вас, мечник Дархан, баронетом. Может, и мелкий, но все же дворянский титул. Можете потребовать у казначеев прилагающееся к званию содержание.

– Так, значит, ты, мальчишка, просто боишься за свою родину?! – Данахэд вновь ударил ладонью по столу.

– Как и все здесь присутствующие, – все же огрызнулся Хаджар. – И, говоря про северные корол… баронства, я вовсе не хочу, чтобы туда отправили целый фронт. Нет, просто предупреждаю, что, возможно, Дереку известно о древней пещере, которая находится в горах баронства Лидус.

– Хватит играть в загадки, мечник, – поторопил, что совсем неожиданно, наставник Макин. – Говорите прямым текстом.

– В этой пещере находится Древо Жизни, – закончил Хаджар.

Он понятия не имел, откуда Дерек может знать про Древо Жизни и каким образом он может найти надежно сокрытую пещеру. Но почему-то Хаджар был готов жизнь положить за то, что Дерек отправился именно на поиски этого создания.

Увы, подобной уверенности не испытывали остальные участники совета.

Все, без исключения, даже великий герой Балигор попросту подняли Хаджара на смех. Один лишь император сохранял невозмутимое выражение лица.

Хаджар, в принципе не ожидая иной реакции, попросту вытащил нож и при всех, порезав ладонь, произнес слова клятвы.

Единственная причина, по которой он еще несколько минут назад не превратился в золотой факел – это то, что его спасло решение императора принять сделку по сердцу Ана’Бри.

Иначе Хаджар бы нарушил принесенную с Элейн клятву никогда, ни при каких обстоятельствах, никаким образом не давать понять, что в королевстве Лидус существует Древо Жизни.

Вот только теперь такого королевства не существовало. Одно слово, всего одно слово – и вся клятва больше не имела никакого смысла.

Что же, возможно, сказывалось общение с Эйненом, а может, и бесконечные интриги Хельмера, повелителя ночных кошмаров.

– Проклятье… – этот вздох эхом играл в стенах зала.

– Прошу всех принести клятву неразглашения, – произнес все так же не теряющий самообладания император.

Хотя, учитывая, что все и так поклялись не распространяться об услышанной на совете информации, это все же была серьезная перестраховка.

– Значит, в баронстве существует Древо Жизни и вы, мечник Дархан, смогли встретиться с ним и при этом сохранить рассудок. – Его императорское величество Морган опустился на простой стул и подпер подбородок кулаком. – Если бы это было мирное время, я бы сам отдал приказ бардам сложить об этом песню.

Хаджар положил указку и остался стоять на месте. Так того, опять же, требовал регламент любого военного совета. Пока император его не отпустит, он должен находиться поблизости и быть готовым ответить за свои слова.

– Прошу прощения, мой император, – поднял руку не кто иной, как Пьяный Лист. При этом говорил он так, будто только что выполз после нескольких ночей запоя из дешевого кабака. – Но в чем опасность Древа Жизни?

– В школе Святого Неба забыли научить своих адептов о том, что хорошо, а что плохо? – не удержался от сарказма Данахэд, все дети которого учились в школе Талой Воды.

Пьяный Лист, сильнейший адепт «Святого Неба», после услышанного даже и бровью не повел.

– Для тех, кто не обладает нужным знанием, – начал император. Хаджар же был уверен, что и сам Данахэд не видит угрозы в Древе Жизни. – Расскажет глава клана Зеленого Молота.

С места поднялся Агвар – Король Эльфов.

На этот раз он предстал в облике старика, но не покрытого корой деревьев, и волосы его больше не были мхом. Видимо, облик Агвар мог менять так, как ему хотелось…

– Из листьев Древа Жизни можно приготовить отвар, более известный как отвар Вечной Жизни.

Молчание в зале означало только одно – народ не особо впечатлился услышанным.

– Адепт, который выпьет этот отвар, по преданиям, получит настолько крепкое физическое и энергетическое тела, что убить его сможет лишь бессмертный. Сам же он при этом, в отличие от бессмертных, не будет скован законами неба и земли.

Хаджар, за спиной которого произносились страшные слова, уже не первый раз убедился в том, что жизнь действительно обожала иронию.

Когда-то давно, разве что не в прошлой жизни, он встретил Древо Жизни. Затем он встретил Дерека. И, дав тому ложную причину жить, создал монстра, который теперь отправился на его родину, чтобы получить силу уничтожить весь Дарнас.

– Сначала Древо Жизни, теперь бессмертные, – вздохнул Данахэд и скрестил могучие руки на не менее могучей груди. – Сегодня что, день оживших материнских сказок?!

– Древние говорили… – не поднимая руки, глубоким, ощутимо старым голосом произнес глава секты Лунного Света. Организации, которая занимала огромные территории, но предпочитала не вмешиваться в дела империи. Рядом с главой сидели сразу семеро адептов разных полов и возрастов. – Что когда мифы становятся явью, то это боги напоминают о том, что однажды и мы – смертные, станем частью истории.

Глава 838

– Избавь меня от своих лекций, Хашим, – отмахнулся Данахэд. – Вы сидели в своих степях и носу не показывали. А стоило начаться турниру, как что ты, что секта Последнего Дня приехали в столицу. А как же ваши слова о том, что мы здесь забыли о настоящем пути развития и погрязли в мирском?

– Когда приходит угроза мирянам, мы, те, кто живет ради пути развития, всегда придем на помощь, – поклонился Хашим, а вместе с ним и остальные семеро сектантов.

Хаджар лишь однажды имел дело с сектой – сектой Черных Врат. И, учитывая события тех времен, был настроен к сектантам весьма настороженно.

Они не воевали, не занимались политикой, почти не торговали. Жили в своем замкнутом мирке и посвящали себя исключительно пути развития.

А весь боевой опыт, который получали их последователи-ученики, заключался во множестве внутренних турниров, в турнирах между другими сектами, в том числе и иностранными, а еще в вылазках в дикую природу.

Иными словами, просто более замкнутые структуры, нежели школы боевых искусств.

– Что же, – император, сомкнув пальцы домиком, положил на них подбородок и посмотрел на карту. – У нас есть открытый юго-восточный фронт, который необходимо защищать. Царий, отправь туда шестой и пятый легионы.

– При всем уважении, – с места поднялся генерал-лейтенант. – Но ни пятый, ни шестой легион не смогут остановить Танигеда Облачного и Дерека Степного. Думаю, пришло время посылать птиц к нашим героям.

– Птицы подождут, – приказным тоном Морган пресек любую попытку спора. – Весьма сомневаюсь, что Танигед и Дерек будут сколько-нибудь долго находиться на линии фронта.

– Как прикажете, мой император, – кивнул Царий и, развернувшись на каблуках, скрылся за дверью. В этот момент полы его одежд поднимались крыльями гордой хищной птицы.

– При всем уважении, – с места поднялся глава Тайной канцелярии. – Генерал-лейтенант Царий был прав – против двух великих героев легионы без поддержки наших героев не устоят.

– Совершенно верно, – судя по взгляду Моргана, он уже начал немного уставать от спорщиков, – не устоят.

– Тогда…

– Не устоят потому, что Танигед и Дерек отправятся либо в усыпальницу дракона, о которой нам рассказал глава дома Тарез. Либо к Древу Жизни на родине мечника Дархана. А что еще более вероятно, они начали интервенцию именно сейчас не совсем из-за смерти великого героя Оруна.

Присутствующие за столом обратились в слух.

– Возможно, какое-то природное явление. Может быть, что-то связанное с движением звезд, но, голову даю на отсечение, гробница дракона и Древо Жизни имеют какое-то отношение друг к другу. Уж слишком близко они расположены.

 

На самом деле для смертных расстояние между гробницей дракона и Древом Жизни было просто небывалым. Да и для любого адепта, не имевшего в своем распоряжении небесного судна, оно оставалось гигантским. С судном – попросту большим.

Но для Хозяина Небес, вступившего в полную силу, оно не превышало нескольких часов лета. Драконы, по рассказам Травеса, да будет его перерождение спокойным и счастливым, могли преодолевать воистину немыслимые расстояния.

– А это значит, то Танигед и Дерек, возможно, отправятся сначала в гробницу, а затем продолжат путь к Древу Жизни.

– Мы можем отправить легионы в баронства Балиум и Лидус, – отчеканил один из генералов ниже рангом, чем Царий.

– Не имеет смысла, – отклонил император. – Это лишь один из уколов, который Ласкан наметил для нас. Открыт пока лишь первый фронт. Скоро появятся и новые угрозы. И, – Морган повернулся к главе Тайной канцелярии, – наши собственные выстрелы в Ласкан уже намечены?

– Снаряды уже в полете, мой император, – ответил с поклоном генерал Шувер.

Хаджар, все еще стоявший около стола, нисколько не сомневался, что в противовес планам Ласкана Дарнас также обладал и своими козырями.

Он понятия не имел, в чем они заключались, просто не подвергал сомнению факт их наличия. Война, которую с каждой стороны готовили на протяжении веков, не могла ограничиться простым противостоянием флота и армии.

– Но что мы будем делать с гробницей и Древом Жизни? – спросил кто-то за столом.

Император широко улыбнулся и кинул быстрый взгляд на Хаджара. Тот от этого непроизвольно содрогнулся.

– Кажется, ответ лежит на поверхности, – пожал плечами Морган. – Мы отправим группу упреждения.

– В каком формате, мой император? – вновь поклонился генерал Шувер. – Мне отправить птиц к героям?

– О, не беспокойтесь, генерал, Тайная канцелярия не будет в этом задействована. Как и герои. Вам, как и им, я найду лучшее применение. Что же касается гробницы, то нам потребуется лишь небольшой, хорошо укомплектованный, быстрый отряд, который уже имел опыт с подобного рода местами. К тому же в случае провала этот отряд должен суметь перебраться к Древу Жизни, которое еще и отыскать надо.

С каждым словом Хаджар лишь убеждался в своих подозрениях. Когда же император, поворачиваясь к нему, поднялся с места, сомнений уже не оставалось.

– Мечник Дархан, вместе с учениками школы Святого Неба в пустошах вы отыскали гробницу Декатера, умудрились пробудить орду демонов ото сна, которая исчезла при до сих пор не выясненных обстоятельствах. Это так?

– Так, мой император, – поклонился Хаджар.

– Сможете ли вы отыскать гробницу вельможи страны драконов и забрать оттуда то, если честно – даже не знаю, что именно.

Все внутри Хаджара требовало сказать – нет. Отправиться в место, которое считалось куда более гиблым, нежели Гора Ненастий. Отправиться, чтобы играть в догонялки одновременно со смертью и сразу с двумя великими героями Ласкана.

Более самоубийственное задание сложно было придумать.

Но стоило перед внутренним взором Хаджара появиться горам Да’Кхасси и умирающему от душевных ран Дереку, как тот сразу ответил:

– Да.

– Тогда соберите отряд, мечник Дархан. Именно вас я назначаю ответственным за вылазку в гробницу. Кто знает, возможно, именно от вас будет зависеть ход этой войны.

Хаджар отсалютовал и уже развернулся в сторону выхода, как с места также поднялся Сальм Тарез.

– Мой император. Никто лучше моего сына не знает той местности. Он провел многие годы в изучении полученных нами сведений. Прошу включить его в отряд.

Вместе с отцом поднялся и старший наследник дома Тарез – Имир. Статный, красивый, в чем-то похожий на Лариса Диноса.

Разумеется, не внешними данными, а какими-то деталями, которые создавали общее внешнее впечатление.

Император недолго думал над просьбой главы дома Тарез и уже скоро кивнул:

– Разрешаю.

Имир, произнеся слова благодарности и заверений в том, что не подведет императора, отправился следом за Хаджаром. Но и это еще было не все.

Теперь поднялся с места уже сам великий герой, глава корпуса стражей, Балигор Стойкий.

– Мой генерал. Прошу отправить с отрядом мечника Дархана моего человека.

– С какой целью?

– В качестве боевой помощи, а также лучшего ума всего корпуса стражей. Если в гробнице отряд столкнется с проблемой, которую нельзя решить голой силой, мой человек окажет незаменимую поддержку.

– Разрешаю, – без особых раздумий согласился Морган. – А теперь продолжим…

Дальнейшее осуждение продолжалось уже без Хаджара.

Глава 839

– Мечник Дархан, – еще до того, как Хаджар успел выйти в сад, его окликнул не кто иной, как Имир. – Постой, мечник Дархан.

Хаджар, мысленно помассировав виски, замедлил шаг, но не стал останавливаться. В итоге уже у самого выхода из замка, но Имир все же смог его догнать.

– Нам надо кое-что обсудить, – начал Имир. Голос у него, под стать богато украшенным ножнам длинного, узкого меча, звучал богато и будто даже сверкал.

Если голос вообще мог «сверкать»…

– И что вы хотите обсудить, старший наследник дома Тарезов?

– Для начала – просто Карейн, – Имир протянул руку и представился одним из множества своих псевдонимов.

Но даже такой поворот событий можно было считать чем-то из ряда вон выходящим. Хаджар скорее машинально, нежели по собственному желанию, ответил на жест.

– Вот и славно, – улыбнулся Карейн. Было в его улыбке что-то такое, что давало понять, отчего вторым после почившего Лариса сердцеедом считался именно старший наследник дома Тарез. – Я слышал о том, какие у вас, мечник Дархан, сложились…

– Можно просто – Хаджар.

Карейн вновь улыбнулся.

– Какие у тебя, Хаджар, – поправился он, – сложились отношения с аристократией и…

– И какие же у меня сложились отношения?

Уже второй раз подряд Хаджар позволял себе перебивать старшего наследника одного из крупнейших аристократических Домов империи. В другой ситуации за подобное поведение немедленно последовала бы заслуженная кара.

Но, кажется, Имир не придавал этому ровно никакого значения.

– Для начала – глава Хищных Клинков уже успел прилюдно принести клятву, что отправит тебя к праотцам. – Ну хоть какие-то хорошие новости… – К тому же тебя не чествуют и в доме Вечной Горы. Зеленый Молот вообще питает к тебе лютую, пусть и тихую, ненависть. Гераны чураются и всячески пытаются показать, что никогда тебя не поддержат. Ядовитый Плющ с недавнего времени пустил такой же слух. А те, кто остались, просто не собираются вмешиваться, но на них тоже можешь не рассчитывать.

Хаджар слегка изогнул бровь.

– Ты не упомянул свой Дом – Дом Тарезов.

Имир улыбнулся даже шире, чем прежде.

– Несмотря на это, – он похлопал свои богатые ножны, внутри которых лежал Императорский Клинок, – мы Дом торговцев. Мы ищем там, где больше выгоды, и заключаем соглашения с теми, кто нам эту выгоду принесет.

– И что – со мной выгодно?

– Время покажет, – пожал плечами Имир. – А пока нам вместе предстоит пережить не самое простое приключение. Смерть всегда будет рядом. И я хотел, чтобы ты знал: несмотря ни на что, пока мы не завершим наш поход, ты всегда можешь рассчитывать на мой меч.

Что же, наверное, это было настолько честно, насколько только мог себе позволить сын одного из самых скользких людей империи.

Хаджару не требовалось слишком много времени, чтобы обдумать услышанное.

Теперь уже первым протянув руку, он произнес:

– А мой меч – с тобой.

– Рад это слышать, Хаджар, – Карейн ответил на жест, а затем повернулся к замку-дворцу. – У меня есть еще несколько тем, которые я хотел обсудить с отцом. Так что – где и когда собираемся?

Хаджар открыл было рот, чтобы ответить, но внезапно понял, что понятия не имеет, что ему сказать. Император не дал никаких строгих инструкций. Он даже картой не поделился.

Имир вдруг засмеялся.

– Брось, Хаджар. Я просто шучу. Когда генерал Шувер с его людьми подготовят все детали нашего похода, они найдут тебя.

– И как же они най… ах, ну да, точно.

– Именно так, – кивнул все еще улыбающийся Имир. – Ну ладно, оставляю тебя. До встречи, Хаджар. Надеюсь – мы выживем.

Помахав рукой, будто не старший наследник, а простой знакомый адепт, старший наследник Тарезов отправился обратно в замок-дворец.

За все время непродолжительного разговора Имир ни разу не проявил враждебности или неискренности. Наоборот, он открыто дал понять, что поддерживает Хаджара до тех пор, пока это не станет убыточно.

Также он дал понять, что по большому счету на самого Хаджара ему плевать и он просто хочет выжить. Эдакий открытый рубаха-парень, который рубит с плеча и не думает о последствиях.

Образ, который никак не вязался с сыном Сальма Тареза… и еще больше он не вязался с человеком, внутри карих глаз которого плескались мириады алых огоньков.

Огоньков, которые Хаджар уже прежде видел.

Он точно знал, с кем ему стоит поговорить в первую очередь…

* * *

Хаджар стоял в том самом темном переулке, где чуть больше месяца назад у него состоялась беседа с одним демоном. Эмиссаром князя демонов.

Удивительно, всего месяц прошел с тех пор, а событий – будто на несколько лет.

– Хельмер, – позвал Хаджар. – Хельмер, повелитель ночных кошмаров. Я знаю, ты слышишь меня. Нам нужно поговорить. Хель…

– Дорогуша, ты бы знал, от чего меня отвлекаешь.

Из стены, укрытой темной тенью, как из двери, вышел Хельмер. Все та же горящая сфера в руках, все та же широкополая шляпа, закрывавшая пол-лица. Только плащ на этот раз он перебросил через плечо, а тело демона прикрывала лишь тонкая шелковая накидка.

– Не каждый день в лучшем борделе империи Чавери устраивают скидки, – печально вздохнул Хельмер. – А ты чего такой напряженный, Хаджи? Хочешь, с собой тебя возьму? Обратно, не обессудь, не доставлю. Но, глядишь, войну переживешь.

Последние слова демон произнес уже без всякой напускной дурашливости. Он был серьезен настолько, насколько мог быть серьезным древний демон – один из сильнейших среди подчиненных князя демонов.

Тот, кто одним махом уничтожил целую орду себе подобных тварей.

Порой Хаджар забывал, насколько могущественным был повелитель ночных кошмаров…

– Я ведь, по условиям сделки, должен узнать, в чем состоит тайна дома Тарезов.

– Да чего уж там, – вновь наигранно дурашливо отмахнулся Хельмер. – Почахнут Тарезы в войне, ну и славно. Полдолга тебе спишу, а оставшуюся половину как-нибудь потом спрошу. Не переживай.

– Что-то ты слишком прикипел ко мне, Хельмер.

– Не буду скрывать, Хаджи, – развел руками Хельмер, – интересно с тобой. Столько всякого дерьма сыплется на твою голову, а ты все цветами благоухаешь после ливня из фекалий. Вот и думаю, что надо посмотреть, что с тобой будет дальше. Глядишь, и мне как-нибудь в плюс выйдет. Никогда ведь не знаешь, где найдешь, а где потеряешь.

– Польщен, – скривился Хаджар. – А теперь по существу – ты знал про Дерека?

– Дерека? – переспросил демон. – Какого еще Дер… А! Вспомнил! Того паренька, что ты в горах Да’Кхасси решил «спасти». Ну, слышал, да, что он, кажется, косит всех направо и налево. Настоящий маньяк. С таким в темном переулке, ну, как этот, лучше не встречаться. Надеюсь, что совестью обладает и бордели руши…

– Хельмер! – перебил демона Хаджар. – Откуда у него такая сила?!

И вновь так же резко, как и в прошлый раз, демон обрел свой истинный, серьезный облик. Облик, от которого у многих адептов сердце бы от страха остановилось.

– А с этим вопросом ты не ко мне, потомок Врага, – тяжело произнес Хельмер. – Я ведь говорил, что я не всеведущий.

– А к кому?

– Ко мне, – прозвучало у него за спиной.

Тьма в переулке рассеялась под потоками золотого света. Хельмер скривился и отошел в последний уцелевший уголок тьмы.

Хаджар обернулся. В метре от его лица, размахивая крылышками, зависло миниатюрное существо.

– Фрея…

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35 
Рейтинг@Mail.ru