Сердце Дракона. Книга 10

Кирилл Клеванский
Сердце Дракона. Книга 10

Глава 840

Фрея выглядела так же, как и в последний раз, когда Хаджар ее видел. Произошло это несколько лет назад на водопаде в горах Да’Кхасси.

Как тогда, так и сейчас, фея имела не поддающуюся сравнению внешность. Просто потому, что, являясь почти небожителем, она обладала красотой, с которой не могла бы сравниться ни одна земная красавица.

Но при этом вся ее прелесть умещалась в размер, не превышавший мужского мизинца. В этом маленьком тельце, излучающем яркий золотой свет, содержалось еще и невероятное количество энергии.

Хаджар нисколько не сомневался, что если бы здесь сейчас находился мастер-дракон, которого пригласил император Морган и которого Хаджар уже давно не видел, то Фрее, даже не обнажая ее миниатюрной шпаги, было бы достаточно щелкнуть пальцами, чтобы уничтожить дракона.

Одно лишь ее присутствие в реальности… нисколько не влияло на потоки Реки Мира. Может, это была особенность всего народа фей, являющихся частью расы фейри, а может, просто какая-то специальная техника, но Хаджар никаким образом не ощущал на себе мощь Фреи.

– Это ты дала Дереку силу? – прищурился Хаджар.

– Смотри-ка, а парень смекает, – захохотал стоявший в тени Хаджара демон.

– Замолчи, чудовище, – прошипела Фрея. Несмотря на свою, в прямом смысле слова, красоту, она умела выглядеть пугающей. – Я терплю тебя здесь лишь потому, что ты недавно оказал услугу моим хозяевам.

– Хозяева… – слегка мечтательно протянул Хельмер. – Как у собачки, что ли? А на команду «Голос» откликаешься? Или уже забыла, что ты здесь вовсе не из-за своих хозяев, а потому что я приставил тебя к этому балбесу?

Фрея слегка приобнажила шпагу. Во внешнем мире ничего не изменилось, но у Хаджара возникло чувство, что если она полностью вытащит оружие из ножен – Даанатан исчезнет. Не будет не взрыва, ни вихря энергии, нет, сила окажется настолько неудержимой, что столица попросту исчезнет в Реке Мира.

Так сказать – утонет в ней.

И это, что странно, нисколько не пугало. Хотя… разве может напугать муравья падающий тому на голову метеорит? Муравей слишком маленький, а метеорит слишком велик, скорее всего, первый даже не сможет разглядеть последнего.

Так же и Хаджар – видел, но не мог познать пределы силы Фреи.

Как, в общем-то, и любого бессмертного, коих он встречал уже в количестве трех штук.

– Мой долг тебе выплачен – я присматриваю за этим вонючим двуногим. – Хаджар и не думал оскорбляться. Только хотел заметить, что и у Фреи две ноги, но вовремя поймал себя за язык. – Убирайся обратно в свою тьму, демон!

– Для тебя, Фрея, мудрейший эмиссар князя демонов. – То, каким тоном проговорил это Хельмер, не оставляло сомнений в том, что он произнес полный титул.

– Для меня ты не более чем… – Внезапно, чего никак не ожидал Хаджар, Фрея перевела на него свой взгляд и осеклась. Но не так, будто поймала себя за язык, а словно ее что-то остановило.

Что-то, куда более могущественное, нежели сама золотая фея.

Демон за спиной Хаджара засмеялся. И если кто-то будет винить Дархана за хоровод мурашек, пробежавшихся по его спине, то этот человек явно никогда не слышал смеха демона, звучавшего за собственным плечом.

– Оставляю вас ворковать, мои голубки, – голос Хельмера начал постепенно исчезать. – Не торопись звать меня, Хаджи, в следующий раз я могу расценить это как услугу.

Хаджар поежился. Он уже не первый раз действительно сам звал повелителя ночных кошмаров. Пока что ему везло, и демон не выставлял ценника за свои появления. Но кто знает, с каким настроением эмиссар князя демонов может заявиться в следующий раз.

Вскоре ощущение, что за спиной находится жуткий монстр, исчезло.

Фрея и Хаджар остались один на один. Правда, от этого легче не становилось. В какой-то мере Хаджар и вовсе ощущал куда больше угрозы от одной из фейри, чем от Хельмера.

Пока Хаджар был нужен демону, тот вряд ли что-то предпримет против своей «инвестиции», что и позволяло Хаджару до определенных границ чувствовать себя свободно в отношении повелителя ночных кошмаров.

– Как она умерла? – спросила внезапно Фрея. – Как умерла Ана’Бри?

Хаджар не сразу понял, о чем его спрашивают, а затем потратил секунду на то, чтобы подумать, как лучше всего ответить.

В итоге он решил сказать правду.

– Хельмер отдал мне щепку из посоха Пепла.

Видимо, эта ночь была какой-то особенной, потому что внезапно Хаджар увидел весьма неожиданную эмоцию на лице Фреи. Это была смесь отвращения и… страха.

Без всяких сомнений, кем бы ни был этот волшебник со странным прозвищем «Пепел», он внушал страх даже такой сущности, как золотая фея.

– Мерзкий полукровка, – прошипела фея. – Старой Гвел стоило перерезать вместо пуповины горло этому мальчишке. Или же его отцу – лучше запихнуть свой отросток в козу, чем в смертную женщину.

Хаджар понятия не имел, как эта информация может ему помочь, но на всякий случай зафиксировал тот факт, что Пепел являлся полукровкой.

Старые мифы и легенды, которые он собирал по обрывкам песен бардов и менестрелей, рассказывали о полукровках народа фейри. Но об их отличительных чертах – ничего.

– Ана’Бри была твоей подругой?

– Подругой, – фыркнула Фрея. Хлопая своими миниатюрными крылышками неземной красоты и миниатюрного размера, она, тем не менее, обладала абсолютно человеческими эмоциями. – Скорее врагом. Ана’Бри принадлежала к Зимнему двору, а я – к Летнему. Мы сражалась на протяжении целых эпох, пока не пришли боги и не положили конец нашей вражде.

Хаджар, понимая, что ему открылись обрывки истории, куда более древней, нежели корни первых людей, решил играть ва-банк.

– А ты помнишь Врага?

Фрея дернулась, как от удара кнута.

– Хочешь узнать о своем предке? И не удивляйся так, Хаджар Дархан. Любой, кто достаточно силен, способен узреть кармические узы, связывающие тебя и Черного Генерала. Этого хватает, чтобы определить как кровное, так и духовное родство.

Сначала Хаджар хотел только кивнуть в ответ на непонятное «кармические узы», но затем его будто молнией поразило.

– Кровные?

Фрея уже открыла было рот, а потом вдруг рассмеялась. Звучно и громко. Так, что Хаджар испугался, как бы на звук не сбежались стражи, которое в этот поздний час буквально заполонили улицы столицы.

– Ты не знал? Великие Духи! Ты действительно не знал! Не знал, что носишь в себе не только осколок души этого монстра, но и часть его крови?!

Хаджар сделал шаг назад и уперся спиной в стену. Получается, что родственники его матери, о которых даже отец, король Хавер, мало что знал…

– Великие Духи, теперь я понимаю, почему Хельмер так тобой заинтересован. Ты, Хаджар Дархан, ходячая загадка.

– Но у Врага не было детей!

Фрея опять засмеялась.

– Орк ведь рассказал тебе их историю о Черном Генерале? Поразмышляй над ней на досуге.

– Но…

Фрея, показывая, что не собирается отвечать на вопросы, связанные с Врагом, перебила Хаджара:

– Я пришла сюда, чтобы предупредить тебя и восстановить равновесие. Знание за знание. Дерек, ныне известный как Дерек Степной, получил Наследие из рук жрецов бога войны.

Если бы Хаджар уже не подозревал, что обиженный и разозленный послушник храма бога войны Дергера наделил Дерека силой, то, скорее всего, под тяжестью новостей просто уселся бы на землю.

– Так я и думал…

– Думал он… Лучше надо было думать, когда этого мальчишку в живых оставлял! Впрочем, дела смертных меня не касаются. Я восстановила равновесие, и теперь моя совесть чиста.

– Восстановила равновесие? – тут же поднял взгляд Хаджар. – И это называется – восстановить равновесие?!

– Знание за знание, – пожала плечиками Фрея. – Наследие – суть есть знание. И знание я только что передала в твои не самые надежные руки. А уж как ты им воспользуешься – дело только твое. Хотя… – Золотая фея ненадолго задумалась. – Только чтобы насолить этому проклятому Кошмару, дам тебе, как в старых сказках людского рода, три подсказки. Подсказка первая – найди радугу. Подсказка вторая – вспомни про подарок. Подсказка третья. – Фрея исчезла так же неожиданно, как и появилась. Лишь ее голос все еще эхом звенел в ушах Хаджара. – Не верь полукровке.

Глава 841

– Повтори-ка еще раз! – Гэлхад ударил чаркой о стол, а затем машинально схватил его рукой, чтобы вибрации не разрушили стол. Этого администраторы рестораны «Камень Солнца» уже не пережили бы. Они и так были не особо рады, хотя виду не показывали, что им пришлось второй раз принимать у себя компанию аристократов. – Значит, вместо того чтобы отправляться на фронт, мы пойдем рыться в кустиках?! Мои праотцы… мои бывшие праотцы плюнули бы мне в лицо!

Может, Гэлхад лишь бравировал, а может, действительно отречение от семьи далось ему легче, чем ожидалось. Во всяком случае, он не перестал носить безрукавку и с гордостью демонстрировал шрам, оставшийся после отречения на его плече.

– В целом это не так уж плохо…

– От тебя, Динос, я другого и не ожидал. – Великан опрокинул в себя очередную чарку браги. Пил он так, что устыдил бы любого солдата.

– Возьми свои слова обратно, безродная шавка! – Том поднялся на ноги и приобнажил клинок.

– А ты попробуй их в меня затолкать! – Гэлхад положил руку на секиру.

– Если вы оба не успокоитесь, то можете отправляться хоть на фронт, хоть в задницу к эльфу, – прошипела Анис, а затем смущенно добавила: – Прости, Дора, я просто…

Бывшая старшая наследница Зеленого Молота и эльфийка по совместительству лишь отмахнулась.

– Я уже давно, как и большинство моего народа, привыкла к таким присказкам, – легко ответила она.

От Хаджара же не укрылось то, как дернулся Эйнен в сторону лежащего рядом зачарованного артефакта – шеста-копья. Откуда такое оружие у Островитянина, Хаджар не знал, но подозревал, что пока сам тратил очки славы на продвижение по Башне Сокровищ, Эйнен это самое сокровище просто пошел и выкупил.

 

Белую зависть по отношению к другу, как и положено любому здравомыслящему адепту, Хаджар, конечно же, испытывал.

– А что с этими двумя достопочтенными? – Анис весьма манерно отрезала немного мяса и отправила вилкой в рот.

Хаджар же, только понюхав приготовленный поварами «Камня сердца» стейк из мяса глиняного кабана (разумеется, он был никаким не глиняным, просто умел «сливаться» с землей), тут же отказался от своей порции в пользу бездонного Гэлхада.

После мяса Оруна этот, с позволения сказать, «стейк» выглядел ничуть не вкуснее мусорных помоев. Разумеется, если бы Хаджар сейчас находился на фронте, то с удовольствием слопал бы и такой.

В мирное же время…

Вот уже второй час он потягивал все ту же чарку браги. Даже не вина, а простой, дешевой браги. В дорогущем ресторане такой не оказалось, и администраторам пришлось посылать курьера. Где в итоге он добыл «солдатское пойло», Хаджар не знал, да ему, по большому счету, было плевать.

– Карейн Тарез…

– Его новый псевдоним? – переспросила Анис.

Хаджар пожал плечами. Всем в столице без исключения было известно, что старший наследник клана Тарез использовал псевдонимы.

Многие даже знали его настоящее имя. Но никто, если не хотел стать смертельным врагом Карейна, никогда не смел называть его по имени.

– И член корпуса стражей.

– Телохранитель императора? – Том, развалившись на подушках, потягивал кальян. Дарнас являлся многокультурной и многонациональной империей.

Так что в Даанатане можно было встретить элементы всех народностей, его населявших. При желании, заплатив огромное количество денег, Хаджар мог даже заказать национальное лидусское блюдо – грибной суп. Правда, на родине он почти ничего не стоил, а в Даанатане…

– Шпион? – коротко предположил Эйнен. Его ладонь лежала на бедре Доры. Порой на идиллию нашедших друг друга влюбленных с агонией угасающей ярости поглядывал Том, но почти никогда не реагировал.

То ли переболел, то ли понял, что даже если все вернется на круги своя, то от партии с потерявшей влияние Дорой Марнил, которую ему прежде сватали, он ничего не выиграет.

Хотя, скорее всего, просто повзрослел.

– Похоже, – согласился Хаджар. – Великий герой Балигор не проявлял ко мне никакой враждебности…

– Если бы проявлял, – громогласно хмыкнул Гэлхад, – ты бы здесь не сидел.

– Вполне вероятно, – не стал спорить Хаджар. – Так вот – враждебности он не проявлял, но… вряд ли согласился бы отправить группу людей, о которых понятия не имеет…

– Обо мне имеет, – поднял чарку, вновь перебивая, все тот же Гэлхад. – Толковый он…

Великан замолчал, когда Анис строго положила свою миниатюрную ладошку на его неимоверное предплечье. Как вообще можно было «строго положить ладонь», Хаджар увидел впервые.

– …на секретное задание от самого императора, – договорил наконец Хаджар. – Так что, если вкратце, я в таком же неведении, как и…

В который раз Хаджару не дали договорить. На этот раз его речь прервал характерный свист, следом за которым все пятеро адептов, включая самого Хаджара, вскочили на ноги и обнажили оружие. Благо администрация поместила их в комнату с повышенной защитой, так что их ауры не разнесли половину ресторана.

В то же время Хаджар на пути к месту встречи успел потренироваться с «Королевством» (чем изрядно напугал прохожих и даже побеседовал со стражниками), так что справился с тем, чтобы непроизвольно его не призвать.

– Да что же такое-то! – в сердцах развеивая Черный Клинок, опустился на подушки Хаджар.

В столе между многочисленными блюдами, горлянками, пиалами, чарками, чайниками и бутылками слегка дрожала хищного вида стрела с ярким белым оперением.

К ее древку простой войлочной веревкой был прикручен пергаментный свиток.

– Чья-то неуместная шутка. – Эйнен уже потянулся к стреле, но его перехватила за руку Дора.

– Такую стрелу не стоит трогать тому, кому она не предназначена, – пояснила свои действия эльфийка. – Такие стрелы присылает только Тайная канцелярия. Используют вместо посыльных, показывая, что всегда знают, где вы находитесь и чем заняты.

На несколько мгновений в помещении повисла тишина. Все же «тайников» боялись почти все, кто был хоть как-то связан с незаконной деятельностью. А с таким ни разу не соприкасался разве только нерожденный.

– Прочитай уже, – чуть нервно поторопил Том.

Хаджар не без труда (что крайне удивительно) выдернул стрелу из столешницы, развязал тесемки на пергаменте и вчитался в написанное. Затем вчитался еще раз. Затем еще раз, чтобы убедиться в том, что глаза его не подводят, а затем отложил письмо в сторону.

– Ну что там?

– Не томи, варвар.

– Дархан, ты меня напрягаешь. Мы поедем на козлах и овцах?

– Полетим на плоту?

– Поплывем по настоящей воде.

– Ничего плохо в этом не вижу.

– Ой, помолчи, земноводное.

– Сухопутные крысы.

Хаджар с удивлением посмотрел на Эйнена. Тот факт, что островитянин вступил в словесную перепалку с Томом Диносом, говорил о многом. И как минимум о том, что Эйнен рассматривал Диноса если не как друга, то достойного союзника.

Надо же – а еще недавно все здесь присутствующие были готовы глотки друг другу вживую перегрызть.

Удивительно, как жизнь может изменить отношения адептов…

– Полетим, – ответил Хаджар. Он свернул пергамент и убрал в пространственное кольцо. – На каравелле – «Перья Грифона». До границы с регионом Карнак’Хакс. Потом спустимся и сквозь джунгли на своих двоих.

– На своих двоих по джунглям Карнака?! – хором грохнули все, за исключением Эйнена, адепты.

– Таковы указания императора и генерала Шувера. Все необходимое снаряжение и дополнительные инструкции мы получим от капитана «Перьев Грифона».

– А может, мы лучше получим от него ядром себе в рожу?! – На этот раз Гэлхад не удержался и все же разбил. Благо, что не стол, а только чарку. Он сжал ее так сильно, что осколки брызнули в разные стороны.

– Ты боишься джунглей? – спросил «удивленный» Эйнен.

Островитян вообще, наверное, в душе плясал от радости. Джунгли – его родня стихия.

– Я ничего не боюсь, фиолетовоглазый, – огрызнулся Гэлхад. – Ничего, кроме Карнака. Да всех здесь сидящих, кроме вас двоих, с детства им пугали.

– Говорят, там живут люди-демоны, – подтвердила Анис.

– И твари, по сравнению с которыми самые жуткие монстры Горы Ненастий – как ручные котята, – добавил Том Динос.

– А еще там после войн древности остались аномалии, способные уничтожить Безымянного! – вздрогнула и тут же отпила немного вина Дора.

– В эти места, Хаджар, – Анис нервно теребила тесемки на ножнах, – последняя экспедиция, состоящая из сорока Повелителей, двух Безымянных и одного великого героя, отправилась еще до рождения моего прадеда.

– И как успехи?

– Никак… на вторую неделю от них перестали прилетать почтовые птицы… все сгинули без следа.

Хаджар посмотрел на стрелу Тайной канцелярии.

Что же, он должен был заплатить за свои ошибки…

Глава 842

В темной лаборатории среди множества склянок, колбочек, чайников и прочих атрибутов магии и алхимии сидел уставший адепт. Когда на его лицо падал свет от танцующих в камине языков пламени, то становились видны глубокие морщины, поседевшие волосы, среди которых порой обнаруживались фиолетовые пряди.

За спиной адепта, положившего голову на собственные руки и в данный момент отдыхавшего, находилась черная сфера. Созданная из непонятного, переливающегося и будто живого материала, она служила темницей сгустку фиолетового света.

Темницей потому, что с различными временными интервалами сгусток бился о ее стенки. Сфера же отвечала на это рябью, будто на самом деле состояла из воды.

– Всего один ингредиент, – вздохнул Макин. – Всего один ингредиент, и пилюля Ста Голосов была бы уже в моих руках.

Уже несколько веков Макин постепенно создавал пилюлю Ста Голосов. Алхимический реагент, который не знал бы себе равных не только в империи Дарнас, но и во всем регионе страны драконов и ее семи вассалов. А это территории, которые не дано обойти даже Безымянному адепту – срока жизни бы не хватило.

Пилюля была сложна в приготовлении. Пожалуй, сложнее всего, что когда-либо появлялось в руках человека или лапах дракона.

Ее рецепт, по сути не такой и ужасающий, Макин нашел по чистой случайности. В заброшенном, оставшемся с каких-то тайных времен храме бога.

Упав мальчишкой, босоногим побирушкой с больной матерью и вечно голодными младшими братьями и сестрами в деревне смертных крестьян, в простую расщелину и оказавшись калекой, Макин уже счел себя покойником.

Если даже ему было суждено выбраться, то его прикончили бы раны или голод. И тогда Макин начал молиться. Молиться всем, чьи имена только мог вспомнить.

И может, чудо, а может, еще какое событие произошло, но внезапно Макин провалился еще глубже – в спрятанный под застывшей глиной, которую он разбил при падении, подземный лаз.

Выбора не оставалось – Макин пополз. И, каково же было его удивление, когда он обнаружил себя в древнем храме.

Так началось его, одного из лучших магов и алхимиков империи Дарнас, восхождение.

Но всегда, сквозь тысячи лет развития, его самой большой тайной оставался рецепт пилюли Ста Голосов. Используя древнее, сложное заклинание, требующее многих реагентов и силы, он извлекал из души адепта полученное им Имя.

И в этом Имени содержалась вся суть души адепта, весь его путь развития, вся основа его духа и основа его внешней и внутренней энергии.

Неудивительно, что в большинстве случаев после процедуры извлечения адепт попросту погибал. Бывали особо сильные и стойкие, которые умудрялись остаться в живых. Но их ждала участь безумного смертного калеки и не более.

За века опытов и изысканий Макин смог собрать девяносто девять подходящих для пилюли сильных имен. Он оказался так близко… буквально на пороге создания пилюли, которая могла даровать ему знание, стоящее на ступень выше, чем «Королевство».

Даже сейчас, обладая «Истинным королевством магии», будучи равным по силе великим героям, Макин продолжал скрывать свою силу.

«Еще не пришло время», – говорил он себе.

«Позже», – убеждал он себя.

Тот злополучный вечер в «Запретном городе» чуть не испортил все его планы.

Для завершения создания пилюли ему требовалось уникальное имя. Имя того, кто обладает небывалым потенциалом внутренней энергии, но при этом не имеет ни капли энергии внешней.

Представить такого однобокого адепта уже само по себе – большая глупость. Встретить же… За века Макин так и не встретил ни одного.

Пока в школу Святого Неба не заявился один варвар. Мечник из далекого региона. Мечник, который не имел ни капли внешней энергии…

Макин решил дать ему время – ведь чем сильнее была его внутренняя энергия, тем сильнее получилась бы пилюля. Шло время, мечник при незримой поддержке Макина становился сильнее.

Но когда пришел час собрать плоды своих стараний, Макин вдруг понял, что мечник ускользнул из его рук.

Проклятый «Запретный город»! Макину пришлось раскрыть часть своих сил, что привлекло внимание Тайной канцелярии.

Затворник Макин, слабак Макин, хилый Макин, как его только не называли за глаза. И никто не ожидал от него «Королевства» уровня «Герцогства». Ведь пятнадцать веков никто, кроме ректора, и близко не подобрался даже к «Королевству» – «Баронству» в отрасли магии.

А здесь – «Герцогство».

Сославшись на неотложный эксперимент, Макин закрылся в своей лаборатории. Но близилась война и, отправившись на совет империи, Макин надеялся собственными руками забрать Хаджара Дархана и его имя.

Проклятый император!

Он увел законную добычу Макина прямо у того из-под носа.

Проклятый император…

– Всего один ингредиент, – бормотал себе под нос Макин.

Может, он сходил с ума. Может, уже сошел.

Так или иначе он завершит пилюлю Ста Голосов. Он станет сильнейшим! Таким, перед которым не устоят и драконы. Таким, который не будет слышать по ночам, как плачет умершая от болезней мать и…

Макин вздрогнул.

Он еще не сошел с ума.

Нет-нет.

Не сегодня.

Не сейчас.

Не сейчас…

Не сейчас…

Не сейчас…

– Мастер?

Макин поднял взгляд. Во тьме он обнаружил силуэт.

– И опять с провалом, – вздохнул Макин и, откупорив склянку, залил в себя очередной стимулятор.

Сколько он еще сможет продержаться на них? Большая часть сил уходила на поддержание «Сферы глади Черной реки» – невероятного защитного заклинания, на которое, пожалуй, не был способен даже ректор «Святого Неба». Ах, если бы кто-то только знал…

 

– Никто не мог предугадать, что его отправят в Карнак’Хакс, – ответила тень. – И то, что он откроет в себе «Королевство меча» – тоже.

У Макина не было сил злиться.

У него не было сил, даже чтобы думать.

Может, он действительно сошел с ума?

– От тебя за все эти годы не было ничего, кроме новостей об очередном провале. Я начинаю сомневаться, что ты вообще стоишь моего времени.

– При всем уважении, мастер, но без меня вам будет куда сложнее заполучить Хаджара.

– Смелость? Откуда она в тебе после стольких лет?

Тень ответила молчанием.

Макин опрокинул внутрь еще один стимулятор.

– Ты летишь с ним? – спросил он у тени.

– Разумеется.

Макин кивнул и отправил склянку в пространственный артефакт. Бедность, в которой он родился, вырос и долгое время жил, приучила мага к почти маниакальной бережливости.

– Если ты не справишься и в этот раз, то тебя будет ждать участь куда страшнее смерти. В этом можешь не сомневаться.

– На этот раз я вас не подведу.

Тень исчезла, а Макин дрожащими, покрытыми струпьями (которые на людях он скрывал при помощи магии) пальцами открыл крышку медальона. Тот всегда висел у него на груди – около самого сердца.

Фиолетовыми блестящими глазами он посмотрел на миниатюрный портрет.

– Совсем скоро, – прошептал он. По его щеке, оставляя масленистый след, скатилась фиолетовая слеза. – Совсем скоро у меня хватит сил. Я обещаю. Обещаю… Обещаю… Обещаю…

Но не сегодня…

Не сегодня…

* * *

Закинув за спину походный мешок (не все могло уместиться в пространственное кольцо, так что туда при длительном походе убирали только самое ценное или необходимое) Хаджар занес ногу над трапом «Перьев Грифона».

Со вздохом, окинув прощальным взглядом раскинувшийся у подножия небесного порта Даанатан, Хаджар все же сделал этот роковой шаг.

Его мучило чувство дежавю, а также терзали сомнения, но все же он первым поднялся на борт судна, которое должно было отвезти его к очередному приключению.

И кто знает, сможет ли и на этот раз Хаджар уцелеть и вернуться с победой.

Почему-то сейчас, в отличие от всех предыдущих путешествий, он не был в этом уверен…

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35 
Рейтинг@Mail.ru