Хранимая

Кира Бег
Хранимая

Глава 1. О том, как живётся в неродном мире

***

…Я должен её найти… сложно… ещё не привык к новому облику… выполнить миссию… собаки, не понимают, драка… автомобили… ступени больно бьют по бокам, сверху сыплется мокрый снег… холодно, горько, миссия на грани провала… верю, обязательно её встречу, обязательно… не знаю о ней совсем ничего… пойму, когда увижу… больно, сыро, темно… плохой из меня сейчас Хранитель… хорошо Па не видит…

***

Грязные улицы, мокрый снег, переходящий в ледяной дождь, пронизывающий ветер. Просто "отличная" погода для декабря, слов нет! На работе опять задержали, а по пути к съемной квартире разбился последний фонарь. Ладно, ничего, мне не привыкать ходить по темноте, как-то никогда ничего не случалось. Подумаешь, сообщили утром в новостях, что у нас в районе банда грабителей орудует! Что им взять с простой работницы офиса? Так, Маня, кончай распускать нюни, сейчас шоссе перейдем, и почти дома! А там чай, булочки…

Прямо на ступенях подземного перехода, уже на выходе, валяется груда непонятного тряпья, перегораживая почти весь проход. Мужчина, спускавшийся мне навстречу, плавно обогнул мусор, словно не замечая, и поспешил дальше. Ну надо же, люди ещё не вымерли! И прямо-таки оживленное сегодня движение, уже второй человек бродит по этим улицам в столь жуткую погоду, если учесть, что первый – это я.

Ненавижу возвращаться с работы после десяти. Нормальные люди уже дома, пьют чай, телевизор смотрят. А я, между прочим, опять одна. Парень, Боря, чтоб его собаки покусали, бросил, ушёл к подруге. Теперь и подруги нет… Рыбок, что ли, завести? Продолжая себя жалеть, собираюсь последовать примеру мужчины и обойти непонятную кучу, как вдруг она дернулась и открыла глаза.

– Ай! – невероятным образом оказываюсь на нижних ступенях, и, пытаясь удержать равновесие, разглядываю причину своих акробатических этюдов. А куча снова зашевелилась, издала еле слышный жалобный стон, и попыталась поднять голову. Да это собака! Я с ужасом уставилась на то, что секунду назад считала грудой тряпья. Не покусает? Что же с ним случилось? Бедняга. Сил не хватило даже под навес заползти, так и мокнет под снегом с дождём. А пёс обвел взглядом серые стены, ступени, лужи, заинтересованно оглядел мои сапоги, поднял взгляд выше…

Не знала, что так бывает. Когда тебя в момент накрывает чувство чужой привязанности и любви, окутывает тепло преданности и надежды. Почти физически я ощутила уютный кокон, обволакивающий меня и словно скрывающий от всех бед и невзгод. Никогда в жизни я не ощущала ничего подобного! Моё дыхание перехватило, а сердце потрясённо совершило кульбит в груди. Я уставилась на собаку, не в силах сдвинуться с места, пытаясь понять, что произошло.

Тем временем взгляд животного сфокусировался на мне, в нём заблестело что-то фанатично-преданное и безумно счастливое. Он радостно застучал хвостом по бетону, дёрнулся, пытаясь встать и путаясь в лапах, пронзительно заскулил-заплакал, жалуясь на бездушных людей, проходящих мимо и не замечающих его, на холод и дождь, на то, что с утра не ел и одному ему очень плохо. От резких движений пёс не удержал равновесие и скатился на пару ступеней.

Я бросилась к бедняге, приговаривая что-то утешительное. Не знаю, как буду объясняться с хозяйкой квартиры и что буду делать, когда она меня выгонит на улицу. Не представляю, чем буду кормить эту зверюгу, размером с "маленького" телёночка. Но оставить его здесь не могу. Невозможно бросить того, кто так искренне верит тебе и доверяет себя самого.

Я гладила мокрую спутанную шерсть, сидя на корточках рядом со скулящим псом, и на душе становилось тепло. Закралась мысль о том, что я теперь не одна. Но не могу же я его себе оставить! Может, завтра отвести его к ветеринару, и там его определят в какой-нибудь приют? Содержать такую крупную собаку в квартире просто немыслимо!

Пёс потянулся ко мне и, прикрыв глаза от удовольствия и счастья, подставлял под ласку то одно ухо, то другое, то шею. Он неистово махал хвостом и время от времени поскуливал, изливая душу. Кто мог обидеть такое чудо? Видно, что не приспособлен для улицы, породистый, ухоженный, хоть и грязный насквозь.

– Кто же тебя выкинул, такого хорошего? И что мне теперь с тобой делать? – спросила я комок шерсти и грязи, вставая. Пёс заполошно дернулся, пытаясь подняться следом и испуганно глядя, вдруг уйду без него?

– Не переживай, не оставлю я тебя здесь. Пойдешь со мной? Отмоем тебя, покормим, согреем. А завтра поищем для тебя хозяев. Хорошо? – приговаривала я, уже зная, что ни за что не расстанусь с этим чудом. Хозяйка совсем недавно заходила за оплатой, значит, у меня есть почти месяц до следующего визита, чтобы что-нибудь придумать. Да и если выгонит – пойду на вокзал бомжевать, зато не одна!

Пёс, которому я пока не придумала имя, понял, что я не собираюсь оставлять его одного, и немного успокоился. Под мои уговоры он собрался с силами и, наконец, смог подняться. Из-за шерсти не понять толком, что за зверя я решила приютить по доброте душевной, но динозаврик явно не маленький. М-да.

– Малыш, ты очень большой и тяжёлый, я тебя не донесу. Пойдёшь сам? Здесь недалеко, всего два дома пройти, и потом сразу во двор свернём. Сможешь?

Словно в ответ на мои слова, пёс переступил с лапы на лапу, пробуя силы, и поковылял к выходу. Преодолев пару ступенек, оглянулся – иду ли я?

– Ты молодец! Хороший пёс! Пойдём!

***

…Нашёл!!! Хотя нет, это она меня нашла… Мы нашлись! Я так рад! Она заботливая и добрая! Как мне повезло с Хранимой! Вот бы Па рассказать! Но он далеко. И он бы не стал хвалить меня, увидев, в каком я состоянии… Теперь ей придётся за мной ухаживать. Как жаль, что я не сумел… Ничего, я быстро поправлюсь рядом с ней, и всё наладится! Теперь у меня есть она, а я – у неё!.. Идти тяжело. Всё болит. Замёрз… Хранимая оборачивается, переживает за меня. Какой позор. Но я ей так рад… Она хорошая. Мы всё-таки нашлись…

***

Дорога, на которую обычно уходило минут пять, заняла полчаса. Я вымокла до нитки, и была похожа сама себе на амбарную мышь – такая же серая, мокрая и жалкая. Зато мы с моим новым другом теперь достойная пара! В подъезде пёс какое-то время стоял, пошатываясь, собирался с силами. Я же с ужасом глядела на лестницу. Лифта в доме отродясь не было. И как мы заберёмся на третий этаж?

Подъём вылился в отдельную эпопею, и в квартиру мы попали не скоро. Я, махнув собаке рукой, ускакала переодеваться:

– Жди здесь!

Пять минут спустя пёс обнаружился на том же месте, на коврике в прихожей. Он послушно стоял у порога, заливая коридор стекающей с него грязью. Видимо, ему было слишком плохо, чтобы куда-то идти. Я порадовалась, что ванна так близко от входа, и открыла дверь прямо перед носом у своего нового приятеля, приговаривая:

– Молодец какой, хороший, умный. Сейчас пойдём купаться. Ты любишь купаться? Включим тёплую водичку, смоем с тебя всю грязь, расчешем, посушим феном, чтобы ты не простыл…

Я удивилась, когда Малыш совершенно добровольно перемахнул через бортик ванной. Точно, домашний.

– Чем же мне тебя мыть, друг мой?

Серьёзный вопрос. Свой дорогущий шампунь я не отдам, да и мало его осталось. Гель для душа… Угу, полтюбика ещё есть. А не хватит – добавлю жидкое мыло.

Когда пёс выпрыгнул из ванной и радостно потрусил прочь, я осталась без геля для душа, жидкого мыла и универсального моющего средства. Ну что поделать, если с первого раза шерсть не промылась, а на второе намыливание уже ничего приличного не осталось?

Я оглядела ванну с брызгами по стенам, свою мокрую домашнюю одежду – пёсик пару раз решил отряхнуться. Наверное, своими визгами по этому поводу я всех соседей перебудила! Ничего, у них на днях пьянка с песнями и плясками была, полночи спать не давали. Пусть это будет моей маленькой местью! Я вытерла руки полотенцем, и только сейчас сообразила, что питомец остался без присмотра и слишком шустро куда-то убежал.

– Малыш! Ты где?

Тут же любопытная морда просунулась в двери, и меня наградили довольным "Гав!".

– Так, хороший мой, давай договоримся, что в квартире ты не шумишь. А то соседи нажалуются хозяйке, и нас обоих выгонят на улицу, под дождь. Да-да, и будем мы с тобой вместе ночевать в том самом переходе. Хочешь?

Пёс виновато поджал уши, опустил голову и замахал хвостом.

– Вот, понял, молодец. Теперь тебя посушим и покормим, и спать. Чесаться тоже завтра будем, ладно? Поздно уже. Мне на работу рано вставать, поэтому не капризничай.

При мысли о работе настроение резко упало. Не нравится мне новое место до ужаса! Начальство ругучее, коллеги склочные, всё пытаются побольше на новенькую перекинуть. И потом, как Малыш без меня здесь будет? Наверное, надо к ветеринару сводить? Вон, хромает, и дышит тяжело, высунув язык. Нос холодный и мокрый, кажется, это хорошо? Шерсть местами выдрана, ранки, ушибы – дрался с другими собаками?

Я посушила своего подопечного феном, намазала йодом. Не представляю, как лечить собак, у меня была только кошка в далёком детстве. Малыш терпеливо сносил все издевательства, только иногда ворчал. К фену отнёсся с подозрением, но потом, разобравшись, в чём дело, подставлял на просушку бока с явным удовольствием.

В процессе экзекуции я рассмотрела, что за чудо мне досталось. Бежевый, с коричневыми подпалинами, с густой длинной шерстью, добродушной мордой, невероятным выражением радостных карих глаз и огромной пастью. Чем-то напоминает медвежонка. И он ещё щенок, или скорее подросток, не успел заматереть. Наверное, всё-таки породистый, но искать хозяев нет никакого желания – нечего было животное до такого доводить! Да, он мог убежать и потеряться, но… Он меня признал! Моё чудо, не отдам!

Посмеявшись таким мыслям, я чмокнула "мишку" в нос, от чего тот удивлённо свёл глаза к переносице и сел на ковер. Я потрепала его по вымытой голове и позвала с собой на кухню. Пёс вёл себя довольно бодро, словно за время нашего общения успел подлечиться. Да, хромает, часто присаживается отдохнуть, но выглядит не в пример лучше.

 

Списав всё на результат купания, я стала судорожно придумывать, чем бы его накормить. В холодильнике оказались кастрюля супа, колбаса, батон, всякое по мелочи… Так, это ему точно нельзя… И это… Ладно, делать нечего. Мяса нет, надеюсь, суп он будет? Ой, а куда ему наливать-то?

Побродив по кухне, со вздохом выделила питомцу миску, в которой обычно мешаю салат – ему как раз по размеру подойдёт. Разогрела суп на плите, два половника себе, остальное – лохматому чуду. Он всё это время смирно сидел у стеночки, высунув язык, и внимательно за мной наблюдал. Супу обрадовался и с таким аппетитом его умял, что я возгордилась своими кулинарными талантами.

Интересно, чем его на завтрак кормить? А что у меня есть? Так, гречка, рис, овсянка. Сварить ведро каши? Так и сделаю, всё равно других вариантов нет. Пёс поднял умильный взгляд от миски, влюбленно на меня посмотрел, сладко зевнул, наглядно показав, что с зубами у него полный порядок, и улёгся прямо у своей посуды. Всё так же, у стеночки.

– Устал, хороший мой? Сейчас что-нибудь тебе принесу на подстилку, и тоже спать.

Я выделила своему динозаврику старую простыню. Немного подумав, добавила плед. Его мне Боря дарил, тот самый, который ушёл к подруге. Вот и пусть Малышу приятно будет, сама я им точно укрываться уже не стану.

Хотя странно, ещё днём у меня была единственная мысль – дойти до дома, налить себе сладкий чай, закусить булочкой, а потом закутаться в этот самый плед и до утра прорыдать в подушку. А теперь у меня есть Малыш, и он своим обожанием и верой в меня вытеснил все мысли о бывших парнях, завистливых подругах и неудачах на работе. За те пару часов, что он рядом, я успела к нему так привязаться, что в этом чувствуется какая-то неправильность. Наверное, мне просто был очень нужен друг.

При виде меня, пёс радостно подскочил, завилял хвостом. От резкого движения его повело, и Малыш споткнулся на ровном месте.

– Осторожно, маленький, ты ещё не настолько поправился. Раз собрался спать здесь, я постелю тебе возле миски. Ой, ещё воды тебе надо налить!

Пришлось выделить глубокую тарелку. Пёс послушно лег на импровизированное спальное место, предварительно потоптавшись на нём и всем своим видом показывая, как рад. А уж как я рада, маленький!

– Если соскучишься, можешь приходить в комнату. Только на кровать я тебя не пущу, извини. Ты большой, мы вдвоём просто не поместимся!

Малыш проворчал что-то, показывая, что и не собирался он ни на какую кровать. Я улыбнулась и ушла в комнату. Удивительно, но сегодня вечером я улыбалась больше, чем за всю последнюю неделю.

Стоило лечь, как раздался тихий топот лохматых лап, и в комнату, волоча в зубах свои подстилки, вошёл Малыш. Он устроил лежанку напротив двери, так, чтобы видеть и коридор, и окно, и меня. Огляделся, удовлетворенно поворчал, расправил носом и лапами свой плед и, наконец, улёгся, положа морду на лапы и преданно глядя на меня. Через минуту я уже спала. Оказывается, это так здорово, когда кто-то охраняет твой сон!

***

…Я зря задержался, теперь виню себя. Ей без меня было плохо. Ничего, скоро всё наладится, Хранимая! Я обещаю. Тебе грустно, потому что этот мир не для тебя. Нет даже своего дома, потому что здесь не твоё место. Я уведу тебя туда, где ты будешь счастлива. Тогда моя миссия будет выполнена. Я постараюсь быть незаметным и необременительным для тебя. Ты такая хозяйственная, добрая, заботливая. Непривычно, что всё делаешь сама, без слуг – и готовишь, и убираешь. Мне очень повезло с тобой, Хранимая.

***

Я проснулась за пять минут до будильника, и первое, что увидела – полный обожания взгляд. Заметив, что я уже не сплю, мой динозаврик весело замахал хвостом, улыбнулся, показывая зубы, и почти шепотом выдал:

– Гав!

– И тебе доброе утро, мой хороший. Подожди немного, я умоюсь, и будет тебе и завтрак, и прогулка.

Не опоздать бы только на работу! Я заметалась по квартире. Поставила воду для крупы на огонь, побежала в ванну. Стены радовали взор мутными потёками, но предстоящая уборка не портила настроения. Наоборот, улыбка стала шире – у меня теперь есть Малыш!

Пошаманив с кашей, схватила фен – авось успею уложить волосы! Успела. Убедившись, что завтрак готов, поставила кастрюлю на подоконник, пусть остывает. Схватила не дождавшуюся вчера своего часа булочку, запрыгнула в сапоги и пальто…

– Малыш! Гулять!

Мой динозаврик, тихонько сидевший всё это время в комнате, с весёлым топотом ринулся в коридор, по пути чуть не сбив вешалку и меня саму.

– Ничего, ничего, подрастёшь и привыкнешь к своим размерам, – утешила я виновато смотрящую зверушку и выпустила его в подъезд. При мысли, что он ещё вырастет, меня пробрала дрожь, но пока некогда об этом думать. Что-нибудь решим. На ходу я дожёвывала булку и горестно вздыхала о том, что теперь придётся вставать ещё раньше.

Честно говоря, только оказавшись на улице, я сообразила, что не знаю, как буду ловить своё чудо после прогулки. Но через десять минут он сам, совершенно добровольно, подошёл и ткнулся носом в ладошку – мол, пошли? В это же время чужая собака, размером в два раза меньше, промчалась через двор:

– Эмма, иди сюда, кому говорю! – надрывался её хозяин, мужчина средних лет. Он быстрым шагом преследовал животное, а та, похоже, считала это весёлой игрой. – Ко мне! Ко мне, я сказал! Да я же из-за тебя на работу опоздаю, заррраза!

Мы с Малышом проводили парочку удивленными взглядами. Посмотрели друг на друга, и тут я спохватилась, что и сама могу опоздать. Едва переступив порог квартиры, я скинула сапоги и прямо в пальто отправилась на кухню. За ночь на улице подморозило, и я решила, что после гололёда и свежевыпавшего снега лапы мыть не обязательно. Насыпала полную миску каши Малышу, долила воды, потрепала по загривку и сообщила, уже стоя опять у порога:

– Сегодня я на работе допоздна, раз ты себя хорошо чувствуешь, к ветеринару пойдем завтра, в субботу. Без меня не шали, кушай, спи, отдыхай. Мебель не жуй, диван не слюнявь. Поправляйся, не скучай, вечером буду!

Он обиженно гавкнул и попытался выйти в подъезд, всем своим видом показывая, что одну меня никуда не пустит.

– Извини, маленький, но на работу с собаками не пускают. Я вернусь, когда стемнеет, принесу тебе что-нибудь интересное, мы погуляем. А пока сторожи квартиру и никого сюда не пускай, хорошо?

Малыш, словно поняв меня, преисполнился гордости за свою миссию. Вот и умница! Я выскочила во двор, с ужасом понимая, что начинаю опаздывать. Ничего, за всё время это в первый раз, не страшно!

На работу я пришла вовремя. День прошел суматошно, было много работы в преддверии праздников. Бумаги, счета, проводки, запросы и прочие прелести жизни сотрудника бухгалтерии сыпались со всех сторон и требовали внимания, но мои мысли были далеко.

Малыш оказался всеядным и не капризным, это безмерно радует. Но ему нужен поводок, ошейник, средство от блох (интересно, а зимой блохи могут быть?), шампунь. Нормальные миски, витамины, чтобы быстрее поправлялся. Что ещё? Спрошу в магазине. Помимо этого, надо курицу купить или мясо, и что-нибудь себе на ужин. А вдруг он прямо сейчас грызет хозяйский диван? Или мои любимые туфли?! Хотя нет, туфли в коробке в шкафу, навряд ли он до них добрался. Уф.

Когда в начале седьмого собралась уходить с работы, коллеги меня не поняли.

– Манечка, ты заболела? – коллега, сидящая за соседним столом, недоверчиво смотрела, как я убираю кошелёк и телефон в сумочку.

– Нет, Наталья Сергеевна, со мной всё в порядке, – уверила я её, выключая компьютер.

– А чего тогда уходишь так рано? – не унималась коллега.

– Мой рабочий день до шести, я и так задержалась. Хороших выходных, Наталья Сергеевна, до понедельника, – я полюбовалась на удивлённое лицо женщины и поспешила в сторону выхода.

– Ой, Маня, вы уже уходите? Мне нужно срочно отчёт о… – мне навстречу из своего кабинета вышла начальница нашего отдела.

– Ира Алексеевна, мой рабочий день окончен, все отчёты в понедельник, – перебила я её. Поразилась собственной смелости, я никогда раньше себе такого не позволяла! Но мысли о том, что Малыш дома один, ещё не до конца оправился и ему страшно и грустно, пересилили робость.

– Как, то есть ты завтра не выйдешь? – на всякий случай уточнило начальство.

– Нет, завтра меня не ждите, у меня есть с кем провести законный выходной день и помимо обожаемой работы, – раздражение всей ситуацией невольно выплеснулось наружу.

Я прошла мимо Иры Алексеевны, сжимая ремешок сумки, и почти бегом направилась к лифту. Надо было видеть лица коллег. Столько удивления и непонимания, что на миг стало их жалко. А я торжествовала. Я в первый раз отказалась от сверхурочной работы, которую, к слову, мне никто не оплачивает. Хватит жить на работе, меня теперь дома ждут. Я поспешно зашла в подъехавший лифт, услышав за спиной:

– У Маньки хахаль появился!

Ну и пусть думают, что хотят. А у меня теперь есть Малыш, которого, между прочим, кормить и гулять надо.

В зоомагазине я застряла надолго. Просто-напросто заблудилась среди обилия кормов, косточек, мячиков, поводков, шампуней, костюмчиков, среди которых были даже размером на Малыша. Оказывается, для собак есть и ботиночки, и восковые натирания для лап, а от разнообразия расчёсок, ножниц странной формы и прочих приспособлений зарябило в глазах. Прикинув стоимость всего этого великолепия, я тяжко вздохнула – зарплаты ну никак не хватит! Пришлось срочно искать спасение в лице продавца-консультанта.

– Молодой человек, вы мне не поможете? – я с трудом отловила среди стеллажей парня в фирменной одежде.

– Да, конечно, что вам подсказать? – он изобразил заинтересованный вид.

– Мне нужен минимальный набор для щенка крупной породы. Подобрала на улице лохматое чудо, теперь не знаю, что с ним делать! Никогда собак не держала, – я растерянно оглядела изобилие товаров на полках.

– Не переживайте, сейчас мы вашего друга укомплектуем. С собой его не взяли?

– А надо было? Не знала, что в магазин с животными пускают,– захлопала глазами. Если без Малыша подобрать ошейник и что там ещё не получится, сегодня сюда уже не вернусь. Придётся вечером опять обходиться чем есть.

– Это же зоомагазин! – улыбнулся парень. – Сразу бы на него всё примерили. Но не переживайте, – видя моё расстроенное лицо, успокоил продавец. – Я думаю, и так разберёмся. Вот, смотрите, здесь у нас ошейники. Какого размера щенок?

– Как маленький динозаврик, – от такого сравнения консультант подавился смешком.

– Хм, тогда смотрим вот эти. Он дрессированный, агрессию или непослушание проявляет? Тогда, с учетом размеров и веса, эти…

– Нет-нет, никаких колючек! Он очень послушный, гуляли без поводка, так он сам ко мне подошел.

– Отлично, вам несказанно с ним повезло! Тогда выбирайте мягкие. Нет, этот я бы не советовал, он слишком узкий, может причинять неудобства. Лучше что-нибудь средней ширины. Вот здесь у нас корма…

К кассе я подползла, гружёная кучей свёртков и новых знаний. Как кормить, как чесать, сколько гулять, какие нужны прививки и витамины. Заодно меня просветили, что трубчатые кости, вроде куриных, давать ни в коем случае нельзя – осколки не перевариваются и ранят желудок.

От книг по дрессировке отказалась – посмотрю бесплатно в интернете, за бумагу платить лишних денег нет. А вот много других полезных вещей купить пришлось. В итоге, попытавшись поднять пакеты, я поняла, что сама всё это ни за что не дотащу. Один только "маленький бутылёк с шампунем на первое время" весит килограмм пять! А тяжёлые миски, "чтобы ваш малыш их не переворачивал"! Я с тоской смотрела на стоящие на полу пакеты.

– Девушка, как же вы одна всё это донесёте? Давайте я вам помогу, – обаятельно улыбаясь, рядом со мной словно из ниоткуда возник симпатичный парень. Высокий, кареглазый, куртка нараспашку позволяет разглядеть футболку, обтягивающую спортивную фигуру. Эх, кому-то достанется такое счастье!

– И что я буду вам за это должна? – подозрительно сощурилась я. Бесплатный сыр только в мышеловке. А вдруг аферист, маньяк, грабитель или ещё какой-нибудь жулик? Их в наше время развелось, как собак бродячих.

– А ничего! – подхватывая пакеты, ответил красавчик. – Я донесу всё совершенно бесплатно, если в конце смогу получить телефончик прелестной красавицы. Меня зовут Лёша, а вас?

Дома мы оказались на удивление быстро. Парень всю дорогу шутил, отвесил мне пару комплиментов, расспрашивал про Малыша. Уже у самых дверей он пригласил меня в театр в следующую пятницу, и я согласилась. Щёки заливал румянец, лицо освещала улыбка. Давно за мной никто не ухаживал.

Щёлкнул замок квартиры, и я привычно потянулась к выключателю, включила свет. За дверью уже ждал Малыш, радостно виляя хвостом. Ткнулся мокрым носом в ладошку, и я опять почти физически ощутила волну его радости и переживаний – где же я так долго была, всё ли со мной в порядке? Пришлось встряхнуть головой, чтобы избавиться от наваждения. Всего на миг отвлеклась, и тут же услышала предупреждающий рык и затравленное:

 

– Маня, уберите от меня свою собаку!

– Малыш, ко мне, иди сюда! – я похлопала по ноге, а потом, обняв динозаврика за шею, попыталась отвести его в сторону.

Но пёс и не думал отступать. Он перестал рычать и даже отступил от гостя на один шаг, но продолжал скалиться. Это было страшно.

– Малыш, ты что? – я не могла понять, что нашло на собаку. Ведь был таким спокойным и тихим!

– Он у вас дрессированный? На охрану или защиту? – прижавшись спиной к стене, сухо поинтересовался Лёша, не сводя с собаки взгляда.

– Не знаю, честно, я его на улице только вчера подобрала. Малыш, фу, ко мне! Лёша, простите, я его таким ещё не видела, – я растерянно обнимала Малыша за шею, пытаясь его удержать. Что делать в таких ситуациях, я не представляла.

– Ничего, – улыбнулся парень. – В другой раз, надеюсь, он будет ко мне добрее. До свидания, Маня, до пятницы!

Лёша медленно и аккуратно поставил сумки у порога, вышел и прикрыл за собой дверь. Малыш немного расслабился, и я смогла пройти мимо него.

– До свидания! И извините за Малыша! – крикнула, распахнув дверь. Лёша помахал рукой и скрылся на лестнице.

– Ну и что ты творишь?! – расстроено зашипела я на Малыша. Было стыдно перед Лёшей, я просто не понимала, почему пёс так себя повёл. Мысли о том, что однажды он может кинуться на меня саму, даже не возникало.

– Он же ничего плохого не сделал, просто помог мне донести сумки, и я сама его пригласила! Между прочим, если ты реально кого-нибудь покусаешь, у меня будут неприятности! – я грозила Малышу пальцем, и тот поджал уши, виновато глядя на меня, и замахал хвостом.

– Ладно, фиг с тобой, пойдем покупки разберем. Ты же хотел как лучше, да? – я вздохнула и, выбрав пару пакетов, оттащила их в комнату. Там мы с Малышом устроились на ковре, и покупки подверглись строжайшей лохматой инспекции.

Миски Малышу понравились, ошейник он позволил на себя нацепить спокойно, хоть и отнёсся скептически. А от поводка отказался напрочь, всем своим видом показывая, что он и так хороший и никуда от меня не уйдет. Я ему почти поверила, но решила на всякий случай брать поводок с собой на прогулки.

Разобрав пакеты, мы отправились на улицу. Малыш бегал по двору, пока я не начала замерзать, и сам пошёл домой ещё до того, как я позвала. Поводок он так и не дал пристегнуть.

Затем я отмывала ванную комнату, кормила нас обоих ужином, мыла посуду. Когда я наконец разобралась со всеми делами, опять было очень поздно.

Усталость сегодня оказалась на удивление приятной, спать пока хотелось не сильно, и я устроилась на ковре с собачьими расчёсками. Распутывая шерсть на боках у млеющего от такой заботы Малыша, с удивлением заметила, что ранок почти не осталось. Верно говорят, "заживёт как на собаке"!

Было ужасно уютно и тепло, словно кто-то окутал меня своей заботой и вниманием, но при этом я чувствовала, что всё равно чего-то не хватает, что осталось внутри место, никем пока не занятое. Место для друга, место для новых впечатлений, место для родных и семьи. Не хватало ещё ощущения собственного дома, защиты родных стен, уверенности в том, что я на своём месте. Потом я просто гладила лохматое чудо и чесала его за ушами, и, кажется, даже задремала – прямо на ковре, в обнимку со своим счастьем.

Открыла глаза почему-то на кровати, всё в той же домашней одежде, вся в шерсти после расчёсывания динозаврика. Под одеялом было душно, я нашарила тапочки под кроватью, встала и раздвинула шторы. Темно, в доме напротив почти нет горящих окон. Интересно, который час? Будильник на тумбе показал три пятнадцать. Ну и ну!

Распахнув форточку, огляделась в поисках Малыша. Его нигде не видно, наверное, тоже стало жарко и он ушёл на кухню, на прохладный кафель. Но на кухне меня ждал сюрприз – за столом, склонившись над кружкой, сидел светловолосый парень в голубых джинсах, свободной серой рубашке и почему-то босиком. Волосы до плеч скрывали лицо, кисти, держащие чашку, были в меру узкие, с длинными пальцами и аккуратными ногтями.

Парень заметил меня, поднял голову и улыбнулся. Знакомая волна преданности и обожания окутала тёплым коконом.

– Привет, – произнёс он приятным голосом.

Не спеша отвечать, я вглядывалась в лицо незнакомца. Приятные черты, светло-карие глаза ("совсем как у Малыша", – пришла странная мысль), светлая чистая кожа, без бороды или усов, прямой нос, в меру полные губы. По виду младше меня, лет девятнадцать, наверное.

– Привет. А что ты тут делаешь? – всё-таки ответила я.

Почему-то бояться его не получалось, хотя я и понимала, что парня этого вижу впервые, и делать ему на моей кухне среди ночи совершенно нечего.

– Снюсь тебе. Видишь, у меня даже обуви нет, поэтому прийти ниоткуда я не мог.

Я задумчиво покивала, всё так же стоя в дверях и обнимая себя руками. Задала очень логичный, как мне тогда показалось, вопрос:

– А почему ты в джинсах?

Сказав, поняла, какую дурь сморозила. Мог бы ведь и вообще без штанов присниться, и как бы я тогда с ним разговаривала? Парень же белозубо улыбнулся и вполне серьезно ответил:

– Потому что так тебе комфортнее меня видеть. А вообще, я – Малыш.

От такого заявления окончательно уверилась, что сплю. Подошла к столу, села на табуретку, отобрала кружку у парня и принялась переваривать новость. В кружке оказался чай с клубничным ароматом, такого у меня дома никогда не водилось.

Украдкой огляделась по сторонам – лохматого динозаврика и вправду нигде не видно. А вообще, это же сон! Малыш так Малыш. Ну и что, что он парень и клубничный чай пьёт. Зато цвет глаз и волос подходит.

– Тебе у меня хорошо? – я наклонила голову, продолжая разглядывать парня, и находя всё больше сходств с Малышом. Например, тот так же довольно щурился, когда я кормила его супом.

– Просто замечательно. Мне очень нравится, Хранимая, – тепло улыбнулся парень-Малыш.

– Кто-кто? – озадачилась я.

– Я твой Хранитель, а ты – Хранимая, – терпеливо пояснил мой гость.

– Хм. Это вроде Ангела-Хранителя, что ли? – недоверчиво покосилась на парня. Тот рассмеялся.

– Нет, они отдельно. А я… как бы это сказать… Есть Мир, которому ты очень нужна, и он прислал меня охранять тебя, – очень серьёзно ответил ночной гость.

– Мир?! Да что ты говоришь! – моему удивлению не было предела. Вот так сон!

– Да, настоящий Мир. Яркий, живой, и он очень ждёт тебя. Пойдешь со мной туда? – с надеждой спросил Хранитель, наклоняясь ко мне через стол.

– Нет, прости, я пока не готова к таким переменам! – замахала руками своему сновидению. Ну приснится же такое!

– Я понимаю, – чуть грустно ответил он. – Тебе нужно время, чтобы понять и смириться. Мы подождем и не будем спешить. А сейчас ты устала…

Перед глазами всё поплыло в каком-то белёсом тумане, в теле появилась необычная лёгкость, и я провалилась в уютную темноту.

По-настоящему я проснулась ближе к обеду. Первая суббота за последний месяц, которую я не провожу на работе. Приятно. Повернула голову, разглядывая причину своего пробуждения: перед зашторенным окном бегал Малыш, вывалив язык и еле сдерживаясь, чтобы не залаять. Что он там такое интересное заметил?

Я раздвинула шторы, и те с мягким шорохом отъехали в стороны, явив взору на стайку голубей, весело топчущихся за окном. Малыш поставил лапы на подоконник и с интересом уставился на птиц, а потом оглянулся, – мол, можно?

– Потерпи, мой хороший, позавтракаем и сразу пойдем на улицу. Сегодня мне никуда не надо, поэтому можешь гонять голубей сколько захочешь.

Динозаврик радостно ткнулся носом в ладошку и умчался на кухню, видимо, решил меня поторопить.

Неделя прошла замечательно – я утром кормила Малыша какой-нибудь кашей, быстро выгуливала, потом длился бесконечный серый рабочий день, а вечером динозаврик бегал по двору до одурения, выслушивал мои жалобы на работу и ходил по квартире хвостиком.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21 
Рейтинг@Mail.ru