Тёмная Ангел

Elza Mars
Тёмная Ангел

<<А?.. Да, превосходно>>.

Казалось, Ангел о чём-то задумалась.

Хотя говорят, что <<вино радует сердце>>…

<<Ангел, прекрати дурачиться. Ты ведёшь себя как Кора!>> – Дью едва не рассмеялся вслух.

Всё было превосходно. Музыка, большой дом с пышными рождественскими украшениями.

Компания. Мальчишки то и дело обнимали Дью и пожимали руку, словно они не виделись с ним целую вечность. Кое-кто из ребят тоже было рискнул, однако ретировался под взглядом Джиллиан. И это тоже было превосходно. Пусть все знают, что он пришёл вместе с Джиллиан Блэкберн и что теперь она принадлежит ему. Его статус поднялся выше крыши.

– Не хочешь осмотреть дом? – спросила Джиллиан. – Я могу показать тебе верхний этаж, Мэй разрешает.

Дью взглянул на неё:

– Тебе тут скучно?

Она усмехнулась:

– Нет, однако я была бы не прочь остаться с тобой наедине на несколько минут.

Они пошли наверх по длинной, покрытой ковром лестнице, по обеим сторонам которой на стенах висели картины. Спальни на втором этаже были такими же красивыми, как и залы внизу: королевская роскошь вызывала благоговение. Это настроило Дью на лирический лад. Музыка тут была не такой громкой, а из-за обилия холодного мрамора вокруг он чувствовал себя будто в музее. Он смотрел в окно, в бархатную темноту с мерцающими огнями.

– Знаешь, я рада, что ты не начал там пить, – тихо сказала Джиллиан, стоя за его спиной.

Он обернулся, пытаясь прочесть её мысли по выражению лица.

– Но… ты была удивлена?

– Э… ты иногда ведёшь себя очень по-взрослому… даже по-светски.

– Я? Я думал… это ты себя так ведёшь. – <<И именно это нравится тебе в парнях>>, – договорил он мысленно.

Она отвернулась и рассмеялась:

– Ах да. Я ведь крутая! Дикая и неуправляемая. Мы с Таном обычно отрывались здесь на славу. – Она пожала плечами. – Никакая я не крутая. Я всего-то провинциальная девушка, пробивающая себе дорогу в жизни. Я не ищу трудностей. И даже стараюсь избегать их, когда могу.

Дью готов был рассмеяться в ответ на это заявление, но Джиллиан была так серьёзна, что он осёкся.

– Согласна, раньше я старалась быть крутой, – помедлив, продолжала она, – и совершала поступки, которыми нельзя гордиться. Но, ты знаешь… я бы хотела измениться, если это возможно.

– Словно другая сторона твоей личности хочет себя проявить?

Она была поражена. Затем окинула его взглядом во весь рост.

– Да. Что-то в этом роде.

Дью почувствовал неожиданное воодушевление.

– Я думаю, – сказал он медленно, собираясь с мыслями, – иногда людям необходимо выразить все стороны своего <<я>>. И лишь тогда они… становятся цельными.

– Да. Если это возможно, – с видимым сомнением проговорила она.

Дью молча ждал продолжения. Он понимал: она хочет сказать ему нечто важное. У неё имелась веская причина, чтобы привести его сюда и поговорить с ним наедине.

– Есть нечто роковое… – проговорила она минуту спустя. – Я не ощущаю себя чем-то целым. И правда в том… – В темноте спальни Дью был виден лишь её профиль. Джиллиан наклонила голову и набрала в грудь побольше воздуха. – Да, это должно прозвучать даже глупее, чем я думала, но я всё же скажу. Не могу не сказать.

Она повернулась к нему с решительным видом и… смутилась.

– С того дня, когда я нашла тебя в снегу, у меня возникло ощущение, что я не буду цельной личностью без… – Джиллиан запнулась, – …без тебя, – наконец выговорила она обречённо.

Его сердце, казалось, выросло и заполонило собою целый мир. Дью слышал, как его биение отдаётся эхом во всём его теле.

– Я… – начал он.

– Я знаю и знаю, как это по-дурацки звучит. Извини.

– Нет, – прошептал Дью. – Это не то, что я собирался сказать.

Она уставилась в окно. Затем повернулась к нему, и на её лице засветилась надежда.

– Я собирался сказать, что я знаю.

Джиллиан смотрела на него так, будто боялась поверить своим ушам.

– Правда?

– Мне кажется, что и я тоже…

Она придвинулась к нему очень близко, он протянул руки и невольно обнял её за талию.

Странно, но Дью тянуло к ней не только физически… его душа стремилась к ней. Они принадлежали друг другу. Джиллиан обняла его. Это было невероятно и в то же время абсолютно естественно. Дью закрыл глаза и прижал её головой к своему плечу. Всего-то простое объятие, только оно значило для них много. Её поразило новое чувство. Ему казалось, что, если он вдруг заглянет Джиллиан в глаза, целый мир преобразится…

<<Малыш, – прозвучал в его ухе тихий голос, – мне очень жаль, но придётся мне прервать эту сцену. Тебе надо срочно спуститься вниз, в спальню хозяина дома>>.

Дью почти ничего не услышал и не обратил внимания на её слова.

<<Дью! Тебе действительно придётся спуститься вниз. Там происходит нечто такое, о чём тебе следует знать>>.

<<Ангел?>>

<<Скажи ей, что вернёшься через несколько минут. Это очень важно!>>

Он не мог игнорировать её требование. Дью шевельнулся.

– Джиллиан, мне надо уйти на секунду. Я скоро вернусь.

Джиллиан кивнула:

– Хорошо.

Дью высвободился из кольца её рук, но он всё ещё ощущал её объятия.

<<Ангел велела, значит, причина должна быть важной!>>

Выйдя на свет, он зажмурил глаза.

<<Спустись вниз и иди прямо до конца коридора. Там спальная комната родителей Мэй. Войди туда. Свет не включай>>.

Спальня была похожа на пещеру, тёмную и полную таинственных силуэтов, напоминающих спящих мамонтов. Дью с ходу наскочил на угол тяжёлой кровати.

<<Осторожнее! Видишь вон там полосу света?>>

В глубине спальни через щель под дверью пробивался свет. Дверь была закрыта.

<<И заперта. Там ванная. Теперь вот что ты сделаешь. Иди осторожно налево вдоль стены, там ещё одна дверь. Я хочу, чтобы ты тихо её открыл и вошёл>>.

<<Что?!>>

Ангел терпеливо объяснила:

<<Зайди в кладовку и прижми ухо к стене>>.

Дью закрыл глаза. Потом на ощупь, как настоящий вор, он медленно повернул дверную ручку и юркнул в тёмное помещение.

Это была очень просторная кладовка, очень длинное и душное помещение из-за вещей, развешанных по стенам. Дью понял, что он зашёл чересчур далеко, вторгся в чужой мир, нарушил частные владения. В этот миг Ангел остановила его.

<<Так, хорошо. Это тут. Приклади ухо к правой стене>>.

Дью с закрытыми глазами – так ему было легче двигаться в абсолютной темноте – пролез между каким-то костюмом в полиэтилене и чем-то тяжёлым из бархата.

Зарывшись со всех сторон в вещи, он прислонился головой к стене, и его ухо коснулось деревянной обшивки стены.

<<Ангел, я не могу поверить, что всё это делаю. Я чувствую себя на редкость глупо. Я боюсь… вдруг кто-то обнаружит меня тут?..>>

<<Ты будешь слушать, наконец?!>>

Сначала удары его сердца заглушали все остальные звуки. Только после он услышал два голоса, тихие, однако отчётливые, и узнал их.

ГЛАВА 10

– Но только если клянёшься, что не делал этого.

– Ну сколько раз можно клясться? Я ведь тебе всю неделю твержу, что это не я! Я ни слова никому не сказал. Клянусь.

Первый голос, натянутый и раздражённый, был Тана. Второй принадлежал Атлету Киму.

Несмотря на уверенный тон, Ким казался испуганным.

<<Ангел? Что происходит?>>

<<Беда>>.

– Ладно, – продолжал Тан, – я даю тебе шанс это доказать – ты поможешь мне.

– Тан, знаешь, мне очень жаль, что ты расстался с Джиллиан. Но может быть, он не виноват…

– Виноват. Интрижка с Бри давно завершилась. Ты ведь знаешь. Джиллиан просто не могла узнать об этом до тех пор, пока он не открыл свой рот. А что касается того, как он узнал…

– Только не начинай всё сначала! – Голос Кима зазвучал недовольно. – Я не говорил ему.

– Ладно, я тебе поверю. – Тан заговорил спокойнее. – В таком случае у нас нет повода ругаться. Мы должны держаться друг друга. Дай мне сигаретку прикурить.

На миг настала тишина. Дью представил себе, как Тан затягивается сигаретой, выпуская изо рта белые кольца дыма, поглядывая на себе в зеркало.

– Ну и что мы собираемся сделать? – спросил Ким.

– Избавиться от них обоих. Я ненавижу её даже больше. Я обещал, что она пожалеет, если меня бросит, а я всегда выполняю свои обещания.

Зажатый между висящими слева и справа тяжёлыми вещами, Дью почувствовал, как к горлу подкатывает предательский безудержный смех. Он догадался, что будет дальше. Всё это настолько напомнило ему ситуацию из мыльной оперы, что он с трудом убедил себя в реальности происходящего. Вот он стоит, слушая беседу двух пацанов, которые самым натуральным образом готовят против него заговор. Он подслушивал их план будущей с ним расправы. Абсурд!

Сюжет для плохого детективного романа. Не может быть, чтобы это происходило наяву. Он сделал слабую попытку возвратиться к реальности и слегка выпрямился.

<<Ангел, на самом деле люди не вынашивают планов мщения? Правда? Они просто базарят. Я не могу поверить в то, что слышу собственными ушами… Это так… нелепо…>>.

<<Ты “слышишь собственными ушами” лишь потому, что это я позвала тебя сюда. У тебя имеется невидимая подруга, которая приводит тебя в нужное место в нужное время. И тебе бы лучше поверить, что люди “вынашивают планы мщения”. А Тан привык воплощать в жизнь все свои планы>>.

<<Будущий управляющий>>, – мелькнуло в голове Дью.

<<Будущий советник по экономике. Он предельно серьёзен, малыш. И он умён. Он сумеет осуществить собственный план>>.

У Дью пропало желание хохотать. Когда он вновь приник ухом к стене, стало ясно, что он упустил часть беседы.

 

– …сначала Джиллиан? – спрашивал Атлет Ким.

– Да, потому что я знаю, как с ней расправиться. Тебе известно, что она хочет поступать в Университет в Огайо? Она выслала туда документы ещё в октябре. Для неё это будет не так-то легко, её оценки оставляют желать лучшего. Правда, она получила высокие баллы за работу по английской литературе. Однако поступить ей всё равно будет нелегко, а я собираюсь сделать это… – Тан помедлил и проговорил самым сладким голосом, – …абсолютно невозможным.

– Как? – Ким был поражён.

– Я напишу в Университет. И директрисе школы, и мистеру Ренквисту, учителю по английской литературе, и матери Джиллиан, которая платит за колледж.

– Что ты напишешь? Если ты напишешь какую-либо гадость, они подумают, что это просто сплетни…

– Я расскажу им, как ей удалось так хорошо написать сочинение по английской литературе в прошлом году. Тогда мы все должны были сдать свои работы в установленный срок. Только Джиллиан ничего не писала. Она купила выполненное задание по английской литературе у одной девушки из Филадельфии, отличницы.

Ким ахнул, и Дью услышал, как шумно он задышал от волнения.

– Как ты узнал?

– Это я всё сам и организовал. Я хотел, чтобы она подтянулась по учёбе, смогла поступить в Университет и добиться солидного положения. Но она никогда не сможет доказать, что я принимал в этом участие. Платила ведь она.

Настало молчание.

Затем Ким произнёс с деланной лёгкостью в голосе:

– Но, Тан, ты ведь разрушишь всю её жизнь…

– Знаю. – Голос Тана прозвучал спокойно и удовлетворённо.

– Но… ладно, а что я должен делать?

– Будь наготове – нужно распустить слухи. Уж в этом-то тебе равных нет. А я к понедельнику напишу письма. И тогда, в понедельник, ты начнёшь помаленьку нашёптывать… Я хочу, чтобы все знали! Она у меня наестся досыта! – Тан смеялся.

– Ладно. Конечно. Считай, что дело сделано. – Ким был явно напуган. – А теперь я лучше пойду. Можно мне тоже сигарету?

– На! Ким, ты должен помочь мне уничтожить тоже и Дью. Я расскажу потом, что придумал для него.

– Конечно, – ответил Ким еле слышно.

Спустя пару секунд скрипнула дверь и всё стихло. Дью застыл в пыльной кладовке. Ему стало плохо. Словно он наткнулся на нечто отвратительное, мерзкое да грязное. Тан был чокнутым… и порочным. Дью только что заглянул в сознание, искорежённое презрением. К тому же он изобретателен.

Ангел об этом предупреждала.

<<Ангел, что мне делать? Неужели он действительно сделает это? Он собирается её уничтожить. И я никак не смогу противостоять ему>>.

<<Ну, кое-что можно сделать>>.

<<И никакие доводы разума тут не помогут. Я знаю, его ничем не остановишь. Никто не сможет уговорить его отказаться от мести. А угрозы не приведут ни к чему хорошему…>>.

<<Я ведь сказала, есть кое-что, что ты можешь сделать>>.

Дью пришёл в себя:

<<Что?>>

<<Это сложно. И… дело в том, что, возможно, ты не захочешь этого делать, малыш>>.

<<Я сделаю всё для Джиллиан. – Дью ответил мигом и не колеблясь. – Удивительно, однако есть вещи, в которых ты полностью уверена>>.

<<Что же, только сохрани собственную решимость. Я тебе всё объясню. Когда мы возвратимся домой… Кстати, нам нужно возвратиться быстро. Но сначала я хочу, чтобы ты кое-что взял из ванной комнаты>>.

Дью чувствовал себя спокойным и собранным, как молодой солдат на первом задании в тылу врага. У Ангела была идея! А до тех пор, пока он следует её советам, всё должно идти хорошо. Войдя в ванную и не задавая вопросов, он в точности выполнил инструкции Ангела. Затем он вернулся к Джиллиан и попросил отвезти его с вечеринки домой.

***

– Я готов. Говори, что нужно делать.

Дью в пижаме с поездами сидел на кровати.

Уже было за полночь, в доме тихо да темно, исключая горящий на его прикроватной тумбе ночник.

– Знаешь, я тоже думаю, ты готов, – нарушил тишину спальни тихий и задумчивый голос.

В воздухе в двух футах от кровати стал сгущаться свет. Затем явилась и сама Ангел, сидящая в позе лотоса, руки её лежали на коленях. Сохраняя эту позу, она зависла в воздухе примерно на уровне кровати Дью.

Ангел смотрела на него изучающе. Какое у неё открытое прекрасное лицо, а вокруг бледный и переливающийся свет, похожий на северное сияние. И как всегда, при первом взгляде на неё Дью пережил физический шок.

Настолько она совершенная, неземная, не похожая ни на кого другого. На сей раз её взгляд казался напряжённым и озабоченным – такой он Ангел ещё не видел. Это пугало его, однако он отбросил все страхи: нужно думать лишь о Джиллиан. Джиллиан, которая так доверчиво отвезла его домой час назад, когда ему якобы <<вдруг стало плохо>>, и которая не имела понятия о том, что поджидало её в понедельник.

– Ангел, скажи, что я должен делать?

Дью внутренне собрался. Он не имел понятия, что могло бы остановить Тана, только в любом случае ему придётся сделать что-то малоприятное и вряд ли легальное. Неважно.

Он готов на всё. Слова Ангела его обескуражили.

– Ты знаешь, что ты особенный?

– Что?

– Ты всегда был особенным. И в глубине сознания ты всегда это понимал.

Дью не знал, что и сказать. Это прозвучало так обыденно, однако это было правдой. Он был особенным. Он побывал на том свете и вернулся назад с Ангелом. Разумеется, такое происходит лишь с особенными людьми. А его нынешняя популярность в колледже! Все были уверены, что он особенный. Только внутренняя уверенность в том, что он не такой, как все, появилась давно, ещё в детстве. Ему представлялось, что все ощущают нечто подобное: мол, я не такой, как все: может, лучше, может, хуже, но уж во всяком случае – я особенный.

– На самом деле все так думают, – произнёс Дью и содрогнулся от ощущения, что его мысли не были больше его полной собственностью.

– Однако, – продолжала Ангел, – в том, что касается тебя, – это правда. Скажи, ты что-либо знаешь о своём прадедушке Элсе?

– Что? – Дью растерялся. – Он – весьма пожилой господин… Живёт в Англии и всегда присылает мне подарки на Рождество…

Он смутно припомнил фото мужчины с седыми волосами, в очках в золотой оправе, в твидовом костюме и в домашних тапочках, который держал на руках карликового пинчера в красной попонке.

– Ну что ж, слушай: он вырос в Англии, хотя и родился в Америке. Ему был один год, когда его забрали от старшего брата Эдиуса, который заботился о нём. Это произошло во время Первой мировой войны. Маленького мальчика как сироту отдали одной английской паре на воспитание.

– Да? Интересно. – Дью не только недоумевал, он был возмущён болтовнёй Ангела. – Только при чём тут…

– При том, что всё это касается Джиллиан. Твой прадедушка рос не вместе с братом и не в своей семье. Иначе он бы знал своё предназначение. Он бы знал…

– Ну!

– …что родился колдуном.

Настало долгое молчание. Дью пару раз пытался заговорить, однако слова почему-то застревали в его горле.

Оправившись от неожиданной новости, он уже был готов расхохотаться:

<<Это ведь смешно! Его прадедушка в домашних тапочках – и вдруг колдун! Кроме того, ведьмаков вообще не существует. Это всё сказки…>>.

– …такие же, как и про ангелов…

– Ангел… – сдавленно выговорил Дью.

Он отказывался верить. Привычные законы вдруг перестали действовать.

Ангелы-то явно существовали. Он вот сейчас смотрит на одну из них. А она, не имея под собой никакой опоры, парит себе в воздухе на расстоянии двух с половиной футов от пола. И она может слышать его мысли, и исчезать, и вдруг появляться – и она вполне реальна. А если ангелы реальны… Чудеса происходят. Он видел такую надпись где-то на афише. Он зажал рот двумя руками. Внутри у него что-то бурлило – то ли крик, то ли смех.

– Мой прадедушка – колдун?

– Не совсем. Он стал бы колдуном, если бы знал, из какой он семьи. У него был ключ. Ты должен знать. В жилах твоего прадедушки текла колдовская кровь… и у твоего папы… и у тебя. Теперь ты знаешь.

Последние слова она произнесла очень мягко и осторожно. Будто Ангел аккуратно раскладывала по своим местам отдельные части головоломки. У Дью пропало настроение смеяться. У него закружилась голова, как если бы он вдруг оказался на краю обрыва и заглянул в пропасть.

– Я… у меня тоже колдовская кровь?

– Не бойся называть вещи собственными именами: ты колдун.

– Ангел, пожалуйста… – Сердце Дью застучало тяжёлыми медленными ударами. – Я не очень понимаю… и… да нет, я не…

– Не колдун? Ты просто ничего ещё не умеешь. Однако факт остаётся фактом, малыш, ты уже демонстрируешь свою силу. Помнишь, как разбилось зеркало в ванной?

– Я…

– И окно в столовке? Ты спросил, не я ли разбиваю стёкла. Нет, не я. Это ты. Ты разозлился и дал выход энергии…только ты не осознавал этого.

– О господи! – прошептал Дью.

– Страшная вещь – колдовская сила, особенно когда не знаешь, как ею управлять. Она может вызывать ужасные разрушения. И вокруг, и внутри тебя. Ох, малыш, разве ты не понимаешь? Погляди, что произошло с твоим папой.

– Что – с моим папой?

– Он… колдун. Потерянный колдун, как и ты. У него имеется сила, только он не умеет ею управлять, не понимает и боится её. Когда у него начались видения…

– Видения?! – Дью выпрямился.

В голове будто всё прояснилось, объясняя события последних четырёх лет. Ангел смотрела на него пристально, неумолимо.

– Да, галлюцинации начались перед тем, как он начал спиваться, а не потом. Это были образы того, что должно произойти, или могло произойти или случилось много лет назад. Однако он, конечно, ничего не понимал.

– О боже! – Дью напрягся, по коже побежали мурашки. На глаза навернулись слёзы – не от горя, а… от прозрения. – Так вот оно что! О боже, мы должны ему помочь. Мы должны ему сказать…

– Согласна. Только сначала тебе нужно успокоиться. Это не совсем подходящая новость, чтобы стремглав ринуться с ней к папе, не подготовив его предварительно. Ты так больше навредишь, нежели поможешь. Мы должны всё продумать.

– Да. Конечно, ты права. – Дью зажмурился, стараясь поскорее справиться с волнением и подумать.

– Сейчас состояние твоего папы стабильно. Он несколько подавлен, но спокоен. Он может подождать. А вот Тан – нет.

– Тан? – Дью почти забыл изначальный предмет беседы. – А, да. Тан… Тан. – <<И Джиллиан!>> – добавил он мысленно.

– Теперь, когда ты знаешь, кто ты, можно кое-что сделать, что остановит Тана.

– Ладно. – Дью облизал губы. – Ты думаешь, мама возвратится, если папа сумеет поправиться?

– Я думаю, это вполне вероятно. Только послушай! Чтобы помешать Тану…

В душе Дью шевельнулась тревога.

– Ангел, я думаю… разве колдуны не плохие! Разве ты не должна осуждать их?

Ангел уронила на руки свою серебристую голову.

– Если бы я думала, что это плохо, разве я сидела бы тут и помогала тебе?

Дью едва не рассмеялся. Уж очень нелепое сочетание – сияние вокруг неё и слова, кинутые сквозь зубы. Потом неожиданная мысль его поразила.

И он спросил с сомнением в голосе:

– Ты пришла сюда, чтобы учить меня этому?

Она подняла голову и пронзила его взглядом своих неземных глаз.

– А как ты думаешь?

Дью решил, что мир не совсем такой, каким кажется. А ангелы тем более.

***

Следующим утром он долго рассматривал себя в зеркало. И вообще он начал чаще смотреться в зеркало после того, как Ангел в первый раз пришла к нему и заставила сбрить волосы. Ему нравилось любоваться своей новой внешностью и не терпелось узнать, как выглядит Дью-колдун. Во внешности словно бы не появилось ничего особенного. Однако он-то знал, что должен увидеть то, чего раньше не замечал. В глубине глаз таилась древняя мудрость. Черты лица приобрели мистический характер. Он чувствовал себя персонажем из волшебной сказки.

– Заканчивай самолюбование, нам пора за покупками, – сказала Ангел, формируясь из света за его спиной.

– Резонно, – согласился Дью и наморщился.

Он взял внизу ключи от папиного пикапа и выскочил на улицу. Воздух был свежим и холодным, выпавший за ночь снег сверкал да искрился на солнце. Пьянящий воздух наполнил лёгкие Дью.

<<Я ощущаю себя стопроцентным колдуном. – Он дал задний ход. – Итак, куда мы сейчас поедем? В Хъютон?>>

<<Нет. Там нет того, что нам нужно. Мы поедем в Вудбридж. На север!>>

Дью постарался вспомнить Вудбридж. Это был маленький город, он там никогда не был.

<<Нам нужно ехать в Вудбридж, чтобы разобраться с Таном?>>

<<Ты рули и рули, Кузнечик>>.

Главная улица Вудбриджа вела к площади города, вокруг которой стояли десятки украшенных деревьев. Лавки тоже были расцвечены рождественскими гирляндами лампочек. Площадь напоминала картинку с новогодней открытки.

 

<<Хорошо! Припаркуйся тут>>.

Дью последовал указаниям Ангела и очутился возле дома 5/10. Это был деревянный магазин, в котором, как в старые времена, продавалась всякая всячина. Время словно повернулось вспять на 50 лет назад. В лавке по двум сторонам тесных проходов развешаны полки, которые заставлены корзинами с товаром. Пахло затхлостью. Дью мечтательно уставился на кувшин с дешёвыми чупа-чупсами.

<<Иди по проходу в самый конец. Открой дверь и войди в заднюю комнату>>.

Толкнув шаткую дверь, Дью опасливо заглянул в комнату. Только там оказался просто другой отдел магазина. Тут пахло и того хуже: не то кухней, не то аптекой.

Тусклый свет еле освещал комнату.

– Ау! Есть тут кто-либо? – позвал Дью, послушавшись Ангела, которая поторапливала его.

И заметил движение за прилавком. Там сидел парень. На вид ему было лет двадцать.

Светлые русые волосы, необычная внешность. То есть лицо само по себе – обычное лицо деревенского парня, только вот взгляд необыкновенно живой и напряжённый.

– Вы не возражаете, если я здесь осмотрюсь? – произнёс Дью вслух слова Ангела.

– Пожалуйста. Проходите, – сказал парень. – Я Мелус.

С открытым любопытством он дружелюбно наблюдал, как Дью слонялся вдоль полок, делая вид, словно знает, что ищет. Всё, что он видел, было странным и незнакомым: какие-то камни, что-то, похожее на траву, и разноцветные свечи.

<<Это не тут, – то и дело звучал голос Ангела. – Нужно спросить его>>.

– Извините, – тут же обратился Дью к парню, подойдя поближе к нему, – у вас есть Кровь Дракона? Активированная?

Мелус переменился в лице.

Кинув на Дью пронизывающий взгляд, он сказал:

– Я никогда ни о чём подобном даже не слышал. Странно, а почему вы спрашиваете?

Дью вздрогнул. У него неожиданно возникло отчётливое чувство, что он в опасности.

ГЛАВА 11

Голос Ангела прозвучал натянуто, но спокойно.

<<Возьми ручку с прилавка. Вон та, чёрная, подойдёт. Теперь приступим. Расслабься и позволь мне двигать ею>>.

Дью не мешал ручке двигаться. Это был процесс, который он не смог бы описать словами, даже если бы и попытался.

Зачарованный ужасом, он наблюдал за ручкой: его собственная рука непроизвольно рисовала на чеке. Поверх цифр и строчек возникал рисунок. К сожалению, в ручке не оказалось чернил, и можно было различить лишь бледные вдавленные линии.

<<Покажи ему чек под копиркой>>.

Дью оторвал верхний листок. Под ним на копии проявился его рисунок. Он выглядел как чёный цветок. Георгин! И был сильно заштрихован – тёмный георгин.

<<Ангел, что это?>>

<<Пароль. Если ты его не предъявишь, он не продаст тебе то, что нам надо>>.

Выражение лица Мелуса вновь изменилось.

Он был явно удивлён.

– Единство! – поприветствовал он Дью. – Я заинтересовался тобой, лишь ты вошёл. У тебя такой вид…только я никогда не видел тебя тут раньше. Ты недавно приехал?

<<Скажи: “Единство”. Они так здороваются. И скажи, что ты проездом>>.

<<Ангел, он колдун? А тут имеются и другие колдуны? И как получается, что мне приходится лгать?..>>

<<Быстрее, он тебя заподозрит!>>

Парень смотрел на Дью довольно странно, словно пытался перехватить их немую беседу.

Это испугало Дью.

– Единство! Я тут проездом, – сказал он торопливо и добавил, озвучивая шёпот Ангела: – И мне нужна Кровь Дракона и… м-м… две восковые фигурки. Мужские. Нет ли у вас также насыщенной Селкетской пудры?

Мелус слегка отпрянул.

– Ты принадлежишь к Полуночному Кругу? – спросил он утвердительно.

<<Что? Что это за Полуночный Круг? И почему я ему больше не нравлюсь?>>

<<Это своего рода Ассоциация ведьм. Клуб. Там иногда произносят заклинания, одно из которых тебе понадобится сейчас>>.

<<Ага. Наводят порчу, ты хочешь сказать>>.

<<Я хочу сказать – сильные заклинания. А в твоём случае – необходимые>>.

Мелус передвинулся за прилавком вместе со стулом. Почему он не встал? Но когда Мелус доехал до края прилавка, Дью всё понял. Стул оказался инвалидным креслом: у Мелуса не было правой ноги до колена. Правда, казалось, что отсутствие ноги совсем ему не мешает. Спустя миг он уже подъехал назад с двумя пакетами и коробкой на коленях. Он поставил коробку на прилавок и достал из неё двух кукол из голубого воска. В одном из пакетов были похожие на тёмно-бордовый мел камни, в другом – зелёная пудра, которая переливалась, как павлиньи перья. Не тая собственной неприязни, Мелус даже не удостоил Дью взгляда, когда тот расплачивался.

– Единство! – холодно сказал Дью, убирая портмоне и собирая с прилавка покупки.

Раз уж они говорят это вместо приветствия, то можно сказать то же самое и на прощание.

Светлые глаза Мелуса вспыхнули, он взглянул на Дью пристально и насмешливо.

Затем медленно произнёс:

– Счастливо… и до новых встреч.

Слова прозвучали почти как приглашение.

<<Ой! Я промахнулся>>.

<<Просто скажи “счастливо” и уходи отсюда, малыш>>.

На улице Дью по-новому увидел площадь города.

<<Колдуны Вудбриджа. Видимо, они тут везде. Им принадлежит и молочный магазин, и лавка скобяных изделий, да?>>

<<Ты гораздо ближе к истине, чем полагаешь. Только у нас нет времени озираться вокруг. Пора произнести заклинания>>.

Дью кинул прощальный взгляд на тихую площадь, по краям которой были высажены деревья. Задумчиво держа в руках пакеты с покупками, он кивнул своим мыслям и направился к тачке.

***

Он заперся в спальне на ключ, уселся на середину кровати и разложил свои покупки.

Два полиэтиленовых пакета с камнями и пудрой, куклы и окурки, которые он вытащил из мусорного ведёрка прошлой ночью в ванной у Мэй. Окурки со следами слюны.

– И тебе не надо объяснять мне, для чего они, – сказал он в воздух. – Настало время шаманить, да?

– Догадливый мальчик! – Ангел мерцала, превращаясь в видимое существо. – Окурки нужны, чтобы персонифицировать куклы, связать их магически с их человеческими двойниками. Тебе надо раскрошить каждый, обвалять в нём каждую куклу и назвать их имена вслух. Назови одну куклу – Тан, вторую – Ким.

Дью не шелохнулся.

– Ангел, видишь ли… когда я брал эти окурки, я и представления не имел, зачем я это делаю. Но когда я увидел эти маленькие восковые фигурки… ну, тогда я понял. И то, как Мелус посмотрел на меня…

– Он не знает, против кого ты. Забудь его.

– Я просто хочу назвать вещи собственными именами, ладно? – Он крепко сцепил руки на коленях и посмотрел на неё в упор. – Я никогда не хотел причинять людям зло…хорошо… иногда хотел. Иногда ночью я представлял себе, как нога великана наступает на учительницу по геометрии. Однако я ведь не хотел раздавить её взаправду.

– А кто говорит, что ты собираешься причинить зло? – терпеливо возразила Ангел. – Эти вещи могут быть использованы для чего угодно. Кузнечик, они просто вспомогательный материал для твоей природной колдовской силы. С их помощью ты лишь фокусируешь силу, направляя её на практическую цель. Только что реально произойдёт с Таном и Кимом, зависит лишь от тебя. Тебе надо только остановить их.

– Мне необходимо удержать их от того, что они задумали! – Сознание Дью уже было направлено к действию. – Тан планирует написать кляузные письма. А Ким распустить слухи…

– Итак, что, если Тан не сможет писать? И если Ким не сможет говорить? Это будет своего рода… романтической справедливостью. – Лицо Ангела было мрачным, однако глаза озорно сверкали.

Дью прикусил губу:

– Я думаю, Ким умрёт, если не дать ему поговорить.

– О, держу пари, он выживет! – И оба они рассмеялись. – Что, если у него вдруг начнётся сильная ангина?.. А у Тана парализует руку?..

Дью посерьезнел:

– Только не паралич!

– Я подразумеваю – временно. Нет? Даже на время? Ладно, что же ещё может помешать ему печатать или держать ручку? А что, если сильная сыпь?

– Сыпь?

– Да. Инфекционная! Такая, что ему придётся забинтовать руку и он не сможет шевелить пальцами. Это остановит его на время, пока мы не придумаем что-либо ещё.

– Сыпь… да, это могло бы сработать. Это было бы неплохо. – Дью вздохнул и осмотрел колдовские принадлежности. – Ладно, скажи мне, как это делается.

И Ангел посвятила его в странную процедуру.

Он раскрошил окурки и, обваляв в них кукол, громко произнося их имена, натёр фигурки крошками Крови Дракона – меловой пылью тёмно-бордового цвета. Потом намазал руку одной и горло другой люминесцентно-зелёной Селкетской пудрой.

– А теперь заклинания должны обрести силу слов Гекаты. Повторяй: это – не я, кто произносит их, это – не я, кто повторяет их. Это – Геката произносит их, это – Геката повторяет их.

<<Блин, кто такая Геката?>> – Он обратился к Ангелу телепатически, побоявшись, что слова нарушат заклинания.

<<Тише! Сконцентрируйся. Возьми куклу Тана и думай: стрептококковая пиодермия. Эти бактерии должны вызвать у него сыпь. Вообрази это в мыслях. Постарайся увидеть в фантазии сыпь на руке Тана>>.

Процесс доставлял некоторое чувство удовлетворения. Дью не смог бы отрицать это даже самому себе. Он представил загорелую кожу и правую руку Тана. Вот он собирается подписать письмо, предназначенное для того, чтобы испортить будущее Джиллиан. Затем Дью представил себе, как появляются зудящие красные волдыри и Тан чешет их второй рукой. Краснота разливается по всей коже. Зуд усиливается. И Тан вновь чешет сыпь…

Рейтинг@Mail.ru