Тёмная Ангел

Elza Mars
Тёмная Ангел

– А я слышала, что его вытащила из реки Джиллиан Блэкберн и сделала ему искусственное дыхание.

– А я слышал, что они сидели сегодня утром вдвоём в припаркованной на дороге тачке.

Эти разговоры дурманили, волновали Дью.

Вокруг него собрались не только девушки. Он-то думал, что мальчишки приревнуют и разозлятся, что они все объединятся против него и не будут с ним дружить. Однако тут был Ким Черрил, Атлет Ким, – большое торнадо с тёмными волосами и синими глазами. Ещё Стефан Локхарт, Певец, с глянцевой кожей и лукавым зелёным взором. Он воодушевлённо жестикулировал и сиял улыбкой. Даже Аман-Предводитель, парень Бри Фаберс, стоял в этой толпе. Он расточал белозубые улыбки и то и дело проводил пятернёй по своим коричневым волосам, его свежее лицо раскраснелось. Дью вдруг понял: мальчишки не могут его презирать, точнее, не могут показать, что презирают. Потому что Дью мигом приобрёл некий незыблемый статус.

Он был красив, и ради него девушки выворачивались наизнанку. Он был восходящей звездой, силой и властью, с которой нельзя не считаться. И любой мальчишка, который рискнул бы задрать перед ним нос, мог потерять свою популярность, если бы Дью захотел расплатиться с ним той же монетой. Они боялись проявить к нему невнимание. От всего этого у него кружилась голова. Дью чувствовал себе ангельски прекрасным и опасным, как змея. Он купался в волнах обожания да восхищения. Однако тут он увидел такое, что заставило его вздрогнуть, будто он наступил на острый камень: Джиллиан и Тан, взявшись за руки, спускались по лестнице вниз.

ГЛАВА 8

Дью застыл. Он смотрел им вслед.

<<Ещё не время осуществлять мой план, малыш. Приободрись. Миллион за улыбку>>.

Дью постарался придать лицу бодрое выражение. Странный день продолжался. На каждом уроке он просил преподавателя дать ему новый учебник. И в каждом классе его закидывали предложениями одолжить ему конспекты или оказать любую другую помощь. Ангел всё время нашёптывала ему в ухо, подсказывая правильные ответы для всех и каждого. Она была остроумна, дерзка и резка, – естественно, таким же был и Дью. Он быстро осознал своё преимущество. Раз уж никто не замечал его раньше, он начал вести себя как новенький. Он мог быть любым, каким хотел, мог представить себя любым человеком, и ему бы поверили.

<<Принц на балу. Таинственный незнакомец>>. – Голос Ангела звучал насмешливо, однако нежно.

На уроке журналистики Дью сидел за Дэрилом Новаком, апатичным мальчиком со светлыми глазами и короткими ресницами.

Дэрил-Богач, Дэрил-Путешественник. Он говорил о Лондоне, Италии и Америке, будто само собой подразумевалось, что Дью там был. Настало время обеда. Дью остановился нерешительно в дверях столовой колледжа.

Обычно он сидел с Эдом в самом дальнем углу. Однако с недавних пор с Эдом сидит Юдж. За первым столом он увидел компанию, в которой были Аман-Предводитель, Атлет Ким и другие крутые ребята из Клики.

Джиллиан и Тан сидели за соседним столиком.

<<Мне сесть с ними? Меня никто не приглашал>>.

<<Нет, не с ними, мой маленький. Но возле них. Сядь с краю в самом конце стола. Не гляди в их сторону, когда будешь проходить мимо. Гляди на свой обед. Начинай есть>>.

Дью никогда раньше не обедал один – во всяком случае, в общественном месте. В те дни, когда Эда не было в колледже и ему не удавалось найти кого-то из младших классов, с кем бы он чувствовал себя удобно, он прятался в библиотеке и ел там. В прежние времена Дью чувствовал бы себя ужасно, очутившись у всех на виду, только теперь он был не совсем один, у него была Ангел со своими шутками около самого его уха. Он обрёл уверенность, словно видел себя со стороны: как он ест, спокойно и безразлично к окружающим, сосредоточенный на том, что нужно сохранять вид витающего в облаках.

Он старался придать движениям немного лени, копируя Дэрила-Богача.

<<Надеюсь, Эд не думает, что я им пренебрегаю. То есть он ведь не один там, в конце столовой. У него есть Юдж>>.

<<Ладно, мы ещё поговорим об Эде, малыш. А теперь тебя зовут. Улыбнись и будь милым>>.

– Эй, Дью, спустись на землю!

– Дью, иди к нам!

Они хотели, чтобы он присоединился к ним.

Он передвинул свой обед и ничего не пролил, не споткнулся и не поскользнулся. Он был маленьким, изящным и лёгким в движениях.

Ребята вновь сгрудились вокруг него в тёплой компании. Он больше их не боялся. И это было замечательнее всего. Эти школьники, казавшиеся ему звёздами телешоу о молодёжи, очутились вполне реальными людьми, которые сыпали крошки на одежду и обменивались вполне понятными для него шутками. Дью всегда было интересно, над чем они так смеются, когда собираются вместе. Но теперь он знал: причина в самой атмосфере осознания того, что они особенные. И тогда было легко смеяться над всем. Он заметил, что Джиллиан, сидевшая тихо возле Тана, смотрела, как он смеётся. До него доносились отдельные фразы тех, кто сидел с краю его компании, тех, кого не принимали в Клику. Большей частью радостное щебетание и воркование в знак восхищения. Ему показалось, что кто-то упомянул его имя… Он прислушался.

– А между прочим, его папа – алкаш.

Эти слова прозвучали для Дью ужасно громко и отчётливо, выпадая из общего шума.

Он передёрнулся, как от озноба, и пропустил сюжетную развязку истории, которую рассказывал Атлет Ким.

<<Ангел, кто это сказал? Это было про меня – про моего папу?>>

Он не осмеливался оглянуться.

– …стал пить пару лет назад и теперь у него галлюцинации…

На сей раз голос был таким громким, что он оборвал добродушную беседу компании Дью.

Ким остановился на полуслове. Улыбка Бри-Гимнастки стала вынужденной. Настало неловкое молчание. Волна гнева захлестнула Дью, он был в гневе.

<<Кто это сказал ? Я убью их…>>.

<<Успокойся! Успокойся. Ты не должен так вести себя>>.

<<Но…>>.

<<Я сказала, успокойся! Смотри в тарелку. Нет, в свою тарелку. А теперь скажи – и абсолютно спокойным голосом – “Презираю сплетни и сплетников. А вы? Что это за люди? Совсем непонятная порода”>>.

Дью два раза вздохнул и послушался, хотя его голос и не был абсолютно спокойным. Он немного дрожал.

– И я! – поддержал его новый голос.

Подняв глаза от тарелки, Дью увидел, что Джиллиан вскочила, её лицо потемнело от ярости, и она медленно обвела глазами стол за его спиной, будто высматривая того, кто это сказал.

– Я думаю, это просто ненормальные и нам нужно их наказать.

В её глазах появился тот стальной блеск, за который она и получила репутацию крутой девушки. Дью почувствовал, словно сильная рука поддержала его. Его охватило чувство благодарности, и он потянулся к ней, но поджал губы, останавливаясь.

– И я презираю сплетни, – сказал Джон Оберлин своим обычным равнодушным голосом.

Джон. Этот парень всегда выглядел как живая реклама компании Келвина Кляйна и был так сексуален, что дух захватывало.

Однако всё, по мнению Дью, портила безразличная маска, всегда присутствовавшая на его лице.

Только сейчас Джон неожиданно проявил свои эмоции:

– В прошлом году кто-то распустил сплетню, что я пытался покончить с собой. Я так и не выяснил, кто это сделал. – Его серо-синие глаза с поволокой прищурились.

А потом все заговорили о слухах, и о тех, кто их распускает, и о том, что это за гады.

Компания сплотилась вокруг Дью.

<<Однако именно Дэжиллиан была первой, кто за меня заступилась>>, – подумал Дью.

Он посмотрел в её сторону, и тут раздался звенящий звук. Он был почти мелодичным, только таким странным, что сразу привлёк к себе внимание всей столовой. Кто-то разбил стакан. Дью вместе со всеми озирался по сторонам: кто? Никто не признался, не смутился, не посмотрел на пол. Все растерянно оглядывались по сторонам. Звук повторился, и двое стоявших возле входа в столовую ребят поглядели сначала себе под ноги, а затем наверх. Высоко над входом красовалось полукруглое окно, окантованное красным кирпичом. Дью заметил, что свет, проходя сквозь него, преломляется, как направленный сквозь призму, и будто затуманивается. В стекле заиграли разноцветные радуги… И засверкали, падая вниз, <<снежинки>>. Они ударялись об пол и позвякивали. Ребята возле двери завороженно глядели на них. Удивлению не было предела. Дью вдруг догадался.

Он вскочил на ноги, но единственное, что он мог вскрикнуть, было:

– О господи!

– Уходите оттуда! Сейчас всё рухнет! Отойдите быстро! – Это была Джиллиан, она махала рукой стоящим под окном ребятам.

Затем побежала к ним.

<<Как глупо>>, – подумал Дью, оцепенев и сердце его замерло.

Все остальные тоже орали. Кора и Аман, и Бри, и Тан. Атлет Ким отчаянно вскрикнул… И тут стекло полетело вниз, осколки падали градом, крошась, сверкая да позвякивая. Всё падали, падали, падали, как в замедленной съёмке. Стеклянные крошки разлетались по всему кафе, отскакивая от пола и играя радужными лучами, и устилали пол, как градины. Наконец всё завершилось, окно превратилось в дыру в форме арки с торчащими по краям острыми зубьями.

Ребята с крайних столов рассматривали отрикошетившие осколки. Однако ни в кого не попало, и никто не был серьёзно ранен.

<<Благодаря Джиллиан! – Дью всё ещё был в оцепенении, но теперь уже от радости, что всё обошлось. – Она сумела вывести всех вовремя из опасной зоны. О господи, она не ранена?>>

<<С ней всё нормально. А почему ты думаешь, что это она одна всех спасла? Может быть, я тоже приняла в этом некоторое участие. Я умею, ты знаешь, подталкивать людей к правильным действиям, а они даже и не догадываются, что это делаю я>>.

В голосе Ангела звучала обида.

<<Да? Это сделала ты? И правда, очень мило с твоей стороны>>.

 

Дью видел, как Джиллиан прошла через столовку к своему столику, как Тан рассматривал её руку, кивнул, пожал плечами, огляделся по сторонам.

<<Она не поранилась. Слава господу!>> – Дью вздохнул с болезненным облегчением.

И лишь тогда ему пришло в голову поинтересоваться, что же в действительности произошло. Перед тем как стекло упало, окно выглядело точно так же, как и зеркало в его ванной комнате. Потрескалось ровно, по всей поверхности – из края в край паутинка трещин. Зеркало в ванной треснуло, когда Тан насмехался над спальней Дью. Теперь он вспомнил, о чём хотел спросить Ангела прошлой ночью. Он хотел спросить, почему зеркало разбилось таким странным образом.

Это окно… оно упало через пару минут после того, как кто-то оскорбил папу Дью. Впрочем, никто не заметил точно того мига, когда оно разбилось. Это могло произойти уже давно.

Ерунда! Спина Дью покрылась мурашками, а внутри всё похолодело. Не может быть! Ангел ещё тогда и не появилась… Однако она ведь сказала, что никогда и не покидала его…

Ангелы не могут ломать вещи… Видимо его Ангел отличалась от других ангелов.

<<Эй, ты это о чём? Ты не хочешь поделиться со мной своими сомнениями?>>

<<Ангел!>>

Впервые с тех пор, как её мягкий голос начал звучать в его ухе, Дью ощутил некоторое неудобство от перенаселённости в своей голове. Ни минуты покоя! Его беспокойство росло.

<<Ангел, я хотел… просто спросить… – Он вдруг беззвучно взорвался: – Ангел, это не ты?! Это ты? Ты вытворяешь всё это для моей безопасности… разбиваешь зеркала, окна и прочее?..>>

Пауза. А после в его голове раздался бурный взрыв смеха. Искренний хохот. Ангел просто покатилась со смеху.

Сполна насмеявшись, она наконец выдавила из себя:

<<Я?>>

Дью смутился.

<<Мне не следовало спрашивать. Только всё это так таинственно…>>.

<<Ага. Ещё бы!>>

На сей раз Ангел откровенно насмехалась.

<<Хорошо, неважно. Ты опоздал на урок. Уже пять минут, как прозвенел звонок>>.

Два последних урока пролетели одним мигом.

Сколько всего произошло сегодня – от завтрака до обеда прошла целая жизнь.

Однако день ещё не завершился. На последнем уроке – по ИЗО – Дью снова разговаривал с Дэрилом-Богачом. Дэрил был единственным из Клики, кто занимался искусством да журналистикой. В конце урока он испытующе взглянул на Дью из под светлых ресниц.

– Знаешь, о тебе ходят и иные слухи. Например, что ты путаешься с Джиллиан за спиной у Тана. Вы встречаетесь тайно по утрам и… – Дэрил повёл плечами и унизанной перстями рукой провёл пятернёй по жидким волосам.

Дью насторожился:

– И…?

– Тебе следовало бы разобраться с этим. Слухи распространяются быстро и растут, как ком снега. Я знаю. Ты должен или отрицать сплетни, или… – губы Дэрила искривились в улыбке, – разоружить сплетников.

<<Да? И как я это сделаю?>>

<<Молчи и слушай его, малыш. Он умеет заваривать кашу>>.

– Если в сплетнях есть доля правды, то лучше признать это публично. Лучше сразу выбить у сплетников почву из-под ног. Всегда полезно обезоружить сплетника, если знаешь как.

<<Скажи ему, что знаешь и что собираешься побеседовать с Таном после уроков>>.

<<С Таном?.. То есть…>>.

<<Просто скажи ему>>.

Дью пришлось собрать в кулак всю свою волю, чтобы повторить слова Ангела. Дэрил-Богач посмотрел на него уважительно.

– Ты круче, чем я думал. Скорее всего, тебе вовсе и не нужна моя помощь.

– Нет, нужна, – сказал Дью без подсказок Ангела. – Я всегда признателен за любую помощь. Мир жесток.

– Да неужели? – Дэрил приподнял и без того низкие брови.

<<Итак, это Тан распространяет всякие гадости про моего папу>>.

Дью едва не споткнулся, выходя из класса. Он устал и ощущал себя потерянным. Раньше ему казалось, что Тан выше этого.

<<Ему помогли. Чтобы слухи распространились так быстро, необходимо иметь хорошо налаженную сеть. Однако именно он был вдохновителем. Сейчас поверни направо>>.

<<Куда я иду?>>

<<Ты собираешься перехватить его на выходе из класса по маркетингу. Сейчас он там один. Учительница попросила его задержаться после урока, а сама неожиданно побежала в туалетную комнату>>.

Дью невольно улыбнулся. Всё это, конечно, подстроила Ангел. Когда он заглянул в класс по маркетингу, Тан действительно был там один. Он стоял около классной доски.

– Тан, нам нужно поговорить.

Плечи Тана окаменели. Потом он провёл рукой по коротким светлым волосам и обернулся. Сейчас он даже больше, чем обычно, выглядел <<Будущим управляющим>>: его лицо хранило абсолютное спокойствие, необыкновенные чёрные глаза смотрели пренебрежительно.

Без Ангела Дью просто завял бы под таким взглядом.

Тан произнёс лишь одно слово:

– Говори.

За этим последовала беседа, похожая на странный спектакль, в котором Дью повторял свою роль за суфлёром. Он озвучивал шёпот Ангела, не имея представления о том, что происходит. Единственным способом выстоять было полностью положиться на Ангела.

– Я знаю, Тан, ты сердишься на меня. Но я бы хотел окончательно прояснить ситуацию. – В соответствии с инструкциями Ангела он подошёл к доске и провёл пальцами по её искусственному покрытию. – Не думаю, что мы должны вести себя как дети.

– А я не думаю, что знаю, о чём ты говоришь.

– Разве? – Дью посмотрел Тану прямо в глаза. – Ты отлично понимаешь, о чём я говорю.

<<Ангел, я чувствую себя героем мыльной оперы…>>.

– Ну, тогда ты ошибаешься. Кроме того, я занят…

– Я говорю о слухах, Тан. Я говорю о россказнях про моего папу. И я говорю о Джиллиан.

Тан оставался совершенно спокойным. На миг показалось, что он удивлён тем, что Дью говорит напрямую. Потом взгляд его чёрных глаз потемнел – он принимал бой.

– Ладно, давай поговорим о Джиллиан, – сказал он мурчащим голосом и тигринной походкой шагнул в сторону Дью. – О слухах я ничего не знаю. А вот о чём мне хотелось бы узнать, так это что вы с Джиллиан делали сегодня утром? Может, поведаешь?

<<Ангел, ему всё это приносит удовольствие. Глянь на него! Он сильнее меня>>.

<<Доверься мне, малыш>>.

– Мы ничего не делали, – сказал Дью. Ему пришлось вскинуть голову, чтобы смотреть в глаза Тану. Потом он отвёл взгляд в сторону и качнул головой. – Ладно. Скажу честно. Мне нравится Джиллиан, Тан. Она мне нравится с того самого дня, как приехала сюда. Она добрая, благородная, честная и красивая. Но всё это не означает, что я хочу увести её у тебя. Всё как раз наоборот.

Он повернулся спиной к Тану и отошёл, смотря куда-то в пространство.

– Я думаю, Джиллиан заслуживает лучшего. И я знаю, что она действительно очень привязана к тебе. Сегодня утром… она сказала мне, что вы дали друг другу клятву. Как видишь, у тебя нет причин подозревать меня.

Глаза Тана грозно сверкнули.

– Напрасно ты так вырядился. Весь этот прикид… – Он помахал в воздухе рукой, изображая костюм Дью и его бритую голову. – За один день ты превратился из Мистера Невидимки вот в это и гарцуешь по всему колледжу, словно она твоя собственность. И не притворяйся, что тебе не хочется увести у меня Джиллиан.

– Тан, то, как я одет, не имеет к Джиллиан никакого отношения. – Дью произнёс это враньё спокойно, смотря на испачканную мелом школьную доску. – Просто мне необходимо было это сделать. Я устал быть невидимкой. – Он медленно поворачивался к Тану, всё ещё не смотря на него. – Только речь не об этом. Главное – что лучше для Джиллиан. Я думаю, ты для неё лучший… до тех пор, пока ты с ней честен.

– И что всё это должно означать? – Тан стал терять своё легендарное спокойствие.

В его голосе появился яд, он срывался на крик.

– Это означает, что ты больше не будешь дурачить Джиллиан, вертя интрижку с Бри Фаберс.

<<О господи! Ангел! С Бри Фаберс? С Бри-Гимнасткой? Он изменял Джиллиан с Бри?>>

Голос Тана превратился в ор:

– О чём это ты? Что ты знаешь?

– Я говорю о тех ночах, которые ты провёл в коттедже Мэй прошлогодним летом на вечеринках, якобы играя в бильярд. Джиллиан тогда уезжала на юг к дедушке. Я говорю о том, что происходило в тачке Бри после Дня Всех Святых.

<<Ангел, в тачке или в коттедже?>>

Тан молчал.

Когда же он опять заговорил, то уже просто кричал:

– Как ты узнал?!

Дью пожал плечами:

– Слухи могут оказаться палкой о двух концах.

– Я так и думал. Вот Ким – падла! Что за язык у него… – Теперь голос Тана заскрежетал ледяным металлом, он наступал на Дью. – Полагаю, ты собираешься рассказать об этом Джиллиан?

– Что? – На миг Дью очень растерялся, чтобы следовать советам Ангела. Но он быстро собрался. – Нет. Я вовсе не собираюсь рассказывать Джиллиан. Именно поэтому я говорю с тобой. Я просто хочу, чтобы ты пообещал, что никогда больше не сделаешь ничего такого. И я был бы тебе очень признателен, если бы ты перестал рассказывать небылицы про моего папу…

– Я сделаю гораздо хуже! – Тан подошёл вплотную к Дью. Теперь он уже орал во всю глотку не помня себя: – Ты и представить себе не можешь, что я с тобой сделаю, если ты ещё хоть раз сунешься к Джиллиан, дрыщ сопливый. Ты очень пожалеешь…

– Нет, не думаю. Ты и так сделал очень много, – раздался голос из-за двери.

И в этот миг Дью всё понял.

ГЛАВА 9

Разумеется, это была Джиллиан.

Обернувшись, Дью взглянул на неё и зажмурился. Она стояла в дверном проёме, в расстёгнутом блейзере и скрестив руки на груди. Губы плотно сжаты, а глаза потемнели.

Она смотрела на Тана. Затишье перед бурей.

<<Ангел! Как долго? Сколько времени она была тут?>>

<<Хм… я бы сказала, приблизительно… да, пожалуй, с самого начала>>.

<<Боже!>>

Так вот почему Дью играл свою роль настолько сдержанно и благородно и довёл Тана до крика! Всё это должно было выглядеть как беседа Воина и злого Короля. В Дью заговорило чувство справедливости.

Не отдавая себе отчёта в том, что делает, он шагнул в сторону Дью:

– Джиллиан, ты не понимаешь…

Джиллиан покачала головой:

– Я прекрасно всё понимаю. И не выгораживай его. Для меня лучше всё знать.

<<Затухни, слабоумный! Прими кроткий, расстроенный вид… добавь смущения. Ну допетри, что им нужно остаться наедине>>.

– Э, наверное, вы сейчас хотите остаться наедине.

<<Как бы то ни было, тебе надо поспешить, чтобы успеть на автобус>>.

– Как бы то ни было, мне надо поспешить, чтобы успеть на автобус.

<<Меня не интересуют разборки недоносков>>.

– Меня не интересуют…

<<Я прикончу тебя, Ангел!>>

Дью торопливо извинился и выбежал из класса. Он шёл, ничего не видя перед собой.

<<Ангел!>>

<<Извини! Не удержалась. Только глянь на себя, малыш! Ты понимаешь, что ты только что сделал?>>

<<Догадываюсь… я избавился от Тана>>.

По мере того как откатывала волна адреналина, этот факт начинал доходить до его сознания. И это было отблеском будущего торжества, обещанием счастья.

<<Сообразительный мальчик!>>

<<А я поступил честно? Всё это ведь правда? Он по правде путался с Бри?>>

<<Все путались с Бри. Да, так оно и было>>.

<<А Ким? Он что, действительно распускает слухи?>>

<<И быстрее, чем мажет хлеб маслом>>.

<<А я считал его… таким милым. Когда мы говорили о слухах в столовке, он пожал мне руку>>.

<<Согласна. Он милый…однако за твоей спиной… Поверни тут направо>>.

Дью вышел из колледжа. Когда он спускался по ступенькам, то увидел, что три-четыре авто всё ещё стояли припаркованные во дворе. И среди них – БМВ с откидным верхом. Мэй кивнула ему, приглашая в авто.

Остальные заорали:

– Эй, Дью! Тебя подвезти? Ты ведь не хочешь вновь заблудиться в лесу!

Дью ощутил себя королём бала. Столько девчат хотели подвезти его – было отчего закружиться голове.

Ангел проявила неожиданное безразличие:

<<…да выбирай любую!>>

Вдалеке он заметил <<джип>>. Эд и Юдж стояли возле авто, смотря на Дью. Только сесть в авто вместе с Юдж Элфр было бы катастрофой для его нового статуса. Дью выбрал Кору-Тусовщицу, и весь путь домой она без умолку болтала о предстоящей в субботу вечеринке у Мэй. Ему стоило большого труда избавиться от неё около дверей собственного дома. Он отделался от Коры, вбежал наверх, в свою комнату, и, раскинув руки, упал на кровать, уставившись неподвижным взглядом в потолок.

 

<<Уф!>>

Это был самый невероятный день в его жизни. Он лежал, прислушиваясь к тишине в доме и стараясь собраться с мыслями. Тепло всё ещё пульсировало внутри, хотя к нему примешивалось беспокойство. Ему хотелось опять увидеть Джиллиан. Хотелось узнать, чем у них там с Таном всё завершилось. Он не будет счастлив до тех пор, пока не удостоверится…

– Отдыхаешь?

Дью сел. Голос звучал не в голове, он исходил из-за кровати. Ангел была там. При виде её он почти физически ощутил удар. Он не видел её с утра и забыл, какая она красивая. Её волосы отливали белым серебром с платиновыми проблесками мерцающего света. Лицо – классическое совершенство мраморной статуи: правильное и бесстрастное. Глаза такого прекрасного голубого цвета, что в них больно глядеть. Выражение лица задумчивое и возвышенное… Только тут она вдруг подмигнула, и оно стало озорным.

– Привет! – сдавленно прошептал Дью.

– Привет, малыш. Устал?

– Ага. Я ощущаю себя… выжатым.

– Тогда подреми, почему бы и нет. Мне есть куда податься.

Дью закрыл глаза. Куда она пойдёт?

– Ангел… я никогда не спрашивал тебя. Какие они, Небеса? Я подразумеваю, что с такими ангелами, как ты, они должны сильно отличаться от представлений большинства людей. Полянка, что я видел, – это ведь не Небеса, нет?

– Нет, это – не Небеса. Небеса – э, это трудно объяснить. Это гармонизированное колебание пространства и времени… знаешь, то, что вы называете турбулентной зоной. Высочайшая вибрация всего сущего включает в себя гармонию…

– И ты этим занимаешься, да?

– Ага. По правде всё поддаётся классификации. Почему бы тебе не поспать?

Глаза Дью и без того слипались.

***

Он проснулся совершенно счастливый и потянул носом вкусный аромат ужина.

Однако когда он спустился вниз, дома был лишь папа.

– А мамы дома нет?

– Нет, она звонила, дорогой, и просила тебе передать, что на некоторое время ей надо уехать из города.

– Но она вернётся на Рождество, правда же?

– Уверен, она вернётся.

Дью больше ничего не спросил. Он молча жевал приготовленный папой горячий гамбургер, мысленно отметив, что папа не притронулся к еде. Затем он сидел один на кухне и играл вилкой.

<<Ты в норме?>>

Её голос принёс облегчение.

<<Ангел, да, я в норме. Я думаю… о том, как с папой такое могло произойти. Раньше этого не было. Он работал учителем в средней школе…>>.

<<Знаю>>.

<<Года четыре назад с ним что-то начало происходить. Он будто рехнулся. Затем у него появились видения… Я тогда ничего и не знал об алкоголизме. Я думал, ему нравится вкус водки… А затем мама стала находить везде пустые бутылки…>>.

<<Знаю>>.

<<Мне бы хотелось… чтобы всё было по-другому>>.

Пауза.

<<Ангел? Ты как думаешь, это возможно?>>

И вновь одна пауза.

Потом она тихо сказала:

<<…я поработаю над этим, малыш. Однако… да, думаю, возможно>>.

Дью закрыл глаза. И спустя миг опять распахнул их.

<<Ангел, как мне тебя отблагодарить? То, что ты для меня делаешь… я даже не знаю, как сказать…>>.

<<Неважно. И не вздумай реветь, как девочка. Бодрое лицо дороже трёх выигрышных облигаций. Кроме того, тебя к телефону>>.

<<К какому телефону?>>

Телефон затрезвонил.

<<Вот к этому>>.

Дью высморкался и, чтобы убедиться, что голос его не дрожит, громко сказал:

– Алло! – для пробы.

Затем вздохнул и снял трубку.

– Дью?

Его пальцы впились в телефон.

– Привет, Джиллиан.

– Я лишь хотела узнать, всё ли у тебя хорошо. Я не успела тебя спросить, когда… ты знаешь, сегодня днём.

– Я в норме. Я сильный, ты ведь знаешь. – Дью не нужна была Ангел, чтобы подобрать правильный ответ.

– Да. Тан иногда шибко ревнив. После того как ты ушёл, он…э, не стоит об этом.

<<Она не хочет говорить ничего плохого про Тана>>, – подумал Дью и повторил: – Я в норме. – Он ощущал душевную борьбу Джиллиан.

Наконец её прорвало:

– Просто… Я не знала!

– Что?

– Я не знала, что он такой. Понимаешь, он ведь участвует в работе службы <<Телефон доверия для молодёжи>> и в центральном комитете по благотворительности, и в проекте <<Бесплатные обеды>>, и…э, я думала, он другой. Добрый.

Дью мучили угрызения совести.

– Джиллиан, по-моему, он как раз такой, как ты и думала. Он смелый. Когда окно…

– Прекрати, Дью. Это ты такой. Ты смелый, и смешной, и…очень благородный, даже в ущерб себе. Ты хотел дать Тану ещё одну попытку. – Она перевела дыхание. – Только, понимаешь, у нас с ним всё кончено. Я всё сказала Тану. И теперь… – Её голос изменился. Она вдруг рассмеялась, вспомнив, зачем, собственно, позвонила: – Ты не будешь против поехать со мной на вечеринку в субботу?

Дью тоже рассмеялся:

– Я не возражаю. Совсем не возражаю.

<<О, Ангел! Спасибо>>.

Он был очень счастлив.

***

Вся неделя была замечательной. Ежедневно он одевался по-новому, извлекая из шкафа что-либо неожиданное, броское да эпатажное.

Каждый день приносил ему всё большую популярность. Когда он входил в класс, на него все оборачивались, старались поймать его взгляд, приветственно махали ему руками.

Во всех школьных коридорах ему то и дело кричали <<привет!>>. Казалось, все хотели поболтать с ним и радовались, когда он о чём-либо их спрашивал. Это было похоже на взлёт ракеты, уходящей всё выше да выше. Его покровительница и советчица всегда была рядом. Ангел превратилась в часть его души, самую находчивую и остроумную часть. Она подсказывала шутки, сглаживала неловкие моменты, советовала, с кем дружить, а кем пренебречь. Да и сам Дью научился вести себя в компании. Он чувствовал себя всё увереннее, ежедневно обнаруживая в себе новые способности, – становился другим человеком. Теперь он редко общался с Эдом.

Только, в конце-то концов, у Эда ведь есть Юдж. А Дью был так занят, что у него даже на Джиллиан не хватало времени.

***

В день, на который была назначена вечеринка, он с Аманом-Предводителем и Стефаном-Певцом отправился по магазинам.

Они хохотали, базарили о том да о сём, закупая что-либо для вечеринки от себя. По пути Дью купил себе новую майку с джинсами и ботинки с одобрения Ангела. Когда вечером Джиллиан заехала за ним, она даже присвистнула восхищённо.

– Ну как я тебе?

– Ты выглядишь…экстравагантно и сексуально одновременно. Как у тебя это выходит?

Дью улыбнулся.

***

У Мэй – Денежного Мешка имелся шикарный дом по-настоящему богатых людей. Перед домом – парк с выстриженными фигурами диких животных с газонами, вдоль которых горели лампы. В доме – высокие потолки с подсветкой, восточные ковры, антикварный японский фарфор да серебро. Дью был ослеплён этим великолепием.

<<Мой первый настоящий бал! Я хочу сказать, моя первая Крутая Тусовка. И всё это отчасти устроено для меня>>.

<<Твой первый настоящий бал, и всё это лишь для тебя. Я подаю тебе целый мир на блюде, как устрицу. Возьми и открой её>>.

Мэй вышла ему навстречу. Остальные глядели на них. Дью задержался в дверях для большего эффекта, понимая, что пришло время для его выхода на сцену, и наслаждался моментом. Его детально продуманный прикид лишь выглядел случайным. Чёрные брюки в мелкий тёмно-бордовый узор еле заметны на чёрном фоне.

Мягкий крепдешин обтягивал его ноги, как вторая кожа. Чёрная плотная майка. И ботинки, конечно же. Немного щетины: он решил, пусть лицо выглядит слегка небритым и естественным. Он был ошеломляющим… и немного мускулистым. И он прекрасно это знал. Мэй буквально пожирала его глазами, и в её взгляде сквозила с трудом сдерживаемая страсть.

– Как дела? Выглядишь неплохо.

– У нас всё отлично, – ответил Дью, беря руку Джиллиан.

Глаза Мэй потемнели. Она уставилась на сплетение ладоней Дью и Джиллиан так, будто это было для неё оскорбительно.

Джиллиан вернула ей совершенно бесстрастный взгляд, но в то же время в нём ощущалась серьёзная угроза.

Мэй отступила на шаг и сухо сказала:

– Вот и здорово. Мои родители уехали на выходные, так что чувствуйте себя как дома. Тут где-то было что поесть.

<<Что поесть>> было везде. Много разных вкусностей. В кабинете голосила музыка, разносясь эхом по всему дому.

Когда они вошли, Кора приветствовала их криком:

– Эй, ребята! Хватайте бокалы, они расходятся очень быстро.

На прошлой неделе она сказала, что <<осилит бочку>>, а Дью ослышался и наивно подумал, что речь идёт о печенье. Теперь он понял, что речь шла о бочке пива. Тут пили все. И не одно пиво. Вокруг стояли бутылки с виски да джином. Одна девушка лежала на столе, широко открыв рот, в который лилось спиртное из прямоугольной бутылки.

– Держи, Дью, это тебе, – Кора протянула ему кружку с пивом с обильной пеной, бегущей через край.

Только Дью не воспользовался её предложением. И тут ему не нужна была подсказка Ангела.

– Спасибо, не нужно. Так уж получилось, что я ценю свою голову. Если б и ты относилась к своему мозгу с большим уважением, то не провалила бы экзамен по биологии.

Все рассмеялись. Даже Кора поморщилась и усмехнулась.

– Справедливо, – сказал Дэрил-Богач, поднимая в честь Дью бокал безалкогольного пива.

Джиллиан тоже отмахнулась от Коры и взяла пепси-колу. Никто больше не пытался давить на них, а девушка на столе даже смутилась.

Дью понял: можно делать всё, что угодно, если тебя считают крутым и если ты не отступаешь. Ощущение успеха опьяняло сильнее вина.

<<Ангел, я правильно поступил? Да?>>

Рейтинг@Mail.ru