Искатель

Дмитрий Кружевский
Искатель

– Всю рассмотрел? – кокетливо спросила девушка.

– Ну… – Кирилл смущенно улыбнулся и пихнул локтем Рена, тоже во все глаза смотревшего на девушку.

Народу на собеседование собралось не так уж и много, аудитория была заполнена чуть больше чем наполовину.

– Народу не толпа, – констатировал Кирилл, оглядывая идущие вверх ряды.

– А ты чего хотел? – удивился Рен. – Это ведь не какой-то престижный вуз, я вон о его существовании только из табеля узнал.

– А почему тогда решил пойти?

Айко пожал плечами:

– А куда? У меня выбор небольшой. На острове одна школа на четыре деревни, и та бо́льшую часть года закрыта. Так что у меня в табеле всего несколько направлений, только вот уверенности в том, что я там сдам экзамены, у меня нет. А тут зеленая метка, – да для меня это дар божий. А вот ты тут что забыл?

– Пилотом хочу стать, но у меня все направления в гуманитарные институты, – Кир умолчал о зеленой метке возле НИОП.

– Понятно, ты неисправимый романтик, – расплылся в белозубой улыбке Айко и, хлопнув Кира по плечу, добавил: – Сразу видно, наш человек.

– Ну… – Кирилл пожал плечами и, отыскав глазами свободные места, направился к ним.

Едва они уселись, как в аудиторию вбежала Аира и приземлилась возле них.

В аудиторию вошли двое мужчин, одетых в черную униформу.

– Попрошу тишины! – сказал один из них.

Подождав, пока все смолкнут, он подошел к кафедре и, встав за нее, окинул внимательным взглядом собравшихся.

– Во-первых, разрешите вас поприветствовать и представиться. Я Марк Дорнер – куратор набираемой группы. Сейчас я буду все вам объяснять. Кто передумает или засомневается, может подниматься и покидать аудиторию. Однако хочу сразу сказать, что дороги назад не будет. Понятно?

Аудитория зашумела, обсуждая странные условия, но все остались на своих местах.

Подождав, пока все немного успокоятся, Дорнер продолжил:

– У нас нет факультетов. Обучение по всем заявленным нами специальностям проводится вместе.

– Это как так? – вскочила какая-то девушка. – У меня в табеле написано, что есть обучение на навигатора.

Кирилл обернулся и удивленно посмотрел на нее. В его табеле ничего подобного не было.

– Сядьте, мадам, – улыбнулся Дорнер. – Все правильно, мы будем обучать и на пилотов, и на навигаторов, и на техников, и еще на многие профессии. В конце концов вы выберете одно из нужных вам направлений и преуспеете в нем, но повторяю: всему этому вы будете обучаться вместе, ибо профессия спасателя-универсала требует множества знаний и умений.

– А в результате толку будет мало, – фыркнула девушка и направилась к выходу из аудитории.

– Кто еще так думает? – куратор, нахмурясь, обвел глазами собравшихся.

Поднялось еще человек десять. Подождав, пока они выйдут, Дорнер продолжил:

– Во-вторых, и это для многих будет неожиданностью, мы являемся в какой-то мере военной организацией со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Кирилл удивленно переглянулся с Минако, затем покосился на Айко, но тот, приоткрыв рот, слушал Дорнера. Тем временем из аудитории стало уходить все больше народу, особенно когда куратор объявил, что после четырех лет обучения они будут обязаны служить в подразделениях ЦентрСпаса не менее пяти лет. Кирилл уже тоже было собрался уйти, но Минако вцепилась в него обеими руками.

– Аира, ты что?

– Ой, извини, разнервничалась что-то. – Девушка отпустила руку Кира и виновато улыбнулась.

– Итак, девять человек. Негусто.

Кирилл огляделся. Действительно, кроме их компании, в аудитории остались еще шестеро.

– Ну, хорошо, – Дорнер сошел с кафедры и призывно помахал рукой. – Давайте сюда, на передние ряды.

Подождав, пока все спустятся и рассядутся, он прошел вдоль ряда, вглядываясь в лица оставшихся. Кирилл, который все еще хотел уйти, неожиданно успокоился и, потеснив Айко, уселся рядом. Чем-то Дорнер напомнил ему его тренера по униксу: такой же невысокий, кряжистый, с широким добродушным лицом и пристальным взглядом, однако в нем, так же как и во Владлене Михайловиче, чувствовалась скрытая сила – этакий хищник, тщательно скрывающийся, но готовый в любой момент выпрыгнуть из своего укрытия. Именно ощущение этого могучего зверя, прятавшегося в тренере, спокойствие, уверенность и надежность, исходившие от Владлена Михайловича, некогда заставили его остаться в секции. Сейчас Кирилл чувствовал то же самое.

– Итак, больше никто не передумал?

Все промолчали.

– Хорошо, – кивнул Дорнер. – Подходите по одному к моему помощнику и сдайте свои табеля, затем распишитесь в приемной ведомости.

Кирилл подошел к расположившемуся за кафедрой помощнику предпоследним и решительно протянул трубку табеля. Помощник кивнул и вставил табель в приемное гнездо портативного компьютера. Золотистая трубка табеля дрогнула и, распавшись на тысячи блестящих кусочков, превратилась в маленький вихрь, который втянулся в приемник компьютера.

– Распишитесь здесь и здесь.

Кирилл взял ручку и, поставив подписи на протянутом ему бланке, вернулся на свое место.

– Ну что, все? – Дорнер подошел к кафедре и, бросив взгляд на экран компьютера, удовлетворенно кивнул. – Итак, вы все теперь учащиеся Высшей академии ЦентрСпаса – «Искатель».

– Академии?! – Айко аж подпрыгнул на месте, а все остальные изумленно вытаращились на куратора, но тот лишь улыбнулся.

– Все узнаете по прибытии. А теперь запомните: тридцатого августа всем быть у себя дома. В течение дня за вами будет прислан специальный транспорт, который и отвезет вас в академию. А пока все свободны.

Глава 4

Море было как настоящее. Пенные волны набегали на мол и разбивались об него, обдавая камни водопадом брызг. Нера, в лучах заходящего солнца, была точно ожившая бронзовая статуя. Ее длинные волосы развевались под порывами ветра, а серебряные доспехи окрасились в цвет крови, делая ее похожей на прекрасную богиню смерти.

– Нер, хватит любоваться, – Кир протянул ей руку, помогая спуститься с парапета. – Мне уже скоро выходить, а мы еще ни одного квеста не взяли.

– Извини, залюбовалась, – Нера виновато улыбнулась. – Я люблю море, но так редко на нем бываю.

Эльфийка вздохнула. Кирилл, нажав на кнопку наручного датчика, вызвал карту города.

– Так, гильдия на западе, в двух кварталах. Пошли.

Они поднялись по лестнице и несколько минут плутали по тесному лабиринту улиц, пока окончательно не заблудились.

– Ничего не понимаю, – Кирилл уже в десятый раз разглядывал карту. – Смотри, судя по ней, мы должны быть где-то у центральной площади, а тут…

Он махнул рукой, показывая на окружавшие их дома.

– Видно, глюк, – констатировала Нера. – Давай еще минут пять полазаем. Если не исчезнет, выйдем.

Кирилл кивнул и, поправив перевязь с мечом, зашагал дальше по улице. Дома неожиданно расступились, открывая их взору небольшую площадь с фонтаном. Площадь была пуста, если не считать белобородого старца, сидевшего у стены одного из домов.

Кирилл с Нерой приблизились, с интересом разглядывая игрового персонажа. Тот никак не реагировал на их присутствие.

– Висит, – констатировала девушка. – Скорее всего, просто недоделка.

– В городе… – неожиданно сказал старец, открыв глаза.

– Чего? – вздрогнул Кир. – Тьфу ты, напугал.

– В городе, – повторил старец. – Когда часы на башне пробьют полдень, иди на север по узкой улочке, пройди три поворота и сядь на старый гремящий поезд. Проедешь одну станцию, и там, в городе, окруженном цветущими лугами, на берегу океана, ты найдешь то, что так долго искал.

Старик посмотрел на замерших игроков и улыбнулся неожиданно белозубой улыбкой. Затем снова закрыл глаза и уже больше не реагировал ни на какие ухищрения Неры и Кира.

– Странно, – Нера в задумчивости оперлась на посох. – Какой поезд? Насколько я знаю, в этой игре поездов быть не должно – не та эпоха.

– Может, новый патч готовят, – предположил Кир, – или дополнение.

Эльфийка пожала плечами и решительно зашагала дальше. Через пару поворотов они вышли на центральную площадь.

В последние дни Кириллу стало казаться, что Ольга его избегает. Он уже привык, что с самого утра девушка находится рядом с ним, и теперь чувствовал себя несколько неуютно. За две недели, прошедшие со дня рождения Нины, они виделись всего три раза, а в последние два дня она вообще не отвечала на вызовы, и он просто не находил себе места. С утра он даже вызвал глайдер и отправился к ней домой, но домашний кибер равнодушным механическим голосом сообщил, что хозяева отсутствуют. К вечеру он набрал номер Нины, но Ольгина сестра лишь удивленно посмотрела на него. Они с Антоном уже неделю были в Токио, подбирая себе место для проживания. Единственное, что пообещала Нина, это связаться с родителями и расспросить их о происходящем.

– Знаешь, Кир, – Нина несколько замялась. – Мы с Антоном поинтересовались твоей академией…

– И что?

– Да практически ничего, – ответил стоявший рядом Антон. – И это меня больше всего смущает. Судя по крохам информации в Сети, там обучают на спасателей, но ведь этим занимаются и другие институты ЦентрСпаса. Да и, судя по твоему рассказу, отбор там какой-то странный… Тут, в Токио, я познакомился с одним парнем… Он сталкивался с ребятами, которые учатся в этом «Искателе»… В общем, он об этой академии не лучшего мнения. По его словам – это отстойник для разного рода авантюристов и неудачников. Кир, уходи оттуда, а на следующий год куда-нибудь поступишь.

Кирилл скрипнул зубами. В памяти всплыла радостная физиономия Айко, когда они прощались на омском аэровокзале. Тот настолько радовался своему поступлению, что им с Минако даже пришлось его успокаивать. Ни Айко, ни Минако никак не были похожи на авантюристов или неудачников. К тому же, пока они ждали свои рейсы, Минако рассказала, что ее звали к себе несколько довольно престижных институтов, но она уже давно решила поступить в «Искатель». Правда, почему, Кирилл не догадался спросить.

 

– Отстойник, значит?

– Кир, ты не обижайся, – Нина с участием посмотрела на парня, а Антон отвел глаза.

– Да плевать, – усмехнулся Кирилл. – Если этот отстойник откроет мне дорогу к звездам – я буду там учиться.

Он нажал кнопку отключения и заблокировал прием вызовов, затем несколько минут сидел, уставясь в одну точку. Душила обида и какая-то внутренняя злоба. Даже старый друг, поддерживавший его до этого во многих, как сперва казалось, самых нелепых начинаниях, на этот раз был не на его стороне. К тому же Нина наверняка знала причину такого поведения Ольги, хотя после этого разговора он уже и сам обо всем догадывался.

На тренировке он впервые отказался участвовать в спарринге с живым противником, а встал против кибера, причем задав программу самого высокого уровня, и минут десять дрался с машиной, пока, пропустив удар, не очутился в нокдауне.

Когда после тренировки в раздевалку заглянул Владлен Михайлович, Кир приготовился выслушать очередную порцию наставлений и упреков, но тренер, окинув его взглядом, бросил:

– Рассказывай.

Кирилл некоторое время сидел молча, а потом его словно прорвало, и он рассказал тренеру все. Начиная от поездки в Москву и кончая последним разговором с друзьями. Владлен Михайлович не перебивал, а когда парень закончил исповедь, ободряюще похлопал его по плечу.

– Не переживай, все утрясется. Это ведь твоя жизнь, твое решение и твоя мечта, а пути к ее осуществлению могут быть разными – поверь.

Кир согласно кивнул, чувствуя некоторое облегчение оттого, что смог наконец-то выговориться. Однако на душе все равно было как-то муторно, и впервые после тренировки он не пошел домой, а долго бродил по улицам, погруженный в свои мысли. И оказался в сквере, где впервые встретился с Лиа и Эной. Усевшись на бортик фонтана, он несколько минут бездумно наблюдал за падением водяных струй. О своем поступлении он больше не думал – что сделано, то сделано. Зато перед глазами постоянно стоял образ Ольги. Кирилл подставил руку под тугую струю и плеснул себе водой в лицо. Он и не думал, что эта девушка займет такое место в его сердце. Прошло всего чуть более двух месяцев, как они из обычных друзей превратились в пару.

– Кирилл, – звонкий девичий голосок, раздавшийся за спиной, заставил его вздрогнуть и оглянуться.

– Лиа?

Девушка улыбнулась и кивнула.

– А Эна где?

– Дома осталась. У нее сейчас активная фаза обучения, учителя пытаются исправить проблему с усвояемостью знаний.

– Как это?

Лиа нахмурилась и, посмотрев на Кирилла, спросила:

– Ты точно это хочешь знать?

– Наверное, нет, – парень отвел взгляд. – Надеюсь, все будет в порядке.

– Не беспокойся, она крепкая, – Лиа уселась рядом и, наклонившись, принялась водить рукой по воде.

– Мокрая ведь будешь, – буркнул Кирилл, у которого уже вся рубашка стала влажной от водяной пыли.

– Так ведь жарко, – улыбнулась девушка. – А что ты тут делаешь?

– Гуляю. А ты?

– Я тоже. Значит, пойдем вместе, – Лиа спрыгнула с бортика и, схватив Кира за руку, потянула за собой.

– Ты куда?

– К реке. Хочу пройтись по набережной, если ты, конечно, не против.

– Да нет, – пожал плечами Кирилл. Делать все равно было нечего.

Около часа они бродили вдоль берега. Лиа то шла рядом, то убегала вперед, то сбегала вниз по покрытому травой склону и сидела на корточках у самой реки, вглядываясь в воду. Она была похожа на ребенка, познающего этот огромный, новый для него мир. Неожиданно на душе у Кирилла стало легко и спокойно. Он сел на траву и, откинувшись назад с опорой на руки, уставился в небо. Лиа продемонстрировала ему найденный у воды камень, похожий, по ее словам, на сердечко, и уселась рядом, поджав под себя ноги. Кирилл смотрел на плывущие по небу облака, ощущая внутри непривычную пустоту и странный покой. Мысли отсутствовали, хотелось просто раствориться в воздухе и взмыть бесплотным духом над землей. Лиа тоже молчала, смотря на реку, а ее рука легла на голову парня и начала перебирать его волосы. Кирилл напрягся, но, глянув на отрешенное лицо девушки, ничего не стал говорить. Так они и сидели, каждый думая о своем, пока писк запястника не вывел Кирилла из этого странного состояния. Он нажал на кнопку приема.

– Кир, – на экране появилось лицо матери. – Звонила Нина. Ты что, заблокировал их номера?

– Ну, – он неопределенно повел плечом.

Ирина покачала головой.

– Она просила передать, что завтра они будут на Обском, там, где вы обычно отдыхаете с Антоном. Они тебя ждут. Но, знаешь… – мать замялась. – Позже позвонил Антон… он хотел поговорить с тобой, однако не смог до тебя достучаться… В общем, похоже, Ольга там будет не одна.

Отключившись, Кирилл несколько секунд сидел, уставившись в одну точку, затем резко встал и, протянув руку Лиа, помог ей подняться с травы.

– Лиа, давай провожу, а то мать звонила, домой надо бежать.

– Да не надо, – улыбнулась девушка и продемонстрировала браслет на руке. – Я могу вызвать из интерната глайдер в любой момент. После того случая нам дали запястники, правда, с ограниченными функциями. Так что я еще погуляю.

– Хорошо, – кивнул Кирилл. – А почему вы в гости не заходите?

– А ты хотел бы? – Девушка почему-то опустила глаза. – У тебя красивая подруга и друзья, зачем тебе вторичницы?..

– Лиа! – Кирилл осторожно взял девушку за плечи, почему-то чувствуя закипающее внутри знакомое чувство раздражения. – Перестань говорить глупости.

– Глупости? – Она удивленно посмотрела на парня.

– Глупости, – кивнул Кир. – Маме вы очень понравились, да и я вас считаю отличными девчонками. Так что давайте, заходите в любое время.

– Хорошо. – Девушка радостно заулыбалась. – Мы придем.

На Обское море он не полетел, хотя Антон долго его уговаривал не маяться дурью, а хотя бы попробовать поговорить с Ольгой.

– Пойми, она места себе не находит.

– И поэтому нашла себе другого.

– Он просто друг…

– А я для нее кто? – усмехнулся Кир. – Перестань, Ан. Если бы она хотела поговорить, давно бы уже связалась, и отец не помешал бы. Видимо, такова судьба.

Антон долго смотрел на каменное лицо друга, затем покачал головой.

– Ты фаталист, дружище.

– Скорее реалист, – буркнул юноша. – Извини, не хочу больше об этом говорить.

Антон, видимо, хотел возразить, но, заметив хмурый взгляд Кирилла, махнул рукой и отключился.

Выпускной был в разгаре. Шумная толпа вчерашних школьников оккупировала спортплощадку. Только что закончился конкурс на звание «мисс выпускного бала», и должны были начаться танцы, а пока победительница получала поздравления и вместе с подругами, многие из которых несколько минут назад были ее соперницами, рассматривала полученные призы. Но вот зазвучала музыка, и на площадке закружились первые пары.

Настроения танцевать не было, и Кирилл направился прочь, чтобы уединиться. Но его остановил Антон:

– Куда собрался?

– Да от этого галдежа уже голова кругом идет.

– Я с тобой.

Они зашагали к скверу, расположенному возле школы.

– А Нина где? – спросил Кирилл.

– С подругами куда-то пошла.

Скамейки сквера были заняты стайками веселящейся молодежи. Здесь звучал смех и под звуки неизменной гитары лились песни. Иногда мимо проходили девушки, с интересом и некоторым недоумением оглядываясь на бредущих в одиночестве парней. Пару раз их звали присоединиться ребята из параллельных классов, и, в конце концов, они прибились к группе своих одноклассников, устроивших посиделки на лужайке. Там их и нашла Нина. Не слушая возражений Антона и Кирилла, которые после двух бокалов шипучего коктейля несколько расслабились, она подхватила обоих под руки и решительно направилась к спортплощадке. Танцы были в самом разгаре, и Нина сразу закружилась с Антоном, а Кирилла схватила за руку девчонка из параллельного. Протанцевав несколько танцев, он с трудом сумел вырваться из ее цепких коготков и вновь отправился в сквер. Ночь уже перевалила за середину, и народу там поубавилось, зато стало больше парочек, уютно устроившихся в темных уголках. На Кира накатила какая-то хандра. Бросив взгляд на танцплощадку, он побрел по тропинке, петлявшей среди деревьев.

– Кир…

Он замер и медленно повернул голову, чувствуя, как в груди снова все сжалось, а к горлу подкатил комок. Ольга в легком белом платьице стояла сзади, с улыбкой глядя на него. Он опустил глаза и молча шагнул в сторону, освобождая ей путь.

– Кирилл, я…

Он отвернулся и побрел дальше, но Ольга догнала его и буквально вцепилась в руку.

– Что ты от меня хочешь? – спросил он, не поднимая головы.

– Дурак…

– Что? – Кирилл резко развернулся.

– Дурак, – девушка прижалась к нему всем телом. – Дурак, ну почему ты такой дурак?

Он стоял на полутемной тропинке, обнимая рыдающую девушку, и совершенно был сбит с толку происходящим.

– Давай уйдем отсюда, – неожиданно сказала Ольга, поднимая заплаканные глаза.

– Куда?

– Да хоть куда.

Они прошли через весь спящий городок и вышли за его пределы. Далеко позади остались шумные веселящиеся толпы и прогуливающиеся пары. Тут были только ночь, звезды и река. Под ногами шуршала трава, виднелись темные силуэты деревьев, и тянуло холодком от близкой воды.

– Кирилл, – Ольга остановилась, вновь прижавшись к его груди. – Посмотри на меня.

Он опустил глаза и застыл. В глазах девушки были боль и отчаяние, а еще в них отражались звезды, и эти звезды в эту ночь светили только для него.

Это был странный сон. Или не сон. Он проснулся от шума прибоя. Волны океана накатывались на песчаный берег. Кирилл осторожно накрыл Ольгу рубашкой и недоуменно огляделся. В бок уперлась ракушка. Он нащупал ее рукой и, вытащив из песка, отряхнул. Зачем-то засунул в карман и вновь устроился рядом с девушкой.

Глайдер стартовал, унося его от дома. Кирилл припал к стеклу и смотрел на машущих ему рукой мать и Лиа. Сделав прощальный круг, машина рванула вперед, резко набирая высоту.

«Вот и кончилось детство».

Кирилл вздохнул и, посмотрев на удалявшийся город, сунул руку в нагрудный карман. Нащупал небольшую ракушку – и улыбнулся.

Часть II
Кадет

Глава 1

Академия располагалась в таежной глуши, на берегу живописного озера. Тайга начиналась почти сразу за высоким бетонным забором, окружавшим территорию вуза. Из-за этого тут хватало комаров и различной мошкары, несмотря на включенное защитное поле, которое бледно-синим куполом нависало над всей академией. Но все это он узнал позднее. А в тот день больше всего Кирилла поразили размеры академии. Она раскинулась на несколько квадратных километров. Пилот глайдера специально сделал круг над всей территорией, чтобы прильнувшие к иллюминаторам кадеты получше рассмотрели открывающиеся внизу пейзажи. Под летящей машиной проплывали здания, спортплощадки, непонятная местность с разрушенными строениями, ямами и остатками техники. Мелькнуло взлетное поле со стоящими на нем несколькими аппаратами, среди которых Кирилл опознал сейперы и глайдеры, другие были ему незнакомы. Затем глайдер пролетел над группой небольших двухэтажных зданий, стоявших на берегу озера.

– Это ваше новое жилье, – пояснил пилот. – Казармы для младших курсов.

– А где остальные живут? – поинтересовался Айко.

– Преподаватели вон там, – пилот кивнул на холм, где расположились несколько коттеджей. – А с третьего курса вас распределят по филиалам ЦентрСпаса, так что оказаться можете в любой точке нашей системы. А вот и учебные корпуса, – пилот показал пальцем на два пятиэтажных здания, соединенных прозрачной трубой перехода.

Глайдер завис над большой площадью, выложенной шестигранными плитами. В центре площади возвышался флагшток, на которой развевался флаг академии – темно-синий, с белой восьмилучевой звездой, в центре которой был изображен серебристый треугольный щит с эмблемой в виде латинской буквы V.

Высадив новичков, пилот махнул на прощание рукой, и глайдер свечой взвился в небо.

– Выделывается, – констатировал стоявший позади Кирилла парень, провожая машину взглядом.

– С прибытием! – Куратор Дорнер внимательно оглядел всех и удовлетворенно кивнул. – Вроде все здесь, хорошо. Значит, во-первых, через пять минут вы должны быть в аудитории номер тридцать пять, где будет проведена вводно-ознакомительная лекция. Во-вторых, – он кинул Айко небольшой пакет. – Раздай всем прибывшим.

Подождав, пока парень выполнит поручение, Дорнер продолжил:

– Во-вторых, с сегодняшнего дня и до окончания академии вы группа «Омега», ваш порядковый номер вы найдете на выданном вам значке.

Кирилл внимательно посмотрел на небольшой значок в виде все той же белой восьмилучевой звезды, только на щите над буквой V была выгравирована надпись «омега» и под ней цифра 7. Пока он разглядывал свой значок, все уже направились к зданию академии, и ему пришлось догонять. Несмотря на то что учебный год должен был вот-вот начаться, вокруг было на удивление пустынно. Лишь у самого здания, на скамейке под раскидистой березой, он увидел нескольких парней, что-то активно обсуждавших, да пару раз над ними проносились неизвестные машины, похожие на трехгранный наконечник стрелы.

 

– Пустынно как-то, не кажется?

Айко, который шел впереди с Минако и рассказывал девушке о своей деревне, причем рассказ производился в лицах, отчего та постоянно хихикала, остановился и, прервав очередную байку о ловле крабов, непонимающе посмотрел на Кира.

– Пусто, говорю.

Айко огляделся и пожал плечами:

– Может, еще не все прибыли или, наоборот, в казармах обустраиваются. Кстати, вот еще кто-то прилетел, – он кивнул на приземлявшийся на площади глайдер.

– Кир, хватит думать, пошли. На вводной лекции у препода спросишь. – Минако улыбнулась и, подхватив парня под руку, потащила за собой.

Айко, все еще с интересом смотревший на новоприбывших, которые выпрыгивали из чрева глайдера, неожиданно не обнаружил рядом с собой девушку и, шумно возмущаясь, бросился догонять друзей.

Судя по висевшему в вестибюле плану, тридцать пятая аудитория находилась на третьем этаже, о чем и сообщила им Минако, направляясь к лестнице. Кирилл уже последовал за ней, когда двери позади него разошлись, пропуская двух курсантов в черной форме академии.

– О, новички прибыли, – констатировал один из них. – Добро пожаловать в наши ряды. Кто куратор?

– Дорнер вроде бы, – сказал Кирилл.

– Дорнер? Не повезло вам, – поморщился курсант. – У него после первого курса обычно половина ноги делает.

– Такой придирчивый? – поинтересовалась Минако.

– Да нет, – курсант пожал плечами, – просто никому послабления не дает, гоняет дай бог.

– Ну, это не страшно, – Айко махнул рукой, – меня вон отец так дома гоняет, что пятками порой сверкать не успеваю.

Курсанты рассмеялись.

– Ладно, удачи. – Они направились к лестнице.

– Ребята, подождите, – Кирилл догнал остановившихся парней. – Один вопрос можно?

– Валяй.

– Учебный год, можно сказать, уже начался, а почему народа так мало?

– Да у нас вообще народа не переизбыток, – ответил один из парней. – На втором курсе всего человек сто учится.

– Меньше, – добавил его товарищ. – Группу «Дельта» расформировали.

– Ну, значит, меньше, – парень сочувственно посмотрел на Кирилла. – Многие, когда получше вникают в специфику нашей профессии, просто уходят, а некоторые нагрузок не выдерживают.

– Понятно, – кивнул Кир. – А зачем тогда такие большие корпуса?

– А, это… – парень усмехнулся. – Ну, когда-то «Искатель» был крупной академией и, если мне не изменяет память, то здесь обучалось несколько тысяч человек. Увы, сейчас не так. В принципе, все это вам на вводной расскажут, вы ведь туда?

– Да.

– Ну, тогда поспешите, а то Дорнер наряды влепит и не посмотрит, что только прибыли.

– Наряды? – Кирилл непонимающе посмотрел на ухмылявшихся ребят.

– Ниче, скоро все узнаешь.

К удивлению Кирилла, аудитория оказалась практически заполненной. На первый взгляд, в ней собралось не меньше двух сотен новоприбывших. Едва их группа вошла в аудиторию, как разговоры смолкли, чтобы через мгновение возобновиться с новой силой.

Кир оглядел дугообразные ряды уходивших вверх столов, человек на десять каждый, – он видел уже такое в телепередачах, – и подумал, что студенческие аудитории никогда, наверное, не изменятся, сколько бы веков ни прошло. Те же столы, та же доска и кафедра для преподавателя рядом с ней. Все то же, что и сотни лет назад. Ну и пусть нынешние столы – это, по сути, компьютерные терминалы, а доски – плазмопанели, ну и пусть кафедра преподавателя – это мощный вирт-сервер, и даже лежавший у доски мел – сложная электронная штуковина. Какая разница, что студенты теперь сидят не на потертых деревянных скамейках или в вечно драных креслах, а на специальных сиденьях, подстраивающихся под изгибы их тел. И пусть пишут они не в тетрадях ручками, а ведут конспект специальным электронным пером на листе, который и не лист вовсе, а экран мини-компа с терабайтами памяти. Все равно суть-то не изменилась.

– О, наши места! – Айко показал на дальний, вознесшийся под потолок край аудитории, где на одном из столов светилось слово «омега».

– «Гамма», «ипсилон», – начал читать Кир надписи на других столах. – Если не ошибаюсь, это названия букв какого-то древнего алфавита.

– Ага, – кивнула Минако. – Ой, Кир, смотри, а там названия животных: «барс», «соболь», «лисица».

– Ладно вам, пошли, а то наша группа уже расселась, – Айко поправил висевшую через плечо сумку и устремился к их столу.

Едва они уселись, как в зал вошла еще одна группа в сопровождении Дорнера. Кирилл уже думал, что их куратор будет проводить вводную лекцию, но тот лишь осмотрел всех сидящих и покинул аудиторию, а через минуту в нее вошел высокий худощавый человек в строгом костюме. Он молча прошел к доске и, взяв мел, несколько секунд что-то на нем перещелкивал, затем написал на доске крупными красными буквами: «Искатель» – что это?»

– Итак, господа, – мужчина положил мел и подошел к кафедре, оглядывая аудиторию. – Разрешите представиться: я командор академии Арнольд Майер, прошу любить и жаловать. – Он улыбнулся. – Теперь о главном. Наверняка за время, прошедшее с момента вашего зачисления, вы много раз задавали себе этот вопрос. К тому же уверен, что вам довелось услышать некоторые слухи о нашей академии. Что ж, спешу вас разочаровать, но многие из этих слухов – правда.

– А почему «Искатель» называют академией мусорщиков? – раздалось с рядов.

– Потому что по своей сути мы и есть мусорщики, – ответил Майер. – А теперь обо всем по порядку. Академия «Искатель» была создана в начале двадцать пятого века, как раз во времена пресловутого «Исхода». Первоначальными задачами «Искателя» были поиск и изучение различных артефактов, а также обнаружение разумной жизни во Вселенной и изучение возможности контакта с ней. В те годы выпускники «Искателя» находились буквально на переднем крае человеческой экспансии. Но по мере развития человеческого Анклава и образования в нем новых государств, деятельность «Искателя» стала сворачиваться или встречать противодействие со стороны новых властей. Новые государства сами предпочитали вести данные исследования, и если и прибегали к вызову специалистов «Искателя», то только в случае, когда не видели выгоды в исследовании найденных артефактов. В результате этого, к двадцать восьмому веку деятельность организации практически была свернута, финансирование урезано (одной Земле это стало не под силу, да и не нужно), а сама она из ведомства внешней разведки была передана ЦентрСпасу.

В принципе, с тех пор задачи организации не очень изменились. Правда, дальние экспедиции мы практически не отправляем, если только по запросам одной из планет Анклава или при финансировании частными лицами, но это уже отдельный разговор. Наша работа связана с определенными рисками и поэтому не слишком популярна, к тому же финансирование урезается год от года. К сожалению, старушке Земле больше не интересны тайны космоса. – Майер грустно усмехнулся.

– А на Земле-то мы что искать будем? Неужто еще есть тайны?

– Конечно, есть. И не только на Земле, но и в системе их достаточно. – Майер переключил доску в режим экрана, и на ней появилось изображение пышущей жаром поверхности планеты. – Меркурий, плато Дробышева. Вот, смотрите…

Камера сделала круг, и Кирилл увидел какую-то спиральную конструкцию, вплавленную в камень.

– По анализам, этой спирали около двух миллионов лет. Что это, никто не знает. Есть предположение, что чей-то корабль. К сожалению, конструкция настолько нестабильна, что любые попытки пробиться внутрь заканчиваются разрушением.

– Сгнила?

– Примерно, – кивнул командор. – Мы были вынуждены ее законсервировать, пока не придумаем, как быть дальше. Кстати, возможно, это сделает один из вас.

Он обвел взглядом притихшую аудиторию. Новички с жадностью и блеском в глазах рассматривали мелькавшие на доске кадры.

– Нет, есть еще на нашей Земле искатели и авантюристы, те, что готовы идти в никуда непонятно зачем. Такие же, как и их предки, которые сотни лет назад шли по непролазным джунглям, плыли через океан на утлых суденышках, штурмовали горы и высаживались на неизвестные планеты, ежеминутно рискуя жизнью, ради того, чтобы узнать – что там? За той горой, за тем океаном, на той планете. Нет, вопреки всему, не вымерло, не исчезло их племя. – Майер улыбнулся. – Их трудно найти, вычленить среди обычных людей, привыкших к комфорту, не желающих рисковать ради призрачной цели, но они есть и будут, а значит, «Искатель» будет существовать.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33 
Рейтинг@Mail.ru