Искатель

Дмитрий Кружевский
Искатель

– Куда? – не понял Кирилл и, переглянувшись с Ольгой, вопросительно посмотрел на мать.

– Потом расскажу, – зыркнула на сына Ирина.

Эна с Лиа ушли уже под вечер, и то только после того, как Ирина позвонила в интернат и за ними прибыл воспитатель на глайдере. Ольга же весь оставшийся вечер провозилась с Ириной на кухне, постигая тонкости приготовления блинов. И в вызванный к дому летак Кирилл ее посадил, когда на небе уже вовсю хозяйничали звезды.

– А Ольга все же замечательная девушка, – сказала Ирина, когда Кирилл, проводив подругу, вернулся домой.

– Не так давно ты, помнится, говорила, что она мне не подходит, – усмехнулся Кир, доставая из хрона бутылку с соком.

– Я и сейчас это могу сказать, – улыбнулась Ирина. – Но это не значит, что она плохая, Ольга замечательная девушка и будет не менее замечательной женой.

– Возможно, – Кирилл вздохнул. – Знаешь, мам, я до сих пор чувствую себя не в своей тарелке. Иногда мне кажется, что Ольга слишком торопит наши отношения.

– Тебе это не нравится?

– Не совсем чтобы, – он плеснул сок в стакан. – Просто… ну, не знаю.

Ирина улыбнулась и нежно посмотрела на задумавшегося сына.

– Мам, так что насчет Эны с Лиа? Что за возрастные знаки?

– Возрастные метки. – Мать вскинула брови. – Странно, я думала, что вам на биологии должны были рассказывать.

– Ну… – Кирилл замялся, смутно припоминая подобную тему. – Вроде что-то было.

– Ясно, – рассмеялась Ирина. – Биология не твой конек, хотя такую элементарщину ты должен был бы знать.

– Ну, я же не каждый день встречаюсь с вторичными, – буркнул парень.

– А вот тут ты ошибаешься, – возразила Ирина. – У нас треть граждан из вторичных.

– В смысле? – не понял Кир. – Столько клонов?

– Ну, клонами их можно назвать с большой натяжкой. Клон это ведь копия, а вторичников делают из генетического материала, то есть из смеси геномов сотен людей.

– Понятно, – кивнул парень. – Это я помню, но метки-то тут при чем?

– Дело в том, что хотя клоны при выходе из родильных ванн являются физически примерно десятилетними, мозг их находится на уровне младенцев. Однако их геном специально запрограммирован на быстрое взросление и хорошую обучаемость, так что через три-четыре года мы имеем вполне полноценных двадцатилетних девушек и юношей…Так вот, эти метки что-то типа генетического контролера. Если все в порядке, то ко времени выпуска из интерната они исчезают, если же нет…

– То есть с Эной что-то не так?

– Видимо. Жаль мне ее, симпатичная девушка.

– И что? С ней что-то сделают?

– И да, и нет. Дело в том, что дети клонов уже обычные, но генетическое нарушение… – Ирина покачала головой. – Ее просто стерилизуют и отправят на дальние станции.

– Зачем?

– Все, сын. Не хочу об этом говорить.

Кирилл покосился на мать, но промолчал и, допив сок, поднялся к себе. Слова матери озадачили его. В прошлом, насколько он знал, она была экзобиологом и участвовала в нескольких экспедициях, в одной из которых и погиб его отец. Так что неудивительно, что она столько знала о вторичниках. Только вот что там насчет дальних поселений?

Кир подошел к вирту и, включив компьютер, опустился в кресло, переведя его из положения «лежа» в «сидя». Затем активировал экран и вошел в Сеть. Информации было не так уж и много:

«К внешним поселениям относятся станции наблюдения за дальним космосом, расположенные за орбитой Плутона. На данный момент действуют четыре станции, численный состав – до 150 человек. Еще три находятся на постоянной консервации. Кроме того, к внешним поселениям относятся научные станции на лунах Юпитера и Сатурна, а также редкие поселения, оставшиеся после прекращения эксплуатации крупных месторождений и рядом с находящимися в эксплуатации. На данный момент численность проживающих во внешних поселениях составляет около двух миллионов человек».

Кирилл отключил вирт и задумался. Получалось нечто похожее на ссылку – этот древний термин он вычитал в одной из книг по истории.

– Но за что ссылать невинную девочку? – пробормотал он. – Да нет, бред какой-то.

Ирина налила себе сока из оставленной на столе бутылки и, бросив взгляд наверх, где из-за приоткрытой двери пробивался голубоватый свет экрана вирта, тяжело вздохнула. Ее сыну еще только предстояло выйти в большой мир, а уж о его «прелестях» она знала не понаслышке.

Экзамены прошли неожиданно буднично. Второго июля главный школьный компьютер разбросал всех выпускников на три произвольные группы, и учителя развели их по кабинетам. В группе Кирилла оказалось всего трое из его класса, да и те сидели от него далеко. Впрочем, ждать от них помощи не стоило, вопросы для каждого были индивидуальными. Но, с другой стороны, переговариваться и помогать друг другу на этом экзамене никто не запрещал. Поэтому едва учитель объявил о начале тестирования и их столы превратились в тестовые экраны, многие ученики стали обсуждать появившиеся на экране вопросы. На первые сто вопросов Кирилл ответил довольно быстро, а вот на следующей сотне застрял. Пришлось идти по кабинету с просьбой о помощи. Правда, надо сказать, что с подобной просьбой обращались и к нему. И, тем не менее, тестирование он закончил одним из последних. Едва был дописан последний ответ, как экран мигнул и, поблагодарив за участие, погас, вновь превратившись в привычную псевдодеревянную столешницу. Выйдя из кабинета, Кирилл обнаружил ждущих его Антона с девушками, которые, по их словам, закончили свое тестирование еще час назад. Антон попробовал пошутить над тугодумием Кирилла, но получил каблуком Олиной туфли по носку ботинка и всю дорогу домой жаловался Нине на жестокость ее сестры.

Матери дома не было, и, прослушав привычное послание, Кирилл хотел убрать приготовленное в хрон, но девушки не дали этого сделать, заставив парней поесть. Кирилл не хотел, но под надзором Ольги съел пару пирогов с картошкой, а вот Антона едва оторвали от стола после шестого.

Летак вызвали почти в двенадцать ночи, и то только после того, как позвонил отец девушек и строгим тоном потребовал, чтобы те отправлялись домой. Так что идиллию – обе парочки устроились в разных уголках дома – пришлось прервать. Кир даже был этому рад, поскольку в этот вечер Ольга слишком уж разошлась, и парень чувствовал, что его гормоны разбушевались. Возможно, поэтому, когда в доме наступила тишина, он не стал включать вирт, а грохнулся ничком на кровать и, обняв подушку, провалился в сон.

Нера нашла его в городе. Он только что сбагрил весь набранный шмот торговцу и, прикупив на полученные деньги новый щит, расположился на парапете у магазина, прилаживая его по руке.

– Смотрю, закупился, – констатировала она, усаживаясь рядом.

– Да мой старый совсем разломался, – сказал Кир. – Давно собирался новый взять, но мастерства не хватало. А сейчас вот качнулся.

Он показал на наручный датчик, где светились цифры игровой статистики.

– Всего сорок третий, – фыркнула Нера и вытянула свою руку, где на датчике светилось «58».

Кирилл промолчал и, примерив щит, снова подтянул крепежные ремни и покосился на эльфийку. Она сменила мантию, и эта больше напоминала облегающее платье с глубоким декольте и двумя огромными разрезами по бокам, обнажавшим загорелые ноги девушки.

– И куда мы смотрим? – кокетливо спросила та, перехватив взгляд парня.

– Да так, – Кир отвернулся. – Любуюсь окрестностями.

– Ну и как?

– Хорошие окрестности, – буркнул он. – Особенно те дальние холмы.

Нера недоуменно посмотрела на раскинувшуюся за городом равнину, которую хорошо было видно из этой точки.

– И где ты тут холмы увидел?

Кир взглянул на объемистую грудь напарницы.

– Вот и я думаю, где? Но любуюсь – мысленно.

Кирилл сидел за школьным столом и угрюмо смотрел в табель с результатами экзамена, в десятый раз перечитывая список рекомендованных ему профессий. Ну, если в качестве стража он еще мог себя представить, то технологом по разведению глубоководного планктона – это уже ни в какие ворота. Он вздохнул и, нажав на значок перелистывания, перешел к предложенному ему перечню учебных заведений. Напротив нескольких наименований горели зеленые треугольники, указывавшие на то, что данные институты готовы принять его без экзаменов. Ну, если с НИОП – Новосибирским институтом охраны правопорядка – было понятно, то чему учат в АРМПП – Академии развития морского производства и природопользования, – Кирилл представлял себе крайне слабо. И главное, что в списке не было ни одной профессии, связанной с космосом. А ведь он с самого детства грезил о звездах, и его решение пойти по пути отца, стать пилотом космолета, было непоколебимым.

Кирилл сжал кулаки и, свернув табель, сунул его в карман. В конце концов, это только рекомендательный экзамен, и в нужный институт можно поступить по обычному конкурсу, хотя, конечно, это будет намного труднее.

На этот раз в коридоре никого не было, и Кирилл, попрощавшись с одноклассниками, сам поднялся на третий этаж, где должна была проходить выдача табелей учащимся из класса Ольги. Заглянув в кабинет, он обнаружил девчонок, столпившихся возле одного из столов и что-то обсуждавших. Ольга тоже была там. Заметив Кира, она махнула рукой подружкам и выпорхнула в коридор.

– Что у вас за сборище? – спросил Кирилл.

– Да представляешь, Катрин пришел вызов из института на Рекене.

– Это еще где?

– Это в ОСМ – практически центр Альянса. Один из ведущих галактических институтов. Она всегда считалась у нас в классе одаренной девочкой, но чтобы такое! Кат до сих пор в шоке.

– Здорово, – улыбнулся Кирилл. – А как у тебя?

Ольга молча протянула табель. Кирилл взял тонкую трубочку и, развернув, несколько минут вчитывался в длинный список профессий. В основном это были гуманитарные специальности, причем большинство из них так или иначе было связано с медициной, о чем всегда и мечтала девушка. Напротив многих названий институтов горели зеленые треугольники, Токийский тоже был в их числе.

 

– Вот видишь, и протекция отца не понадобилась, – сказал он, возвращая табель. – Я всегда знал, что ты у меня умница.

– Правда? – Девушка счастливо рассмеялась и повисла у него на шее. – Я обожаю тебя, Кир!

– Конечно, – он прижал ее к себе и закружил. – Ты самая умная и самая красивая!

Он остановился и, поставив девушку на пол, ласково чмокнул ее в носик. Сзади послышалось хихиканье, и он, обернувшись, увидел выглядывавших из кабинета Олиных одноклассниц.

Они вышли на улицу и, обернувшись, некоторое время смотрели на школу.

– Вот и все, – вздохнула девушка. – Прощай, школа.

– Ну, что-то рано ты прощаешься, – усмехнулся Кир. – Еще выпускной впереди.

– Все равно грустно, – сказала Оля. – Кстати, Кир, ты мне еще свой табель не показал.

– Свой? Ах да… – Он вынул из кармана трубочку табеля и отдал ее Ольге.

Та изучила его, затем свернула и пристально посмотрела на Кирилла.

– Разочарован?

– Ну, как тебе сказать? – пожал плечами парень. – Мать рассказывала, что у отца тоже возникла подобная проблема, но это не помешало ему стать одним из лучших пилотов Земного флота.

Ольга еще раз внимательно посмотрела в глаза парню и улыбнулась:

– Правильно, главное не сдаваться. А я в тебя верю.

До дому шли не спеша. Ольга рассказывала о всяких выходках Антона, который практически уже поселился у них дома. Родители были не против, и, по мнению девушки, дело шло к скорой свадьбе. А еще родители настойчиво просили Ольгу познакомить их с Кириллом, но она до сих пор не решалась этого сделать. На этом месте Кир, лишь краем уха слушавший стрекотню подруги, остановился и недоуменно посмотрел на девушку. Он только сейчас сообразил, что действительно ни разу не был у нее в гостях. А о ее родителях знал лишь из рассказов самой девушки: отец какой-то крупный ученый, а мать работает в сфере транспортного обслуживания.

– Может, нам действительно уже пора познакомиться?

– Конечно, я к чему и веду, – обрадовалась девушка. – У Нины через три дня день рождения, и она просила тебя пригласить, так что готовься.

Сегодня мама была дома и поливала в саду цветы. Между грядками мелькал садовый киб, похожий на большую божью коровку, он что-то то ли полол, то ли сажал под пристальным присмотром своей хозяйки. Заметив пришедшую парочку, Ирина отставила лейку и, бросив грозный взгляд на робота, направилась в дом.

Кирилл уже сидел за столом, а Ольга расставляла перед ним тарелки. Почувствовав мимолетный укол ревности, женщина подошла к сыну и, взъерошив волосы, чмокнула его в лоб.

– Ну, как прошло?

– Ой, тетя Ир, все замечательно, – Ольга поставила перед Киром стакан с соком. – У меня метка на Токийском.

– Правда? – Ирина улыбнулась и приобняла девушку. – Поздравляю, ты же об этом и мечтала. А ты что молчишь?

Кирилл пожал плечами и протянул матери свой табель.

– Понятно. – Ирина уселась за стол и некоторое время молча смотрела на сына. – А может, в НИОП пойдешь? А как окончишь, попрошу Анатолия, и тебя переведут в наш отдел.

– Мам! – Кирилл отставил пустой стакан. – О чем ты говоришь?!

– Да ладно, ладно, – Ирина грустно улыбнулась. – Я просто предложила. Но ты все равно еще раз просмотри список.

– Просмотрю, – отмахнулся парень, поднялся из-за стола и подхватил свою подругу под локоток. – Сегодня, прежде чем лечь, весь список через вирт прогоню.

– Надеюсь. – Ирина тоже поднялась из-за стола. – Ну, все, пойду еще на грядках покопаюсь, а то чую, мой помощник там такого наполол…

В этот день Ольга ушла пораньше – ей позвонила Нина и попросила помочь. Правда, чем, Кир не узнал, так как Ольга переключилась на персональный экран, возникший туманной полоской перед ее глазами.

Делать было нечего. Можно сходить в спортзал, но что-то в последнее время не было настроения, к тому же тренироваться в одиночку скучно. Поэтому он уселся в сенсор-кресло и несколько часов провел в игре, прокачивая очередной уровень и надеясь найти Неру. Но той сегодня нигде не было. На чат-сообщения она тоже не отзывалась, и Кир, прокачав пару уровней, отключился.

Вспомнив о своем обещании матери просмотреть все предложенные институты, он загрузил список в вирт и принялся за его изучение. Сперва пробежался по всему списку, минуя институты, помеченные зеленым треугольником, и, отобрав пару интересных предложений, несколько минут читал выданную компьютером информацию. Затем очистил экран и принялся за помеченные позиции. Их было всего четыре: НИОП, о котором говорила мать, БАМО (Берлинская академия межпланетных отношений), АИОО (Австралийский институт океанографии и океанологии) и совсем уж странное заведение с длинным названием: Филиал института при ЦентрСпасе Земли «Искатель». Хмыкнув, он открыл выданный по последнему институту файл.

«Искатель» – подразделение ЦентрСпаса. Направление: спасательные и изыскательские работы в пределах Солнечной системы. Профессии: спасатель, техник широкого профиля, пилот атмосферных и орбитальных аппаратов.

Все. Адрес и время подачи документов с такого-то по такое-то число. Ну, с первой профессией примерно было понятно, работу спасателей часто показывали в новостях. Со второй не очень. Что это за техник и какого широкого профиля? А вот последняя Кирилла заинтересовала. Выучившись на пилота-атмосферника, он получил бы возможность пробиться в пилоты внутрисистемных линий, а дальше… Впервые за сегодня он облегченно вздохнул – шанс есть, и он его не упустит. Конечно, сперва надо попробовать поступить в профильные институты и уж если не получится… Что ж, значит – в «Искатель».

Выйдя на балкон, он всмотрелся в закатное небо, раскинул руки и прокричал:

– Вселенная, готовься, я иду к тебе!

Но Вселенная промолчала, лишь мать, стоявшая внизу, горько вздохнула и, обернувшись, с тревогой посмотрела на сына.

Глава 3

– Ну и где ты был? – спросила Ольга, нахмурившись. – Ты в курсе, что я весь день себе места не находила? Связь заблокирована, где ты, никто не знает.

– Да так, дела кой-какие были, – Кирилл залпом выпил сок и поставил стакан на стол. – Ты теперь что, каждое мое действие контролировать будешь? Тоже мне, жена нашлась.

– Я?.. – Ольга замерла. – Дурак.

Девушка резко развернулась и выбежала из комнаты, через мгновение из коридора раздался звук хлопнувшей двери.

– Действительно дурак, – вздохнула Ирина. – Беги давай за ней или так и будешь стоять столбом?

Кирилл виновато посмотрел на мать и сорвался с места. Ольгу он нашел на скамейке у дома. Девушка смотрела в темнеющее небо, где уже появлялись первые звезды. Слезы ручейками стекали по щекам и, собравшись в крупные капли на подбородке, срывались вниз, оставляя мокрые пятна на светлом платьице. Кирилл осторожно сел рядом и тоже уставился в небо. Минут пять они молчали, лишь девушка тихонько всхлипывала.

– Извини, Оль, я действительно дурак, – наконец проговорил Кирилл.

– Я знаю. – Ольга достала из кармашка платок и принялась вытирать слезы. – Ну вот, все платье в пятнышках. – Она хлюпнула носом. – Мы весь день волновались за тебя. Тетя Ира сказала, что ты сел на рейс до Москвы.

– Откуда?..

Кирилл запнулся и мысленно обругал себя. Конечно, мать работает диспетчером астронавигации, они и обычные рейсы сопровождают, да и вообще диспетчерская находится рядом со зданием вокзала. Наверняка кто-то из маминых знакомых, работающих там, увидел его, когда он покупал билет, и сообщил ей. Он покосился на подругу:

– Извини, я в МАКИ летал подавать документы.

– Мы так и подумали, – улыбнулась девушка. – Но почему нам не сказал?

– Боялся, что мать не отпустит, ведь документы и через вирт отправить можно.

– А ты решил сам, думал, больше толку будет.

– Да. – Кирилл опустил голову и уставился на свои ноги. – Только все зря. То, что мне сказали, я и так уже знал.

– Но документы взяли?

– Взяли, – он усмехнулся. – Сказали, если допустят до экзаменов, то сообщат.

– Не расстраивайся, – Ольга еще раз всхлипнула и прижалась к плечу парня. – Но пообещай, что больше так поступать не будешь. Предупреждай нас.

– Хорошо, – кивнул Кирилл и снова посмотрел в вечернее небо, на котором вовсю уже сияли звезды. – Знаешь, они всегда так близко и одновременно так далеко.

– Кто? – девушка вопросительно посмотрела на Кирилла.

– Звезды, конечно. Но я обещаю тебе, что дотянусь до них.

С самого утра Кирилл мотался по магазинам Речного, пытаясь выбрать подарок Ольгиной сестре. Тщетно. А если честно, он просто не знал, что подарить девушке. В результате купил какие-то духи, взяв их просто из-за симпатичной упаковки в виде переливающейся огнями Эйфелевой башни. Придя домой, он показал покупку матери. Она решительно распаковала красиво запечатанный подарок и, брызнув духами в воздух, принюхалась.

– Ты их хоть нюхал?

Кирилл, у которого от перенюханных за утро духов уже практически не работал нос, лишь кивнул.

– Понятно… Одно из двух: либо у моего сына дурацкий вкус, либо плохое обоняние.

Она подошла к утилизатору и, невзирая на вскочившего с дивана парня, решительно отправила флакон туда.

– И не смотри на меня зверем, будь я молоденькой девушкой, за такие духи спасибо бы не сказала.

– А что в них не так-то?

– Вульгарны, – отрезала Ирина. – Подожди, сейчас я предложу тебе кое-что получше.

Вернувшись через пару минут, она положила на стол прозрачный шар размером чуть больше теннисного мяча. Внутри лежало нечто желтое и пушистое.

– Спирс? – удивился Кир. – Мам, ты хочешь, чтобы я подарил его Нине?

Ирина пожала плечами:

– А что они у меня в шкафу валяются? Ты ими не пользуешься, а мне и своего на работе хватает.

Кирилл кивнул и, подойдя к матери, крепко обнял ее, чмокнув в щеку.

– Мам, ты чудо, знаешь об этом?

– Да знаю, знаю, – рассмеялась женщина. – Беги, одевайся давай, а то опоздаешь. Вы во сколько собираетесь?

– К пяти.

– А уже почти четыре.

Кирилл бросил взгляд на часы и, схватив шар со спирсом, метнулся к себе в комнату, удивляясь щедрости матери.

Спирсов (синтетическо-плазмоидных интеллектуальных роботов-секретарей) производили почти три века назад. Разработанные специально для членов экспедиций, исследующих дальний космос, эти машины могли принять вид мелкого животного и повсюду следовали за своим хозяином, служа ему этаким мобильным компьютером, передатчиком, записной книжкой или просто собеседником. К тому же, обладая немалым запасом прочности, спирсы часто оставались целыми там, где разрушалась другая аппаратура. Это частенько помогало установить причину гибели людей. Однако был у них и один минус – они очень быстро привыкали к владельцу, подстраиваясь под него, и для того, чтобы спирса мог использовать другой человек, робота приходилось полностью перепрограммировать. Насколько он знал из истории, одно время даже была мода на них, но, к сожалению, по мере опустения Земли часть применяемых в их производстве технологий была утеряна. Некоторое время спирсов еще использовали, так как произведено их было предостаточно, однако теперь они были сумасшедшей редкостью. Но не в их семье. Насколько Кирилл знал, у матери в шкафу лежало около десятка таких шаров. На все расспросы, откуда они, та лишь загадочно улыбалась. У самой Ирины на работе уже жил спирс в виде ежа. Он постоянно лез ко всем с советами, был страшно ворчливым и надоедливым, однако, несмотря на это, являлся любимцем всего коллектива.

Кирилл еще раз взглянул на шар и, осторожно положив его на стол, направился в душ.

Праздник пролетел неожиданно быстро и весело. Многих из приглашенных Кирилл знал, так как они учились в параллельном классе. Правда, некоторое смущение вызвало знакомство с родителями. Оля сперва представила его своей маме. Невысокого роста, с короткими прямыми волосами белого цвета, она произвела на Кира хорошее впечатление, наверное, в первую очередь тем, что была похожа на Ольгу или, точнее, наоборот: Ольга была похожа на нее.

А вот отец ему не понравился – высокий худощавый мужчина с холодным оценивающим взглядом и почему-то абсолютно лысый. Это больше всего удивило Кирилла.

– Грегор Эдуардович, – представился он Киру официальным тоном, чем вызвал беспокойный взгляд Ольги, которая, явно нервничая, прижалась к парню.

– Не беспокойтесь насчет Грега, – извиняюще улыбнулась Ольгина мама, когда отец девушки отошел в сторону. – Просто он немного нервничает.

– Да все нормально, Валентина Андреевна, – сказал Кирилл, у которого осталось несколько неприятное чувство от этого знакомства.

Побыв немного среди молодежи, родители вместе с несколькими гостями, извинившись, отправились в дом, оставив веселящуюся компанию на лужайке. Гуляли примерно до полуночи. Причем Кириллу с Антоном пришлось отдуваться за двоих. Среди приглашенных было, кроме них, всего двое парней, а количество девушек переваливало за два десятка, и на танцы Кира таскали, несмотря на гневные взгляды Ольги. Наконец, проводив последних гостей, они остались вчетвером. С полчаса киберы ловко уносили остатки пиршества и сворачивали палатку под присмотром Антона. Затем Антон и Кирилл отключили датчики поля, собрали в коробку и, сунув ее одному из киберов, отправились вместе с девушками в дом.

 

Уже прощались, когда Ольга вспомнила о подарке Кира, который он оставил у нее в комнате, и быстро сбегала за ним.

– Совсем забыли. Вот, Нин, это тебе от Кира, – сказала она, протягивая его сестре.

– С днем рождения, – улыбнулся Кирилл. – Не бог весть какой подарок, но…

– Ой, что это? – пискнула девушка, шустро развернув подарок и попытавшись открыть шар.

Тот неожиданно зашипел и раскрылся, а из него на пол упало нечто шевелящееся и потрескивающее. Это нечто, похожее на пушистый клубок, несколько секунд лежало неподвижно, а затем направилось к девушке. Та с визгом отскочила.

– Не бойся, – улыбнулся Кирилл. – Просто погладь его и подумай о чем-нибудь хорошем.

– А что это? – дрожащим голосом спросила Нина.

– Увидишь. Погладь.

Девушка вопросительно посмотрела на Антона. Тот пожал плечами и кивнул. Нина присела на корточки и, осторожно протянув руку к шипящему клубку, коснулась его кончиками пальцев.

– Теплый и мягкий. Ой, что с ним?

Клубок неожиданно пошел разноцветными пятнами, затем вытянулся и завертелся на месте. Через минуту у ног девушки сидело небольшое существо, похожее на белку, с тремя полосками на спине.

– Смотрите, бурундучок! – Девушка, смело взяла существо в руки. – Какой милашка!

– Кодовое имя, – неожиданно произнес бурундук металлическим голосом, отчего Нина чуть не выронила его.

– Имя?

– Кодовое имя? – повторил бурундук.

– Полосатик пойдет? – Она вопросительно посмотрела на Кира, и тот кивнул.

– Подтвердите.

– Погладь его, – подсказал парень.

– Полосатик, – девушка провела пальцем по голове зверька.

– Принято, хозяйка. Продолжить настройку или отложить?

– Отложить, – сказала Нина, и бурундук, кивнув, перебежал по руке на плечо девушки и пристроился там.

– Кир, что это? – спросила Ольга, во все глаза глядя на зверька.

– Спирс, если я правильно понимаю.

Грегор Эдуардович подошел к дочери и протянул руку к зверьку. Тот коротко пискнул и произнес:

– Недопустимая процедура, возможность угрозы хозяину, настройка не закончена, перехожу в режим ожидания приказа.

Отец девушки поспешно отдернул руку и покачал головой, затем повернулся к Кириллу и снова оглядел его:

– Вы меня удивили, молодой человек. Я не буду спрашивать, где вам удалось достать спирса, который к тому же, судя по всему, еще ни разу не «стирался», но вы хоть представляете, сколько эта машинка стоит?

Кирилл пожал плечами.

Мутная лента Иртыша неожиданно вынырнула из пелены дождя, когда глайд, резко накренившись, устремился к мигающей огнями взлетно-посадочной полосе омского аэровокзала. Мягко коснувшись взлетного поля выпущенными шасси, тяжелая машина подкатила к стеклобетонной глыбе аэровокзала, от которого в ее сторону выдвинулась полоса трапа, покрытая легкой дымкой защитного поля. Кирилл забрал небольшую сумку-рюкзак, лежавшую на соседнем сиденье, и направился к выходу. В отличие от Москвы, куда он недавно летал, омский аэровокзал встретил его почти пустым терминалом. Лишь несколько человек стояли в зале, изредка поглядывая на табло с номерами рейсов, да пара киберов-уборщиков сновала туда-сюда, выискивая грязь и мусор. Спросив у одинокого парня путь к стоянке глайдов, он вскинул сумку на плечо и направился в указанном направлении.

Стоянка размещалась на втором этаже вокзала, под крышей, из-за чего глайдеры взмывали не привычно вверх, а некоторое время скользили по разгонному тоннелю, словно космические истребители, стартующие с внутренних палуб авианосца. Кирилл подошел к ближайшей машине, дверь которой тут же отъехала в сторону. Он недоверчиво посмотрел на облупленную краску корпуса и потертые сиденья, но все же сел и, отметив на карте нужный адрес, нажал на кнопку взлета. Глайдер несколько минут стоял неподвижно, мигая бортовыми огнями, и Кирилл уже хотел покинуть машину, чтобы поискать другую, исправную, но тут внутри что-то громко щелкнуло, и глайдер, точно ужаленный, рванулся вперед.

Сообщение о том, что надо прибыть в Омск для собеседования, пришедшее из центрального отделения ЦентрСпаса, изумило Кирилла. Насколько он знал, зеленая метка напротив наименования учебного заведения означала, что получивший ее уже практически является студентом данного вуза и для зачисления оставалось лишь послать запрос и, дождавшись официального бланка, отправить подтверждение. А тут дополнительное собеседование. Это, как и необычное название «Искатель», настолько заинтриговало парня, что он, отложив бланк НИОП, решил слетать. Но, помня случай со своей тайной поездкой, поспешил сообщить об этом решении матери и Ольге.

Глайдер летел над городом, плохо видимым за пеленой дождя. Искомый адрес находился на окраине города, распластавшегося узкими полосами вдоль реки по обе ее стороны. Из истории Кирилл помнил, что Омск был некогда мегаполисом с более чем пятимиллионным населением, большими заводами и даже собственным космопортом. Однако после «Исхода» город стал приходить в упадок, и теперь его население едва доходило до двадцати тысяч человек, а из всего производства остался лишь завод кибертехники. Кстати, здесь находился и профильный институт кибернетики, где, судя по адресу, и должно было проходить его собеседование.

Глайдер приземлился на небольшой площадке метрах в ста от здания института, похожего на огромную перевернутую тарелку. Кирилл, уже в сотый раз пожалев, что никак не купит к своему запястнику модуль, позволяющий создавать поле для защиты от дождя, выскочил из машины и бегом устремился к институтскому зданию, стараясь огибать самые большие лужи.

И все равно, когда он влетел в вестибюль, то своим видом напоминал мокрую ворону. Модификатор, стоявший около раздевалки, не очень-то и помог. Несмотря на то что Кирилл сменил несколько стилей, ткань все равно оставалась влажной. Позади него звякнула дверь, и Кирилл, обернувшись, увидел входившего парня. Тот, заметив модификатор, так же, как и он пару минут назад, ринулся к аппарату. Высокий, смуглый, с длинными, до плеч, волосами, он стянул с себя рубаху, обнажив мускулистый торс, и, отжав ее, подключил к модификатору.

– Все равно не очень поможет, ткань влажная.

Парень молча покосился на Кирилла и, сменив еще пару раз фасоны рубашки и брюк, сокрушенно вздохнул:

– Черт бы побрал этот дождь. Знал бы, модуль дождевика вставил бы в запястник.

– А я вот себе все купить его забываю.

– Я, вообще-то, тоже, – улыбнулся парень. – Ты поступать?

– Ну, вроде того, – кивнул Кир. – Правда, не сюда.

– Так ты на собеседование?

– Ага.

– И я. – Парень протянул руку. – Ну, тогда будем знакомы: Рен Айко, я с Кариб.

– С Кариб? – Кирилл присвистнул. – В смысле, с тех, которые острова?

– Ну да, – Рен снова улыбнулся. – А откуда еще? Карибы вроде одни.

– Кирилл Градов из Речного, – представился Кир, пожимая протянутую руку.

– Речного?

– Ну, городок такой.

– А… – кивнул Айко. – Ну, тогда я из поселка Кундига, что на Карибах, так точнее будет.

Дверь снова звякнула, и в вестибюль вошла девушка, окутанная розоватой дымкой дождевика. Отключив поле, она огляделась и, заметив Кирилла с Айком, направилась к ним.

– Здравствуйте, мальчики.

Рен тут же расплылся в довольной улыбке и, чуть выпятив грудь, ответил:

– Мадам, ну какие же мы мальчики?

– Неужто девочки? – Девушка в притворном ужасе прикрыла рот ладошкой.

– А… а… – Айко не нашелся, что ответить.

Кирилл слегка поклонился:

– Я Кирилл, а это Рен, и не знаю как он, но я точно не девушка.

Незнакомка, бросив взгляд на набычившегося Рена, прыснула со смеху.

– Я Аира Минако из Токио. – Она протянула свою узкую ладошку Киру, затем Айко.

– Очень приятно, – Кир пожал руку девушке.

Она была примерно ему по подбородок. Чуть раскосые глаза, смуглая кожа, узкая талия и высокая грудь. Широкий лоб, тонкий прямой нос, разноцветные волосы, волнами падающие на плечи, узенький подбородок и большие карие глаза с длинными густыми ресницами.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33 
Рейтинг@Mail.ru