Искатель

Дмитрий Кружевский
Искатель

– Но почему нас зовут мусорщиками? – снова прозвучал тот же вопрос.

– Вторая задача «Искателя», как одного из подразделений ЦентрСпаса, – это ликвидация остатков техники и производств неопределенного назначения.

– Это как?

– Вот так, – загадочная спираль исчезла с экрана, и на нем появилось изображение остатков какого-то механизма. – Боевой плазмотанк «Питон» вооруженных сил ОША, найден в Южной Америке на одной из заброшенных баз. Обнаружившие его туристы вытащили из боеукладки два снаряда. К сожалению, магнитные ловушки в боеголовках были дохлыми, и к тому времени, когда на место прибыла наша группа, вместо их лагеря мы обнаружили только выжженное пятно. Вот такой у нас мусор.

Аудитория замерла, переваривая услышанное, а затем взорвалась шквалом вопросов. Несколько секунд Майер с легкой улыбкой смотрел на собравшихся, затем поднял руку, призывая к спокойствию.

– Понимаю ваше недоумение и интерес, но все узнаете в свое время. А сейчас вам раздадут бланки тестов, вы должны их заполнить и сдать мне. После чего куратор Дорнер проведет вас к месту вашего проживания. Сегодняшний и завтрашний день вам даются на обживание, а с первого сентября приступите к учебе.

– М-да, – вздохнула Минако, разглядывая свою комнату размером три на четыре. – А у вас как?

– Да точно так же, – усмехнулся Кирилл, – хорошо хоть комнаты отдельные.

– А почему бы и нет? – Айко плюхнулся на кровать и несколько раз подпрыгнул, проверяя матрас на пружинистость, затем чертыхнулся и склонился над блоком управления.

– Ну да, академию строили из расчета на большее количество курсантов. Наверняка раньше тут в комнатах жило по несколько человек.

– Наверное, – раздался приглушенный голос Айко.

Кирилл обернулся и удивленно вскинул брови, увидев торчащие из-под кровати ноги товарища.

– Блин, что за старье.

Айко вынырнул из-под кровати и вновь склонился над пультом. Повинуясь его командам, кровать начала видоизменяться, то удлиняясь, то сжимаясь, меняя высоту и угол наклона.

– Ну вот, – он удовлетворенно отряхнул руки. – Жить будет.

– Ты в электронике разбираешься? – удивилась девушка, развешивая в стенном шкафу свои наряды и краем глаза наблюдая за манипуляциями Айко с ее кроватью.

– Пустяки, – махнул рукой Рен. – У меня дома и хуже барахла хватает, один катер отца чего стоит. А денег у нас в деревне много не заработаешь, вот и покупаем что подешевле, а потом чиним.

– А правительство вам разве не выделяет? – спросила Минако. – У нас же по закону все города снабжаются общественной техникой.

– Выделяет. Только на глайдерах не порыбачишь, а новые суда дорого стоят. Особого-то спроса на рыбу нет, сейчас ведь пищекомб тебе что хочешь сварганит.

– Это да, – кивнула девушка, – только я предпочитаю все натуральное. У нас в Японии рыба, например, основной продукт.

– У нас тоже, – сказал Рен.

Поболтав еще немного о том о сем, ребята разошлись по своим комнатам. Казарма была двухэтажной, комнаты Айко и Минако находились на первом этаже, а Кирилла – на втором. Поднявшись по лестнице, он увидел здоровенного двухметрового парня. Гигант, обладавший статью тяжелоатлета, неуверенно топтался у порога своей комнаты под номером шесть. Заметив Кирилла, он широко улыбнулся и буквально затащил того в свою комнату, излагая возникшую проблему. Звали его Андрей, родом он был из-под городка Мурманска, и, судя по тому, что успел понять Кир, пока его затаскивали в комнату, у него, так же как и у Минако, возникли проблемы с кроватью. Непослушный агрегат под весом гиганта превратился в некое подобие большого таза, приведя добродушного великана в полную растерянность.

Кирилл, с полчаса провозившись вместе с ним над настройкой, вынужден был бежать за Айко, так как после всех их манипуляций на кровать это походило мало – скорей уж на пирамиду Хеопса. Едва закончили с кроватью и дружно присели на нее передохнуть, как истошный девичий крик, раздавшийся из коридора, заставил всех вновь вскочить на ноги.

Источник крика обнаружился в восьмом номере. Точнее, тройке ребят пришлось долго осматривать практически пустую комнату, прежде чем Айко указал на блестящую металлическую пластину, занимавшую чуть ли не полстены.

– И что? – Кирилл непонимающе посмотрел на него.

– Там кто-то плачет.

И действительно, стоило Киру припасть к металлу ухом, как он услышал судорожные всхлипы, раздававшиеся изнутри.

– Это как так? – Андрей недоуменно почесал в голове, с изумлением рассматривая металлическую поверхность без единого шва.

– Откуда я знаю, – буркнул Кирилл и осторожно постучал по металлу. – Эй!

– Вытащите меня отсюда, – раздался из-за металлической стены девичий голосок. – Тут темно и кто-то шуршит.

– Как ты туда попала?

– Я в шкаф вещи складывала, – девушка всхлипнула, – а он такой большой… Я туда залезла, а дверь исчезла-а-а…

Судя по всему, девушка снова залилась слезами.

– Ну, у кого какие мысли? – Кирилл вопросительно посмотрел на товарищей.

– Не знаю… – пробормотал Айко. – Никогда не видел ничего подобного.

– И немудрено.

Все дружно обернулись. В дверях, засунув руки в карманы куртки, стоял невысокий белобрысый паренек и с улыбкой смотрел на озадаченных ребят.

– А ты кто?

– Я из десятой комнаты, Георг Раймон, – он демонстративно поклонился. – Прошу любить и жаловать.

– Жаловать будем потом, – отрезал Айко. – Если знаешь, как помочь, – скажи.

Георг подошел к металлической стене и постоял, рассматривая ее.

– Это мономолекулярная стена, мода на них была распространена в ОША лет триста назад, – наконец сказал он. – Вообще, их сперва разрабатывали как переборки для кораблей, но, к сожалению, они оказались довольно непрочными и нестабильными.

– В смысле? – Кирилл удивленно посмотрел на Раймона. Несмотря на его увлеченность космосом и всем, что с ним связано, о таком он слышал впервые.

– Ну, это была разработка одной небольшой компании. По идее, эта стена по команде должна образовать в себе проход, а после того, как ты пройдешь – зарастить его. Тут где-то должна быть панель…

– Понятно, – сказал Андрей. – Непрочная, значит.

Он отошел назад, а потом со всей дури врезался в стену плечом. Георг отскочил в сторону и округлившимися глазами посмотрел сначала на Андрея, а затем на стену. Впрочем, стены уже не было. Вздрогнув от удара и покрывшись сеточкой трещин, она рухнула, разбившись на тысячи мелких осколков.

– Вот о чем я и говорил, – сказал Георг. – Хотя можно было просто найти панель.

За стеной обнаружилась просторная ниша, откуда на них испуганно смотрела забившаяся между полок девушка.

– Мадам, – Айко протянул ей руку, – позвольте помочь вам вылезти из вашей темницы, чтобы вы смогли отблагодарить вашего спасителя.

Девушка робко улыбнулась, шмыгнула носом и вылезла из шкафа, опираясь на протянутую руку парня. Подошла к смутившемуся Андрею, покрытому серебристой пылью.

– Спасибо.

Гигант смущенно кивнул. Кирилл, глядя на стоявшую рядом с Андреем девушку, улыбнулся. Миниатюрная, с длинными волосами, собранными в хвост, она была ростом лишь чуть выше Ольги, такая же щуплая, и едва доставала Андрею до груди.

– Да, девушка, прибираться вам тут теперь долго, – сказал Георг, разрядив затянувшееся молчание. – И…

Он замолчал, потому что в шкафу что-то заурчало, и из него выскочила небольшая полусфера. Девушка испуганно взвизгнула и одним прыжком спряталась за спину Андрея.

– Тьфу ты! – Айко опустил стул, который уже занес над головой. – Это же кибер-уборщик.

Тем временем полусфера, деловито гудя, начала втягивать в себя пыль и осколки, кружа вокруг наблюдавших за ее работой курсантов.

– Интересно, что за модель? – Георг наклонился над кибером, попытался взять его в руки, но тот ловко увернулся и продолжил свою работу. – Шустрый, – констатировал парень.

– Черт, да что же тут происходит? – Айко скрестил руки на груди и обвел всех взглядом. – У Аиры и Андрея кровать, у…

– Тина, – сказала девушка, выглядывая из-за спины Андрея. – Тина Эрих.

– Ага, очень приятно, – кивнул Айко. – А я Рен. Значит, у Тины этот шкаф, а у меня вообще вирт был настроен таким образом, что при моем заходе в комнату включил проекцию какого-то чуда-юда из фантастического фильма, я чуть в штаны не наложил.

– То-то, когда я за тобой бегал, ты мне дверь минут пять не открывал, – менял, наверное, – вставил Кирилл.

– Не, я просто вещи разбирал, – начал оправдываться Айко, что вызвало взрыв смеха у остальных. – Не, ну правда… Ребята!

Бесполезно, все только зашлись в новом приступе. Даже спасенная ими девушка, сперва просто на них смотревшая, уткнулась в спину Андрея и вздрагивала от хохота.

– Хи-хи-хи, – буркнул Айко, надувшись. – Как дети малые, ей-богу.

– Ладно, хватит. – Отсмеявшись, Кирилл вытер набежавшие слезы. – А знаете, Рен ведь прав. А как у тебя, Гер?

– Георг, – спокойно поправил Раймон. – Не знаю, вроде все в порядке, хотя кое-что интересное есть. Пошли, покажу.

Все дружно направились за Георгом, причем Тина вцепилась в руку Андрею. Тот не протестовал.

– Эх, вот и первая парочка нарисовалась, – прошептал Рен на ухо Киру.

– Завидуешь?

– Не-а, у меня Аира есть.

– Ага, а она об этом знает? – усмехнулся Кирилл.

– Нет, – лицо Рена расплылось в улыбке, – но наверняка догадывается.

Комната Георга была стандартной, те же размеры, примерно три на четыре, кровать у одной стены, небольшой встроенный шкаф в противоположной. Возле шкафа две двери, одна в душевую, другая в туалет. За кроватью – ниша, где удобно разместился письменный стол и навешанные над ним книжные полки. На столе расположилась непонятного назначения конструкция в виде тонкой хромированной трубы с двумя перекладинами.

– Ну и что ты хотел нам показать? – спросил Айко, оглядывая комнату.

 

– Вот, – Георг ткнул пальцем в конструкцию.

– Это, что ли? – Рен подошел к столу и стал внимательно разглядывать непонятный предмет.

– А что это? – спросил Кир.

– Я сам сперва не понял, – Георг подошел к склоненному Айко и, похлопав его по спине, попросил отодвинуться, затем что-то нажал на столешнице.

Зашумели невидимые глазу вентиляторы, конструкция стала наливаться огнем, и вдруг над столом развернулся плазмоэкран, на котором побежали непонятные строчки, а затем появилось изображение четырехцветного флага.

– Вирт.

Кир подошел к столу и протянул руку к экрану, пытаясь активизировать одну из появившихся на нем пиктограмм. Однако, к его удивлению, не почувствовал под пальцами привычной пружинящей поверхности – рука просто прошла насквозь.

– Нет, так не получится, – Георг выдвинул один из ящиков и извлек из него громоздкую перчатку, напоминавшую рыцарскую. – Надень.

Кирилл осторожно взял ее и с помощью Раймона надел на руку. В перчатке что-то треснуло, и он почувствовал, как руку легонько сдавило, точно ее зажали невидимые захваты.

– Вот теперь давай, – Раймон кивнул на экран.

Кирилл протянул руку и с удивлением почувствовал под пальцами знакомую поверхность. Правда, ощущения все равно отличались, к тому же стоило забыться и надавить чуть сильнее, как рука пролетала сквозь экран.

– Непривычно, – Кирилл потянул перчатку, но та не снималась.

– Сбоку кнопочка, – подсказал Георг.

Он взял перчатку, убрал в стол и отключил вирт.

– Какая-то старая модель?

– Еще какая, – отозвался хозяин комнаты. – Вообще, я такую только в Берлинском техническом музее видел, ей лет четыреста, не меньше. И представьте, до сих пор работает, хотя, когда включил, она мне так током врезала, что до сих пор руки дрожат.

– Действительно странно, – задумчиво сказал Айко. – Интересно, откуда этот мусор?

– Мусор, – Кирилл замер, а затем посмотрел на Рена и на Георга. И увидел, что в глазах у тех зажглись огоньки понимания.

– Мусор! – Георг хохотнул. – Мы же по профилю заниматься будем подобным старьем. Похоже, все это осталось от предыдущих жильцов.

– Значит, и все наши приключения их рук дело, – пробасил Андрей.

– Понятно, – сказал Кир. Все кусочки мозаики встали на место. – Ну, что, ребята, с посвященьицем в курсанты вас.

Откуда-то с первого этажа донесся приглушенный хлопок, затем женский крик. Кирилл оглядел замерших сотоварищей и первым выбежал из комнаты.

В свою комнату он попал только часа через четыре и, открыв дверь, сперва внимательно оглядел пол, затем, пригибаясь, точно под обстрелом, шмыгнул внутрь, думая, что лучше перебдеть. А то Антон до сих пор не отмылся от обдавшей его из системы вентиляции люминесцентной краски и, видимо, еще несколько ночей будет светиться разноцветными пятнами. Или Гера из первой – по пояс влипла в какую-то пену, когда села на стул, и им всей толпой пришлось буквально вырезать ее. Хорошо хоть, вскоре эта пена растворилась, превратившись в мутную жидкость, а то бы мучились до сих пор. Пока легче всего отделалась Минако. Она, войдя в комнату, намертво приклеилась босоножками к коврику и теперь просто разгуливала босиком.

Кир еще раз осмотрел свою комнату. Вполне стандартная, даже кровать не модифицируемая, а обычная, из металлопластика, стол тоже обычный. У широкого, во всю стену, окна знакомое кресло вирта, модель несколько отличается от его домашней, но не супернавороченная и не раритет, как у Георга. Системный блок небольшой и аккуратно встроен в спинку кресла. Кроме того, у него в комнате был балкон. Обойдя еще раз по периметру свое новое жилище, осторожно все пощупав и подергав, он даже вскрыл сливной бачок унитаза, но и там, кроме воды, ничего подозрительного не обнаружил. Последним он исследовал балкон, однако тот был пустым. Лишь полусфера кибера-уборщика сиротливо торчала в углу, покрытая толстым слоем пыли. Однако в комнате было чисто. Кирилл подошел к сумке и, нащупав на дне завернутые в пленку пироги, сорвал ее, бросив на пол. Тут же из-под стола выскользнула знакомая полусфера и, с голодным урчанием поглотив пленку, умчалась обратно.

– Вроде все нормально, – облегченно сказал он и, снова выйдя на балкон, осторожно пихнул ногой пыльного кибера. Тот никак не среагировал.

Решив, что с сюрпризами на сегодня покончено, Кирилл отодвинул дверцу шкафа. Достал из сумки скрученные в пресс-тубы пару новых рубашек и брюки, поискал глазами вешалки и, не найдя их, кинул одежду на полку, не распаковывая. Затем разделся и, взяв полотенце, направился в душ. Душевая, конечно, была не такая просторная, как дома, но развернуться места хватало. Кирилл повесил полотенце на вешалку и, зайдя в кабинку, закрыл дверь. Привычным движением, не глядя, провел пальцем по красной черте на сенсорной пластинке, однако ожидаемой воды не получил. Озадаченно посмотрев вверх, на дырочки в потолке кабинки, откуда должна литься влага, он перевел взгляд на сенсор и замер. На нем мигала предупреждающая надпись: «Закройте, пожалуйста, глаза». Кирилл рванул дверную ручку, но дверь даже не шелохнулась, зато под надписью побежали цифры обратного отсчета. Кирилл обреченно закрыл глаза. Тут же возник и стал нарастать вибрирующий гул. Все тело затрясло мелкой дрожью, причем дрожали даже внутренности, затем гул резко усилился и исчез, зато Кира словно обдало кипятком.

– Инфрачистка закончена, прошу вынуть свои вещи из очистителя, – раздался женский голос, и на голову Кирилла обрушились тугие струи воды.

Он, не открывая на всякий случай глаза, нащупал ручку и вывалился из кабинки, ругая шутников последними словами. Все тело было красным, точно его ошпарили с головы до ног. Кирилл, вытирая голову полотенцем, вышел из душевой и краем глаза заметил летящую в него полусферу кибера-уборщика. Он увернулся, но почти тут же получил чувствительный удар в спину и в одних трусах оказался в коридоре за неожиданно распахнувшейся дверью. Девушка в спортивном костюме, проходившая мимо его комнаты, только ойкнула, когда он врезался в нее. Они растянулись на мозаичном полу.

– Извини, – сказал Кир.

Из соседних комнат на шум выскочили Андрей и Тина.

– Ты что, парился? – спросил Андрей, разглядывая уже поднявшегося с пола почти голого Кира.

– Ага, практически, – буркнул тот, почесывая спину, куда пришелся удар кибера.

– Да что у вас тут происходит?! – Незнакомка, которой Кирилл помог встать, гневно посмотрела на него.

– Да как сказать… – Кирилл покосился на Андрея.

– Ты, насколько я понимаю, из девятого, – выручила его Тина. – Я Тина Эрих из восьмого. Пошли пока ко мне, я все тебе расскажу, а ребята пока твой номер посмотрят.

Она подхватила девушку под руку и уволокла ее за собой, напоследок красноречиво показав на дверь комнаты номер девять.

Через полчаса они ввалились к Тине, причем волосы Андрея из русых стали красно-синими, а у Кирилла к подошвам прилипли два пластиковых листа, вырезанных в виде ласт, и он при ходьбе смешно подпрыгивал. Девушки, оглядев самозваных «минеров», дружно прыснули.

– Лучше бы спасибо сказали, – Кирилл устроился на полу и принялся отдирать «ласты», – а то представьте, что было бы.

– Да уж. – Девушка из девятого улыбнулась. – Красно-синий мне не идет, да и лягушачьи лапки тоже. Ладно, «спасители», за мной должок.

– Вот и хорошо.

Кир отодрал второй ласт и, кинув взгляд на Андрея, который крутился у зеркала, рассматривая свои волосы, хотел уже было идти к себе, но Тина его остановила, сказав, что пока те не выпьют чаю, то не будут отпущены. Кирилл, который по-прежнему был в одних трусах и с полотенцем, вспомнил о материных пирогах и сбегал к себе, заодно одевшись. Сидели допоздна, причем вскоре к ним присоединились Айко с Минако и Георг, а Андрей принес гитару. У парня оказался неплохой голос, да и песен он знал много, а вскоре, к удивлению всей компании, к его соло подключилась Тина. Пару раз в их дуэт пытался влезть Айко, но быстро был раскритикован остальными девушками и удалился в угол комнаты, где на столе стояла ваза с принесенными Киром пирогами. Эрика Курхин – так звали незнакомку – была родом из Канады и задержалась, разминаясь на спортплощадке, которую обнаружила недалеко от казармы.

– Я с детства занимаюсь гимнастикой, – рассказывала она, поглощая очередной пирог. – В это время у меня обычно тренировка, а тут неплохая спортплощадка, вот я и не удержалась.

Кирилл понимающе улыбнулся, с интересом разглядывая девушку. Высокая, стройная, с гибким телом, обводы которого прекрасно подчеркивались облегающим спортивным костюмом. Миловидное лицо, прямой нос, маленькие аккуратные ушки, чуть заостренные сверху, глаза, как у Минако, немного раскосые. Волосы не белые, а с каким-то золотистым отливом, доходят до плеч и собраны в хвостик.

– Эй, – Айко поводил ладонью перед лицом Кирилла, заставив того очнуться. – Челюсть с пола подбери.

Кирилл непонимающе посмотрел на Рена, затем перевел взгляд на улыбающуюся компанию и несколько смутился под их взглядами. Андрей тут же стал напевать песню о девушке, которая не смотрит на влюбленного в нее парня.

Все рассмеялись, глядя на Кирилла, а ему вдруг стало грустно. В памяти всплыл образ Ольги, и он, извинившись, ушел к себе.

Ночь уже вступила в свои права. Кир стоял на балконе, привычно смотря в небо. Айко потихоньку подошел и встал рядом.

– Красиво, – сказал он через несколько минут.

– Да, – Кирилл оторвал взгляд от звезд и вопросительно посмотрел на товарища.

– Ты что, обиделся?

– С чего ты взял? – удивился Кир.

– Просто ушел быстро, Эрике аж неудобно стало, хотела сама за тобой идти. Ты ведь так на нее смотрел, вот все и подумали, что она тебе понравилась.

– Симпатичная, – кивнул Кирилл. – Только знаешь, Рен, там у меня была девушка…

– Где там? – не понял Айко.

– Там, – Кир неопределенно махнул рукой. – Иногда кажется, что почти в другой жизни.

– Вон что, – Айко облокотился на перила. – Рассказывай.

– Да что рассказывать… Мы учились в параллельных классах. Мой друг детства дружил с ее сестрой, а она уже несколько лет бегала за мной, но так сложилось, что дружить мы стали только этим летом…

Он говорил и говорил, слова рвались из него вместе с вновь накатившими отчаянием и одиночеством. Айко не перебивал, лишь отрешенно смотрел в темноту, давая товарищу выговориться. А когда Кир умолк, выпрямился и, хлопнув его по плечу, продекламировал:

 
Ты родился, а мир этот был уж седым,
Он страданья познал и невзгоды.
Все пройдет, наши муки растают как дым,
Нам оставив лишь мудрости годы.
 

Затем шагнул к балконной двери, повернулся и сказал:

– Пойдем, все ждут тебя и, поверь мне, волнуются.

Глава 2

Следующий день прошел в суете. Небольшие дворики перед казармами были заполнены галдящей молодежью. Многие со смехом рассказывали о своих злоключениях в их новом жилище, и, судя по внешнему виду некоторых, группа «Омега» отделалась всего лишь легким испугом. Второкурсники, проходя мимо, посмеивались и отпускали шутки в адрес особо «пострадавших». Кстати, людей в академии значительно прибавилось, а глайдеры привозили все новых. Пару раз Кирилл видел и третьекурсников, которых можно было отличить по нашивкам на рукаве в виде трех небольших красных ромбиков, частично наложенных друг на друга.

В их дворике было пусто. Кир и Рен, уютно устроившись в небольшой беседке, стоявшей посередине двора между двух раскидистых кленов, ждали задерживавшуюся Аиру. Андрей вместе с Тиной уже отправились осматривать окрестности, Георг копался со старым виртом, буквально распотрошив его на части, и теперь сидел на полу, завороженно рассматривая каждую деталь, а Эрика опять убежала на спортплощадку, сказав, что будет ждать там.

– Не, ну утро ведь, а комары звереют, – буркнул Айко, хлопая себя по шее. – Почему тут поле нормальное не поставят.

– Откуда я знаю, – отозвался Кирилл. Его за все утро не укусил ни один гад, а вот в Рена они, похоже, просто влюбились.

– Ну, мальчики, куда пойдем? – спросила Аира, выпорхнув из казармы.

– Сперва на спортплощадку, заберем Эрику, потом хочу дойти до взлетного поля, глянуть поближе, на чем тут летают, а то таких аппаратов я в жизни не видел. А потом еще куда-нибудь, – ответил Кир, разглядывая девушку, одетую в джинсы и обтягивающий топик с рисунком в виде каких-то движущихся в танце аборигенов.

Спортплощадка оказалась почти рядом, стоило лишь подняться в горку, миновав казармы. Точнее, это была не просто площадка, а целый спортивный комплекс, построенный в виде огромной ромашки. В центре – круглый зал, где размещались душевые и раздевалки, а от него, точно гигантские лепестки, отходили различные пристройки. Здесь был и бассейн, и теннисный корт, залы для легкой и тяжелой атлетики, волейбольная и баскетбольная площадки и так далее. Вокруг этой гигантской «спортивной» ромашки проходила беговая дорожка, а чуть поодаль возвышались трибуны летнего стадиона. Правда, сегодня здесь было пустынно. Эрика обнаружилась, естественно, в гимнастическом зале, куда их привели заботливо развешанные на стенах указатели. Девушка висела на кольцах, выполняя какое-то упражнение, и, заметив вошедших, спрыгнула на пол. В гимнастическом трико она выглядела еще более впечатляюще, и теперь уже глазами ее пожирал Айко. Кирилл, заметив это, с удовольствием впечатал другу локоть под ребра, заставив того подпрыгнуть от неожиданности.

 

– Слюни подбери, а то Аира уже за платочком в сумочку полезла, – усмехнулся он.

Рен опасливо покосился на Аиру и, не обнаружив у девушки сумочки, пихнул Кирилла в ответ.

– Я сейчас быстро в душ и к вам, – сказала Эрика, бросив кокетливый взгляд на Рена и так вильнув, пробегая мимо, полуголыми бедрами, что Кир испугался, как бы у его товарища слюна действительно не закапала.

Положение спасла Минако, совершенно случайно наступив каблучком на ногу Айко (тот был в сандалиях), что быстро вывело его из состояния «охотничьей собаки, принявшей стойку» и перевело в состояние «хромого вопящего кенгуру».

А вот с походом на аэродром у них не сложилось. Девушки, узнав, что поле находится чуть ли не на другом конце озера, решительно заявили протест. Единственное, на что они согласились, это подняться на холм, где расположились коттеджи преподавателей – оттуда было лучше видно взлетающие аппараты. Правда, вблизи холма их пыл несколько угас, ибо это был даже не холм, а небольшая гора. Нужное место для обзора пришлось искать очень долго. Холм состоял из трех террас, соединенных широкой лестницей. На первой был разбит прекрасный парк, в котором уже сейчас было множество прогуливавшегося народу, на второй – самой широкой, расположились коттеджи преподавателей, а на третьей, являвшейся вершиной холма, росла сосновая роща. Правда, о последней они знали только со слов встреченных по дороге второкурсников, так как выдохлись уже на второй террасе и, приметив скамейку, дружно плюхнулись на нее.

– Я всегда думала, что нахожусь в хорошей форме, – выдохнула через некоторое время Эрика.

– Я тоже, – кивнул Кирилл.

– А нечего было в «кто быстрее» играть, – усмехнулась Аира, зыркая на Рена. – Вы этого остолопа побольше слушайте.

– Зато весело было, – начал оправдываться Рен.

– Ну-да, очень. В следующий раз давай не по лестнице, а напрямик, – Кирилл кивнул на густой кустарник, покрывавший склон. – Ощущений будет масса.

– Ага, особенно после вон того шиповника, – рассмеялась Эрика. – Только пусть Рен сперва проверит, а то вдруг там ощущений маловато.

– Здравствуйте, ребята. – К скамейке подошел невысокий молодой мужчина в черных брюках и голубой рубашке со значком академии.

– Здравствуйте…

– Павел Николаевич, преподаватель по пилотированию, – представился мужчина. – Могу полюбопытствовать, что вы тут делаете?

– А что, запрещено? – спросила Минако.

– В принципе, нет.

– Вообще-то, ребята хотели посмотреть на аэродром, но до него идти далеко, вот мы и подумали, что отсюда будет видно, – пояснила Эрика.

– Аэродром? – Брови Павла Николаевича удивленно взметнулись вверх. – Это кто у нас тут летун такой?

– Вот он, – Рен дружески пихнул Кира в плечо, – все к звездам рвется.

– К звездам… – Учитель внимательно посмотрел на парня. – Что ж, ладно, пойдемте, покажу, откуда лучше видно. Только придется выше подняться.

– Опять по лестнице? – почти простонала Минако.

– Зачем? – улыбнулся преподаватель. – Тут недалеко движущаяся дорожка, лестница это так – для любителей.

На вершине оказалась прекрасная обзорная площадка, выступающая далеко за край террасы. Сама вершина действительно была покрыта густым бором, правда, довольно ухоженным. Нижние ветви сосен были аккуратно подрезаны, а почти полное отсутствие на земле хвои говорило о том, что за этим местом следят. Аромат сосны и открывшийся с вершины пейзаж быстро прогнали усталость. Бо́льшая часть территории академии лежала перед ними как на ладони. Взлетно-посадочную полосу было не очень хорошо видно, зато взмывающие с нее аппараты можно было разглядеть прекрасно. Правда, к разочарованию Кира, в основном это были стандартные глайдеры, лишь один раз в воздух взвился серпообразный силуэт сейпера с двумя вертикальными килями.

– Не расстраивайся, еще насмотришься, – успокоил его Павел Николаевич, – и даже налетаешься. Со второго курса у вас практических занятий будет больше, чем теории.

– Я думал, что уже на первом, – протянул Кир.

– Быстрый какой, – усмехнулся учитель. – Сперва технику на земле надо изучить, причем досконально. А за нее я с вас спрошу, дай бог! Плохо будешь знать, что внутри у машины – посажу учить, как бы ты ни рвался в воздух. Понял?

Кирилл кивнул. В это время над ними со свистом пронесся стреловидный силуэт, и незнакомая машина зависла в нескольких десятках метров над холмом.

– Это еще кто? – буркнул Павел Николаевич, с прищуром всматриваясь в силуэт машины. – Лаймалин, твою за ногу… – Он поднял руку к виску, и из-за уха ко рту скользнул тоненький серебристый ручеек микрофона. – Лайм, ты что творишь? Давно ангар у меня не драила?

Машина, обводами своими похожая на трехгранный наконечник стрелы, приплюснутый к носу, качнулась с боку на бок, ее боковые стабилизаторы чуть изогнулись вверх, и она, резко сорвавшись с места, выписала над застывшими ребятами «мертвую петлю». Затем медленно развернулась и направилась в сторону взлетно-посадочной полосы.

– Ну, девушка! – Павел Николаевич погрозил пальцем вслед приземлявшейся машине.

– Красивая… – протянул Кирилл.

– Кто, Лайм? – не понял учитель.

– Да нет, машинка красивая.

– А, «Волк»…

– Волк?

– Ну да, МБК-семьдесят четыре, «Волк», один из последних разработанных боевых кораблей для военно-космического флота Земли. Их списали с вооружения лет двести назад и по запросу передали нам. К сожалению, довольно сложен в управлении, поэтому у нас их всего штук десять, а основные машины это сейперы и гладиусы.

– Такое старье, – поморщилась Эрика.

– Ну, извините, мэм, – развел руками Павел Николаевич. – Бюджет, знаете ли… Вы хоть приблизительно представляете стоимость одного корабля? По лицу вижу, что нет. К тому же запаса прочности у этих машин хватит еще не на одну сотню лет.

Расстались практически друзьями. Павел Николаевич показал им свой дом, утопающий в цветниках, что привело Минако в дикий восторг. Она с удовольствием пила принесенный хозяином мятный чай, обсуждая с ним увиденные в саду цветы. Учитель чуток смущался от такого внимания девушки, изредка тормошил свою короткую шевелюру, а Айко нервно порывался уйти и был рад, когда звякнул вызов и Павел Николаевич извинился, сказав, что его присутствие срочно требуется на полигоне.

– Вы заходите, если захотите, – он улыбнулся. – На самом деле тут скучно. Многие жильцы здесь практически не появляются. Командор, например, в своем кабинете обосновался, а Родион Степаныч, наш главный механик, вообще из ангаров не вылезает, там и ночует.

Несмотря на настойчивые заверения Рена, что вниз по лестнице веселее, для спуска все же воспользовались бегущей дорожкой. Во дворе казармы, в беседке, сидели Андрей и Тина. Глядя на них, никому не верилось, что эти двое только вчера познакомились.

– Привет влюбленным! – крикнул Рен, когда они подошли ближе.

Тина смутилась и чуток отодвинулась от Андрея, а тот, нахмурясь, посмотрел на Рена. Но тот сделал такое невинно-ангельское лицо, что гигант не выдержал и улыбнулся.

– Как прогулялись? – спросила Аира, присаживаясь рядом с Тиной так, что та невольно пододвинулась назад, к Андрею.

– Да нормально, мы… – начал тот.

– Ой, ребята! – неожиданно встрепенулась Тина. – Мы же с Андреем форму получили, причем на всех сразу, по комнатам вам разнесли. Классная!

– Правда? – Девчонки вскочили. – Мальчики, мы на примерку!

Аира с Эрикой подхватили Тину под руки и скрылись в здании. Кирилл переглянулся с товарищами, и парни неторопливо направились следом.

Форма сидела как влитая. Черные брюки, голубая рубашка с короткими рукавами и вставками в виде тонких белых полос, идущих от воротника по плечам. Черный пиджак со стоячим воротником и золотистой застежкой-«молнией». На груди с левой стороны знак академии, на плече справа серебристый щит со знакомой буквой V, надписью «омега» и цифрой «семь». На обшлагах у запястья две белые полосы, еще одна по краю воротника, чуть выше полос на рукаве – красный ромб. Разъемы модификатора присутствуют, но изменить можно только размер. Еще рядом с кроватью стояла пара высоких черных ботинок, а на кровати лежало кепи, белое, с черным козырьком, знаком академии и золотистыми вставками. Одевшись, Кирилл успел только крутануться перед зеркалом в дверце шкафа, стараясь разглядеть себя получше, как в комнату ввалилась вся честная компания.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33 
Рейтинг@Mail.ru