Искатель

Дмитрий Кружевский
Искатель

– Вот уж не удивляюсь, – фыркнула Нина. – В нашей дыре скоро и кораблей-то путевых не останется. А вот мы с Антошей будем поступать в Токийский: я на биофак, а Антоша на физмат, у нас уже и приглашение есть.

– Приглашение? – Кирилл вопросительно посмотрел на друга, но тот опустил глаза.

– Я, кстати, тоже, – сказала Ольга. – Только я буду поступать на медицинский. Кир, может, ты тоже с нами? – Ольга умоляюще посмотрела на друга. – Отец тебе поможет, даст нужные рекомендации.

– Да нет, спасибо, – Кирилл отрицательно покачал головой. – Да и на кого я там пойду?

Девушка вздохнула и снова опустила голову на плечо Кириллу.

Антон тоже сделал заказ себе и Нине.

Человекоподобный кибер-официант в строгом черном костюме расставил еду на столике и, получив оплату, неспешно удалился. Ольга с какой-то детской непосредственностью тут же пододвинула к себе вазочку с мороженым и принялась его изничтожать, изредка улыбаясь Кириллу. Тот, смотря на девушку, с аппетитом принялся за пельмени.

– Ну, пока вы тут набиваете животы, мы с Антоном вас покинем, – сказала Нина, чуть отпив из своего бокала, и встала.

Тот поставил недопитый коктейль и отправился вслед за подругой.

Свет в помещении неожиданно стал гаснуть. Под ногами вспыхнули голубоватые огни, пол поплыл разноцветными пятнами и вдруг стал совершенно прозрачным. Создалось ощущение, что ноги стоят прямо на поверхности воды, подсвеченной из глубины невидимыми светильниками.

– Здорово, – Ольга забралась с ногами на диванчик и с восхищением разглядывала, как внизу колышутся водоросли и иногда проносятся стайки рыбешек, блестя чешуей.

Кирилл согласно кивнул, рассматривая, правда, Ольгу. В наступившем полумраке рисунки на ее необычном платье изменились, вспыхнув новыми красками. Казалось, что по нему пробегают блуждающие огоньки, а порой платье вспыхивало, и создавалось полное ощущение, что тело девушки облечено в жидкое пламя, которое свободно гуляло по нему, подчеркивало его контуры.

Сзади раздались громкие голоса, и Кирилл оглянулся. В кафешку зашла незнакомая компания из трех парней и четырех девушек. Устроившись за столиком около стойки, они отгородились от зала мерцающей энергоизоляционной стеной, превратив свой столик в персональную кабинку.

Ольга снова пододвинулась поближе к Кириллу, неожиданно растянулась на диване и, положив голову парню на колени, тихонько попросила:

– Включи стену.

Кирилл дрожащей рукой нащупал сенсор, и по периметру их столика вспыхнула энергетическая перегородка, похожая на колеблющийся туман.

– Я думал, мы танцевать пойдем. – Из-за перегородки как раз полилась медленная мелодия, блокировку внешних звуков Кирилл включать не стал.

– Не сегодня.

Ее руки обвились вокруг его шеи, а теплые нежные губы Ольги впились в его рот. Он обмер, а потом осторожно взял девушку за плечи и отстранился.

– Кир… – Ольга всхлипнула. – Я ведь не дурочка и все понимаю.

– Оль, я…

– Молчи, – девушка закрыла ему рот ладонью. – Молчи, дай я скажу. Я ведь понимаю, что не нравлюсь тебе, да и как могу понравиться? Это детское личико, это недоразвитое тело… Мне уже почти восемнадцать, а выгляжу как маленькая девочка, ты никогда меня серьезно не воспринимал.

– Но…

– Молчи. Я все понимаю. – Она, всхлипывая, уткнулась ему в плечо.

– Оль, – Кирилл снова взял девушку за плечи и посмотрел в ее заплаканные глаза. – Ты очень красивая, но я…

– Правда? – девушка улыбнулась. – Кир, ничего больше не говори, просто дай мне шанс, хорошо?

– Хорошо…

– Я счастлива, – Ольга вытерла слезы и вновь устроилась на его плече. – И без возражений, этот вечер мой.

Дальнейший вечер прошел в более раскрепощенной обстановке, хотя Кирилл опасался обратного. Ольга, казалось, позабыла весь разговор и веселилась от души, раз за разом вытаскивая Кира на танцы. Нина с Антоном постоянно пропадали где-то, возвращаясь лишь на несколько минут, причем у Антона было такое невинно-счастливо-идиотичное лицо, что Кирилл ему невольно позавидовал. Домой собрались глубоко за полночь, когда кафе уже почти опустело, а Ольга, пристроив голову у него на коленях, мирно посапывала.

– Сейчас я летак вызову, – сказал Антон и пробежался пальцами по панели запястника.

– А может, прогуляемся?

– Ну, мы-то можем, а вот девчонкам на другой конец города.

– Да, ты прав. – Кирилл осторожно погладил спящую девушку по голове.

Та заворочалась и, открыв глаза, села.

На улице было довольно свежо, видимо, сказывалась близость реки. Антон тут же снял пиджак и накинул на плечи Нине. Кирилл уже подумывал снять с себя рубашку, но Ольга обхватила его руку и прижалась к нему.

Летак, похожий на автомобиль XXI века, виденный Кириллом в музее, только с небольшими крыльями, медленно спланировал, моргая габаритными огнями, и застыл на посадочной площадке.

– Ладно, девочки, летите, а мы с Киром пешочком.

– Хорошо, милый, – Нина поцеловала Антона и вопросительно посмотрела на сестру.

Ольга улыбнулась и, чмокнув Кирилла в уголок рта, открыла дверь летака и забралась в кабину.

– Ну, мальчики, до завтра.

Когда огни машины скрылись вдали, ребята, не торопясь, пошли по набережной домой. Шли молча. Кирилл перебирал в голове случившееся, а Антон, видя состояние друга, не задавал вопросов. Они дошли до сквера, примыкавшего к набережной, и тут Антон неожиданно остановился и схватил Кирилла за плечо, заставив того очнуться от своих мыслей.

– Что? – юноша непонимающе посмотрел на друга.

– Там, в сквере…

Кирилл повернулся и посмотрел туда, куда указывал друг. Там, около фонтана, светившегося разноцветными огнями, собралась небольшая компания.

– И что?

– Не знаю, – Антон неуверенно повел плечом. – Мне показалось, кто-то вскрикнул…

– Да брось ты, приезжие дурачатся. Пошли.

– Не знаю, Кир… Может, глянем?

Кирилл нехотя кивнул, и они направились туда. Это оказалась знакомая компания из кафе. Четыре девушки, наряженные в пестрые одежды с постоянно меняющимся абстрактным рисунком, сидели на бортике фонтана и наблюдали за парнями, которые окружили лавочку с сжавшимися от страха двумя девчонками.

– Не, Тар, скажи, что мы с этими клонерами делать будем?

– А что с ними обычно делают? – заржал один из юнцов, сделав несколько движений тазом.

– Ну, это ты переборщил. Говорят, что их тут к людям приравнивают.

– Да ладно тебе, Зейк, завтра нас тут уже не будет, и пусть потом ищут.

– Точно, – третий парень, одетый в черный комбинезон, схватил одну из девчушек за руку и рванул к себе. – Пойдем, киска, я тебя приласкаю.

– Брось, Ин. Неужто действительно будешь мараться о клонера?

– Правильно. Ин, лучше с кем из нас, – сказала одна из сидевших у фонтана девушек.

– Да ладно вам, надо же внести какое-нибудь разнообразие в их тусклую провинциальную жизнь. – Парень в черном развернулся, волоча за собой упирающуюся девушку, и нос к носу столкнулся с Кириллом.

– Отпусти.

– Чего? – незнакомый парень уставился на Кира.

Короткий удар ногой в солнечное сплетение заставил приезжего согнуться, а удар локтем в нужную точку на спине отправил на землю. Девушка ойкнула и быстро нырнула за спину Кирилла. Возникла звенящая пауза.

– Не, ну ни фига себе, этот малец Ина вырубил, – наконец произнес тот, кого называли Зейком.

– Ты в порядке? – спросил Кирилл у девушки.

Та, всхлипнув, кивнула.

– Подонки! – Кирилл посмотрел на оставшихся. – Валите отсюда, пока стражей не вызвал.

– Надо же, – Зейк развел руками. – Я думал, что ты смелый, а оказывается, без легавых и разобраться не можешь.

– Без кого? – не понял Кир. – Девушку отпустите.

– А ты забери, – Зейк схватил девушку за плечо и толкнул к своим подругам, которые со смехом усадили ее рядом с собой на бортик фонтана.

– Зейк, может, не надо?

– Да брось, Тар, переломаю парню пару ребер и все. В регенераторе к утру все срастется. А то глянь, как земляшки оборзели, всяка деревенщина будет мне указывать, что делать. Эй, паря, а тебе самому не стремно за клонера вступаться? Они ведь, наоборот, должны быть благодарны, что на них человек внимание обратил.

– Это еще почему? – удивился Кирилл. – Вторичники такие же люди, как и мы.

– Вот деревенщина, – парень усмехнулся и неожиданно прыгнул через скамейку, метя ногой в грудь Кириллу.

Кирилл не ожидал такого и, пропустив удар, кубарем покатился по траве.

– Что, герой, больно? Но это только начало. Ты вообще понимаешь, с кем связался? Я чемпион Гартанского университета по имбосу, а вы, земляшки, не то что как воевать, но уже и как драться, поди, позабыли.

– Ну так покажи, – процедил сквозь зубы Кирилл, усилием воли подавляя боль и поднимаясь с земли.

– О, встал? – удивился Зейк. – А ты, наверное, не так уж и безнадежен.

На этот раз он не стал бросаться на Кирилла, а принялся кружить вокруг него, изредка нанося удары. Кирилл, отражая их, анализировал противника, вспоминая все, что знал о стилях. Увы, об имбосе он не слышал. Судя по движениям и применяемым Зейком приемам, имбос делал ставки на неожиданные выпады и сильные удары ногами, заставляя противника уходить в глухую оборону, изматывая его, затем, по идее, должно было идти добивание.

Неожиданно всплыли в голове слова учителя, сказанные в самом начале тренировок:

«Кир, многие из твоих противников будут сильнее тебя. Не старайся победить силу, будь просто лучше их, умнее их».

Кирилл усмехнулся. Несомненно, Зейк занимался не меньше его, а, возможно, у него просто больше практики. Но он очень самоуверен.

Пропустив еще один удар в плечо, Кирилл упал на одно колено. Зейк победно улыбнулся и метнулся к парню, занося руку для рубящего удара, но Кирилл неожиданно вскочил и, скользящим движением уйдя вправо, оказался за спиной у нападавшего. Зейк среагировал и стал разворачиваться, но юноша нанес ему резкий удар в челюсть, после чего схватил за запястье руку, все еще продолжавшую ударное движение, и крутанул противника вокруг оси. Раздался противный хруст, затем дикий вопль. Зейк рухнул на колени и, крича, смотрел на свою выгнутую под неестественным углом руку.

 

– Всем замереть на месте! – раздалось сверху.

Кирилл поднял голову и зажмурился от света прожектора. Вниз скользнули две тени, и перед парнем приземлился страж, закованный в биодоспех, делающий его похожим то ли на гигантскую ящерицу, то ли на какое-то диковинное насекомое. Страж посмотрел на Кирилла, покачал головой и поднес руку к шлему. Шлем разделился на множество мелких частей и, превратившись в тонкие паутинки, втянулся в ворот доспеха.

– Ну и что тут произошло?

– Он… он мне руку сломал, – проскулил Зейк.

– Вижу, – страж повернулся к Кириллу: – Вам придется проехать с нами в участок. И вам, кстати, тоже, – добавил он, ткнув пальцем в сторону Зейка.

– Успокойтесь, Ирина Анатольевна, все с ним в порядке.

Женщина обессиленно опустилась на стоявший у столика стул и разревелась.

– Извини, Толь, я просто переволновалась, – через минуту сказала она, вытирая слезы и взяв протянутый ей бокал с минералкой.

– Да я понимаю. – Мужчина в черной форменной одежде с нашивками стража уселся на стул напротив. – А вообще твой Кирилл молодец, не побоялся.

– Иногда я жалею, что отдала его в секцию Владлена, – всхлипнула женщина. – Он такой безрассудный. Весь в отца пошел.

– Ну, успокойся, – Анатолий взял пустой бокал и, подойдя к автомату, вновь наполнил его минералкой. – Твой парень, кстати, спас двух девчонок из К-интерната. Эти подонки хотели их изнасиловать.

– Изнасиловать? – Женщина недоверчиво уставилась на стража. – Дикость какая-то.

– Дикость, – усмехнулся страж. – Для нас да, но не для них. Они прибыли к нам из Саксо-Германской Империи, а у них там клонированные – это бесправная рабсила.

– Надеюсь, их задержали?

– Задержали, – вздохнул Анатолий. – Но, увы, через пару часов вынуждены были отпустить: они подданные империи, и нас вежливо попросили прикрыть это дело. Они, конечно, извинились и даже заплатили большой штраф, но ты бы видела, с каким недовольством и презрением все это происходило. Утешает одно: этим подонкам теперь навсегда закрыт путь в пределы системы. Если еще раз объявятся, колония им обеспечена.

Дверь с легким шелестом ушла в сторону, и на пороге появился Кирилл в сопровождении еще одного стража, а вслед за ними в комнату заскочили две девушки и пристроились рядом с парнем.

– Вот не могу никак домой отправить, – кивнул конвоир на девушек. – Так всю ночь и просидели в коридоре.

Женщина посмотрела на насупившегося сына, потом на сжавшихся девчушек и вздохнула.

– Мам, я…

– Молчи уж. – Мать встала и, подойдя к сыну, крепко его обняла. – Знаешь, а я ведь рада, что ты у меня такой. Ладно, пошли домой.

Они вышли из участка вместе с девушками. Во дворе стоял глайдер с эмблемой интерната.

– Вас как хоть зовут? – наконец спросила Ирина, разглядывая похожих как две капли воды девушек.

– Лиа, а ее Эна, группа двести тридцать четыре-Л, – сказала одна, подходя ближе. – Мы вторичники и хотим поблагодарить вас и вашего сына за то, что он спас нас. Эна очень испугалась, а запястников у нас нет, и мы не могли вызвать помощь. Мы все время гуляем в том сквере, и раньше никогда ничего подобного не было.

– Ясно, – женщина вздохнула. – Ладно, девочки, мы домой, вашему спасителю надо поспать.

– Спасибо вам еще раз, – девушки дружно поклонились и направились к ожидавшему их глайдеру.

Однако Эна неожиданно остановилась и, развернувшись, подбежала к Кириллу. Схватила парня за руку.

– Можно мне прийти к тебе в гости?

Кирилл явно растерялся и вопросительно посмотрел на мать.

– Можно, – Ирина ласково улыбнулась.

Девушка улыбнулась в ответ и, отпустив руку Кирилла, побежала обратно к «сестре».

Ирина сидела на полу, опершись спиной о стену, и смотрела на спящего сына. Как он похож на Олега: тот же рост и стать, те же непослушные русые волосы, вечно торчащие во все стороны, несмотря на все укладки, тот же упорный характер. Пожалуй, лишь глаза достались ему от нее, такие же ярко-зеленые. Она почувствовала, как слезы текут по лицу, а в груди, как и девятнадцать лет назад, что-то судорожно сжалось.

Корабль превратился в груду металла, которая лишь по инерции продолжала движение к цели. Ирина пробиралась по коридору, заваленному различным мусором и остатками человеческих тел, до крови искусав губы, стараясь сдержать крик отчаяния и ужаса. Уже месяц прошел со дня катастрофы, а она так и не смогла привыкнуть. Внутри корабля постоянно раздавался протяжный скрип, а иногда из оплавившихся стен выплескивались целые фонтаны искр, осыпая девушку и заставляя ее испуганно отскакивать в сторону. Би-металл, обладавший памятью, пытался восстановить прежний облик корабля, – но тщетно. Иногда по всему корпусу пробегала волна дрожи, точно эта некогда красивая машина билась в агонии, и Ирине приходилось падать ничком, вцепляясь в трещины, образовавшиеся в полу. К счастью, генератор С-поля уцелел. Он запечатал эту часть корабля, предотвратив утечку воздуха.

Им с Олегом повезло. Она находилась с мужем в рубке управления, когда произошла эта катастрофа. Но до сих пор она не знала, что тогда случилось на подходе к Плутону. Удар был такой силы, что компенсационные кресла, позволявшие без труда переносить пятидесятикратные перегрузки, застонали под навалившейся тяжестью. Это их и спасло, у других членов экипажа, находившихся на своих рабочих местах или занимавшихся личными делами, просто не было времени среагировать на происшедшее.

– Ну, что там? – спросил Олег, когда она уселась в свое кресло.

– Капсула готова.

– Это хорошо, – ободряюще улыбнулся Олег. – Я проверил все системы, вроде нормально. Главное, чтобы прыжок прошел так, как мы задумали.

Ирина кивнула и улыбнулась мужу в ответ. Месяц отчаяния и надежды, месяц в полумертвом корабле среди ужасающего запаха разлагающихся мертвых тел, от которого не спасали даже фильтр-маски. Месяц работы, чтобы оживить один из двигателей, и то, что это удалось, было больше, чем чудом. До сих пор она не может есть пищу, приготовленную в пищевых комбайнах, до сих пор для нее она отдает трупным запахом. Комбайн может и не использовать картриджи, а готовить съедобный концентрат из любого биологического объекта, например, из дерева. Но, к сожалению, оранжерея корабля погибла…

Таймер отсчитывал последние минуты перед прыжком.

– Давай, милая, в капсулу, я введу нужные данные и за тобой.

– Я тебя дождусь.

– Брось, – Олег пристально посмотрел на жену. – Со мной ничего не случится, а ты теперь отвечаешь за двоих. Так что не спорить и марш к капсуле, а я введу в компьютер все что нужно и сразу к тебе присоединюсь.

Ирина вздохнула, но не стала спорить с мужем, а, нацепив фильтр-маску, полубегом направилась к капсуле. Устроившись в кресле, она привычным движением погладила себя по едва наметившемуся животику и перекрестилась. Неожиданно крышка капсулы дернулась и резко пошла вниз. Ирина в панике вскочила с кресла и кинулась к щитку управления дверью.

– Постой, дорогая, – позади нее развернулась плазмопанель. – Ир, сядь, – Олег кивнул на кресло и, дождавшись, пока жена вновь села, продолжил: – Извини, дорогая, но я тебя обманул. Мне не удалось до конца починить систему пилотирования. Ручное управление и то еле тянет… Я постараюсь вывести эту развалину как можно ближе к Земле и отстрелить капсулу.

– Олег, я…

– Молчи, молчи, – муж покачал головой. – У нас не так много шансов, а в капсуле у вас есть надежда. Или ты забыла, что не одна?

Она замотала головой, ели сдерживая подступившие слезы.

– Приготовься, милая.

Олег отвернулся, и его пальцы забегали по светившейся разноцветными огнями панели управления. На краткий миг наступила темнота, странное состояние падения в бездну, затем легкий толчок и страшный скрип, пронесшийся по всему кораблю. Ирина в панике застучала по сенсорам вызова, но развернувшийся перед ней экран был пуст.

– Олег, ответь мне! Олег!!!

Израненное тело корабля неожиданно содрогнулось в жестокой конвульсии, ломающей переборки и рвущей точно бумагу прочнейший корпус.

– Ир, – донесся до нее голос Олега. – Мне страшно, Ир.

– Олег, Олег!! – Ирина хотела снова кинуться к пульту шлюза, но неожиданное ускорение вдавило ее в кресло.

Ожили бортовые приборы, а компьютеры шлюпки принялись выравнивать ее траекторию. Вспыхнули экраны внешнего обзора, и Ирина увидела удалявшийся истерзанный корпус корабля с огоньками взрывов.

– Прощай, милая, – вновь раздался голос Олега, а затем остатки корабля подернулись дымкой и исчезли.

Ее муж уводил гибнущую машину подальше. Как ей сказали потом, корабль взорвался около Луны, Олег успел отвести машину от оживленных трасс рядом с Землей. Но тогда она этого не знала, а, сжавшись в комочек, рыдала, когда родная планета приняла свою вернувшуюся дочь.

Глава 2

Кирилл вышел из телепорта посреди Орочьего поля, недалеко от протекавшей через него реки. Тут на холме разместилось какое-то святилище, где по заданию он должен был уничтожить свирепого вожака орочьего клана с труднопроизносимым именем. Храм не произвел на него впечатления – нечто огромных размеров, похожее на полуразвалившийся сарай, правда, с остатками античных колонн по периметру. Проверив количество бутыльков с эликсирами жизни и энергии, он направился к цели. Пару раз на его пути встречались какие-то монстры, то ли горгульи, то ли нечто подобное, но такого низкого уровня, что он убил их двумя ударами, и до храма добрался на удивление быстро.

Неру он заметил, только когда подошел к лестнице, ведущей в храм. Эльфийка сидела на нижней ступеньке и рассматривала выдранный пучок травы. На этот раз она была одета в расшитую узорами мантию, а ее посох лежал рядом.

– Нер, привет.

Девушка подняла голову и, увидев Кирилла, улыбнулась:

– Кир, давно же тебя не было. Где пропадал?

– Готовлюсь к экзаменам, некогда играть.

– Значит, ты еще школьник.

– Выпускник, – поправил Кирилл. – А ты?

– А я страшная старая дева – разве ты этого не знал?

– Хорошо хоть дева, а не мужик с усами и бородой, – усмехнулся Кирилл.

– С усами и бородой, – эльфийка потрогала лицо. – Слава богу, нет, а то думала, побриться с утра забыла.

Они переглянулись и рассмеялись.

– Ты что тут разглядываешь?

– Да вот, – девушка показала зажатый в руке пучок травы. – Корней-то нет.

Кирилл подошел ближе и, взяв протянутый пучок, принялся его изучать. Действительно, широкие мясистые стебли травы соединялись внизу в одно целое, но не имели корней, вместо них колебалось нечто похожее на струю пара.

– Ну, создатели просто не стали их делать, да и зачем? Вон из монстров тоже кровь хлещет, и ошметки летят, а как убьешь – растекаются какой-то серо-буро-малиновой кашей.

– Да я просто… – повела плечом эльфийка. – Ты в храм? Если да, то пошли в команде, у меня тут квест.

– У меня тоже.

Около двух часов виртуального времени они с Нерой носились по запутанным лабиринтам храма, пока у Кирилла не запищал зуммер, напоминающий о реальном времени. И ему не пришлось попрощаться с напарницей.

День выдался прохладным. С утра вроде было тепло, но потом набежали тучки, и зарядил мелкий дождик. Кирилл стоял у окна и рассеянно смотрел на стекавшие по стеклу капли. Экзамен назначили на второе июля, и на подготовку осталось меньше недели, а ведь думал, что успеет до него слетать с Ольгой на Обское. Но, видимо, все же придется посидеть над учебниками.

В классе неожиданно стало тихо. Кирилл обернулся и увидел стоявшего у кафедры преподавателя.

– Задумался о чем-то? – спросил учитель.

– Извините, Аркадий Юрьевич.

– Ладно, все садитесь.

В конце урока учитель подошел к доске, активировал и вывел на нее изображение Земли.

– Напоследок у меня коротенькая лекция по тому периоду в истории нашей планеты, которые различные источники называют по-разному. Кто-то «Исходом», кто-то «Рецессией», а кто-то «Прорывом». – Он внимательно оглядел класс. – Итак, начнем. В две тысячи триста тридцать четвертом году исследовательский корабль «Аргус» обнаружил на орбите вокруг Нептуна странное образование и приступил к его исследованию – это оказались обломки инопланетного корабля. Мы до сих пор не знаем, какой цивилизации он принадлежал, но, судя по обнаруженным на его борту останкам, эти инопланетяне мало отличались от людей. К тому же судно было явно военного назначения. Это сообщение взволновало человечество. Над Землей нависла вероятность вторжения, а так как технологии пришельцев превосходили земные, исход его мог быть не очень приятным. Едва корабль был транспортирован к Земле, как все ведущие умы планеты были брошены на его изучение.

 

Благодаря этой находке мы получили многое из того, чем пользуемся и по сей день. Например, технологию выращивания нужных нам структур из атомов любого вещества. Теперь не нужно плавить металл, можно просто вырастить необходимую структуру, с нужными свойствами, использовав в качестве подручного материала обычный песок или камень. Да и не только металл. Был открыт принцип Гайна-Литвинова, позволяющий получать энергию посредством перехлестывания торсионных полей. Это и еще многое другое позволило в скором времени создать достаточно компактный двигатель для межзвездных полетов, использующий эффект свертки пространства. Разработки его велись еще с конца двадцать первого века, но все упиралось в отсутствие более-менее компактного источника питания.

В результате, к концу двадцать четвертого века перед человечеством открылся дальний космос. Сперва робко, а потом все увереннее мы начали его осваивать. Вскоре были открыты прекрасные планеты, которые были пригодны для переселенцев, даже без терраформинга. Это и положило начало «Исходу» – человечество стало покидать опустошенную, израненную, загрязненную Землю. Исход был настолько быстрым, что к началу двадцать шестого века на Земле осталось всего около пятидесяти миллионов жителей.

Кстати, таинственные пришельцы так и не объявились, остатки их корабля до сих пор хранятся в Лунном музее истории. Нам известны семь иных цивилизаций, но тот корабль не принадлежит ни одной из них. Эту таинственную расу ученые окрестили «хомо-ту».

На данный момент Анклав человечества насчитывает около двухсот миров, в его составе двадцать государств. Вот основные из них: Саксо-Германская Империя – тридцать систем, Романская Республика – четырнадцать систем, Объединенный Союз Миров – сорок семь систем, Российская Империя – тридцать две системы, Великая Империя Солнц – двадцать одна система и Исламское Содружество – шестнадцать систем. Остальные мелкие, от одной до пяти систем, не будем их упоминать.

Земля, кстати, принадлежит к мелким системам. Кроме того, мы считаемся окраинным миром, ближайшая система Анклава находится от нас в сорока световых годах, то есть почти в неделе полета. Кстати, если очутитесь в Анклаве, учтите, что многие его жители даже не знают о существовании Солнечной системы. А на некоторых планетах, например, в Империи Солнца, вообще не стоит упоминать, что их предки пришли с Земли, ибо согласно местным поверьям их привел первый Император из святой земли за гранью миров.

Напоследок поговорим о старушке Земле.

Население около ста сорока миллионов, столица Осло. Крупных городов с населением больше миллиона всего пять: Токио – два миллиона триста тысяч, Москва – один миллион семьсот тысяч, Вашингтон – три миллиона четыреста двадцать тысяч, Берлин – два миллиона сто пятьдесят тысяч, Пекин – два миллиона триста семьдесят тысяч. Остальные проживают в мелких городах с населением пять тысяч человек и меньше. Основная масса населения сосредоточена в западной части Европы, в Китае и Северной Америке. Африка, Австралия и Южная Америка очень слабо заселены, их суммарное население не превышает пяти миллионов человек. Во всей Солнечной системе сейчас проживает около двухсот пятнадцати миллионов человек, это, конечно, вместе с Землей. И еще…

Звонок прервал последние слова учителя. Он бросил взгляд на запястник и, отключив доску, поднял руку, призывая к вниманию поднимавшихся со своих мест учеников.

– Напоследок хочу пожелать вам успешно сдать экзамен. Надеюсь, его результат совпадет с тем, чем вы хотели бы заниматься в будущем.

Когда Кирилл вышел из класса в коридор, Ольга уже стояла там, разговаривая с двумя одноклассницами. Заметив парня, те переглянулись и, дружно поздоровавшись, отошли в сторонку, едва скрывая улыбку.

Дождь разошелся не на шутку, тугие струи лупили по асфальту и, собравшись в мутные потоки, устремлялись к стокам, чтобы исчезнуть в их глубине. Им пришлось просидеть минут десять на пришкольной стоянке, пока на нее не вернулся один из освободившихся гравиков. У двух стоявших на стоянке не работал модуль защитного экрана, позволявший превратить юркую машину в непроницаемую капсулу, а, судя по пузырям на лужах, дождь грозил затянуться надолго. У вернувшегося гравика с модулем было все в порядке, и через пять минут они уже прибыли к дому Кирилла. Гравик, постояв пару минут рядом с калиткой, развернулся на месте и направился к ближайшей стоянке.

– Мам, это я! – крикнул Кирилл, сняв кроссовки и помогая разуться Ольге.

– Хорошо, – раздался из гостиной голос Ирины. – А у нас гости.

Ольга вопросительно посмотрела на парня. Кирилл пожал плечами и кивнул на две пары женских туфель, стоявших у стены:

– Может, кто с маминой работы?

Он подождал, пока Ольга приведет прическу в порядок, и они направились в гостиную. На диване уютно устроились две девушки. При виде вошедшего парня и Ольги они дружно встали.

– Кирилл, я Эна, а это Лиа, группа двести тридцать четыре-Л, мы пришли к тебе в гости, – девушки синхронно улыбнулись.

Кирилл ошарашенно посмотрел на застывшую Ольгу, затем перевел взгляд на смущенно улыбавшуюся мать.

– А, это те девушки, которых ты спас, – нарушила неловкое молчание Ольга и, подойдя к Эне и Лиа, усадила их обратно и пристроилась между ними. – Я Ольга, подруга Кира.

Пока девушки знакомились, Кирилл поманил мать пальцем и вышел вместе с ней в коридор.

– Откуда они?

– Только что пришли, обе мокрые и трясущиеся. Что мне было делать? Не выгонять же?

– Конечно, нет, – Кирилл прислонился спиной к стене и пару раз стукнул о нее затылком. – Блин, ну за что мне это, а, мам?

– Ты это о чем?

– Да вот об этом.

– Ну и дурашка ты у меня, – улыбнулась Ирина и, подойдя к сыну, взъерошила его волосы. – Радоваться должен, а он в расстройстве. Ладно, вы с Ольгой поди голодные, а я блинов напекла. Сейчас принесу.

Кирилл вернулся в гостиную. Девчонки что-то оживленно обсуждали, но, увидев парня, замолкли и дружно уставились на него. Кирилл сделал стол чуть пониже и придал ему форму овала.

– А вот и блины, – из кухни появилась мать с большим подносом, на котором возвышалась стопка дымящихся блинчиков и стояли чашки с блюдцами. – Ну, девоньки, давайте, налегайте, а ты, Кирилл, не стой столбом, а садись к гостям и поухаживай за ними.

– Дождешься от него, теть Ир, – взяла инициативу в свои руки Ольга. – Давайте я.

Она взяла чайник и, быстро разлив чай по чашкам, пристроилась справа от Кирилла, между ним и Эной с Лиа.

– О чем вы тут разговаривали? – спросила Ирина, глядя, как одна из девушек осторожно откусывает кусок блина, а вторая за ней наблюдает.

– Рассказывали Ольге о том, как Кирилл нам помог, – ответила наблюдавшая; вторая тем временем откусила еще кусок.

– С вареньем попробуй, – Ирина пододвинула к девушке вазочку. – Макай и ешь, в интернате поди таким не кормят.

– Нет, у нас там специальное меню из высоковитаминизированных смесей.

– Ясно, – поморщилась Ирина. – Ты, кстати, тоже кушай… Лиа, если не ошибаюсь?

– Да, я Лиа, – улыбнулась девушка.

Кирилл тем временем пил чай, автоматически поглощал блины и поглядывал на девушек, пытаясь понять, как мать смогла разобрать кто из них кто. Они были одеты в одинаковые легкие голубенькие платьица с вышитым на плече затейливым то ли гербом, то ли рисунком и казались абсолютно идентичными. Обе с длинными темными волосами до пояса, обе курносые и кареглазые, у обеих заостренные черты лица, обе худенькие и высокие, почти вровень с Кириллом, а в нем ведь метр девяносто. У обеих на лбу были нанесены какие-то черточки; точнее, у той, которую мама назвала Лиа, была точка и над ней черточка, а у другой точка и три черточки.

– Не смотри так, а то глаза выпадут, – ткнула его в бок локтем Ольга. – Девчонок, что ли, не видел?

– Да я так, – виновато посмотрел на подругу. – Лиа, а что у вас на лбу?

– Возрастные знаки, – ответила Лиа и улыбнулась. – Я уже в пятой возрастной категории и вскоре получу статус гражданина. А вот Эна всего лишь в третьей, – она грустно вздохнула. – Почему-то ее развитие замедлилось, хотя мы из одной партии.

– Это как?

– Я бракованная, – подала голос Эна. – Если через год не исправлюсь, мне надлежит пройти стерилизацию и отправиться на дальние станции.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33 
Рейтинг@Mail.ru