Сотворение эволюции и развитие креационизма

Дмитрий Андреевич Шашков
Сотворение эволюции и развитие креационизма

И, надо сказать, sapiens'ом homo следует называть только когда он linguatus, а ещё лучше, и homo называть его только в этом случае… Вообще, такое широкое использование слова «человек», как в случае с «родом homo», может приводить к опасному искажению этого понятия в общественном сознании: все расы человечески – люди, и какой-нибудь homo erectus – тоже человек? Настолько же представители других рас «тоже люди», насколько erectus или habilis – тоже «человек»?.. Очевидно, настолько разным явлениям нужны и разные понятия!

Итак, выходит, что homo sapiens linguatus, потомки Адама и Евы, и есть единственные люди, единственные носители собственно человеческой культуры, языка, религии, единственный образ Божий.

5. Эдем

5.1 Территориально люди являются в мир, согласно археологическим находкам, где-то в Восточной Африке. Эдемский сад, как сказано в Писании, некоторая ограниченная область на земле. Вокруг него не рай, а обычная животная жизнь, приготовленная к преображению через соработничество Бога и людей, дома Адама, к распространению рая по земле, – "плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю, и обладайте ею" (Быт.1:28). Тогда "Господь Бог [ещё] не посылал дождя на землю, и не было человека для возделывания земли, но пар поднимался с земли и орошал все лице земли." (Быт.2:5-6) То есть земля (природа) существовала только по естественным законам, орошаемая в силу естественного круговращения материи, от сотворения мира установленного и промыслительно управляемого Богом, но не преображалась по молитвам святых, не шёл, например, дождь, непосредственно посланный Богом в ответ на просьбу детей Божиих.

"Смерти Бог не создавал" (Прем.1:13) в значении смерти человека, но не животных, что необходимо следует из приведённых выше слов преподобного Серафима: «Когда же вдунул Господь в лице Адамово дыхание жизни, тогда-то, по выражению Моисееву, и Адам бысть в душу живу, то есть совершенно во всем Богу подобную и такую, как и Он, на веки веков бессмертную.». О том же читаем у свт. Григория Нисского: «С естества бессловесных перенесена мертвенность на естество, сотворенное для бессмертия – возможность умирать, которая была отличием естества бессловесного.». Блестяще развивает эту мысль о. Георгий Флоровский: «Строго говоря, умирает только человек. Конечно, смерть есть закон природы, закон органической жизни. И омертвение человека означает именно его ниспадение или вовлечение в круговорот природы. Но только для человека смерть противоестественна и смертность есть зло. Смерть ранит и уродует только человека. В родовой жизни “бессловесных” смерть есть лишь естественный момент в становлении рода, есть скорее выражение рождающей силы жизни, нежели немощи. И только с грехопадением человека смертность получает трагический и зловещий смысл – природа как бы отравляется трупным ядом человеческого разложения… В природе смерть есть лишь прекращение особенного существования. В человеческом мире смерть поражает личность. И личность есть нечто несоизмеримо большее, чем индивидуальность или особенность.» (статья «О смерти крестной»)

Если же предположить, что до грехопадения человека у животных тоже не было смерти, то получаем сразу четыре противоречия. Первое, (косвенно) с текстом Писания, так как когда до грехопадения Адаму было сказано, что, вкусив от древа познания добра и зла, он смертию умрёт, Адам понял, что это значит, что такое смерть. Значит, смерть как феномен была, просто человек был ей неподвластен. Второе – противоречие с биологией животных – зачем хищникам клыки и когти, а их потенциальным жертвам – различные средства защиты? Сама по себе экосистема с пищевыми цепочками?.. Если предположить, что всё это появляется только после грехопадения, тогда необходимо получается, что вследствие грехопадения происходит новый этап творения Богом мира – мысль сама по себе кощунственная! Кроме того, Писание ясно говорит о завершении творения до грехопадения. Третье – с психологией животных. Им совершенно неведом экзистенциальный страх смерти, какой-либо поиск бессмертия, для них смерть психологически нормальна, экзистенциально приемлема; страх вызывают только конкретные опасности, а не принцип смертности как таковой. Причем это распространяется и на наиболее человекообразных животных – на неандертальцев. У них, вроде бы, существовали примитивные погребения, однако умерших хоронили скорее в «санитарных» целях, без какого-либо погребального инвентаря; возможно, укладывая в позе спящего. Очевидно, они не имели представлений о какой-либо посмертной жизни своих умерших, раз не старались её обеспечить "необходимым", но воспринимали смерть как сон. (Подробнее о мышлении неандертальцев можно почитать мнения специалистов: статьи «"Цветы на могиле неандертальца?" Факты и мнения», Я. А. Шер; «Неандертальцы. В поисках религии…», Л. Б. Вишняцкий)

Четвёртое же противоречие – самое главное! Если предположить, что животные были бессмертны и лишились этого бессмертия, то почему Христос спасает только людей? Почему животным не возвращается бессмертие, почему они не воскресают в конце времён для жизни вечной? Неужели они необратимо наказаны за грехопадение человека? А Христос не до конца восстанавливает повреждение, нанесённое миру грехопадением?.. Да не будет!

5.2 Вся тварь подвержена тлению из-за грехопадения человека (см. Рим.8:19-22) – не о разрушении ли природы вследствие человеческой деятельности речь? Действительно, ещё люди верхнего палеолита способствовали вымиранию своих биологических “собратий” по роду “homo”, а также мегафауны плейстоцена, большинства крупных видов сухопутных животных, затем наблюдаем разрушительное действие человека и в Древнем мире с его ирригационными системами, меняющими ландшафт, с вытесняющим собою природу сельским хозяйством, то же самое и в Средние века, когда Европа к XIII веку лишается лесов, прежде её почти полностью покрывавших, но всё это бледнеет перед Новым, и особенно, Новейшим временем, когда только милостью Божией и сохраняется ещё в бытии природа, а значит, и человечество! Человек, призванный Богом стать для природы добрым царём, стал её жестоким тираном!

Но вся тварь «с надеждой ожидает откровения сынов Божьих» (Рим.8:19), поскольку «освобождена будет от рабства тлению» (Рим. 8:21), когда, в конце времён, «небо скрылось, свившись как свиток» (Откр.6:14). Свт. Андрей Кесарийский со св. Иринием Лионским, разделённые веками, но единые Духом пишут следующее: «не истлению и погибели подлежит небо, но как бы некоему свиванию и изменению в лучшее. Ириней в пятом обличительном слове на лжеименный разум говорит: «не погибает и не истребляется ни сущность и ни существо создания (ибо истинен и крепок Создавший его), но преходит образ мира сего (1 Кор. 7:31), в котором совершено преступление.»… («Толкование на Апокалипсис» свт. Андрея Кесарийского)

6. Авель и Каин

Авель был скотоводом, Каин – земледельцем (Быт.4:2), то есть демонстрируют хозяйство неолита, также в Бытии упоминается о первом городе, созданном потомками Каина. (Более того, о земледелии упомянуто ещё в Эдеме, который Адам должен был "возделывать" (Быт.3:15), хотя и неочевидно, что Адам занимался земледелием фактически.) Значит, их время жизни следует отнести к неолиту, не ранее 10-12 тысяч лет назад? Не предположить ли тогда, что Адам и его ближайшие потомки появляются только в неолите, а до них ещё не менее 180 тысяч лет на земле существовали homo sapiens'ы, во всем телесно на нас похожие, но не образ Божий, а просто человекообразные животные. Это не противоречит Писанию, так как Бог мог вдохнуть в них дух, в принципе, в любой момент биологической истории. Однако тогда получается, что, начиная с отметки в 70-80 тысяч лет назад, у эти «дочеловеческих» sapiens было и искусство, и развитая обработка камня, и религиозные представления, и развитые погребальные обряды, да ещё они расселились по всему миру, и природа из-за них «подвержена тлению», – то есть они демонстрируют всё то, что явно отличает поздних sapiens, настоящих людей, от остальных представителей биологического рода homo.

Не разумнее ли тогда предположить, что ближайшие потомки Адама, появившись, согласно первой версии, от 80 до 70 тысяч лет назад, быстро теряют свои навыки землетрясения и скотоводства и, с точки зрения материальной культуры, деградируют до уровня, наблюдаемого теперь в находках верхнего палеолита? Понятно, что найти теперь методами археологии следы земледелия и скотоводства, если ими занимались всего несколько человек в течение нескольких поколений, крайне маловероятно. Как и остатки первого города, построенного каинитами, – очевидно, речь совсем не о мегаполисе, – например, А.П. Лопухин под «городом» здесь вообще предлагает понимать «просто ограду, возведённую для защиты находящегося среди неё жилища» (статья «Первобытное человечество, его история, культура и древность»).

Или же Авеля и Каина следует всё-таки отнести к неолиту, намного более поздней эпохе, чем Адама и Еву, которых тогда «оставить» на отметке 70-80 тысяч лет назад, но только рождение от них понимать не как потомство в первом поколении, а просто как прямое потомство, так же как мы понимаем слова, что Иисус сын Давида? Однако, в этом случае, трудно предположить, что до неолита не было ни одного убийства, – археологические находки определённо указывают, что были.

Хотя некоторые социокультурные антропологи (этнологи) считают первобытные общества едва ли не идеальными социумами, где порядок поддерживается без помощи институтов принуждения (полиции, армии), исключительно благодаря развитой культуре взаимоотношений между людьми (Б.Малиновский, А. Рэдклифф-Браун); однако неочевидно, можно ли исследования обществ относительно современных «дикарей» экстраполировать на палеолит. Тем более, что едва ли среди современных первобытных обществ можно найти такие, которые демонстрировали бы строго палеолитический тип хозяйства.

Тем не менее можно говорить об увеличении уровня насилия именно в неолите, когда и фиксируются первые укрепления, складывается воинская профессия, может быть, только тогда люди и начали воевать и убивать в значительных масштабах? Также обращает на себя внимание отсутствие в палеолитическом искусстве как изображений битв, так и, ещё важнее, изображений щитов (на что обращает внимание Р.Гатри). В отличие от копья, которое может быть использовано равно и на охоте, и на войне, щит узкоспециализированное военное средство. Едва ли можно сказать, что такое простое и эффективное средство, если б в нём была нужда, не было бы изобретено, ведь начиная с неолита мы видим его практически повсеместно, от первобытных обществ и до всех почти связанных с широким использование холодного оружия культур… Впрочем, здесь есть явный риск прочесть Писание слишком метафорично, забывая о конкретности библейского повествования.

 

Книга Бытия указывает на значительную распространённость людей по миру в времена Авеля и Каина, ведь Каину, когда после совершенного убийства он становится скитальцем, потребовалась печать, «знамение, чтобы никто, встретившись с ним, не убил его» (Быт.4:15), что может косвенно указывать на значительный интервал времени от Адама до Каина…

Можно также попытаться совместить два предположения: Авель и Каин были первыми представителями неолитического хозяйства, живущими в окружении «отсталых», верхнепалеолитических современников, однако не были они и первым поколением после Адама и Евы. Датировка тогда становится весьма вольной, и можно предположить, что имеющиеся ныне находки палеолитических костей со следами насильственной смерти относятся уже ко времени после Каина. Производящий способ ведения хозяйства также мог быстро пресечься и быть заново изобретённым уже намного позже, или же он просто долгое время оставался крайне редким явлением. Интересно, что, согласно анализу археологических данных Л.Б. Вишняцким (статья «Вооруженное насилие в палеолите»), подавляющее большинство подтверждённых случаев вооруженного насилия в верхнем палеолите относится к позднему его периоду, после 18 тысяч, и ещё более, после 15 тысяч лет назад, когда, по выражению Вишняцкого, складывается ощущение, что люди начинают охотиться друг на друга, как на животных. Для более раннего времени, напротив, следы ран от оружия единичны, и вполне можно предположить, что получены они были в результате несчастных случаев на охоте. (Тем более, что нас сейчас интересуют не все вообще ранения, а только случаи с летальным исходом.) В целом же, рост насилия к концу палеолита и к началу неолита отлично вписывается в логику библейского повествования, ведь к Потопу, то есть, по данным геологии, около 8-10 тысяч лет назад, дела людей и даже «все мысли и помышления» стали «зло на всякое время». (Быт. 6:5)

Отдельный вопрос о продолжительности жизни первых настоящих людей, Адама, Евы и их потомков. Правда ли, что они жили сотни лет? Писание на этот счёт выражается совершенно определённо. Современные эксперименты над животными показывают, что отключение т.н. «генов старения» приводят к очень значительному приросту продолжительности жизни. Хотя в случае с ветхозаветными патриархами скорее имеет место всё-таки «нарушения чина естества», чудо.

Понятно, что подобные рассуждения ни в коем случае не могут претендовать на научный вывод и призваны всего лишь показать отсутствие настоящих противоречий между библейским повествованием и имеющимися научными выводами. При этом, следует иметь в виду, что в принципе не может быть строгого научного доказательства происхождения всего человечества от Адама и Евы, как и строгого доказательства бытия Божьего и истинности Писания, поскольку такие доказательства исключили бы существование веры как основополагающего феномена духовной жизни. Вера может быть только свободной – доказанная вера уже не вера, а знание. Без подвига веры, по принуждению доказательств, потерялось бы сокровище человеческой свободы – добровольного обращения к Богу. Христианство вообще основано не на доказательствах, а на личной преданности Иисусу Христу.

Рейтинг@Mail.ru