Сотворение эволюции и развитие креационизма

Дмитрий Андреевич Шашков
Сотворение эволюции и развитие креационизма

Вступление

– Он, верно, спятил, этот Моисей? – говорил, конечно, не один древний израильтянин, слыша об этом от своего Боговдохновенного вождя-пророка, – он, наверняка, спятил, что он несёт? Не каждое ли утро мы видим Ра, преображающего тьму ночной пустыни своим щедрым светом? Не каждый ли полдень мы прячемся от него, Ра, от его преизбыточного ослепительного света? И не каждую ли ночь, замерзая в темной пустыне ждём опять его, Ра, светоносного возвращения? Ему молятся фараон и весь сонм жрецов могучей египетской державы, его встречают, говорят, даже павианы, потому что даже бессловесные животные знают, что от него, Ра, свет! И вот этот Моисей, наученный всей мудрости египетской, говорит нам, что свет был раньше Ра?!

Три с лишним тысячелетия потребовалось человечеству, чтобы доказать правоту Моисея в этом вопросе. Действительно, Вселенная пронизана реликтовым электромагнитным излучением (часть спектра электромагнитного излучения и есть видимый свет), и свет этот действительно появился намного раньше солнца и других звёзд…

1. Религия и наука.

1.1 Наверное, одно из самых абсурдных заблуждений современности – попытка противопоставлять христианство и науку. Современная наука происходит из христианской культуры, созрела в недрах христианской цивилизации, именно поэтому ни одна другая цивилизация ни в дохристианские времена, ни во времена нашей, христианской эры не имела подобного расцвета наук. Мир нельзя было бы исследовать, научно постигать, если бы он оставался в человеческом представлении результатом произвола множества страстных богов, или сущностно злой и оскверняющей материей, или иллюзией. Поэтому не произошло и не могло произойти никаких "научных революций" ни у традиционных языческих обществ, ни в философствующей Элладе, ни на индуистско-буддистком Востоке. Только христианство, одновременно, и десакрализирует мироздание, и оправдывает его, и утверждает его действительность, неиллюзорность. Поэтому, только из христианского мировоззрения и могло вырасти, и выросло древо современных наук. Это, очевидно, не значит, что достижения в науке можно совершать только будучи христианским подвижником, более того, талант в области наук может и не сочетаться с религиозной одаренностью, как зачастую не сочетаются таланты в области, например, наук и искусств. Однако бесспорно то, что только христианская цивилизация стала средой для небывалого развития наук (как, кстати, и искусств) – небывалого ни прежде, ни одновременно с ней в других цивилизациях.

1.2 Идея наличия в природе определённых разумных законов, которые могут быть познаны, заложена ещё в Ветхом завете. Господь "все расположил мерою, числом и весом." (Прем. 11:21) и "По определениям Твоим всё стоит доныне" (Пс.118:91). Само понятие же «законов природы» в современном смысле встречается уже в творчестве блаженного Августина.

Поэтому же и не менее абсурдно встречающееся в христианской среде мнение, полностью игнорирующее науку. В глубине своей это мнение противоречит христианству, ведь тогда приходится считать, что эмпирические данные о мире, на которые опирается наука, суть некий мираж, химера, приводящая человеческий разум к ложным выводам. Одновременно и слаженно врут биология с генетикой, физика с астрономией, геология с палеонтологией… Радиоизотопные методы дают ложные результаты, с ним вместе дурманит человеческий ум генетика, к ним добавим ещё данные астрономии со своей космологической теорией… Мир есть сон? Но это взгляд не-христианский, а индуистско-буддистский…

Наука теперь рационально доказывает то, что было Богооткровенно явлено в библейском повествовании о шести днях творения: что свет появился прежде Солнца и звезд, что простые формы жизни появлялись прежде сложных, что животный мир – прежде человека. Ясно указана сама идея развития Вселенной от простого к сложному, кажущаяся совершенно очевидной современному человеку, выросшему уже после просвещения мира христианством со всеми его плодами, в том числе, наукой. Однако это не было очевидно вне христианской цивилизации, что ясно будет видно, если обратиться к языческим космогониям, где мир происходит совершенно нелепыми, с современной точки зрения, способами: творится из убитого великана, или его, мир, сносит в виде яйца огромная птица, причём всё это сопровождается битвами богов с титанами, или чудовищами, или друг с другом. Так же как, кстати, и место человека в мире в большинстве языческих религий не только не является центральным, как в библейском повествовании (Быт.1:28; 9:2; Пс.8:7), но либо вовсе не обсуждается, либо сводится к обслуживанию богов.

Приведём для примера некоторые языческие мифы.

1.3.1 Индуизм. Брихадараньяка-Упанишада (1,1–2) Демиург, именуемый Смерть и Голод, создает и приносит в жертву коня, из частей которого творит всё остальное:

(I, 2. 1-2.) "Вначале не было ничего. Все это было окутано смертью или голодом, ибо голод – это смерть. Он – зовущийся смертью – пожелал: «Пусть я стану воплощенным» – и сотворил разум. Он двинулся, славословя, и от его славословия родилась вода <…> То, что было пеной воды, затвердело, и это стало землей.

<…>

(4.) Он пожелал: «Пусть второе тело родится от меня» <…> Когда он раскрыл рот, чтобы съесть рожденного, тот произнес: бхан. И это стало речью.

(5.) Он подумал: «Если я его убью, у меня будет мало пищи». Тогда той речью и тем телом он сотворил все, что существует здесь: ричи, яджусы, саманы, заклинания, жертвоприношения, людей, скот. Все, что он произвел. Он решил пожрать."

Похожим образом мир творится согласно Ригведе, только уже из частей бога, принесенного в жертву другими богами. (см. «Гимн Пуруше»)

Впрочем, есть в индуизме и совсем другой вариант появления мира – миф о Золотом зародыше.

«Некогда Вселенная была окутана мраком без проблесков света. Всюду простиралась вода, а земля была лишь дном океана. Внезапно посередине океана возникло Золотое Яйцо, в котором таился Зародыш. Много веков он накапливал силы и в итоге, разбив скорлупу, из одной ее половины сделал небо, а из другой землю. А сам стал первобогом, Брахмой. Воздухом он заполнил простор от неба до земли, а затем приступил к сотворению всего сущего. Силой своего духа он породил сыновей, сделав их владыками богов, демонов и всех прочих существ.»

1.3.2 В изысканно-запутанной древнеегипетской религии, где встречаются иной раз удивительные, как будто пред-христианские религиозные интуиции, космогония, однако, представлена следующими образом

(Цитирую по Ян Ассман "Египет – теология и благочестие", глава 5.4 "Генеалогия космоса и царской власти")

"Ты (Атум) воздвигся высоко, как первобытный холм,

ты набух, как бенбен [первобытный холм – Ш.Д., здесь и далее]

в доме Феникса в Гелиополе. [город Атума (греч. -Гелиос)]

Тебя выхаркнули как Шу [бог воздуха]

тебя выплюнули как Тефнут [богиня влаги, дождя, плодородия]

ты обнял их своими руками,

как если бы это были руки ка [одна из "душ" человека или бога в полипсихистической антропологии и теологии египтян]

чтобы твоё ка пребывало в них."

По словам Я.Ассмана, «перед нами самый древний, "классический" космогонический текст египтян … Атум – это "Возникший сам по себе", всё же остальное возникает из него. Мир "эманирует" из Атума. Атум "превращается" в мир. Атум – не Творец, но Первоначало. Всё "возникает" из него» (там же)

1.3.3 Согласно вавилонскому космогоническому мифу «Энума элиш», когда изначальный пресноводный океан Апсу и изначальный солёный океан Тиамат смешивают свои воды, в них зарождаются боги:

«Лахму и Лахаму были произведены на свет, по имени были названы.

Долго, долго возрастали они веком и статью.

Аншар и Кишар зародились, превосходящие прочих.

Они прибывали днями, прирастали годами.

Сын их Ану [бог неба], соперник своих отцов;

Да, первородный Аншана, Ану, был ему ровня.

Ану породил по образу своему Нудиммуда [бог земли и вод]…»

Молодые боги «…собирались вместе,

Тревожили Тиамат, толпясь здесь и там.

Воистину, они раздражали Тиамат

Своим весельем в Обители Неба.

Апсу не мог утишить их вопли,

А Тиамат, видя их нравы, дар речи теряла.

Их деяния были омерзительны»

В связи с чем начинаются между богами распри и затем война. Именно теомахии и посвящена бОльшая часть поэмы, происхождение видимых элементов мира затрагивается только под конец повествования, когда самый молодой, но и самый сильный бог Мардук, победив праматерь богов Тиамат, устраивает мир по-своему из частей её тела:

«Он рассек ее, словно ракушку, на две части:

Одну половину сделал небесным сводом

<…>

из петли её хвоста он сотворил верёвку, связующую небо и землю».

1.3.4 Похожим образом космогенез выглядит и в скандинавской мифологии. В первоначальной бездне в ходе борьбы двух стихий, огня и льда, из льда рождается предок великанов и богов Имир, затем Один с братьями убивают его и творят мир из его тела.

1.3.5 В китайской мифологии первочеловек Пань-гу рождается из космического яйца, а из его тела затем возникают элементы мира.

1.3.6 Элементы мира представлены отождествляемыми с ними богами в древнегреческих мифах, собранных и переложенных в поэтической форме Гесиодом в его «Теогонии»:

"Перво-наперво возник Хаос [Бездна], а затем

Широкогрудая Гея [Земля], прочное седалище навек

Всех бессмертных, живущих на вершине снежного Олимпа,

<…>

Земля сначала родила равное себе

Звездное Небо [Уран], чтобы оно покрыло ее повсюду,

И да будет блаженным богам прочным седалищем навек,

Родила и высокие Горы – прекрасные обиталища

Богинь-Нимф, которые живут в ущелистых горах,

Еще родила бурно волнующуюся неистощимую пучину – Море…"

 

1.4 В торжественном и, в то же время, рациональном повествовании Моисея нет и следа подобного "сюрреализма"! (Кстати, только космогония Моисея имеет определенного автора.) Отметим также, что в языческих космогониях творение людей если и упоминается, то мимоходом, людям, как правило, не придается особенного смысла и роли в мироздании; смысл творения человека если и есть, то сугубо функциональный – служение богам.

"Когда Мардук слышит слова богов,

Его сердце побуждает его к искусным делам.

<…> :

«Я соберу кровь и создам кости.

Я сделаю дикаря, «человек» будет его имя.

Воистину дикаря-человека я создам.

Ему будет поручено служение богам,

Чтобы они могли отдохнуть!" (Энума элиш)

В то время как Библия свидетельствует, что человек «поставлен владыкою над делом рук» Божиих (Пс.8:7).

Удивительным исключением для языческого мировоззрения оказывается один древнеегипетский текст, «Поучение царевичу Мерикара», где утверждается, что Неназванный Бог сотворил «для блага» людей «небо и землю», «воздух, чтобы оживлять их ноздри, ибо они были его подобием, сотворены из его плоти», «растения и животных, птиц и рыб, чтобы питать их». Я.Ассман понимает этот текст как отказ от политеистического мировоззрения и веру в трансцендентного Бога, ставшую затем, в эпоху Нового царства, стержнем теологического дискурса египетских богоискателей (Ассман, «Египет…», глава 8.3). Тем не менее, этот текст ни в коем случае не является вероучительным документом египетской религии, и здесь скорее следует говорить о личном духовном опыте автора текста (безусловно, возвышенном и восхитительном!); а также о духовных исканиях его последователей… Однако в целом для египетской языческой традиции центром и смыслом космоса являются всё равно имманентные космосу боги. Например, М.Элиаде, описывая древнеегипетскую религию, констатирует: «По сравнению с теогонией и космогонией, мифы о происхождении человека гораздо менее выразительны <…> мифическая история первых людей не играет ведущей роли. В чудесный период «Первого времени» двумя определяющими факторами были космогония и появление фараонов.» («История веры и религиозных идей»,Т. 1.,§26)

1.5 Краткое, но необыкновенно ёмкое библейское повествование о творении породило огромный корпус святоотеческой литературы о шести днях творения, Шестодневе. Именно там развивается о оформляется мысль об осмысленности и последовательности развития мира.

"Писание показывает, что жизненная сила в некоем последовании присоединяется к телесному естеству, сперва проникая в бесчувственные твари, после сего поступая в чувствующее, а потом уже восходя до разумного и словесного…" ("О душе и воскресении", свт. Григорий Нисский)

"Таким образом, природа как бы из ступенек, то есть из отличительных признаков жизни, делает путь восхождения от самого малого к совершенному" ("Об устроении человека", свт. Григорий Нисский)

Древние авторы, в виду слабого ещё развития в их время естественных наук, во время физической своей жизни в очень малой степени могли вообразить себе масштаб творения Божьего, и сейчас зато (просвещаемые Духом, в ожидании всеобщего воскресения) им в полной мере восхищаются! Мы же, благодаря физике, астрономии и многим другим наукам, уже теперь можем хотя отчасти это величие осознать!

Большой взрыв. Из одной точки пространства… Нет не пространства, потому что пространство и время с того только момента и начинают быть, – так что и не с момента!.. Сама эта "точка", или лучше, это самое "начало", которое, по выражению святителя Василия Великого, "ещё не время, ни самомалейшая какая часть времени", сокрыта от взора современной науки завесой сингулярности… Слово-то какое! Физик его придумал, или поэт? Или физик в тот момент стал поэтом? Лучше сказать, в этом вопросе физика с поэзией равно бессильны! Итак, если методами современной науки пытаться посчитать, что было "в начале", то, не доходя до него, до начала, упирается человеческая мысль в эту саму сингулярность, про которую можно сказать только то, что вещество там не может подчиняться современным физическим законам. Тогда, "в начале", была совсем другая, неведомая нам физика! Божественная метафизика!

Рейтинг@Mail.ru