Последняя Дверь

Анастасия Некрасова
Последняя Дверь

Фаза 10. Коллекция

Он просто не мог иначе – неистовое желание узнать, что же там – за запертой Дверью – буквально жгло его изнутри. А тот факт, что друг уже видел всё это, лишь сильнее подливал масла в огонь.

Дверь поддалась, и Джейс, не дожидаясь реакции товарищей и не оборачиваясь, перешагнул порог.

Там, где он оказался, был день – утро, если быть точным. По погоде и воздуху Джейс понял, что эта Секция, должно быть, находится совсем недалеко от его Учебной – и это заставило предположить, что на удалённость Секций влияют скорее этажи, нежели разные лестницы, но Джейс не стал зацикливаться на размышлениях. Окружающая обстановка интересовала его гораздо больше.

Он сразу заметил, что здесь отсутствует Дверь. Не только за его спиной, но и вообще в обозримом пространстве. А это значило, что её придётся поискать.

– Не бойся, – ободрил его Рэй. – Я всё тут знаю, так что без труда найду дорогу до Двери.

Джейс улыбнулся уголком рта – Рэй говорил почти как Серси в их первом путешествии.

Сама же ладка стояла по другую сторону от Джейса – снова молчаливая и спокойная.

Что это была за вспышка с её стороны там, на площадке – Джейс так и не понял. Впрочем, в этом он разберётся позже.

Они стояли под крышей крохотного строения со стенами из листов рифленого железа, окрашенного в синий. Передняя стена отсутствовала – было ясно, что это результат умышленной планировки, а не несчастного случая, – а вдоль задней протянулась узкая и длинная скамья.

Слева и чуть впереди на торчащем из земли металлическом шесте красовалось ярко-жёлтое табло, испещрённое какими-то символами и рядами цифр. Приглядевшись, Джейс понял, что большинство из них – это, очевидно, время, а вот что означают остальные, было для него загадкой.

Прямо перед ними пролегала широкая асфальтовая дорога, а за ней возвышались панельные дома – точно такие же, как в Домашней Секции Джейса и во многих других. Однако одно существенное отличие всё же имелось и в домах, и во всей улице – нигде не было ни единого человека или даже следа присутствия людей, хотя всё было в идеальном состоянии. Кажется, этого места не только не коснулось Падение, но также на протяжении всех прошедших веков за ним тщательно следили, чтобы сохранить в надлежащем виде.

Вопрос только – зачем?

Пока Джейс оглядывал окрестности, Рэй уже шагал вверх по безлюдной улице. Серси, впервые за время их совместных путешествий принявшая на себя роль не проводника, а скромной гостьи, безмолвно двигалась следом.

На секунду Рэй остановился.

– Ты идёшь? – спросил он Джейса, обернувшись.

Разумеется, тот шёл. Пришлось ему поспешно догонять друзей, чтобы не остаться одному в этом незнакомом месте.

Их путь по пустынной дороге оказался недолог. Вскоре по левую сторону им открылась довольно обширная площадь, по центру которой располагались большие клумбы с цветами в несколько ярусов, а рядом с ними – скамейки, протянувшиеся с каждой стороны. На правом краю площади возвышалась причудливая будка, построенная в виде какого-то неизвестного Джейсу белого зверя с чёрными глазами, но самое главное, несомненно, было на противоположном конце открытого пространства – огромные ворота с небольшими прилегающими зданиями справа и слева. Над воротами были установлены массивные буквы, но язык оказался Джейсу не знаком. Это было странно, ведь он знал, что в мире после Падения остался лишь один язык, сформировавшийся из многих существовавших до этого в ходе совместной борьбы за существование людей с разных концов света. Так что непонятная надпись над воротами скорее сбивала с толку, чем проясняла что-либо.

Там, где ворота заканчивались, в стороны убегала высокая чёрная ограда, причём если левый её край в относительной близости загибался под прямым углом и уходил уже вдаль от ребят, то правый вскоре исчезал из поля зрения за другими небольшими постройками. Что было за оградой – понять не представлялось возможным. Сквозь железные прутья были видны деревья, но больше ничего.

– Нам нужно туда, – сказал Рэй, хотя Джейс уже понял это и без него.

– Как мы попадём внутрь? – подала голос Серси. – Так же, как вошли в Дверь?

Рэй лишь улыбнулся:

– Сейчас увидишь.

И он пошёл вперёд, мимо клумб и рядов скамеек прямиком к воротам. Однако когда до них осталась примерно четверть пути, Рэй неожиданно завернул немного вправо, к близлежащему зданию.

Теперь друзья заметили, что у всех имевшихся здесь небольших построек очень широкие окна с пластиковыми рамами, с обратной стороны сверху до низу обклеенные плакатами с различными изображениями – преимущественно зверей – и полотнами непереводимого текста. Это всё явно предназначалось для внимания гостей или работников этого места, только вот кто из ныне живущих в Этажах мог понять давно умерший язык? И с какой целью?

Загадка за загадкой.

Подойдя к небольшой форточке, расположенной почему-то снизу окна, Рэй постучал.

– Что ты делаешь?! – в ужасе прошипел Джейс.

Но было, разумеется, поздно. Форточка открылась, и в ней друзья увидели лицо немолодой орки с чёрной кожей.

– Чего хотели, ребятки? – приветливо спросила она.

Джейс так и застыл на месте, Серси же, казалось, наблюдала за происходящим с интересом.

– А мы вот, пришли зверей посмотреть, – непринуждённым тоном сообщил Рэй.

– Зверей? Ну, это всегда пожалуйста! Сколько вас там?

– Трое, – ответствовал Рэй.

– Держите тогда три билета! – с этими словами орка протянула ему три небольших кусочка бумаги с всё теми же буквами на неизвестном Джейсу языке. – Удачной вам прогулки!

– Спасибо! – поблагодарил Рэй.

Форточка закрылась.

– Что это? – спросил Джейс, указывая на бумажки в руках у друга.

– Не знаю, – пожал плечами тот. – Наверное, что-то вроде пропуска. Без них нам не попасть туда, – он махнул рукой в сторону ворот, куда компания тут же и направилась.

Как выяснилось при ближайшем рассмотрении, ворота всё это время были открыты. Узкий проход за ними перегораживал лишь недлинный металлический штырь, торчавший из странного аппарата. Рядом стоял угрюмого вида мужчина-орк, одетый в чёрное.

– Билеты есть? – строго спросил он.

– Конечно, – лучезарно улыбнулся Рэй, протягивая ему листки.

Орк недоверчиво осмотрел все три, и лишь затем нехотя сказал:

– Ладно… Проходите.

Рэй шагнул к аппарату первым. Он легонько толкнул металлический штырь, и тот, повернувшись, открыл проход. Правда, стоило Рэю войти внутрь, как на место убранного штыря встал другой, точно такой же. Как заметил Джейс, всего их в аппарате было три, и благодаря специальному механизму они прокручивались все вместе, по очереди закрывая путь.

Следующей к аппарату устремилась Серси, а Джейс был замыкающим. Когда он толкнул штырь, механизм поддался легко, плавно освобождая ему дорогу.

Внутри их взору открылась вторая площадь, значительно меньше первой и с обилием разномастных будок по краям. От некоторых из них пахло очень даже аппетитно.

– Не хотите перекусить? – спросил друзей Рэй. – Сейчас там внутри никого нет, но если позвать…

– Не нужно, – замотал головой Джейс.

По его мнению, они и так слишком много привлекли к себе внимания – а это всё же закрытая Секция!

– Серси? – обратился Рэй к ладке.

– Нет, – сказала она, мягко улыбнувшись. – Спасибо.

– Ну, значит, идём дальше, – пожал плечами Рэй.

Прямо вглубь территории уходила асфальтовая дорога – по ней друзья и двинулись. Чуть дальше, за площадью, они увидели несколько огромных фигур, стоящих по обе стороны от дороги. Все они изображали страшных ящероподобных существ, но двух одинаковых среди них не было: у кого-то наблюдались клыки, у кого-то – рога, длинная шея и так далее. Те создания, что были справа, находились в центре небольшого заболоченного пруда, – их позы изобличали, что существа сражаются друг с другом. По наличию у них ласт Джейс понял, что они, очевидно, относятся к водоплавающим животным.

– Кто это? – спросил он, совершенно забыв, что Рэй предупреждал – у него нет ответов.

Но внезапно подсказка пришла от Серси:

– Это животные, населявшие нашу планету давным-давно.

– В Древние времена?

– Нет, – отрицательно покачала головой ладка. – Раньше. Гораздо раньше.

– Когда ты говорил, что мы идём смотреть на зверей, ты имел в виду их? – обратился Джейс уже к Рэю.

И тут, словно бы отвечая на его вопрос, из глубины территории раздался рык, громкий и низкий. Мурашки пробежали у Джейса по коже, а Рэй лишь хитро улыбнулся.

– Увидишь, – таинственно сказал он.

Томиться в ожидании не пришлось долго. Уже за ближайшим поворотом ребята обнаружили ряд клеток. По первой из них расхаживали потрясающе изящные птицы, белые от клюва до кончика хвоста. Этот хвост, пожалуй, и был самым примечательным в них: ажурный, пушистый, будто бы из тонко нарезанной бумаги. На клетке была закреплена табличка, где Джейс увидел изображение точно таких же птиц, только с причудливым сине-зелёным окрасом и хвостом, раскрытым подобно вееру. Надписи рядом были, как и везде, на всё том же вышедшем из употребления сотни лет назад языке. Впрочем, Джейс уже начал сомневаться, такой ли он вышедший из употребления, как принято считать.

Посмотрев дальше, Джейс увидел, что в соседней клетке тоже сидят птицы, большие и чёрные – кажется, это были знакомые ему вороны. Вообще все клетки в обозримом пространстве были заняты пернатыми, причём совершенно не похожими друг на друга.

– Наслаждайтесь, – весело констатировал Рэй. – В конце концов, мы здесь именно для этого.

Джейс так и не понял, что имел в виду его друг под «здесь» – удивительное место, в котором они оказались, или весь их Мир в целом.

Как вскоре выяснилось, они не ошиблись, решив посвятить прогулке весь день. Территория оказалась поистине огромной, с множеством разветвляющихся тропинок, окружённых клетками с разнообразными животными.

 

Кого только они не увидели: и птиц, – от мелких и проворных всевозможных расцветок до больших с причудливыми клювами, – и зверей всех мастей, и даже рыб – под содержание последних отводилось целое подвальное помещение с огромными аквариумами. Идентифицировать видовую принадлежность хоть кого-то из них Джейс и Рэй были бессильны, однако Серси и тут поразила их своими знаниями: к примеру, в небольших серых копытных с жёсткой шерстью и длинными ушами она распознала ослов – тягловых животных Ранней Древности, а в плоских и быстрых рыбах, стремительно проносящихся по расположенному над головами посетителей тоннелю из одного аквариума в другой – скатов.

Рэй не переставал поражаться её осведомлённости:

– Откуда ты знаешь столько того, о чём мы даже не слышали? – восхищённо спросил он.

– Скажем так… Лады получают особое образование, – нехотя ответила она.

– Все? – поинтересовался Джейс.

– Все, – кивнула Серси.

– А есть возможность для представителей других рас получить его? – полюбопытствовал Рэй.

– Пока нет. Но мы работаем над этим.

И больше на данную тему ладка не сказала ни слова.

Спустя несколько часов блужданий Джейс уже начал жалеть о том, что не принял предложение Рэя подкрепиться. Однако вернуться без посторонней помощи Джейс бы не смог – точно бы заблудился, а разворачивать ради собственных нужд весь их небольшой отряд ему не хотелось.

– Значит, ты не знаешь, что это за место? – спросил он Рэя.

– Я уже говорил, друг – понятия не имею. Ни что это за место, ни для чего оно нужно.

– Мне кажется, оно называется «зоо-парк», – задумчиво протянула Серси. – Ну, в подобных местах содержат животных, чтобы люди могли ходить и смотреть на них, – пояснила она в ответ на вопросительные взгляды Джейса и Рэя. – Но вот что меня удивляет, – продолжала ладка, – животных, которых мы тут видели, объединяет одно: абсолютно все жили на Земле до Падения. Большинство из них в наше время уже считаются вымершими, и нет ни одного из видов, появившихся под воздействием радиации – ни, к примеру, альфа-ежей, ни кро-котов, ни стрекалок… И, я уверена, дело отнюдь не в том, что мы ещё не дошли до клеток с ними.

– Ну, положим, стрекалок было бы просто опасно держать вот так, – сказал Джейс.

Это были отвратительные серые птицы, практически не летающие, мимикрирующие под кору деревьев и плюющиеся ядом. Человека этот яд, конечно, убить был не в силах, но вот уродливые шрамы от ожогов после него оставались на всю жизнь.

Твари, подобные стрекалкам, были одной из причин, почему люди не жаловали зелёные леса.

– Не все животные, содержащиеся здесь, безобидны, – возразила Серси.

Джейс вынужден был признать, что она права – к примеру, оказалось, что ужасный рык, так его напугавший, издавали крупные четвероногие животные с густой тёмно-коричневой шерстью. Более того – рычали, играя друг с другом, их ДЕТЁНЫШИ – Джейс подумал про себя, что не хотел бы ни за что столкнуться с такими малышами снаружи. Звери эти очень напоминали современных урсаров, страшных диких хищников – вероятно, виды состояли в родстве, причём довольно близком.

Да и у потрясающе красивых животных с чёрно-рыжей полосатой шкурой, неподалёку от которых ребята решили передохнуть, на клетке висел знак, изображающий открытую пасть с длинными клыками. Не нужно было понимать надпись под ним, чтобы догадаться о его значении.

– Как получилось так, что животные, которых, по официальным данным, больше нет на Земле, оказались собраны здесь? – спросил Джейс.

Рэй лишь развёл руками – не было смысла вновь повторять, что у него нет ответа.

Серси молчала – очевидно, в этот раз версий не имелось и у неё.

– Может, здесь расположены лаборатории Мастеров-Биологов? – не сдавался Джейс.

– А вот это вряд ли, – отозвался Рэй. – Я всё здесь облазил и ничего подобного не нашёл.

– Так, может, хорошо спрятали?

– Какой смысл? – задал встречный вопрос Рэй. – Секция-то и так закрытая, никто тут особо не ходит.

Резонно. За всё время, что ребята здесь были, они видели только пару орков (не считая тех, что были на входе) – один подметал листья, покрывавшие тротуар, а другой засыпал зерно в кормушки для птиц.

– И как только нас пропустили? – подивился Джейс.

– Скорее всего, решили, что у нас есть Доступ, раз мы сумели открыть Дверь, – отозвался Рэй.

Он встал со скамьи, на которой все трое сидели, и, подойдя к клетке, в которой был заключён особенно крупный рыже-чёрный зверь, перемахнул через невысокий барьер, расположенный примерно на расстоянии метра от железных прутьев. Очевидно, барьер этот был предназначен для безопасности посетителей – чтобы зверь случайно или умышленно не достал когтистой лапой до зазевавшегося гостя, – однако Рэй Тао, похоже, решил презреть меры предосторожности.

– Рэй, не надо! – испуганно вскрикнула Серси, вскакивая с места.

Хищник повернул голову на звук. Увидев Рэя, он медленно направился к нему.

– Рэй, что ты делаешь?! Уйди оттуда! – ладка в мгновение ока оказалась рядом и схватила друга за рукав.

Джейс, соображавший куда медленнее, тоже двинулся к ним, но он чувствовал, что, случись что-то, он не успеет.

– Я говорю, уйди!!! – в панике Серси попыталась утянуть Рэя от клетки, но он словно не замечал её. Хищник меж тем подошёл вплотную.

– Интересно, каково это – жить на воле, а потом оказаться запертым вот так? – спросил Рэй, глядя тому в глаза.

Зверь не шелохнулся.

– Должно быть, диким животным несладко приходится, когда они понимают, что отныне их удел – стальная решётка.

Рэй, подросток человеческой расы, и могучий хищник Древности несколько секунд безмолвно играли в гляделки. Слышно было только, как шумно дышит Серси, всё ещё сжимавшая рукав Рэя.

И тут случилось то, чего никто не ожидал – зверь, не издав ни звука, отвернулся и пошёл прочь, всё так же грациозно и плавно.

У Джейса, наблюдавшего эту сцену, пропал дар речи. Серси, отпустив рукав Рэя, поспешно отошла к соседней клетке, находящейся в некотором отдалении от первой – там на деревянном помосте в паре метров над землёй возлежал точно такой же полосатый зверь, только чуть меньше.

Рэй же не двинулся с места, провожая взглядом своего несостоявшегося «собеседника».

– Говорят, в зоо-парках звери живут дольше, – сказала, наконец, Серси. Дрожь в её голосе практически не была заметна. – Здесь их регулярно кормят, лечат от болезней, тогда как в естественных условиях их выживание становится порой делом счастливого случая.

Рэй поморщился:

– Что толку в выживании, если у тебя нет свободы?

Ладка пожала плечами и хотела ему что-то ответить, но вдруг вскинула руку.

– Смотрите! – воскликнула она, указывая на животное на деревянном помосте. – Это самка, и у неё малыши!

Джейс и Рэй поспешно подошли к Серси и увидели, что она была права: в безопасном окружении могучих лап действительно копошились несколько крохотных комочков. Цвет и узор их шкур был точно такой же, как у матери – потому-то их и не заметили сначала.

«Удивительно, – подумал Джейс, наблюдая за тем, как один из малышей пытался переползти через мать. – Всё-таки жизнь всегда берёт своё. Даже здесь».

Фаза 11. Вирус

– Да, – в который раз повторила Серси, когда они с Джейсом шли бок о бок по коридору Учебной Секции. – Я всё равно настаиваю на том, что следующее приключение требует от нас отказа от занятий. Поверь, посещение места, в которое мы отправимся, займёт не меньше времени, чем зоо-парк.

За последние четыре недели они уже не единожды покидали учёбу, и хотя ладке каждый раз удавалось придумывать для этого новые бредовые оправдания, данная ситуация никак не могла нравиться Джейсу, который относился к учёбе очень серьёзно. И всё же…

– Ладно, – вздохнул он. – Убедила.

… К путешествиям он с некоторых пор относился ещё серьёзнее.

– Отлично, – просияла Серси. – Осталось только предупредить Рэя.

– Думаю, это можно доверить тебе? – спросил Джейс.

Как он недавно совершенно случайно узнал, Рэй и Серси теперь периодически совершали совместные вылазки в отдалённые Секции. Ладка даже древнюю Арену Смерти ему показала – правда, Рэй, в отличие от Джейса, не разочаровался от услышанного во всём человечестве, а, напротив, был воодушевлён масштабностью грозного строения. Он потом долго говорил, что вовсе не удивительно, что люди, воздвигшие столь грандиозное сооружение, дошли в итоге до создания такого гиперкомплекса, как Этажи – и, слушая это, Джейс испытывал некоторый стыд за своё малодушие.

Щёки Серси потемнели – это у ладов означало примерно то же, что красный цвет у людей.

– Да, – коротко ответила она, опустив глаза.

– Ну вот и здорово.

Несколько одноклассников, проходящих мимо, бросили на Джейса и Серси ехидные взгляды – откуда ж им было знать, что они мыслят не в том направлении. Кто-то толкнул ладку плечом, да так, что она пошатнулась и могла бы упасть, если бы друг не поддержал её. Джейс увидел удаляющуюся быстрым шагом девушку с пучком густых тёмно-каштановых волос, собранных заколкой с крупными разноцветными каменьями. Камилла.

– Почему эта особь столь явно демонстрирует агрессию по отношению ко мне? – недоумённо спросила Серси, провожая одноклассницу взглядом.

Использование слова «особь» в данном случае означало, что ладка действительно рассердилась.

Джейс внимательно посмотрел на неё:

– А то ты не понимаешь.

– Представь себе, нет.

– Не стоило цепляться к ней с этим крыжовником. Над ней до сих пор полкласса смеётся.

– Просто я не люблю, когда кто-то выставляет на показ свою необразованность, – пожала плечами Серси. – Впрочем, если считаешь, что это важно, я могу извиниться перед ней, – добавила она после секундного молчания.

Предложение было интересным, однако после некоторого раздумья Джейс вынужден был отказаться.

– Ну уж нет. Представляю я, как ты перед ней извинишься. «Дорогая Камилла, прости меня, я совершенно не виновата в твоём невежестве», – сказал он, пародируя малоэмоциональный и оттого кажущийся надменным тон ладки. – Так что лучше не надо.

Серси в ответ фыркнула, однако к разговору об извинениях больше не возвращалась.

* * *

Взявшись за ручку Двери, Джейс тут же понял, что она из закрытых. Однако это его не остановило, и причиной тому был отнюдь не вопросительно-нетерпеливый взгляд стоящей рядом Серси Траст – просто он успел уже наловчиться.

– Ай да молодец! – послышался одобрительный возглас Рэя Тао, едва Дверь отворилась. – С самого начала бы так, честное слово.

Джейс в ответ лишь усмехнулся.

Воздух был свежий и прохладный, почти как на пляже, только что морем не пахло. Отсутствие шелеста ветвей также подсказывало, что они не в лесу.

Когда ослепительная пустота наконец сгустилась, приняв вполне себе определённые очертания, перед ребятами предстал безлюдный городской пейзаж. И хотя на небе виднелся лишь тонкий серп луны, что значительно затрудняло обзор, Джейс сразу же отметил, насколько неоднородна здешняя архитектура – каменные пятиэтажки с причудливо украшенными дверными и оконными проёмами, как та, из которой они вышли, соседствовали с гладкими стеклянными высотками, не отягощёнными дополнительными элементами дизайна, но от этого не менее величественными в своей строгости.

Части стёкол, разумеется, не хватало, однако даже малоопытному в таких вопросах Джейсу не могло не броситься в глаза, что этот город, пускай и покинутый, пустует не так уж давно – пару-тройку лет, вряд ли больше. Даже окраины ныне заселённых Домашних Секций подчас выглядели гораздо хуже.

Серси, по-прежнему молчаливая и целеустремлённая – ребята уже давно заметили, что во время путешествий на неё находил азарт сродни охотничьему, словно что-то влекло её каждый раз к неведомой цели, – повернула налево, явно намереваясь обогнуть здание, из которого их вывела Дверь.

– Люди ушли отсюда не во времена Падения, верно? – спросил её Джейс, шагая следом. – Никак ведь не тысячи лет назад! Выходит, тут жили ещё совсем недавно?

– Хорошее предположение, – улыбнулась ладка. – Однако не думаю, что верное.

– Это почему же?

– Здесь можно отыскать некоторые технологии, применяемые ещё Древними. Я имею в виду те, что считались утраченными после Падения. Живи тут кто-то недавно, им бы либо нашли применение, либо утилизировали.

– Технологии Древних?! – не поверил своим ушам Рэй. – Погоди-ка, а ты, часом, не шутишь?!

– Юмор – не моя стихия, – невозмутимо сказала Серси. – Впрочем, ты скоро увидишь всё сам.

– Но как могло выйти, что эти технологии уцелели? – недоверчиво поинтересовался Джейс. – Как ВСЁ вокруг уцелело?!

Ладка ничего не ответила.

 

Они едва прошли квартал, как прямо перед ними словно ниоткуда возникла белая каменная колонна. Джейс был так увлечён попытками рассмотреть в темноте окружающие дома, что совершенно её не замечал до тех пор, пока чуть в неё не врезался.

Колонна возвышалась посреди небольшой треугольной площади. Прищурившись, Джейс заметил на её вершине что-то вроде золотого яйца в ажурном обрамлении из металлических лепестков – лучше разглядеть не представлялось возможным. Ближе к основанию колонны была прикреплена массивная табличка, однако слова на ней, как и в зоо-парке, оказались Джейсу не знакомы. Хотя само наличие надписи наводило на мысль, что это – нечто вроде памятника, а не просто украшение улицы.

Джейс остановился напротив колонны, Серси – рядом с ним. Рэй уже хотел пройти мимо, но, когда увидел, что друзья решили задержаться, не стал продолжать путь без них. Был заметно, что ему не терпится пойти дальше и не очень интересно стоять здесь – что поделать, Рэй Тао всегда больше любил леса и горы, нежели урбанистические пейзажи, да и вообще довольно холодно относился к результатам деятельности человека – если, конечно, она не была напрямую связана с природой.

– Что это такое? – спросил Джейс Серси, не сводя глаз с отполированных граней колонны и букв незнакомого языка.

– Это скорбный монумент, – ответила ладка, также не поворачивая головы. – Он был возведён, чтобы напоминать людям о трагедии.

– О Падении? – осведомился переминавшийся с ноги на ногу поблизости Рэй.

– Нет, что ты. Задолго до него.

Падение ведь не было единственной катастрофой в истории человечества.

– Но оно стало самой масштабной, – уточнил Рэй.

– Не буду спорить, – согласилась Серси. – Однако, как я уже сказала, этот монумент посвящён большому пожару, произошедшему в городе, а вовсе не Падению.

– Пожару? – переспросил Джейс. – Это когда огонь и всё горит?

В Этажах современные системы безопасности позволяли уже много лет не вспоминать о том, что такое пожары, наводнения и даже землетрясения, так что само значение этих слов для большинства граждан утратило свою актуальность. Но детям в Учебных Секциях о подобных явлениях, разумеется, рассказывали – для общего развития.

– Угу, – угрюмо буркнул Рэй. – Огонь, и всё горит. Точнее и не скажешь.

Джейс и Серси вопросительно уставились на него.

– В прошлом году, по весне, в одной из Секций, соседних с нашей, несколько гектаров леса сгорело, – пояснил Рэй всё таким же мрачным тоном.

– Как? – изумился Джейс. – Ведь у нас же…

– Да-да-да, знаем-знаем, – перебил его Рэй. – «Совершенная безопасность», «идеальная защита». Да только это всё для людей. А до зверей и птиц никому нет дела, если только их нельзя съесть или пустить на лекарства…

Серси потянулась к его плечу.

– Мне очень жаль… – начала было она.

Но Рэй, вопреки ожиданиям, отстранился.

– Да ладно, что там. Забудь, – резко бросил он и скрылся из поля зрения.

Выражение лица Серси осталось бесстрастным, а ночь мешала Джейсу заметить, как слегка посветлели её скулы, но он и без этого понял, что ни её, ни Рэя сейчас трогать не стоит.

Однако ладка не двинулась с места.

– Примерно за семь веков до Падения, – продолжила она прерванный рассказ, – на рабочем месте одного Мастера-Кулинара вспыхнул пожар. Тогда их тушили весьма оригинальным способом – вокруг горящей постройки разрушались соседние дома, чтобы огонь не перекинулся на другие здания. Но в тот раз управляющий города решил, что эти меры нецелесообразны, и локализовать очаг не успели.

Огонь полыхал три дня. В результате свои дома потеряли семьдесят тысяч человек.

Джейс присвистнул. Это как если бы крова лишились разом все жители Этажей. Или даже ещё больше.

– Смертей в пожаре, по официальным данным, было немного, – сказала Серси, будто бы утешая. – Однако всё самое страшное только начиналось.

Приближалась зима, а людей, что остались ни с чем, было негде разместить. Император этой страны – или не Император, но это не важно – важно, что он был самым главным, – призывал погорельцев покинуть город.

– Но почему?!

– Он боялся бунтов. Ведь голодные, замёрзшие и лишённые всего люди могли быть способны на что угодно.

Джейс поёжился.

А ладка рассказывала дальше:

– В специальных лагерях, организованных для жертв пожара, люди умирали от холода, от нехватки пищи. Доподлинно известно, что даже один из известных писателей того времени умер так вместе со своей женой.

– Как это ужасно! Наш Император никогда бы подобного не допустил! – с жаром воскликнул Джейс.

– О да. Наш Император категорически не любит расставаться со своими гражданами, – усмехнулась Серси, и было в её усмешке что-то странное.

Несколько секунд они молчали, а затем ладка, будто бы подводя итог, сказала:

– Однако нет худа без добра. В те года в городе свирепствовала эпидемия, а пожар уничтожил вирус.

– Ага, – подал голос Рэй, всё это время топтавшийся неподалёку. – Жаль только, что не уничтожил главных вредителей, – с этими словами он пнул подвернувшийся камушек, и тот, отлетев, стукнулся о стену ближайшего дома.

Серси посмотрела на Рэя так, как если бы он сказал, что сбросить ещё одну атомную бомбу на остатки человечества – не такая уж плохая идея. Однако от комментариев воздержалась.

Взглянув в последний раз на монумент, друзья двинулись дальше.

Сразу за площадью они резко свернули вправо, ещё через квартал – влево, и оказались на широкой асфальтовой дороге, уходящей вперёд, насколько хватало глаз. Вскоре дома по обе стороны уступили место виду на реку – ребята поняли, что вышли на мост.

Справа от них лежал массивный железный остов чего-то красного. Подойдя ближе, Джейс понял, что это – древнее транспортное средство, из тех, что были наделены мотором, только оно было опрокинуто на бок – вместо того чтобы касаться земли, колёса оказались в воздухе на одной стороне. И это было не единственное транспортное средство, что попалось им на пути.

Дойдя до середины моста, друзья остановились у левого бортика. Река, по всей видимости, была гораздо шире когда-то давно – в песчаных отмелях угадывалось её прежнее дно, а на границе между водой и сушей вдали виднелся накренившийся корабль, севший на мель. Поверхность реки была покрыта ряской, течение почти отсутствовало.

Пока Джейс, перегнувшись через бортик, пытался угадать, насколько эта река зелёная, и параллельно любовался изящными башенками соседнего моста, едва проступавшими в темноте, Серси осторожно подкралась к Рэю, остановившемуся чуть поодаль.

– Скажи, – тихо спросила она. – Ты действительно считаешь, что людей лучше было бы истребить?

Рэй виновато понурил голову.

– Ну, конечно же, нет, – вздохнул он. – Но вредить у них, я считаю, точно не должно быть возможности.

Ладка кивнула. Такой ответ её устроил.

Рейтинг@Mail.ru