Последняя Дверь

Анастасия Некрасова
Последняя Дверь

Фаза 3. Зелёный лес

Несколько удивлённый таким поворотом Джейс – как будто до этого всё было в порядке вещей, – прислонился спиной к ближайшему косяку, приготовившись к длительному ожиданию. Даже в свои пятнадцать лет он уже знал: девушки всегда говорят, что они «не задержатся надолго». На сколько же это затянется на самом деле, не известно даже самому Императору.

Однако не успел Джейс пожалеть о столь легкомысленно данном обещании, как дверь снова отворилась и из-за неё выскользнула Серси – уже без пакета в руках. Всё произошло настолько стремительно, что Джейс не заметил даже, стояла ли за дверью та самая Наставница, которую ладка пришла навестить.

– Ну что, я достаточно быстро справилась? – с улыбкой спросила Серси.

– Не то слово, – удивлённо покачал головой Джейс.

– Вот и отлично, – кивнула ладка и, не тратя времени даром, понеслась вниз по лестнице.

Цок-цок-цок.

– Куда?! – в недоумении окликнул её Джейс, указывая на лифт так, словно собеседница могла его видеть.

– Вниз я предпочитаю спускаться пешком! – крикнула в ответ Серси, понявшая всё и без жестов.

Делать нечего – пришлось скакать по ступенькам за ней следом.

Догнать Серси у него получилось только на улице.

– Теперь по домам? – спросил он.

Ладка с интересом посмотрела на него, даже шаг немного замедлила.

– А тебе так хочется домой?

Джейс был несколько обескуражен вопросом.

– Я… не знаю, – наконец проговорил он.

– Вот и отлично, – удовлетворённо заключила Серси.

Узнать, что же отличного в том, что он не уверен в своём желании возвращаться в собственный дом, Джейс не успел: ладка снова припустила вперёд так, будто у неё внутри был моторчик.

В Дверь Джейс вошёл несколько позже, чем она. Когда в глазах прояснилось, он увидел, что Серси не стоит рядом, а ждёт его пролётом ниже – на той площадке, где лестницы соединялись.

– Эй, Джейс! – весело крикнула ладка. – Что ты скажешь насчёт ещё одного путешествия?

– О чём ты?!

Но Серси снова побежала вниз, не удостоив его ответом. Предчувствуя недоброе, Джейс бросился следом.

Его Домашняя Секция находилась всего на два этажа ниже, однако, подтверждая его опасения, ладка не стала останавливаться у нужной Двери, а продолжила спуск.

– Куда ты?! – позвал её Джейс. – Мне вообще-то сюда!

Ответом ему был заливистый смех. Сам не зная почему, Джейс продолжил погоню.

Он бежал за ней этажей шесть, не меньше. Вести точный счёт Джейс не успевал, зато успел врезаться в стайку ребятишек из младшей Учебной Секции, с писком бросившихся врассыпную при его приближении, чуть не сбить с ног угрюмого орка в форме младшего Мастера-Плотника, крикнувшего ему вслед: «Куда прёшь?!», и примерно раза четыре пожалеть о том, что вообще ввязался в эту сумасшедшую гонку.

Как ладке удавалось держать такой темп (да ещё и на каблуках!) – вопрос, достойный отдельного исследования. «Вероятно, стоит выяснить это у Камиллы или ещё у кого из одноклассниц, – подумал Джейс. – Если, конечно, выживу».

На одной из площадок Серси наконец остановилась. С хитрой улыбкой она держалась за ручку уже приоткрытой Двери, и едва Джейс приблизился, вытянув руку, чтобы схватить её, – скрылась за нею.

Джейс, разгорячённый погоней, шагнул следом раньше, чем успел подумать о том, стоит ли это делать.

В глаза ударил ослепительно яркий свет. Прохладный ветер пробежал по коже, а пронзительно свежий аромат, казалось, рисовал в мозгу Джейса образы ещё более яркие, чем до этого временно утраченное зрение.

Когда способность видеть вернулась, Джейс содрогнулся от ужаса. Вокруг – ни единого здания, под ногами – ни куска асфальта, ни булыжника, ни даже просто протоптанной тропинки. Его окружали одни лишь высоченные и прямые, как спины ладов, покрытые мхом деревья (несомненно, очень старые), под ногами толстый слой тёмно-зелёной листвы, а голубое небо без единого облачка над головой настолько светлое, что напоминало глаза Надин – младшей сестрёнки Джейса. Говорят, у матери в детстве были точно такие же, но этого Джейс подтвердить не мог.

Но самое страшное – позади не было больше Двери!

– Куда ты нас привела?.. – дрожащим голосом спросил Джейс у Серси.

Ладка стояла чуть поодаль, закрыв глаза и подставив лицо дикому белому солнцу.

– Туда, куда и хотела, – спокойно ответила она. – Волноваться не о чём – я хорошо знаю это место. И как уйти отсюда, тоже знаю, – добавила Серси, открыв глаза и проследив направление взгляда Джейса.

Откровенно говоря, верилось в это с трудом: уж больно странной оказалась внезапная спутница Джейса. Впрочем, отсутствие сомнений в её голосе всё же вселило в его сердце некоторую надежду.

Ладка тем временем уже отошла от оцепенения и твёрдым шагом устремилась в чащу. Теперь уже у Джейса не было выбора – идти за ней или нет, – так что он, вздохнув, поплёлся следом.

Довольно долго они шли молча. Деревья росли всё гуще, и местами, чтобы продраться сквозь сплетённые ветви, приходилось помогать себе руками. Джейс касался их нехотя и старался отпустить как можно быстрее, за что и поплатился: одна из веток больно хлестнула его по лицу.

– Ай! – вскрикнул он.

Серси, не останавливаясь, обернулась, но ничего не сказала. Джейсу показалось, что он заметил скользнувшую по её губам тень улыбки.

Ладка, в отличие от него, трогать деревья не боялась, да и сам Джейс после удара в лицо стал гораздо осторожнее, так что инцидент не повторился.

Под ногами в такт шагам хрустели ветки и сухие листья. Джейс заметил, что Серси передвигается гораздо тише, чем он – вероятно, действительно была тут не раз и приловчилась.

Порой где-то вверху, шумно хлопая крыльями, с дерева на дерево перелетали стайки небольших птиц – тёмно-изумрудных, как и всё вокруг. Разглядеть их Джейс толком не успевал – помимо прочего, приходилось постоянно смотреть под ноги, чтобы не угодить в ямку или не споткнуться о подвернувшийся корень. Это занятие настолько поглощало мысли Джейса, что он даже не задался вопросом, есть ли в лесу другие животные, кроме птиц, – крупные и недружелюбно настроенные по отношению к гостям. Впрочем, оно и к лучшему – а то, быть может, совсем бы голову потерял от волнения.

Внезапно деревья расступились, и только тут Джейс понял, что уже долгое время к треску ветвей и голосам птиц примешивался ещё один звук – шум воды. Прямо пред ними, всего в метре внизу у крутого склона бежала река. Воды её были зелёными, в тон земле и лесу, который точно так же рос и на другом берегу – величественный, девственный и совершенно дикий.

Серси подошла к самому краю и задумчиво уставилась на воду. И пусть она не двигалась, Джейс нутром почувствовал, что она собралась сделать.

– Не прыгай туда! – в ужасе взмолился он.

Ладка словно только сейчас его заметила. Она повернулась к Джейсу, и удивлённое выражение её лица тут же сменилось улыбкой.

– Ой, да тут совершенно не опасно! Смотри!

Джейс рванулся к ней, чтобы остановить, но, как и возле Двери, не успел – Серси сделала шаг вперёд и ухнула вниз, с громким всплеском уйдя под воду с головой.

Ошарашенный Джейс наблюдал за тем, как по поверхности воды расходятся круги в том месте, где река только что поглотила Серси. Однако не успел он опомниться и чересчур испугаться, как ладка вынырнула – метрах в десяти правее и значительно ближе к середине реки.

– Видишь?! – крикнула она, убирая с лица прилипшие мокрые волосы. – Давай за мной! – и тут же нырнула вновь.

«А может, действительно?..» – пронеслось в голове у Джейса.

И не успел его внутренний голос закричать что есть силы о возможной опасности, как Джейс тоже сделал шаг вперёд и, повторяя путь Серси, устремился навстречу реке. Секунда – и мутные воды сомкнулись над ним.

Когда дышать стало нечем, в первую секунду Джейс подумал, что это конец. Он плавал всего раза два в жизни – много лет назад под присмотром опытного инструктора и в специально приспособленном бассейне. Здесь же, в настоящей реке с её течением и нулевой видимостью, стало ясно, насколько безумным поступком было кидаться в воду вот так. К счастью, руки сами вспомнили нужные движения, и буквально в пару мощных гребков Джейсу удалось преодолеть расстояние, отделявшее его от поверхности.

Вынырнув, Джейс заметил, что его совсем недалеко отнесло от того места, где он вошёл в воду – течение, похоже, было очень слабым, на его счастье.

Серси уже вышла из воды на другом берегу и начала подъём по невысокому, но довольно крутому склону к ближайшим деревьям. Джейс поплыл к ней.

Пусть река и была довольно узкой, он с первых же гребков почувствовал себя очень неопытным пловцом и понял, что так же быстро, как ладка, не преодолеет это препятствие.

Через несколько минут Джейс всё же выбрался на берег, пускай и немного дальше, чем Серси: его снесло течением. Когда он, мокрый и выбившийся из сил, добрался наконец до деревьев, то увидел, как ладка, сидя на одном из поваленных стволов, отжимала свои длинные волосы. Её платье потемнело от воды, а туфли, по-прежнему ярко-синие и жутко неудобные на вид, стояли рядом.

– А ты молодец, – сказала она, окинув Джейса беглым взглядом. – Быстро управился.

Он в ответ лишь хмыкнул и опустился рядом прямо на землю. Видя, что ладка пока никуда не собирается, Джейс закрыл глаза.

Да, он боялся этого места. Да, он не привык к подобной обстановке, к подобным занятиям, но…

Где-то там, за много километров отсюда, вот-вот должны вернуться с производства родители. Скоро они начнут беспокоиться (или уже начали – вдруг вернулись раньше?), в домашних делах ещё орк не топтался, и ведь завтра новый учебный день, а он здесь, в этом лесу, с чокнутой ладкой, о которой совершенно ничего не знает, промок до нитки и не имеет ни малейшего понятия о том, как вернуться домой. Всё это так дико-дико-дико и… Прекрасно. Казалось, впервые за много лет Джейс вздохнул полной грудью.

 

– Хорошо здесь, да? – спросила Серси, будто бы чувствуя его настроение.

– И часто ты здесь бываешь? – ответил Джейс вопросом на вопрос.

– Периодически.

Прозвучало довольно расплывчато, но Джейс не стал требовать точности.

– Скажи, ты ведь в курсе, что этот лес – зелёный? – спросил он о том, что давно мучило его.

Ладка молчала.

– Я сейчас имею в виду не цвет, – на всякий случай уточнил Джейс.

Зелёными называли места, которые подверглись наиболее мощному воздействию при Падении, в результате чего до сих пор являлись малопригодными или вовсе не пригодными для нахождения там людей и представителей других рас.

Хроники гласили, что когда-то, в Древние времена, леса были зелёными сами по себе, то есть словосочетание «зелёный лес» являлось чем-то естественным и не вводящим людей в состояние ужаса. Однако после множества взрывов атомных бомб, поразивших всю планету и предопределивших ход эволюции на многие сотни лет вперёд, облик лесов претерпел колоссальные изменения. Они успели побывать рыжими, красными, фиолетовыми и даже синими, так что теперь наименование зелёный характеризует не их естественное состояние, а очередной виток мутаций.

– Понятно, что не цвет, – задумчиво протянула Серси. – Да, похоже, ты прав.

«Ну как она могла не замечать?!» – мысленно изумился Джейс.

– И тебя не волнует, что здесь опасно находиться? – спросил он вслух.

– И это говорит мне человек, который только что искупался в местной реке? – с иронией в голосе спросила Серси.

Джейс рассмеялся – с ней не поспоришь.

– Тише, – внезапно шикнула на него ладка. – Кто-то идёт сюда.

Данное известие мигом вернуло Джейса к реальности, и он открыл глаза. Нет, ему уже не было страшно, напротив, скорее интересно: кто же, кроме них, решится сунуться в такую глушь? Случайно он здесь или по умыслу?

Серси сидела, нахмурившись: её явно не прельщала мысль, что их уединение будет нарушено. Взгляд ладки был направлен куда-то за спину Джейса.

Он обернулся, чтобы понять, на что она смотрит. Сначала Джейс не увидел ничего, кроме замшелых стволов вековых деревьев, но, приглядевшись, заметил вдалеке фигуру, передвигавшуюся между ними.

Надо отдать Серси должное: человек (если это был человек) шагал по подлеску бесшумно – даже ещё тише, чем она сама, – так что если бы не острый глаз ладки, то незнакомец оставался бы незамеченным до приближения к ним вплотную.

Впрочем, это мало что значило – убегать подростки всё равно не собирались, ведь они, по сути, не нарушили никаких запретов: войти в незапертую Дверь официально имеет право любой гражданин. Те, куда доступ разрешён лишь ограниченному кругу лиц, обычно заблокированы, в них просто так не войдёшь. Да и страха встретить в незнакомце проявление враждебности у ребят не было – общеизвестно, что уже много столетий в Этажах и прилегающих к ним территориях снаружи (таких, как, к примеру, этот зелёный лес) не наблюдалось случаев насилия, кроме, пожалуй, периодических несерьёзных драк между подростками – что поделать, гормоны.

Джейс много раз думал о том, как же странно всё устроено. Согласно Хроникам, в Древности поведению людей были свойственны ярко выраженные деструктивные наклонности – насилие, хотя официально и порицалось, являлось нормой жизни. Государства могли посылать своих граждан на смерть тысячами и даже миллионами, и всё ради клочка земли или удовлетворения личных амбиций их лидеров – это у них называлось «война». Нечто подобное, если верить всё тем же Хроникам, и стало в конечном итоге причиной Падения.

Слово «падение» выбрано для обозначения произошедшей катастрофы не просто так. Человечеству пришлось в буквальном смысле рухнуть на самое дно и утянуть весь мир за собой, чтобы понять, насколько разрушительную жизнь оно вело, и встать на путь исправления уже не на словах, а на деле. Людей осталось слишком мало, а условия жизни были слишком суровы, и это вынудило прекратить вражду, объединиться и научиться жить и созидать в мире. К всеобщему удивлению, это оказалось вполне возможно.

Таким образом, Джейс и Серси сидели и молча смотрели, как незнакомец приближается. Он стал двигаться медленнее и осторожнее – очевидно, тоже их заметил. Подойдя чуть ближе, он остановился.

– Ба, какие люди! – донёсся до Джейса и Серси его возглас.

Ошеломлённый Джейс узнал этот голос.

– Рэй?! – сам себе не веря, спросил он.

Человек – а это всё же был человек – направился к ним, на этот раз быстрым шагом и совершенно не таясь.

Когда он был уже рядом, все увидели его длинные – чуть ниже плеч – каштановые волосы, которые слегка вились, смуглую кожу, плоский широкий нос и немного раскосые тёмно-серые глаза, искрящиеся неподдельным любопытством. Таков был Рэй Тао, лучший друг Джейса, и основной его чертой действительно был неутомимый интерес ко всему и ко всем.

– Какая неожиданная встреча, леди, – обратился Рэй к ладке, учтиво склонив голову. – Не ожидал увидеть здесь столь ослепительное создание.

Эти старомодные цветастые слова Рэй вычитал в какой-то из древних книг – Джейс знал это точно. Его друг был всегда избыточно церемонен, когда речь заходила о девушках, и зачастую невозможно было понять, шутил Рэй или был искренен.

Впрочем, главное, что настороженность в глазах Серси мгновенно сменилась заинтересованностью.

– Я присяду, если позволите, – вежливо сказал Рэй, устраиваясь по левую сторону от друга. Может, в выборе места сыграл роль ракурс, открывавший прекрасный вид на ноги Серси, а может, и нет.

– Что ты забыл здесь?! – спросил Джейс, который никак не мог оправиться от удивления.

Рэй вздохнул и повернулся к Серси:

– Прежде чем этот человек окончательно разрушит вашу веру в наличие у существ нашей расы хороших манер, позвольте представиться: меня зовут Рэй Тао, и мы с этим гражданином, – он кивком указал на Джейса, – старинные друзья.

Тот закатил глаза.

– Серси Траст, – коротко ответила ладка. – Мы с Джейсом одноклассники.

– Вот как, – присвистнул Рэй. – Что-то я не припомню, чтобы он об этом рассказывал.

– Да не о чём было рассказывать… – выпалил Джейс, но тут же осёкся. Впрочем, его бестактность осталась незамеченной.

– Я не припомню, чтобы видела тебя в Учебной Секции, – сказала Серси, обращаясь к Рэю.

– Ну, это как раз вполне объяснимо, – пожал плечами Рэй. – Я на год младше, поэтому ученики наших ступеней редко пересекаются.

Серси кивнула, довольная объяснением, но изучающе разглядывать Рэя не перестала.

– И всё-таки, каким ветром тебя занесло сюда? – повторил свой вопрос Джейс.

– Ты расстроишься, но в моей истории нет решительно ничего особенного. Я просто гулял.

– В зелёном лесу?! – опешил Джейс. Какие ещё сюрпризы подготовил для него этот день?

– Если напряжёшь память, то вспомнишь, что практически такой же лес окружает мою Домашнюю Секцию.

– Кажется, Джейс говорил об этом, – вставила ладка.

– Как мило, что, прогуливаясь с прекрасной дамой, он ведёт с нею беседы о моей скромной персоне, – ещё один небольшой поклон, теперь уже в сторону Джейса, и в этот раз, несомненно, шутовской. – Вот это, я понимаю, узы дружбы.

Тот закатил глаза снова, однако Серси улыбнулась шутке.

– Но если говорить серьёзно, – продолжил Рэй совсем уже в другом тоне, – то я не понимаю, почему все так боятся зелёных лесов. Слухи об их опасности значительно преувеличены и категорически не соответствуют реальности.

– Как хорошо, что есть человек, который понимает это, – закивала Серси.

Джейс переводил ошеломлённый взгляд с одного своего спутника на другого. Зелёный лес – неопасен? Что они вообще такое говорят?

– Вот ты смотришь на меня такими глазами, а подумай сам: моя Секция, к примеру, много лет окружена таким лесом. И что? Женщины рожают, дети растут – без лишних рук и ног, со всеми глазами и зубами на месте, – пустился в объяснение Рэй. – А медикаменты? Известно ли тебе, что в основе девяноста восьми процентов лекарств, которые мы используем, лежат ингредиенты, добытые именно в местах, подобных этому? Или ты думал, что всё выращивают в Земледельческих Секциях Мастера-Фермеры? – он рассмеялся. – Зелёный, чтобы ты знал, – естественный цвет природы. Так испокон веков было, и когда нас не станет, тоже так будет.

Мир возвращает себе свой облик, Джейс. Он не враждебен нам, это мы сами его таким когда-то сделали. А то, что боимся теперь его и дрожим при одном только слове «зелёный» – это своего рода попытка снять с себя ответственность. Не мы такие – мир такой. Знакомая позиция? – Рэй усмехнулся, и эта усмешка была полна неподдельной горечи. – И пока мы будем думать так, никогда не преодолеем последствий Падения – ни за сто поколений, ни за тысячу.

Мы и Мир – единое целое, Джейс, вот что нужно понять. Вот что действительно важно.

Около минуты все трое сидели молча, погружённые в раздумья над смыслом его слов. Слышно было лишь, как журчит река и как далеко вверху перекликаются птицы.

– Твоя точка зрения значительно отличается от общепринятой, – сказала наконец Серси.

– Так на то она и моя, – улыбнулся Рэй. – На самом деле, ты не смогла бы жить там, где живу я, и думать иначе, – добавил он, словно оправдываясь. – Наша Секция стоит слишком близко к лесу, и мы слишком тесно с ним связаны… Впрочем, кажется, заболтал я вас, – с этими словами Рэй встал. – Джейс, – хлопнул друга по плечу, – Серси, – вежливо кивнул ладке, – надеюсь, что скоро увижу вас снова. Провести с вами время было невероятно приятно, но у меня осталось его не так много, и хотелось бы завершить свою уединённую прогулку. До встречи.

И Рэй двинулся дальше, идя вдоль линии берега вверх по течению. Серси провожала его взглядом, пока он не скрылся из виду.

– Интересный у тебя друг, – задумчиво протянула она.

– Да уж, – только и смог проговорить Джейс.

К нему пришло осознание, что до сегодняшнего дня он и не понимал насколько.

– Ну что? Ты готов продолжить путь? – спросила Серси, возвращая Джейса к реальности. В голосе её слышалось лёгкое нетерпение.

Да Джейсу и самому, если быть честным, хотелось выбраться отсюда поскорее. Как бы ни были заразительны речи Рэя, не так-то просто победить страх, внушаемый тебе годами.

– Да, конечно, – ответил Джейс, поспешно вставая.

Он протянул ладке руку, помогая подняться, и они двинулись дальше.

На вершине ближайшего холма Серси остановилась:

– Посмотри во-о-он туда, – она указала рукой вперёд и немного вправо, туда, где между деревьями виднелось что-то тёмное. – Видишь?

Джейс напряг зрение и тут же понял, что «что-то тёмное» – это серые каменные стены, такие же древние, как, вероятно, и сам это лес.

– Вот туда нам и надо, – сказала Серси. – Там Дверь.

Джейс вздохнул с облегчением. Каким пустяковым казалось это расстояние по сравнению с тем, сколько он уже прошёл в этот казавшийся абсолютно безумным день!

Рейтинг@Mail.ru