Litres Baner
Последняя Дверь

Анастасия Некрасова
Последняя Дверь

Фаза 4. Соглашение

Камилла вошла в класс, всем видом демонстрируя, что чрезвычайно горда собой.

– А я сделала тату! – торжественно объявила она.

По классу прокатился удивлённый шёпот. Даже Джейс оторвался от учебника и поднял глаза.

– Да, – подтвердила Камилла.

Её глаза так и говорили: «Ну попросите меня, ну попросите показать!»

Она всегда была охоча до чужого внимания – по мнению Джейса, так даже болезненно охоча, – и вот, нашла новый способ выделиться.

Безмолвно умолять не пришлось долго.

– Ну, – хрипло сказал Торхай, ради такого случая даже поднявшийся со своего места и подошедший поближе, – показывай, что у тебя там.

Камилла, светившаяся от осознания собственной значимости, подняла левую руку и закатала рукав.

На её предплечье красовалось яркое изображение грозди мелких сиреневых цветов разных оттенков, несколько причудливых резных листьев и веточка светло-зелёных полосатых ягод. Нежность и неоднородность цвета, будто бы нанесённого красками на водной основе, вкупе с утончённостью линий придавали рисунку изящество и воздушность. Даже Джейс, хотя и не был большим любителем искусства, – впрочем, как и практически все в Этажах – отошла на него мода после Падения, – вынужден был признать, что татуировка вышла хорошая и, главное, очень шла хозяйке. Кажется, одноклассники были с ним солидарны.

– Красиво, – оценила светловолосая Мирта, сидевшая на последнем месте первого ряда.

– Ага, – поддакнул людоорк Мико, сосед Серси по парте.

– Девчачья лабуда, – хмыкнул Торхай. – Впрочем, для тебя, Ка, самое оно.

Несмотря на кажущуюся грубость, из его уст это был практически комплимент высшей степени – что тут поделать, этикет – не удел орков.

Тут и там в классе раздавались восторженные возгласы, и Камилла буквально сияла от счастья. Она вечно искала способ заслужить любовь окружающих (по большей части безрезультатно) и теперь, наконец, добилась успеха.

– Это сирень и шиповник, – радостно пояснила она, обнаружив в одноклассниках благодарных слушателей. – В Древности они росли по всей Земле, но сейчас их, конечно, нигде не встретишь.

Девушки, услышав это, принялись с умным видом кивать, а парни лишь вежливо улыбались – вот уж кому, по большому счёту, не было никакого дела до названий цветов, тем более давно исчезнувших.

Джейс внутренне порадовался за Камиллу – хорошо, когда чьи-то мечты наконец сбываются, – и вернулся к чтению учебника – он был уверен, что всё самое интересное уже позади.

– Красивая татуировка, – внезапно подала голос Серси.

Её слова прозвучали подобно грому среди ясного неба – пожалуй, это древнее выражение пришлось бы здесь весьма к месту. И дело отнюдь не в том, что она говорила громко – как раз наоборот. Просто это был первый случай, когда Серси заговорила с одноклассниками.

В кабинете наступила тишина, все удивлённо уставились на ладку, а она как ни в чём не бывало продолжала:

– И про сирень ты всё правильно сказала. Только вот с ягодой ошиблась: та, что у тебя на руке, называется «крыжовник». Шиповник выглядит иначе.

Надо отдать должное Камилле – она хоть и оторопела, но не стала по-глупому переспрашивать, а сразу уловила суть проблемы.

– Откуда ты знаешь?! – ошеломлённо спросила она ладку.

– Прочла в книге по ботанике, – невозмутимо ответила Серси. – И ты могла бы это сделать, если бы захотела.

Воцарилось молчание. Теперь все взгляды были устремлены на Камиллу – одноклассники ждали, как она парирует этот выпад.

Бедная девушка выглядела по-настоящему загнанной в угол: она переводила взгляд с одного лица на другое, но тщетно – здесь ей было не найти поддержки.

– Ты неправа, – только и нашлась она, что сказать Серси.

– Отнюдь, – возразила та. – Впрочем, если хочешь, то можешь продолжать называть крыжовник шиповником – у каждого есть право на личные заблуждения.

Кто-то из одноклассников засмеялся, и этот удар оказался решающим. Щеки Камиллы вспыхнули, она резким движением одёрнула рукав, развернулась и, оттолкнув Торхая, который преграждал ей путь, опрометью бросилась вон из класса. Теперь смеялся уже не один человек.

Повеселившись вдоволь, ребята переключили внимание на другого участника этой словесной дуэли – на Серси. Некоторые аж ёрзали от нетерпения, ожидая, что, раз уж решилась нарушить свой «обет молчания» единожды, она скажет ещё что-нибудь, но напрасно – ладка уже уткнулась снова в свои конспекты и, казалось, погрузилась в них с головой – как будто ничего не произошло.

Джейсу было непонятно, зачем Серси при всех унизила Камиллу, однако у него к ладке был другой, гораздо более важный с его точки зрения вопрос: повторится ли их приключение? И если да, то когда?

Три дня назад вернулись они из спонтанного путешествия по зелёному лесу, и с тех пор от Серси не было ни слуху ни духу, будто бы ладка вообще покинула Этажи – хотя она сидела здесь, прямо позади Джейса. А он меж тем жаждал продолжения.

Джейс чувствовал, что Серси может быть неприятно, если он заговорит с ней сейчас, когда все взгляды устремлены на неё: не просто же так, в конце концов, она молчала среди одноклассников, как закрытая Дверь – поэтому решил подождать, пока ребята, разочарованные, отвернутся и займутся каждый своими делами, и лишь потом повернулся к ней.

– Скажи, мы повторим это? – спросил он вполголоса.

Не поднимая головы, Серси стрельнула глазами сначала вправо, потом влево – не слушает ли кто? Удостоверившись, что всем всё равно, она так же тихо отозвалась:

– Я бы предпочла не вести обсуждение здесь. Вернёмся к этому вопросу позже, когда не будет посторонних, – и снова уставилась в тетрадь, показывая, что разговор окончен.

Джейс слабо представлял, когда это вокруг не будет посторонних, ведь жизнь в Этажах – явление на редкость общественное, – однако понял, что спорить не имело смысла. Оставалось ждать, когда ладка решит, что подходящий момент настал.

Она схватила его за руку так же, как и в прошлый раз, только теперь это случилось в Секции Перехода, в нескольких шагах от Двери, что вела к дому Джейса.

– Думаю, нет нужды спрашивать, о чём ты говорил, – начала без лишних предисловий Серси. – Только скажи мне сначала: ты действительно хочешь это повторить?

Джейс ответил, не колеблясь:

– Да.

– Но зачем это тебе?

В голосе ладки не было удивления – лишь искреннее желание узнать ответ.

Вопрос был задан непростой. Джейс и сам-то себя раньше не спрашивал: «Зачем?» А чужому человеку ведь объяснить ещё труднее.

Серси не торопила его с ответом: молча стояла и выжидающе смотрела на Джейса.

Наконец, он нашёл нужные слова.

– Я хочу лучше узнать мир, в котором живу. Понять, что меня окружает и как всё устроено, – сказал Джейс. – Я слушал в прошлый раз тебя и Рэя, и мне стало ясно, что вы с ним понимаете этот мир, осознаёте нашу с ним связь и влияние, которое мы друг на друга оказываем. Я же не знаю абсолютно НИ-ЧЕ-ГО! Я даже не имею представления, что скрывается за большинством Дверей, а ведь провёл в Этажах всю жизнь!

Серси молчала.

– Покажи мне! – почти взмолился Джейс. – Просто покажи то, что сама считаешь важным, и расскажи, что знаешь об этом. Пожалуйста, Серси…

– Хорошо, – кивнула ладка. – Думаю, что тебе это и вправду нужно. Только одно условие: время и место выбираю я.

Джейс тут же воспрял духом.

– Идёт! – выпалил он.

Счастью его не было предела.

– А теперь, раз уж мы встретились здесь, давай я тебя провожу? – предложил он ладке, окрылённый своим успехом.

– Нет, быстро ответила она. – Я и сама дойду. А сейчас тебе лучше пойти домой, Джейс.

Он не стал ей перечить, не желая, чтобы это отразилось на достигнутой ими договорённости. Сдержанно попрощавшись, Джейс продолжил прерванный путь и отворил Дверь своей Домашней Секции.

Серси не сдвинулась с места, пока он не переступил порог.

Фаза 5. Возобновление

Прошёл день. Другой, третий. Ещё чуть-чуть, и счёт бы уже вёлся на недели, а Серси всё не подавала сигнала к старту нового путешествия.

Джейс был терпелив, он не боялся ждать. Он боялся только, что ладка может передумать – или даже уже передумала, кто её знает. Мысли об этом заставляли его немного нервничать.

Когда прошло уже пять дней с момента их последнего разговора, случилось непредвиденное – Серси пропала. Просто перестала ходить на занятия, а все вокруг при этом вели себя так, как будто ничего не произошло – даже имени её ни разу не упомянули.

Джейс был настолько занят переживаниями о возможном крушении своих грандиозных планов, что даже не подумал о том, что молчание одноклассников можно было объяснить очень даже просто: за те полтора месяца, что ладка проучилась с ними, она не оставила о себе ровно никакой памяти, кроме разве что истории с татуировкой Камиллы. Над бедной девушкой, кстати, до сих пор посмеивались, а та в ответ краснела и нервно теребила рукав – татуировку она после своего конфуза стала прятать.

Терзания Джейса не остались незамеченными. Однажды за завтраком отец, время от времени поглядывающий на него из-за производственного информационного бюллетеня, который он по привычке листал по утрам, спросил:

– У тебя всё в порядке, сын? Ты какой-то сам не свой.

Джейс побледнел и на эмоциях тут же засунул в рот полную ложку каши.

– Шет, шапа, ши што, – прошамкал он. – У шеня вшё шофмально.

Отец ещё раз с подозрением взглянул на сына и вернулся к чтению бюллетеня, а Джейс в свою очередь проглотил кашу, залпом влил в себя стакан сока текайо – экзотического фрукта, который выращивали Мастера-Фермеры в отдалённых Земледельческих Секциях, – и поспешил покинуть дом.

Хорошо ещё, что на его состояние обратила внимание не мать. Она хоть и гораздо менее чувствительна к его настроениям, чем отец, но зато если начнёт расспрашивать – не отвяжешься.

 

На пути в Учебную Секцию Джейс всерьёз размышлял о том, что пора что-то менять в своём поведении, раз окружающие начали замечать странности. Серси исчезла, а вместе с ней – надежда узнать и понять родной мир – и что с того? Жил же он как-то без этого раньше. И другие живут.

В конце концов, можно ведь обратиться с той же самой просьбой к Рэю, недаром он тоже…

Но что это?

Выйдя во внутренний дворик Учебной Секции, где несколько сотен учеников уже готовились внимать Распорядку текущего дня на Церемонии Оглашения, в рядах своих одноклассников Джейс увидел Серси.

Застыв на секунду, чтобы удостовериться, что ему не померещилось, он на ватных ногах подошёл к своим и занял место среди них.

Церемония должна была начаться с минуты на минуту, Верховный Наставник их Секции уже навис над трибуной. Ладка в два лёгких движения оказалась рядом с Джейсом – со стороны это должно было выглядеть как чистая случайность.

Когда Верховный Наставник начал говорить, Серси, не поворачивая головы, шепнула:

– Сегодня.

Джейс ушам своим не поверил, у него даже голова на секунду закружилась от восторга, однако он молчал – боялся пропустить, что же она скажет дальше.

– Сразу после занятий ты должен будешь спуститься на двадцать шесть этажей в Секции Перехода, причём сделать это нужно будет по противоположной лестнице, – продолжала ладка. – Перейти на неё лучше этажей через восемь или даже ниже – так меньше шансов, что это заметит кто-нибудь из знакомых.

Сердце Джейса уже сейчас готово было ухнуть вниз на… да, на эти самые двадцать шесть этажей. Он никогда не забирался и в четверть так далеко, а здесь ещё и по противоположной лестнице!

Или это будет что-то невыразимо потрясающее, или она вознамерилась его убить.

Ладка меж тем раздавала последние инструкции:

– Будешь ждать меня там. И не вздумай использовать Дверь без меня!

На этом указания кончились, Серси замолчала и в течение всего учебного дня не сказала больше ни единого слова.

А Джейс всё ждал и не мог дождаться окончания уроков, чтобы как можно скорее приступить к величайшему в своей жизни нисхождению.

Спустившись уже на шестнадцать этажей, Джейс возблагодарил судьбу за то, что идти надо вниз, а не вверх. О том, как он будет возвращаться назад, думать пока не хотелось.

На восемнадцатом по счёту этаже Джейс решил, что предосторожности уже достаточно соблюдены, а потому перешёл, наконец, по серединной площадке, где не было Дверей и две лестницы сходились воедино, на противоположную сторону.

Ничего там на самом деле особенного не было – те же серые стены с местами осыпавшейся штукатуркой, тот же бетонный пол без изысков. Просто считалось, что чем дальше друг от друга этажи, тем на большее расстояние переносят Двери, а на лестницах с противоположных сторон дистанция вообще становилась колоссальной. Так это на самом деле или нет, Джейс не знал – как уже говорилось, его опыт в делах такого рода было нельзя назвать большим – однако сердцем он чувствовал, что Серси приготовила для него что-то необыкновенное.

Спустившись наконец до нужного этажа, Джейс понял, что нарушить запрет и войти в Дверь, не дожидаясь ладки, он не смог бы при всём желании – как минимум потому, что Дверей на площадке было целых три. Какая из них ему нужна – он не знал, а заходить бездумно в первую попавшуюся не собирался – а ну как там тоже, как и в зелёном лесу, хитро запрятан выход? И блуждай потом до скончания жизни, ищи дорогу домой.      На самом деле, до того похода Джейс вообще был уверен, что все Двери с обеих сторон выглядят и располагаются одинаково. Что нельзя, к примеру, войти в одну из них, а после оказаться посреди чистого поля и топать до выхода приличную дистанцию. По крайней мере, во всех Секциях, которые он посещал ранее, таких чудес не было – и это только лишний раз подтверждало, как мало Джейс видел и мало знал. Дополнительный повод не совать нос в незнакомую Дверь без проводника.

Джейс посмотрел вверх – туда, откуда пришёл, – там никого не было. Бросил взгляд на ступеньки, уходящие вниз – тоже никого. Только сейчас он подумал о том, что даже не знает, с какой стороны Серси должна появиться.

«Интересно, почему в прошлый раз она не разрешила проводить её?» – подумал Джейс.

Впрочем, размышлять об этом долго ему не хотелось. У него совершенно не было в планах становиться вдохновенным поклонником, который будет бегать за ней по пятам, таская её сумочку и вознося хвалу её прекрасным глазам – такое поведение вообще больше подошло бы Рэю, чем ему, – так что даже лучше, если она сама того не хочет. Просто скрытность Серси Траст превосходила всё, с чем он сталкивался ранее. Хотя Джейс чувствовал, что в её компании ему предстоит ещё много удивлений.

Для этого он и пришёл – чтобы удивиться.

Джейс отошёл от лестницы и оперся спиной на стену между второй и третьей Дверью. Ему хотелось верить, что ожидание не продлится долго – так же, как в тот раз в доме Наставницы Серси, – однако так ли это будет на самом деле, он не знал.

Так Джейс и стоял, твёрдый в решимости дождаться свою «соучастницу» и отправиться вместе с ней в новое путешествие, которое будет, несомненно, ничем не хуже предыдущего, а скорее даже наоборот.

Сколько времени прошло – Джейс точно не знал, однако ему казалось, что идёт оно ужасно медленно. Не приходилось сомневаться в том, что процесс значительно затянулся по сравнению с эпизодом у Наставницы.

От нечего делать Джейс взялся за ручку Двери слева от него и осторожно потянул.

Ну ничего себе!

Дверь оказалась заперта! Любому было известно, что это означало: Ограниченный Доступ!

Выходило, что целью их маршрута была определённо не она. Или?..

Может ли быть так, что Серси собиралась устроить им прогулку по закрытой территории? А что, если остальные Двери тоже заперты?

Прежде чем любопытство Джейса раскалилось настолько, что он решился проверить это предположение, в безлюдной тишине лестницы послышались шаги.

Джейс быстро занял своё исходное положение – спиной к стене. Ещё не хватало, чтобы кто-нибудь из посторонних заметил, как он пробует открыть заблокированную Дверь.

На его счастье, по лестнице спускалась Серси.

– Прошу прощения, что заставила ждать, – вежливо и несколько отстранённо сказала она, едва взгляд её золотистых глаз коснулся Джейса. – Ну что, ты готов к новому путешествию?

Он оглядел ладку. Та была одета куда более сдержанно, чем в их прошлом походе: чёрное свободное платье приемлемой длины и кожаные босоножки без диких каблуков.

Значило ли это, что теперь им предстояло скакать по бездонным ущельям или штурмовать отвесные скалы?

Как бы то ни было:

– Да, – ответил Джейс без малейших колебаний.

– Вот и отлично.

Не задавая больше вопросов, Серси подошла к Двери, – по счастью, не к третьей, запертой, а ко второй. Она поддалась сразу.

Джейс уже только что руки не потирал от предвкушения, устремляясь в неизвестность следом за ладкой: что же ждало его впереди, на целых двадцать шесть ярусов ниже привычной жизни?

Лицо Джейса обдало жаром. Приятным таким, сухим. Он не припоминал, чтобы ему приходилось испытывать нечто подобное раньше.

За спиной скрипнула и с шумом захлопнулась Дверь – обернувшись, Джейс увидел, что её закрыла Серси.

«Ага, – отметил про себя он, – значит, Дверь с этой стороны всё же расположена на своём обычном месте».

Что же, одной потенциальной неприятностью меньше.

Вокруг Двери от хлопка поднялось облачко пыли, – это говорило о том, что ею не пользовались очень и очень давно.

Джейс огляделся. Их окружали невысокие – в четыре, максимум пять этажей – дома из щербатого от времени камня, побелевшего на солнце. В оконных рамах кое-где ещё торчали осколки стёкол, однако целого ни одного не было. Неровности вокруг окон и дверных проёмов свидетельствовали, что когда-то дома были богато украшены разнообразной лепниной, однако ничего не сохранилось.

Видя замешательство своего спутника, Серси поторопила его:

– Пойдём! Наглядеться по сторонам ты ещё успеешь.

А поглядеть, действительно, было на что.

Между плитами искрошившегося булыжника у них под ногами рядками росла густая и жёсткая жёлтая трава. Вообще любой, даже самый крохотный пятачок земли был занят растительностью. Попадались и деревья, хотя они были все как одно невысокие, тонкие и с совсем маленькими листочками – должно быть, из-за жары.

По покрытым трещинами стенам с безглазыми впадинами окон откуда-то с крыш спускались побеги неведомых вьющихся растений. Местами на них можно было заметить гроздья гладких тёмных ягод – Джейс бы с удовольствием их попробовал, если бы мог поручиться, что они не ядовиты.

За поворотом им попался дом, крыша которого обвалилась вместе с частью стены. Было видно, что внутри, как и снаружи, поселилось солнце, одновременно обжигая и давая жизнь совсем ещё молодым деревьям, проросшим на обломках.

Запустение было повсюду, куда бы они ни шли. И всё же…

– Серси, этот город, он… – начал Джейс и тут же замолчал, не уверенный в правильности своих выводов.

– Он что? – спросила ладка.

Пришлось всё же озвучить своё предположение, пусть и рискуя показаться глупцом.

– Он же совсем не зелёный, верно?

Серси кивнула:

– Да, так и есть.

– Но… где же тогда все люди?! – изумился Джейс. – Почему его оставили?

Ладка пожала плечами:

– На этот вопрос я не могу дать тебе точного ответа. Возможно, люди переехали, чтобы быть ближе к другим уцелевшим, а может, в плане радиации во времена Падения тут было не столь чисто, как сейчас… Однако всё это не так важно, как может показаться, – неожиданно сменила тему Серси. – В любом случае мы здесь не из-за города, – вернее, не совсем из-за него.

– А из-за чего же тогда? – поинтересовался Джейс.

Но ладка не хотела опережать события.

– Увидишь, – только и сказала она.

Ребята продолжили путь.

Вывернув из-за угла, они увидели перед зданиями несколько поваленных и разбросанных металлических предметов. Когда Джейс подошёл ближе, он понял, что раньше это были столы и стулья – вероятно, до Падения здесь располагался местный отдел питания, также именуемый «кафе». Это частично подтверждалось длинными железными штырями, что были кронштейнами закреплены на стене на высоте нескольких метров – скорее всего, на них был натянут тент – а как иначе спасаться от такой жары? Но теперь, разумеется, от него ни клочка не осталось.

Наставники рассказывали, что в Древние времена места, подобные «кафе», являлись источников дохода для их хозяев, тогда как люди, желающие там перекусить, должны были отдать за это часть своих денежных ресурсов – и не для всех это было осуществимо.

Сейчас это казалось чем-то странным, если не сказать диким. В нынешние времена Император организовал всё так, что любой гражданин, трудящийся во имя всеобщего блага, получал довольствие автоматически – а трудились все без исключения. Даже подростки и дети, только посещавшие Учебные Секции, входили в этот список – ведь знания, получаемые ими, будут, несомненно, применены в будущей профессиональной деятельности. Такой же категории, как пресловутые «деньги», в мире вообще теперь не существовало, поэтому многим даже понять было трудно, что это и зачем нужно, однако Джейс вроде бы разобрался.

Примерно об этом главным образом он и думал, пока они с Серси пробирались по душным покинутым улицам к неведомой цели их путешествия: о мире, в котором было всё, но не для каждого. Однако стоило им свернуть снова, как мысли Джейса резко потекли – а вернее сказать, понеслись – совсем в ином направлении.

Вид, открывшийся им, не имел в памяти Джейса ничего даже относительно равного. Колоссальное строение своей громадой возвышалось над всем, что было вокруг. Оно состояло из четырёх ярусов, три из которых представляли собой ряды арок с массивными колоннами.

Снаружи здание было когда-то облицовано некоей разновидностью светлого декоративного камня – местами он потемнел, а много где и вовсе отвалился, однако если учитывать, сколько прошло лет, то состояние его можно было назвать весьма приличным.

– Вот это да, – только и смог выговорить Джейс, который от удивления даже замер.

– Это и есть цель нашего сегодняшнего маршрута, – сказала Серси, останавливаясь рядом с ним.

Некоторое время они вдвоём молча созерцали каменную громаду. Но через пару минут ладка нарушила затянувшуюся тишину.

– Ну что, пойдём? – нетерпеливо спросила она.

– Куда? – не понял Джейс. – Ты же сказала, что мы пришли!

– Я думаю, будет лучше, если мы зайдём внутрь, – как ни в чём не бывало пояснила Серси.

– Внутрь?! – опешил он. – А ты уверена, что нам нужно внутрь?

Вместо ответа ладка молча двинулась вперёд – Джейс уже понял, что она предпочитала по возможности заменять слова делом.

 

– Оно не обвалится прямо на нас? – спросил он, догоняя спутницу.

Серси отрицательно покачала головой:

– На этот счёт можешь не беспокоиться.

Что ж, уже легче.

Они ступили под своды аркады, ненадолго спасаясь от удушающей жары, которая, казалось, усиливалась с каждой минутой.

– Так, мы внутри. Куда теперь? – осведомился Джейс.

Вновь не говоря ни слова, Серси повернула направо.

Они шагали, погружённые в тень, мимо гигантских колонн. Напротив некоторых из них на постаментах с отколотыми краями иногда можно было увидеть остовы искажённых и оттого уродливых каменных фигур. Скорее всего, они были человеческими – когда-то давно.

– Статуи богов и героев, – сказала Серси, проследив направление взгляда Джейса.

– Бо… кого? – это слово было ему незнакомо.

– Тех, кто, согласно верованиям Древних, управлял их миром.

– Они и вправду существовали?

Ладка пожала плечами:

– Кто знает. Большинство исследователей склоняется к тому, что Древние сами их и придумали.

– Но зачем?! – такие вещи категорически не укладывались в голове Джейса.

– Скорее всего, для того, чтобы снять с себя ответственность за происходящее в мире, – высказала предположение ладка, и это напомнило Джейсу то, о чём говорил Рэй в зелёном лесу. – А ещё, я думаю, Древние периодически искали у своих богов помощи.

«Плохо же боги помогли им, когда пришло Падение», – подумал Джейс.

Ему неоткуда было знать, что к тому времени Древние давно уже отринули всех богов.

Как оказалось, Серси вела их к лестнице, ведущей наверх. По наполовину стёртым ступенькам спутники поднялись на третий ярус титанического сооружения. Затем ладка повела Джейса между колоннами к местам, которые, очевидно, были предназначены для сидения, – по крайней мере, сейчас они подходили для этого наилучшим образом.

Беспощадное солнце снова полило свои жгучие лучи на их непокрытые головы, стоило им устроиться бок о бок на чём-то, что уместнее всего было бы сравнить со скамьёй.

– Сидеть здесь долго в таких условиях нельзя, – проинформировала Джейса Серси. – Поэтому я, как смогу, коротко расскажу тебе самое главное из того, что знаю, и мы двинемся в обратный путь.

– Такая погода – следствие катаклизма, вызванного Падением? – уточнил Джейс, вытирая выступивший на лбу пот.

– Если да, то лишь в незначительной мере, – отрицательно покачала головой ладка. – Насколько мне известно, в этом районе планеты всегда было жарко. В Древности у людей, живущих здесь, даже был закон, согласно которому никто не выходил из дома в промежуток примерно с часу до трёх часов дня, а это время уже близится.

– Как – близится? – не понял Джейс. – Когда мы покидали Секцию Перехода, дело уже шло к шести часам вечера!

Серси посмотрела на него очень внимательно.

– Тебе что-нибудь известно о часовых поясах? – спросила она.

Джейс хлопнул себя ладонью по лбу: какой же он глупый!

– Ну, конечно! Естественно, в них-то всё и дело!

По всему получалось, что Джейс сейчас находился на много тысяч километров западнее своей Домашней и Учебной Секции. Всё-таки Двери – чудесная вещь.

Однако было видно, что Серси не испытывает радости от отвлечения на не относящиеся к делу темы, а потому Джейс наконец замолчал и приготовился внимать «самому главному».

Рейтинг@Mail.ru