Глаза

Александр Константинович Груша
Глаза

Со мной и до этого случалось нечто подобное. Ранее, читая книгу или размышляя о чём-то в руке, например с бумагой, в голове возникала мысль о том, как мне засунуть её за края глаза или просто попытаться ей порезать себе глаз. В основном именно в таком ключе мысль заключалась из-за того, что я часть резал себе пальцы бумагой. Не специально, конечно же, а случайно, например, доставая из портфеля. Но тогда эти мысли не заставляли меня морщиться, точнее, мне безусловно было противно, но такого воздействия, как сейчас, на меня никогда не было. Я бы никогда не стал намеренно резать себе глаз бумагой! Но сегодня мной просто овладела мысль, что я должен засунуть себе в уретру острую закладку. Я просто не мог ничего делать, думая только лишь об этом. Я принял отчаянные действия, выбросив свою любимую закладку в мусорку, чтобы у меня никогда не было шанса реализовать свою идею в реальность, я взял совершенно другую закладку. Ни такую острую, более толстую и приятную на ощупь, сделанную из пластика. Я стал читать книгу и вдруг… Снова эта мысль! Но в этот раз она буквально обрушилась на мою голову. Я уже совершенно не соображаю и не контролирую себя. Я стягиваю с себя штаны и открываю головку своего органа, а после слегка засовываю в уретру закладку. Это было не так больно, как я думал, но я тут же прекратил это делать, успокоив свою нервную голову, но совершенно удивившись от того, что я делаю.

Так и кончилась эта неделя. Мне страшно. Я боюсь, что закат моего разума близок. Я делаю отчаянную ставку на следующую неделю, давая себе последний шанс на спасение. Иначе меня ждёт радикальное решение всех моих проблем. А будет оно положительным или отрицательным – вопрос другой.

День 5

26 марта 2016 года

Сегодня со мной случилось… трагичное, нет…ужасное! Мне… Мне довольно плохо. Прямо сейчас. Не буду даже упоминать о том, как плохо мне было пару часов назад. Как ты, мой читатель, и смог заметить, на этот раз прошла не неделя, а всего два дня. Ты правильно мыслишь и видишь, и похрен, что несколько страниц назад в моём дневнике я не хотел говорить с читателем на ты. Но сейчас мне на всё плевать. Я бы даже сказал, сейчас мне на всё насрать! Так мне плохо. Я, сейчас всё размыто перед глазами, и мне совершенно не понятно, что вообще сейчас происходит. Да, всё выглядит так будто я убил. Нет. Я никого не убивал. И очень хочу, чтобы этого никогда не произошло, а хотя, какая уже нахрен разница. Мне не выбраться из этого говна, в которое я забрался по уши! Всё-таки я должен описать, что произошло, не поплакаться же я сюда пишу. Хотя и вся половина написанного дневника выглядит действительно так, будто я просто решил здесь только и ныть, а не создал его по делу. И это не так. С прискорбием сообщаю, что возможно скоро вы в этом лишь убедитесь… Точнее ты. С кем я вообще говорю?

По порядку. В этот раз ситуацию в школе я буду сообщать подробнее чем обычно, чтобы ты чувствовал, что именно я испытал после этого урока. Сначала я проснулся. Прежде чем пойти умываться, я решил осушить стакан воды. Мои предрассудки уже настолько велики, что я совершаю тот обряд при наливании воды уже даже когда просто пью воду! Я отпил три раза воду, но потом сглотнул и засчитал это за четвёртый раз. Из-за этого мне пришлось отпить ещё пару раз, пускай более уже и не лезло. Причём я отпил так много, что когда я попытался проглотить этот напор воды, то мне с силой сжало горло, и от боли я схватился за горло и стал ходить так по квартире, пока боль не утихла. После неудачной попытки попить, я направился в ванную, чтобы пройти всё привычные мне утренние процедуры.

Когда я зашёл в ванную, то я уже даже не стал рассматривать толком своё лицо. Единственное, я вновь нечаянно заглянул к себе в глаза и ужаснулся. Передо мной был звериный взгляд убийцы, а не простого человека. Не знаю, как бы это описать. Цвет в зрачках будто совсем опустел, надбровная дуга упала на глаза сверху, из-за чего мой взгляд был полон ненависти и какой-то убийственной ауры. Я не знал, что и сказать. За две недели я так сильно преобразился. Небритость и чёрные мешки под глазами лишь усугубляли ситуацию. Я совсем отвернулся от зеркала и стал чистить зубы. Далее всё было как прежде. Стоит лишь упомянуть, как я пошёл вновь отпить воды, но передо мной снова и снова возникал тот ужасающий взгляд со светящимися бледно-серыми глазами. Я хотел бы посмотреть ещё раз, но именно сейчас мне было особенно страшно это делать. От волнения я вновь отхлебнул слишком много, и боль была уже в сто раз сильнее, что я аж вскрикнул от боли.

Далее всё шло уже по прописанному пути, пока я не попал в школу и не пошёл на урок литературы. Как бы это так сказать… У нас планировалось что-то типа акции или специально отделённого урока для одноклассницы из театра, она собиралась показывать мастер-класс по подготовке перед выступлением, ну и в актёрском плане в том числе. Весь класс собрался. Я был абсолютно спокоен и не ожидал, что что-то пойдёт не так. Безусловно, мне казалось, что возможно будет немного стыдно. Когда я в последний раз был на пробах в школьном театре, то мы там, откровенно говоря, занимались какой-то фигнёй, там…перемещали язык в полости рта по кругу или обнимали друг друга и прочая фигня. Мы общались, специально выстроили столы так, чтобы все могли усесться по кругу стола. У нас планировалось сначала чаепитие и уже только потом мастер-класс. Чай я не очень люблю поэтому просить не стал. Да и стаканы, что нашли в классе, были пугающе грязными, и я тут же отказался от какой-либо мысли пить из них чай, благо в этот раз даже ни одной навязчивой мысли не возникло в голове.

Итак, время проходило. Постепенно мы попивали чаи, и тут наступил момент, когда одноклассница вскочила и объявила о том, что собирается провести свой мастер-класс. Мы встали и, подобно столу, выстроились в круг. Проходили различные упражнения, типа опять же обнять друг друга, представить, что ты держишь в руке невидимый шар и прочее. Но вот и наступает тот момент, из-за которого я буквально был готов умереть на месте. Одноклассница, широко вскинув руки, просит нас о том, чтобы мы встали друг напротив друга. Мне показалось, что в этом нет ничего такого страшного. Я встал напротив одной из своих одноклассниц, справа от неё стала девушка, в которую я был влюблён. Мы стоим напротив друг друга, и я всеми силами стараюсь не смотреть никому в глаза. Просто отвернул свой взгляд куда-то в сторону, при этом опустив голову. Одноклассница начинает описывать в чём заключается суть упражнения, мы внимательно её слушаем, и вдруг меня охватывает шок и паника от её слов. Она сообщает о том, что мы должны на протяжении минуты стоять и смотреть друг другу только в глаза, мол так улучшается связь между партнёрами по театру! Ага, какой совпадение, черт возьми! Ну мы встаём, благо мой партнёр, как оказалось, была столь же слаба в смотре в глаза, что постоянно отворачивала глаза куда-то в сторону, на эту секунду я почувствовал облегчение и поэтому постоянно куда-нибудь да отворачивал взгляд. Она специально приподнимала голову, так как я был в несколько раз выше неё, но по каким-то причинам ей было также тяжело смотреть в мои глаза также, как и мне в её.

И если бы всё на этом кончилось, то грош цена этому упражнению…Но нет. Тут наступил этап, который стал для меня самым настоящим испытанием, а не упражнением. Нам сказали, что крайние партнёры должны поменяться и повторить это упражнение, но теперь уже три минуты. Ха, думаю я, сейчас девушка, стоящая передо мной, поменяется с правой, и всё будет хорошо. Тут я смотрю направо и понимаю, что мы крайние, что нет никакого права, и нет там вообще никого! Я смотрю налево и вижу, как она, человек, который стал последним в кого я влюбился на данный момент, встаёт напротив меня. Нам еще не объявили старт, поэтому мне удалось на пару секунд прийти в себя. Еще на начале этого испытания у меня было острое желание свалить, спрятаться, уйти из класса или просто сбежать! Но не испытывать судьбу с самим собой и просто жить спокойной жизнью… Но нет, мой глупый и безумный разум в эту секунду отключился, наверное, из-за сильной паники. Я просто стоял в ступоре и ждал смертного приговора. На секунду я решаюсь поднять свой взор на её лицо, чтобы понять, насколько велико будет препятствие в жизни предо мной. Увидев, как она смотрит на меня, я тут же опустил глаза вниз. Единственное, что тогда возникло в моей голове – это то, что я не могу обложатся перед ней. И пускай я и твёрдо для себя решил, что никогда не раскрою перед ней своих чувств, но опозориться перед любимым тебе человеком – все равно, что навсегда вычеркнуть для себя этого человека из жизни, что именно с этого момента, как ты опозоришься перед ним, ты чувствуешь, как все чувства и эмоции умирают внутри тебя, что у тебя больше нет никакого желания жить, что каждый раз, когда она будет проходить рядом с тобой или существовать рядом с тобой, то ты просто не будешь её видеть, словно её и не существует вовсе.

Итак, одноклассница сообщает о том, что с этой минуты мы стоим и не отрываем друг от друга взгляды. Я резко поднял свой взгляд и понял, что это было ошибкой. Что я не готов и сделал всё слишком резко. Первые минуты я видел её. Я бы хотел более детально рассмотреть её лицо в эту минуту, но я твёрдо для себя решил, что не отверну от глаз взгляда. И пускай до этого дня я сообщал о том, что я был бы готов вечно смотреть на эти глаза и буквально утонуть в них, но точно не в такой обстановке. Я почувствовал сильное давление на виски, мои глаза широко открывались, что черная точка в середине глаза стала настолько маленькой, ведь на заднем плане был в полном объеме открыт глаз, и на фоне белой окружности чёрная точка должна была стать особенно маленькой. Более чем уверен, что в этот момент я выглядел словно безумный. С трудом смотря на неё, я, сильно нахмурив брови и раскрыв глаза до упора, смотрел на неё исподлобья, как психопат. Как будто я смотрел на то, как передо мной кто-то кого-то убил, или только что я узнал самую главную тайну жизни и смерти, в моих глазах сильно выражался страх или же шок. Мне никто об этом не говорил, но я был в этом уверен. Она же смотрела на меня с абсолютным спокойствием, без какой-либо ненависти, с тем же томным взглядом, словно властвуя надо мной. Это всё что я запомнил в те пару секунд, что я еще видел перед собой. Тогда каждая минута шла, как год. В ушах всё больше и больше усиливался шум, будто ветер со всей силы бьёт тебе по ушам, я пытался держаться. Я давно как уже ничего не видел перед собой, паника внутри меня нарастала, словно я глядел в замыленную пустоту, сквозь которую лишь просвечивались яркие зелёные глаза, от которых я старался не отводить взгляд. И пускай внутри меня будто кто-то нацепил на палочку кишки и всё перевернул там верх дном, пускай я уже слышал отчётливо, как я шепчусь своим внутренним голосом о том, как же сильно мне страшно, пускай я даже чувствовал и слышал, как кровь пульсирует внутри меня, я всё равно продолжал смотреть.

 

Вдруг резко эта пытка прекратилась. Они уже все развернулись и расходились в разные стороны. Я продолжал прожигать стену своим взглядом, находясь в полном ступоре. Наконец, я опустил взгляд, громко вздохнул и развернулся. Возможно, глазами других со стороны я выглядел абсолютно спокойным, улыбчивым и смеющимся, но это было совсем не так. Ощущения походили на то, если бы меня сейчас кто-то душил на протяжении трёх минут, а после, когда я уже находился на грани, вдруг отпустил, и я стал цепляться за свою жизнь, набирая дыхания, и возвращая свой старый ритм жизни и циркулирования крови внутри тебя. Мои уши были красными, глаза плыли, а лицо было горячим, будто у меня только что поднялась температура до 39 градусов. Кровь закипала. Когда я сделал шаг, весь мир пошатнулся. Теперь не я крутился в этом мире, а мир крутился вокруг меня и моих шагов. Если бы я в ту минуту упал, то и весь мир упал вместе со мной. Я сделал шаг – всё пошатнулось, сделал еще, всё снова пошатнулось.

Оказавшись вновь за столом, я пытался вновь прийти в себя. Мои глаза бегали быстрее, чем мчится гоночная машина на каком-нибудь гран-при. Я вглядывался в реакцию, эмоцию и глаза других людей. Каждую секунду я выбирал себе новую жертву, пока не остановился и понял, что с этого момента со мной всё очень плохо. Я опустил взгляд и стал ждать окончания урока. Мне было сложно сконцентрировать внимание на происходящем. Всё, что я видел, будто было издалека, словно я всё еще стою там, смотря на неё, и застрял там навсегда…

Когда урок кончился, мне было чертовски тяжело. Я не соображал от слова совсем. Во мне будто вымерли все чувства, я ничего не чувствовал, ничего не ощущал, никак не реагировал на происходящее. Будто внутри себя я уже утвердительно выбрал какую-то цель на весь оставшийся день, а может на всю оставшуюся жизнь, но при этом сам я не мог понять, что именно я решил сделать. Спокойно и объективно оценивать ситуацию просто не получалось, моя голова была полностью заполнена мыслями, но мыслями не о том, что делать дальше, а мыслями о прошлом. О том, что произошло пару секунд назад. В моей голове будто снова и снова и снова проигрывался тот эпизод, когда я стоял напротив неё и пытался удержать свой взгляд. Неудачно пытаясь побороть свой страх, я словно потерял какую-либо связь с реальностью.

Но как только я вышел на улицу, то я осознал, что все мои мучения были ещё впереди. Словно кто-то свыше, тот кто руководит моей судьбой или жизнью, пытается дать мне второй шанс, хочет, чтобы я всё-таки смог побороть свои невзгоды, но пройдя через сложное испытание, после которого я либо сломаюсь, либо смогу побороть все невзгоды внутри себя. Сегодня был какой-то городской праздник, а потому очень много народу собралось на улице. Меня это насторожило, не то, чтобы у меня была какая-то особенная боязнь людей, или же я был социопатом, хотя отдалиться от общества совершенно бы не помешало, но я был не из таких, правда, как мне самому казалось. Единственная и главная проблема состояла в том, что у меня после произошедшего инцидента сильно обострились чувства восприятия всего мира. Я отчётливо слышал голоса людей, словно они говорят мне на ухо, словно они озвучиваются не в мире, а именно в моей голове. Меня продолжало шатать и сильно вкручивать изнутри, я чувствовал, что чувство стыда и страха пожирало меня изнутри. Но самое главное, я не мог ни на чём сконцентрировать свой взгляд. Мои глаза бегали в поисках подмоги, но её нигде не было. В моей голове застыла мысль, что я должен без остановки продолжать смотреть на глаза, но только лишь чей-то зрачок видел мой взор, то я тут же отворачивался и натыкался на другой.

Поняв, что по-другому мне просто домой не добраться, и нужно уже пытаться давать отпор своим страхам, я глубоко вздохнул и стал спускаться по ступенькам у школы. Спустившись, я круто развернулся налево и пошёл до своего дома. Впереди меня шла куча народа на какой-то фестиваль, может сейчас масленица? Мне как-то доводилось слышать о том, что скоро масленица.

Пытался я отвлекать себя любыми способами, проходя мимо многочисленно озирающего на меня люда, но всё было тщетно, единственное на чём я мог сфокусировать внимание – как странно озираются на меня люди… Во мне вновь проснулась паника, я почувствовал, как сильно колотиться моё сердце и сколько людей, смотрящих на меня, идут передо мной. И сбежать не получиться, и отвернуться толком нельзя, со всех сторон на меня прутся люди, опущу взгляд в низ – обязательно в кого-нибудь врежусь, врежусь – подниму свой взгляд на человека, в которого врежусь – посмотрю ему в глаза. Пережив всё до этого, у меня не было сил больше бороться со своим страхом. Я чувствовал, как во мне всё умирает, и если я сейчас вновь кому-то надолго уставлюсь в глаза, то меня просто замкнёт изнутри, я упаду навзничь и более не встану.

В тот момент я остановился и решил подумать, как же мне поступить. В голове то и дело мелькала мысль о том, чтобы просто сбежать. Резко развернуться, как бы глупо это не выглядело, и просто обойти целое здание, там, где не будет людно, и дойти до своего дома, лишь бы не пересекаться с чьим-либо глазом. Но вдруг во мне загорелся огонь. Уже давно я в себе замечаю эту особенность мыслительного процесса, что если в моей голове возникнет какая-то новая нестандартная идея, но которую я могу зачем-то воплотить (зачем-то было важным словно, ведь мне до сих пор не понятно, откуда во мне берется такое сильное желание воплотить все эти идеи в реальность, какими бы абсурдными они не были), а характеризуется этот огонь знойной щекоткой в животе, как будто бы кто-то без остановки проводит по моим кишкам пёрышком, лишь бы зажечь это пламя идеи, чтобы я уж точно её выполнил. А идея звучала так: пройти через всех этих людей напрямую, чтобы встретиться со своим страхом лицом к лицу, чтобы принять его удар, как мужчина, и окончательно избавиться от этого. Идея, безусловно, была хорошей, но как жаль, что я не понимал, насколько это была тупая затея.

Зайдя в эту толкучку, до моих ушей доносились разные звуки. Шёпоты, как кто-то говорит. Первое время я не обращал на это внимание, пока не встретился с первым взглядом. Всё выглядело так, словно это какое-то кино, и я нахожусь в кадре какого-нибудь профессионального оператора. Я встретился со взглядом мужчины в возрасте, он смотрел на меня так, будто я как-то ему насолил, словно он смог прочитать во мне мою ненависть ко всем ним. Я отвернулся и тут же наткнулся на чужой взгляд, передо мной шли три юные леди, которые вскинули на меня взгляд и стали смеяться, я тут же опустил глаза и утонул в своих мыслях. Меня сильно озадачил их смех и этот странный презрительно-смешливый взгляд, как будто смотрят на какого-то дурака, у которого слетели штаны, и теперь он выглядит так уморительно, что девушки смеются именно над ним. Мне показалось, что они посмеялись именно надо мной. Конечно, штаны были на мне, но если я до этого уже рассказывал о себе (уже если честно не помню), то я более чем уверен, что я абсолютно некрасив. И каждый раз в таких ситуациях мне кажется, что смеются именно над моей уродливой внешностью. В этот же миг я повернул свой взгляд куда подальше от этих девок на какую-то взрослую даму, которая тоже стала внимательно на меня смотреть и рассматривать меня как-то осуждающе, как будто я провинился в чём-то перед ней. А может, люди действительно могут смотреть сквозь мои глаза? Могут видеть все мои грехи и слабости? Действие стало идти быстрее, в моем взоре более не было человеческих лиц, конечностей, туловища и прочих вещей, которые тогда меня совершенно не волновали. Я видел лишь одно – их глаза. Я переключался с одного взгляда на другой, один парень словно глумился над тем, как я бегаю глазами из стороны в сторону, другая девушка, чьи глаза сощурились от солнца, будто была оскорблена тем, что я на неё смотрю. Мне становилось душно, я чувствовал, как ноги перестают меня держать, но я продолжал идти. Почему-то в голове затаилась идея, что большинство веселящихся глаз, которые я встречал каждую секунду, будто надсмехаются над моей глупой походкой. Я стал следить за походкой, но почему-то именно сейчас она стала еще глупее. Правой ногой я наступал так, словно я хромаю. Каждый глаз, что попадал в ракурс сначала был веселым, а после преображался в какое-то презрение. Они научились читать мои глаза! Получать всю информацию обо мне из них, а я нет! Они глумились над моей походкой, а после ненавидели меня за все мои поступки из прошлого. У меня больше не было сил это терпеть, я опустил взгляд в пол и смотрел лишь на свои ноги, как они шагают. Я прекрасно знал дорогу и, не смотря на неё, лишь в очередной раз подтверждая свою старую теорию. Так продолжалось какое-то время, пока я в кого-то не врезался. Я поднял глаза, и все пялились только на меня. Секунда за секундой, глаз за глазом, цвет за цветом. Все они смотрели на меня, а я смотрел на них всех, пытаясь найти среди них тот взгляд, который вытащит меня из этой преисподней. Глаз… Еще глаз… Еще один глаз… Они все меня ненавидят…Презирают… Хотят прожечь своим взглядом! Карий, зелёный, карий, зелёный, голубой, синий, карий, зелёный, карий… Кто из них первый сообщит мне о том, что я уже мертв?!

Наконец я выбрался из этой пучины ада. Я должен был обрадоваться, вздохнуть, расплакаться или кричать. Должен был… Но меня затронул последний вопрос, который прозвучал в моей голове секунду назад. Остановившись на месте, я уставился в одну точку. Мои глаза совершенно не различали то, на что я смотрю. В моих глазах была лишь одна фраза. Фраза, которая была ключом ко всему. Ко всем моим опасениям, к результату этого эксперимента, ко всей моей оставшейся жизни.

Рейтинг@Mail.ru