Карусель. Сборник рассказов

Владислав Дмитриевич Осипов
Карусель. Сборник рассказов

         Как-то я вернулся домой, никого не было, хотя, судя по времени, Микки с мамой должны были уже вернуться давно, на холодильнике магнитом была прикреплена записка: «Мы уехали к Хлое, еда в микроволновке. Скоро буду. Люблю». Я поел и лёг отдыхать, примерно прошёл час, я услышал, как кто-то открыл дверь, я встал, чтобы пойти встречать своих, но на пороге стояла Муле.

– Добрый вечер, а как Вы сюда попали, дверь на ключ была закрыта, – спросил я.

– Но, как и везде принято, оставлять ключ под ковриком – это давняя традиция всех людей, насколько я знаю, – сказала Муле.

– Точно, ключ, а ещё я привела Микки, подружки решили провести время вдвоём, поэтому попросили меня привести Микки домой. Он поел, так что, если что, пусть искупается и ложится.

– О, хорошо, спасибо, а что же она мне сама не сказала. Я её ждал.

– Не знаю, это не моё дело. Я привезла парня и всё. А ещё один момент, не хотите мне ничего случайно рассказать, – она «выстрелила» в меня взглядом так, словно в голове сейчас большая дырка, на момент прям её ощутил и повис.

– Вы что имеете в виду? Не до конца вас понимаю, можете немного раскрыть тему, – по-моему, она сейчас раскроет не только тему, но и меня.

– Я вчера убирала дорожку, где беседка, а когда выкидывали мусор, почувствовала странный запах, даже могу предположить, что это за запах был. Так вот возник вопрос – это то, о чём я думаю, что вы трётесь постоянно возле дома, что-то высматриваете, любезно сделали новую дорожку, я же Вас помню, Вы приезжали ко мне домой как-то, искали не помню точно кого, кажется, Вы какой-то маньяк, как она с Вами живёт? – сказала Муле.

         И вправду она всё поняла, неплохо, неплохо для наркоманки, думаю, ей не впервой такие вещи находить или выведывать, разбирается в запахах, нос, наверное, точно рабочий. Если она прознала, что случилось, значит, логично, что она хочет помешать, поэтому надо тоже сбросить дамочку с дистанции, но надо сделать всё элегантно без ошибок, как в прошлый раз, тогда один раз получилось, значит, получится и второй, только второй должен быть ещё более скрытый. Надо снова косить под дурачка.

– Честно, не понимаю, к чему Вы ведете, дорожку делал не я, просто придумали её для комфорта и всё, – ответил я спустя минуту, – конечно, можете думать всё, что душе угодно, но не совсем всё равно понимаю до конца, надо парнем заниматься, спасибо ещё раз. Доброй ночи.

– Ладно. Доброй, но учтите, теперь я ещё более пристально смотрю за Вами. – Она ушла.

         Микки сидел в своей комнате, он каждый день смотрел сериал про людей, которые пытаются освоить новые земли на других планетах и путешествовали по мирам, наверное, такие сериалы специально делают затянутыми, чтобы удержать рейтинг канала, тема достаточно актуальная, много интересного может открыться в фантазии ребёнка, иногда непонятно, почему родители так активно пресекают интересы чада, ведь дети сами всегда раскрывают свои потенциалы в полной мере как могут. Если же получается у родителей пресекать, то остаётся два пути, либо не мешать, либо способствовать дальнейшему развитию, всё предельно просто, ни больше, ни меньше, но зачастую они это угнетают. Почему? Из-за своего страха и глупости, что ребёнок перестаёт входить в их нужный критерий, который сами установили для него. Взращённый родительский эгоизм в итоге просто может «убить» в ребёнке всё прекрасное, к чему он стремится на протяжении жизни, а взрослые кто такие? Обиженные дети и не более.

Наступила глубокая ночь, во всех домах погас свет, горело всего два фонаря на всю улицу, я подумал, нельзя откладывать на потом, поэтому решил наведаться в дом Муле, дело должно было пройти максимально гладко, никто не должен знать, что я был там. Отыскал в своей кладовки с инструментами пузырёк с метанолом, его не нужно много, чтобы умертвить человека, но если вколоть, то его нужно ещё меньше. Таким образом я решил поступить, десять кубиков для наркоманки, и никто не заметит, что я вообще там был, у неё и так всё тело уже было исколото. Я набрал яда в шприц и направился для осуществления своего замысла. На улице ни души, даже ветер казался очень громким, меня не покидало чувство, что за мной кто-то следит, но я решил просто оставить эту дурную мысль, надо разобраться со всем. Я проник в дом через балкон второго этажа, там была сломана створка и чинить её явно никто не собирался. Муле находилась через комнату, в тише слышалось её сопение, зашёл в спальню, она лежала голая на постели, только были надеты трусы, всё оказалось проще, чем я думал. Хочу отдать должное, отец Микки сделал хороший выбор, тело и впрямь у неё было очень красивое. Максимально тихо на цыпочках подошёл к ней, на ногах в зоне паха были множественные синяки, наверное, из-за иголок, местами даже в ночи можно было увидеть, где кожа уже начинает портиться от наркотиков, готов поспорить, даже когда отец Микки с ней спал, тоже видел это, как ему было не противно прикасаться к такому, мерзость. Или она могла сыграть, что он и оставлял их, не знаю, как у них такое было, но было. А он, вроде, насколько я знаю, тоже не дурак был. Из сумки достал шприц, оголил иглу и точно одним движением попал в мышцу, она проснулась, но я успел схватить подушку и закрыть её лицо, чтобы она не кричала, все десять кубиков метанола покинули мой шприц и перешли в новый сосуд. Немного ещё удерживал подушку, чтобы дождаться, когда дело будет сделано, но я настолько сильно её держал, в итоге так и не понял, что подействовало: удушение или жидкость со шпица. Тело больше не двигалось, я убрал подушку, она смотрела прямо на меня. Молча стоял и разглядывал её тело, теперь всё было ещё более прекрасным, в голове бегали дурные мысли, но смог с ними совладать, надо было замести следы, убрать пальцы и прочее, у меня ушло на это пару часов и скоро начнёт рассветать. Я успел ещё найти её заначку с дурью и инсценировал передозировку, однако, при вскрытии всё равно нашли бы метанол, поэтому пару капель я и оставил в шприце смеси с «крокодилом», можно ещё было добавить пару кубиков чего-то другого, когда все очухаются и поймут, что она заядлая наркоманка, а про меня уже все давно забудут, фокус будет лежать чётко на одном человеке, было идеально, по моему мнению. Я вернулся домой, было тихо, время спать. Переоделся и упал на диван, немного подумал о сделанном и вырубился, совесть меня точно здесь не тревожила ни на секунду, всё сделано во благо других, кто-то же должен был «испачкать» свои руки. Наутро мать Микки вернулась, лицо сияло, такая счастливая, мне нравилось смотреть на неё. Мы поели и поехали в парк кататься на горках и радоваться жизни вместе, я любил их. В этот парк, насколько знаю со слов Микки, он хотел попасть год, так что мечты сбываются, если прошлый не справился, значит я буду новым отцом.

         Через пару дней нашли труп Муле, кто-то из соседей сказал, что странно пахнет от дома, оно и хорошо, если тело начинает гнить, причину смерти немного тяжелее становится обнаружить. Время прошло уже более полутора недели, а они только заметили, кто-то вызвал полицию и пошло-поехало. Появились новые «качели», хорошо, что я на них точно не качаюсь. Итак, что мы имеем: один дом, два трупа. Это только кульминация всего, но мы уже подошли ближе к сути, Хлоя сказала, что будет до последнего выяснять причины смерти своей сестры, сказал, если нужна будет моя помощь, я любезно помогу в этом, конечно, держа крестик за спиной. Началось следствие, при вскрытии таки были обнаружены частички метанола, нас стали дёргать на допросы, постоянно давали показания, но никто не мог разобраться, что действительно произошло. Спустя месяц, может чуть меньше, я приехал давать дополнительный допрос, как в коридоре пересёкся с мужчиной очень поразительной внешности, он был копия отца Микки, прям один в один, сначала я думал, меня глючит. Оказалось, тот самый банкир, спонсор нашей наркоманки, пришёл тоже допрашиваться, интересно, что он там наговорил, думаю, следователь не даст мне ознакомиться с его протоколом, но стоит попытаться. Снова одни и те же вопросы по кругу, немного изменяя смысл, я успел подглядеть у него на столе допрос любовника Муле, в трёх ответах было написано, что ничего не знает, оно было и очевидно, он пойдёт в отказ от всего происходящего. Зачем ему портить репутацию из-за какой-то девки, мне кажется, после этого его больше трогать вовсе не будут.

         Два месяца спустя дело закрылось, причиной послужила передозировка наркотиков, следы удушения списали, якобы была агония и всё произошло по неосторожности, запуталась, испугалась и так далее, причин было много, наркотики – дело такое, опасное. Всё вроде идеально, карты сошлись воедино, но как-то под вечер, мы с Микки гуляли во дворе, приехала машина чёрный «Порше», из него вышел тот самый мужчина, он обошёл периметр дома, что-то выискивал, я достал камеру и стоял снимал, параллельно делая фотоснимки, он попал внутрь, видел, как поднялся на второй этаж в поиске чего-то, примерно двадцать минут бродил по нему, к моменту, как он вышел из дома, припарковалась ещё одна машина, это была сестра Муле Хлоя, когда она увидела его, сразу подбежала и стала закидывать его претензиями о том, почему он здесь находится, действительно. Произошёл конфликт, он ударил её по лицу, я побежал на помощь и долго не думая сзади накинулся на него, он меня перекинул через спину, начал бить по лицу, в поле зрение попали грабли для травы, схватил их и ударил стороной, где были зубчики, один из зубчиков застрял у него во лбу. Хлоя начала кричать, кровь потекла по лбу, бурые капельки падали на моё лицо. Приложив усилия, откинул тело. Встал с земли и сразу вызвал скорую помощь, врачи успели. Когда его доставили в больницу и положили на операцию, начался отёк мозга, я успел тогда стащить его телефон, и снять пароль с помощью пальца, пока сопровождал его на операцию, тьма окутала это место, а ещё больше моё имя и честь. Они не успели откачать миллионера, оказалось, деньги решают не всё в этом мире, для меня был живой пример, кому деньги в итоге будут доставаться теперь большой вопрос, но моральную компенсацию он точно нам задолжал. Это уже третья жизнь, которую забрал этот дом. Мы с Хлоей вернулись домой, они с моей любимой просидели весь вечер, я же провёл полвечера в ванной, перекручивая мысль в голове. Хлоя в итоге решила заночевать у нас, моё спальное место перенеслось на первый этаж на диван, как раз было время, чтобы покопаться в телефоне, конечно, же вся грязь, которая мне нужна, находилась именно там, а ещё я увидел все его счета. Надо было сделать другой счёт и вывести часть денег, а часть оставить, у меня родился новый план. А пока я взял ноутбук и сделал копию всего, там был компромат на нашего мэра, места, куда активно сбрасывают наркотики, договора с компаниями. Сегодня телефон становится намного ценнее, чем его носитель, который его придумал, и встаёт целая дилемма, можно провести целую полемику, а надо ли было это всё делать?

 

Я вышел в зал, тишина и тьма, просто замечательно, можно было продолжать наслаждаться обществом с самим собой, листая телефон миллионера, было интересно понять мышление таких людей, конечно, он был тот ещё извращенец больной. Меня хватило ненадолго, спустя минут десять-пятнадцать глаза начали закрываться потихоньку, в итоге просто отрубился. Утром, открыв глаза, посмотрел время, уже одиннадцатый час, телефона под рукой не было, видать, моя любимая его забрала и куда-то убрала или ещё хуже, она начала в нём лазить. Вскочил с кровати и побежал сразу искать телефон, пульс начал бить по мозгам, у меня случился словно припадок сумасшествия, всё начинало заходить слишком далеко, но слава всевышнему, он лежал на тумбочке, моя благоверная убрала, пока я спал, все данные на месте. Проверил ещё раз жёсткий диск, вся информация была на нём, надо сделать денежные переводы. Провозившись пару часов с этим, я смог сделать переводы на другие счета, они были быстрые для того, чтобы просто можно было снять деньги и всё, как правило, их редко прослеживали, надо разделить счета на равные суммы, главное, в пределы сумм не входить, а то будет очень странно всё. Мне хотелось отправить свою любимую женщину и Микки в другое месть, здесь жить становилось опасно, тем более после всего, что произошло, последнее время меня сильно преследовало состояние тревоги, причём оно усиливалось не на шутку, а им тем более нельзя было это видеть и знать. Если узнают, кто я такой, то просто перестанут общаться, не хочу разочаровать или подвести.

         Пришло время подготавливать всё к тому, чтобы «семья» покинула это место, забегая наперёд так и случилось, пришлось достаточно долго им объяснять, зачем и почему, но это того стоило. Микки не хотел уезжать, он очень привязался ко мне, честно, я тоже. Сделав липовый счёт, перевёл туда много денег и отправил своих с условием, что к ним присоединюсь, когда всё успокоится. Было временное затишье, пока не начались все процедуры, чтобы установить виновного, Хлою затаскали по отделам, она была за меня, говорила, что я её защитил, но слов было мало. Им нужен был виновный, статистика имела свою зависимость в этом всём. Человеческая жизнь на то и жизнь, никто не вправе ей распоряжаться, только её носитель, отчасти так и есть, просто мы не можем до конца научиться правильно это делать, поэтому и передаём борозды правления машинам, которые уже в чём-то лучше знают нас самих, страшно и неправильно, так быть не должно, но что поделаешь, если масса хочет, значит так и будет.

– И как итог, я сижу перед вами и рассказываю, как всё было на самом деле, честно, сейчас мне всё равно, как развернётся моя судьба, главное, люди, которых я люблю, в полном порядке. Смог их сберечь от этого кошмара, а дальше будем плясать по ходу пьесы. В целом к вышесказанному мне добавить нечего, – сказал я врачу.

– Смотрите, пришли ваши результаты, всё-таки, как и предполагалось, у вас очень запущенная форма шизофрении, усугублённое биполярным расстройством, Вас отправят на дальнейшее лечение.

– Что за вздор! Какая шизофрения, что за биполярное расстройство, Вы вообще сейчас о чём? Я Вам душу открыл, распинался сколько часов, а Вы мне говорите, что я псих! Я абсолютно нормальный человек, абсолютно, ничего не придумал, так всё и было!

– Послушайте, Вы убили восемь месяцев назад всю семью и часть их родственников, Вы вообще отдаёте себе отчёт или нет? Что Вы вломились в дом, задушили жену, пытались совершить сексуальный акт с умерщвлённым телом и заставляли ещё её мужа смотреть на это, после чего забили его до смерти, а после сожгли дом вместе с людьми, которые там спрятались, о какой пользе Вы вообще сейчас говорите? Просто понимаете, так бывает, Вы больны, мы здесь не судить Вас пришли, а помочь. Поймите же это наконец-то. Всё, что Вы только что наговорили – полный бред, с Вами работают специалисты больше полугода, а Вы рассказываете истории про то, какой вы «Робин Гуд», спасли семью от изменника отца, взяли на себя воспитание чужого ребёнка, только Вы мать и дитя убили тоже, как Вы не понимаете этого, – следователь, достал ноутбук и включил видеозапись, на которой происходило то, что явно не укладывалось в моей голове, неужели это я.

– А кто со мной жил тогда всё это время, почему Микки называл её мамой? – спросил я.

– Всё было сделано с целью, чтобы вернули себе память, понимаете, всё это просто эксперимент, в любой женщине видите мать парня, кажется, она всегда и везде.

– Стоп, а кому я дал деньги и всё остальное, что за бред то получается?

– Какие деньги, которые были на счетах? Ненастоящие деньги, реально думаете, что Вы хакер, который смог без ведома переводить миллионы долларов между счетами? Не смешите, – ответил врач.

– Но я же сам всё сделал.

– Самое главное, Вы оставили парня сиротой, теперь он уедет жить к кузине Хлое, она оформила опекунство, это единственное, что вы сделали, просто выпотрошили всю семью по одному. Из-за вашей больной головы, так ещё Хлою достаёте звоночками, чтобы она потвердела, как вы защищали её, только непонятно, от кого вообще её защищали, если Вы не можете себя защитить.

         На глазах набежали слёзы, на секунду почувствовал себя человеком, тем самым, которым являюсь по факту, чудовище, не контролирующее эмоции. Отнюдь, с этого момента просто не был хозяином положения, стало страшно и непонятно на самом деле, что будет дальше, просто ничего не хотелось, в голове происходило осознание, я так сильно гнался за тем, чтобы иметь возможность быть с человеком, которого любил тайно всё это время, а оно оказалось настолько губительное, ради этого я пошёл на убийство его. За мной пришли, а значит всё-таки они были правы. По факту не стал человеком, который подарил счастье всем, а стал одержимым маньяком больных фантазий, вот и итог, до чего они довели меня.

Спустя пару месяцев мне вынесли приговор и отправили в лечебницу для душевнобольных, возможно, здесь мне придётся задержаться до конца своих дней, наверное, так и надо. В месте моего пребывания находились самые отпетые психи, которых только можно представить, теперь я один из тех самых, псих, всего лишь псих. Вокруг столько больных людей, мы с ними навсегда, каждую минуту, я знаю это. Страшно, но я ли это, а может нет. Малыш с мамой, наверное, сейчас отдыхают на берегу океана, я смог им всё-таки помочь, ладно, я думаю здесь точно ненадолго, только вот разберусь с проблемами и сразу к ним, они, вероятно, заждались меня там, всё будет хорошо, деньги я им уже все перевёл.

Надзиратель проходил осмотр помещений, так принято осматривать обычно в определённое время все палаты, через сорок минут играет тревога, и все сбегаются к одной палате, а этот надзиратель уже держит бумажку в руках:

         «Уважаемые доктора, полицейские, Микки, если читаете это, значит, меня уже точно нет, всё что сделал было не со зла. Микки, очень люблю твою маму и тебя, хоть всё было не по-настоящему, но ты стал как сын для меня, о котором мечтал всю жизнь, даже больше, сейчас я нахожусь в своём уме и понимаю, что произошло, но также понимаю, я не всегда буду такой, моё состояние очень нестабильное, для всех я просто обуза, больной человек, не хочу до конца своих дней пробыть в этих стенах, более ужасны, чем наш мир. Не хочу никого винить в этом, просто я такой человек, всю жизнь искал счастья в ком-то, но так и не смог найти в себе, а это надо было сделать в первую очередь, ведь тогда, наверное, и другие были бы счастливы. Я вспомнил, что никакой Муле и не существовало, это всего лишь часть вывески на ресторане, а всё это время я преследовал отца Микки, ведь для меня он стал самым главным врагом, из-за того, что был с женщиной, которую я любил, но, к сожалению, не заслуживаю её, надо в первую очередь было, как я сказал выше, полюбить и начать уважать себя, но я был в утопии мысли. Надеюсь, мой пример станет для кого-то уроком, кого-то уберегу от такой ошибки, если это так, значит, стану самым счастливым человеком, но уже посмертно. Потому что, когда будете читать, я стану свободным, мой сосуд найдёте сами. В общем, пора заканчивать, мне становится снова плохо, возвращается это идиотское состояние. Я всех люблю, никого не виню, спасибо всем, кто помогал мне и занимался со мной, Микки привет, он мой главный друг в этой жизни, спасибо за всё. И да, в этом никто не виноват, кроме меня, я беру на себя все грехи. Пусть моя душа упокоится с гордо поднятой головой…».

Карусель

Глава 1. Знакомство

Отец Микки, Грэй Филипс, всю жизнь занимался машинами, он их перегонял, разбирал и собирал. Машины для Грэя были, как смысл жизни, если у него стоял выбор лишний раз залезть под капот или на жену, он шел в гараж и начинал творить, чтобы можно было заработать деньги, Роза – жена Грэя часто обижалась, что муж мало времени уделяет семье, но за пятнадцать лет супружеской жизни, уже смирилась с его работой, Микки – их сын, восхищался отцом, для него он был пример, свободное время от учёбы, когда не надо было помогать матери или делать уроки, он проводил время с отцом в гараже. Также в семье был младший ребёнок – Рейн. Она всегда была рядом с мамой. Семья жила в городе Воск-Вилл. Население города было чуть больше двухсот тысяч человек, каждый почти знал друг друга, через одну руку, поэтому все мужчины и женщины города знали, что лучший механик – это отец Микки, за это парнишку ещё больше брала гордость. Микки заканчивал школу и потихоньку начинал выбирать себе университет для дальнейшего обучения, в тоже время Рейн хотела заняться дизайном и интерьером, она поддерживала дом в полной гармонии, мать и отец были ей очень горды, а Грэй ещё больше гордился сыном, который разделял и продолжал его дело. В отличии от их города по многим странам шагал экономический кризис семимильными шагами, поэтому многим людям приходилось фактически выживать, но это нисколько не пугало семью Микки, отец нашёл, что будет всегда актуально, какое бы время сейчас не было.

Рейн училась в школе с Микки, они вместе уходили и приходили, если надо брат всегда ждал свою сестру, иногда ему приходилось помахать кулаками перед тем, кто приставал к Рейн, конечно, сложно упустить такую красотку из виду, как Рейн, зеленоглазая шатенка, высокого роста, с подтянутыми формами, она занималась спортом, через день не ела мясо и следила за собой постоянно, была объектом слюноотделения многих парней школы, так Микки узнал от своего лучшего друга Эдди, с которым учился в одном классе, что их одноклассник Вист, сын местного управленца и депутата Тони, подбивается к Рейн, а позже выяснилось, что Вист стал распускать слухи по школе о том, что Рейн с ним спала, конечно это все было не правда, Микки, тогда подловил Виста за школой и очень толково объяснил, что не стоит так делать, но до него не доходило.

После этого Вист приехал со своими охранниками в школу после того, как его отец увидел синяки и ссадины на лице сына, Вист был тот ещё, при любой возможности он закладывал всех, чтобы прикрыть свой зад. После третьего урока, когда была большая перемена, Эдди и Микки стояли курили за школой, в этот момент к ним подошёл Вист:

Парни не угостите сигаретой? – попросил Вист.

С каких пор ты стал курить? После того, как получил за свой язык, или ты уже нажаловался папочке, что он присоседился тебе двух верзил, думаешь…

Микки не успел договорить, как те самые верзилы вышли из-за угла и схватили его за шкирку.

– Мужики, это он, – сказал Вист и убежал назад.

Эдди стоял и смотрел, как кулаки двух обезьян, катаются по лицу друга, ему было страшно, он стоял и молча наблюдал за всем, кажется мало кто бы вмешался в такое, особенно если ты всего лишь школьник в очках. Когда охранники Виста закончили, они посмотрели на Эдди, тот молча стоял в оцепенении, но, когда они отвернулись, Эдди отпустило, набрался храбрости, схватил камень и кинул одному из них в голову, это была очень большая ошибка. Микки дополз до стены и увидел, как камень шмякнулся в затылок одного из «мутантов», его это задело, охранники пошли на Эдди, но Микки собрался духом, схватил металлическую крышку от мусорного ведра и стал со спины колошматить по охранникам. Микки и Эдди получили такую взбучку, крики доносились на весь школьный двор, всё это в окно увидел их классный руководитель и сразу позвонила в полицию, а заодно и в скорую помощь. Один из охранников ударил Эдди по голове так, что его отнесло к стене, где пару минут назад лежал Микки. Эдди ударился затылком и потерял сознание. Скорая и полиция не заставили себя долго ждать, но вмести с ними и приехал отец Виста, Тони. Наверное, малый нажаловался отцу, пока были разборки, но уже понимал, что все пошло не так, как планировал Вист изначально, ему хотелось лишь припугнуть своих одноклассников, а не устраивать бойню. Когда Тони увидел, что произошло, было стыдно за сына, он уволок его в свой новенький лупатый «Мерседес» и сказал, чтобы сына отвезли домой.

 

Вы понимаете, что ваш сын натравил на своего одноклассника двух взрослых мужчин, которые избили их до полусмерти, вы в своем уме, – обратилась классная к отцу Виста.

А вы понимаете, что пару дней назад мой сын вернулся с разбитым лицом домой? – встречно стал атаковать отец Виста.

Я понимаю, мальчишки подрались так бывает, что-то не поделили, но то, что произошло сейчас не лезет ни в какие ворота, я вынуждена буду обратиться в управление, – ответила классная.

Мисс Фол, оставьте, я сам со всем разберусь, моя оплошность же, так что думаю обойдемся и без третьих лиц.

В разговор вмешался отец Микки, он, долго не думая, ударил с кулака Тони, тот не смог даже понять, что произошло и упал на пол, брызги крови словно, как кистью по холсту, разбрызгались по асфальту. Грэй стал избивать, представителя городского управления, пока не вмешался сам директор, не понятно почему он не вышел сразу, где его носило?

– Довольно, взрослые мужики, тут дети, какой пример вы подаёте, – сказал директор Новиков.

– Извините, но не смог сдержать эмоции, – ответил Грэй и отошёл от тела, которое лежало неподвижно на земле.

Тони не мог встать, он стонал от боли. Асфальт приобрёл бардовые оттенки, а свежий костюмчик уже был весь в следах крови и пыли. Микки всё видел, теперь он ещё больше гордился своим отцом, но не Рейн, она была в шоке от увиденного, но брат быстро её увел оттуда. Отец сказал Микки, чтобы он отвёз сестру домой, а сам он приедет позже. Так они и поступили. Когда Микки и Рейн уезжали, Эдди так и не пришёл в сознание, скорая помощь забрала парня с собой в надежде, что он придёт в себя и отделается не больше, чем сотрясением мозга средней тяжести.

В автобусе Рейна сидела, вжавшись в брата, у неё текли слезы, а по телу шёл тремор:

– За что он так его, почему папа избил отца Виста, – сквозь дрожь говорила Рейн.

– Потому, что Вист говорил про тебя гадости, а ещё натравил двух своих уродов на меня с Эдди, папа сделал всё правильно. Плохо, конечно, что ты видела такое, девчонкам нельзя смотреть на такие вещи, – ответил брат.

– Получается во всем виновата я? – спросила Рейн.

Она приподнялась, чтобы посмотреть сквозь свои заплаканные глаза брату в лицо, который пытался всячески скрыть свои эмоции, чтобы не показать сестре слабину или возбудимость ситуации, Микки сам не понимал, что до конца у него происходит внутри, много эмоций и так мало ответов, но он видел, что Рейн ждала ответов и Микки продолжил:

– Ты ни в чем не виновата, как тебе такое вообще в голову пришло? Они сами виноваты, что распускают свои языки и сунулись туда куда им не стоит.

Прошу, всё хорошо, тебе не о чем беспокоиться.

– Хорошо. Верю тебе.

Оставшееся время они ехали молча, Микки обнял сестру, она перестала уже дрожать, успокоилась. Роза уже приготовила ужин и читала новости, когда дети вернулись, её улыбка медленно сползла вниз. Мать смотрела на избитое лицо, переливающееся фиолетовыми оттенками, сына, а рядом в обнимку он держал свою сестрёнку, вся заплаканная, тушь растеклась по щекам. Роза даже не стала спрашивать, что случилось, она молча протянула руки и приняла Рейн от Микки и повела её ванную. Микки пошёл на кухню и умылся, убрал запекшееся кровь, открыл холодильник, взял спирт и лёд, а также вату из аптечки и принялся обрабатывать раны.

Примерно через час, может меньше, вернулся Грэй, он был не один с ним был отец Эдди. Микки встретил отца, они сказали, чтобы тот собирался, и они поедут в больницу к Эдди. Пока Микки переодевался, Грэй пошёл искать жену, которая сидела в комнате с дочерью, отец открыл дверь и взглядом позвал Розу, девочка спала, а мать просто сидела рядом. Роза поцеловала дочь и вышла к мужу. По её взгляду было понятно, что она слишком озадачена, но решила начать первой, прежде чем муж что-то скажет:

– Грэй, что происходит с нашими детьми, что случилось? С тобой вообще всё в порядке, как ты узнал? – спросила Роза мужа.

– Успокойся, всё хорошо, детишки подрались в школе, наш парень набил морду за сестру своему однокласснику, а у того отец шишка в администрации, мне позвонил директор, точнее, ты, наверное, не слышала, снова телефон, – ответил Грэй, он поцеловал жену, – слушай там друг Микки, Эдди попал в больницу, я приехал с его отцом, мы поедем к нему, давай потом договорим, хорошо?

– Конечно, будь аккуратен, – она его обняла и пошла в спальню.

Грэй вернулся к остальным, Микки уже сидел в машине, а отец Эдди курил на крыльце.

– Ну что, поехали, – сказал Грэй.

– Да, – ответил отец Эдди, потушил бычок и сел в машину.

Они ехали молча, единственная фраза по дороге в больницу просьба отца Эдди покурить в машине, но Грэй органически не переносил сигаретный дым. Как-то раз Микки спросил почему он так относиться к сигаретам, Грей всегда уходил от ответа.

Мама как-то рассказала Микки, что отец много курил, когда они с сестрой не родились и после какого-то застолья ему было очень плохо, хотя пил он крайне редко, так как его отец умер от этой пагубной зависимости. Так Грей проснулся на утро ему было плохо, что больше с того дня к табаку не прикасался. Однажды Микки тоже это поймет, но сейчас для него это путь самовыражения, как у многих подростков, это нормально, много проходят через такие «степи».

Они приехали, парковочных мест не было, так что машину они оставили за пару домов от больницы, отец Эдди успел выкурить сигарету, а потом потянулся за новой, но Грей его перебил. Холл был забит людьми, складывалось ощущение, что весь город болел. Они прошли к регистрационному окну, отец Эдди назвал данные сына, но ему отказали в посещении, мол парня будут готовить к операции, так как у него закрытая черепно-мозговая травма, Эдди был в коме. Микки и Грей пытались поддержать отца Эдди, но он их не слышал, страшный момент, когда родители могут потерять своего ребёнка, особенно в раннем возрасте, к слову, мать Эдди ещё не знала ни о чём, она дорабатывала свою смену и скоро должна была поехать домой. Микки и его отец решили остаться в больнице, через пару часов ожидания, Грей и отец Эдди уехали за мамой Эдди, а Микки остался ждать результатов. В кармане Микки лежала почти сломанная сигарета и пару спичек в коробке, как раз тот случай, когда можно выйти, и чтобы никотин попал в кровь и вызвал кратковременную эйфорию, так бывает, когда куришь редко или только начинаешь, Микки курил жадно и быстро, он почувствовал, как у него закружилась голова, он боялся, что его заметят и расскажут отцу, тогда ему точно не поздоровится. В голове Микки было полное непонимание того, что происходит, почему его друг в больнице, а взрослые мечутся, как угорелые, сначала он думал, что всё правильно, они с Эдди пытались отвадить своих обидчиков, богатенького идиота, но цена, какая цена за случившееся, Микки до конца не осознавал происходящее. Парню, который заканчивает школу, а в теле играют гормоны тяжело анализировать равнозначно ситуации такого рода, но он должен как никто другой нести ответственность за свои поступки, и это Микки понимал чётко. Он выкинул бычок прямо себе под ноги, смял и пошёл назад в больницу. Микки решил узнать в приемной провели операцию или нет, предварительно он подошёл к кулеру, выпил два стакана воды, чтобы убрать немного сигаретный запах. Теперь можно и узнать, всё он вернулся к окну регистрации новоприбывших пациентов, и обратился к девушке:

Рейтинг@Mail.ru