Карусель. Сборник рассказов

Владислав Дмитриевич Осипов
Карусель. Сборник рассказов

Глава 12

Несколько дней       спустя. После того, как Рик оправился после очередного приступа, они с Генри ещё раз отправились в библиотеку, чтобы просмотреть запретные файлы и хроники о дне самосуда, точнее, им нужны были фамилии участников, но на вход в запретную секцию им было отказано. Недолго думая, Рик, решив совершить отвлекающий манёвр, начал кричать на всю библиотеку, что государство ограничивает его права даже в литературе. В этот момент Генри проскользнул в запретный архив и без особого труда нашёл то, что ему было нужно. Спрятав папку под куртку, он подбежал к Рику и принялся его успокаивать. Показательно схватив его за шкирку, он повёл друга к автомобилю. По дороге они заехали в закусочную, чтобы позавтракать и взять какой-нибудь еды домой.

– Мне кажется, тот, кто это сделал, явно хотел указать нам на тех, кто, в самом деле, виноват в похищениях и убийствах, а он сам не причастен к случившемуся. «Мы должны докопаться до правды», – сказал Генри.

– И что? Ну, узнаем мы правду. И что нам это даст? Он уже давно мёртв, как и все те, кто с ним был, – ответил Рик.

– Да… но вдруг мы найдём что-то, что откроет нам завесу тайны. Что, если не они должны были погибнуть, – задумавшись, ответил Генри, допивая свой кофе.

– Ладно, поехали. У нас куча дел. Дома нужно разбираться, а не тут сидеть, гадать, – Рик встал, оставил на столе десятку, они вышли из закусочной.

Глава 13

Уже был поздний вечер, на улице начался ливень. Гроза была настолько сильной, что создавалось ощущение того, что вот-вот из окон вылетят все стёкла. Они быстро добежали до автомобиля, но всё равно промокли до нитки. Когда Рик заводил машину, Генри предложил прокатиться до местного кладбища: у него были некие догадки, которые могли направить по нужному следу. Он сказал это Рику, эта идея ему особо не понравилась. Но что ж поделать, выбора у них не было.

– Дружище, включи печку, а то мы вообще сейчас задубеем, – сказал ему Генри.

– Да, конечно, что-то я задумался, – он повернул ручку, и в салоне не сразу, но начал циркулировать тёплый воздух, – что, если мы ничего не найдём, и вся эта несуразица – просто сон или бред? А, может, я вообще сплю и всё это – один большой кошмар, который до такой степени кажется реальным, что я даже не могу проснуться? Как думаешь? – спросил Рик с очень задумчивым видом, не отрываясь от дороги, которой ничего почти не было видно.

– Может, и так, но что поделать. Назад пути нет. Нам придётся довести это дело до конца. Мы с тобой прямо, как Шерлок и Ватсон, частные детективы в поисках того, не зная, чего. А, в конце концов, всё окажется проще, чем мы думали. Но сейчас это неважно. Надо найти хотя бы маленькую зацепку, которая хоть немного приблизит нас к разгадке, – ответил он другу.

Это уж точно. После того, что пережил Рик, ему просто необходимо было докопаться до самой сути, иначе он окончательно свихнётся, и его постоянным домашним интерьером станут белые стены.

Они были почти на месте. Весь оставшийся до их пункта назначения путь друзья молчали и слушали радио, на котором музыка играла через раз: видимо, из-за погоды радио не могло поймать нормальную сигнал, который и без того всегда был слабым. Ну что, хотели бедный, богом забытый городишко, который почти никто не посещал, а если и приезжали незнакомцы, то только проездом, переночевать и ехать дальше по своим делам. Вот он. Минуты через две они были уже на месте. Дождь почти прекратился, но совсем заканчиваться пока не собирался. Они вышли из автомобиля и почувствовали сырость и холод, пробирающие до костей. На улице наступала ночь. Они чувствовали страх, который не давал им решимости зайти на территорию кладбища, но через мгновенье, отбросив все сомнения, Рик взял фонарик, открыл ворота и зашёл первым.

Шагая по заброшенному кладбищу, друзья чувствовали странное, неприятное ощущение, которое давило на них. Будто вся их сущность уносится в один миг, не оставляя ничего святого и душевного. Будто их тела опустошаются, и вот-вот они упадут замертво. Пройдя пару могил, Рик посветил фонарём и увидел склеп, одиноко стоявший вдали от остальных могил. Вокруг него было столько деревьев, что казалось, что он ими оброс, а одна из веток и вовсе верхнюю плиту.

– Нам, наверное, туда, – сказал Рик. Генри ничего не ответил и молча пошёл за ним. Добравшись до того места, Рик оттянул ветки, пропустив друга вперёд, и протиснулся сам.

– Рик, тут какой-то подземный ход, помоги, он завален. «Надо разгрести камни», – сказал Генри. Рик положил фонарь на надгробие и начал помогать другу. Когда они разобрали завал, Рик пробил ногой деревянные доски, перекрывающие вход в подвал, и без лишних раздумий нырнул вниз. Генри схватил фонарь и прыгнул за ним.

Глава 14

В полном мраке даже при свете фонаря мало что можно было разглядеть, но, несмотря на это, друзья поняли, что находятся в катакомбах. Только, куда они вели, не знал никто. Друзья двигались медленно и осторожно, дабы балки не рухнули на них. Пройдя пару сотен метров, они обнаружили вагонетку. Посветив в неё, Рик отступился назад.

– Что такое? – подскочив к нему, спросил Генри. Но Рик молчал, лишь указывая на неё указательным пальцем. Генри заглянул внутрь и ужаснулся: в вагонетке лежал скелет… Видимо, это был один из участников секты, на его шее был странный медальон. Рик отдал фонарь Генри, и, закрыв лицо рукой, сорвал медальон.

– Посвети, – сказал Рик. Рик протёр его и увидел тот символ, который засветился в газетных выдержках, которые они видели в библиотеке.

– Мне кажется, мы на верном пути. Этот тоннель должен вести в место, где они проводили свои собрания. «Нужно идти дальше», – сказал Рик, выхватив фонарь у друга, и уверенным шагом двинулся дальше.

– Мы уже многое нашли. Может, вернёмся сюда завтра утром? Это место наводит на меня жуткие ощущения… Чувствую, просто так мы отсюда не выберемся. Тем более, ты ещё не совсем восстановился, – догоняя его, шёпотом ворчал Генри. Но Рик его не слушал, а уверенно шёл вперёд. Пройдя примерно метров пятьсот, они наткнулись на дверь. Вдруг Рика начало мутить, он упал на колени перед дверью. Генри подбежал к нему и хотел схватить его под руку, но не успел: он рухнул на землю.

Спустя час, Генри удалось привести Рика в чувство. Они дошли до машины. И Генри уже собирался сесть за руль, но Рик его остановил, настаивая на том, что поведёт машину сам.

Рик завёл машину и, как только они тронулись, почувствовал острую головную боль. Но он не обратил на это внимание и постарался сосредоточиться на дороге. Его зрение резко ухудшило фокус, в глазах начало мутнеть. Рик посмотрел на Генри, но тот уже спал. Не став его будить, он перевёл взгляд на дорогу, которую практически не было видно. Через долю секунды Рик совсем перестал различать, куда едет, и начал снижать скорость. Дальше машины видимость была практически нулевая… Удар. Машина влетела в столб. Удар пришёлся на место водителя. Генри еле вылез из автомобиля и, переведя дух, принялся вытаскивать своего друга, который был без сознания. Параллельно он вызвал скорую, которая приехала уже через десять минут. Вместе со скорой приехала и полиция. Генри дал показания и, взяв все документы из машины, отправился в больницу вместе с Риком, которого решено было немедленно госпитализировать.

Рик очнулся, но не в больнице. Он не понимал, что это было за место. Оно было похоже на старый дом, но было такое чувство, что здесь никто не жил уже много лет. Осмотревшись, Рик обнаружил фото, стоявшее в рамке, на тумбочке в спальне. Протерев его от пыли, он посмотрел на него и вспомнил тех самых братьев, которых сожгли. Получалось, что это тот самый дом, в котором они жили. Рик принялся его осматривать. В подвале он обнаружил потайную дверь, скрытую за шкафом с антресолями. Она была покрыта неизвестными для него письменами. Рик слегка толкнул дверь, и она приоткрылась. Он не решался туда зайти, но после недолгих колебаний ступил за порог. Рик очутился в знакомой пещере, точнее, уже по другую её сторону. Пройдя вперёд, он заметил, что с того времени, когда он был здесь последний раз, всё изменилось. Миновав несколько сотен метров, Рик обнаружил перед собой некие ворота, на которых так же были надписи, как и на той двери. «Ну вот, снова началось… Но в прошлый раз здесь этого не было. Как они появились? Уму непостижимо… Пора уже закончить это всё. Интересно, как там Генри? Когда проснусь, нужно будет обязательно ему обо всём рассказать… Ну, а пока что…» – Рик открыл ворота, и… Его дыхание замедлилось, он не верил своим глазам. Рик не мог собраться с мыслями: в его голове творилась абсолютная бессмыслица.

Генри решил зайти к лечащему врачу Рика, чтобы узнать о его состоянии после операции, так как к больному никого не пускали. Но врача не было на месте, никого не было. На секунду ему показалось, что он вообще один в больнице, что представилось ему очень странным. В тот же момент он почувствовал холод, пробежавший по всему его телу. Генри незамедлительно направился к палате Рика, но, открыв дверь, обнаружил только кровавый след, ведущий до потолка, и ничего больше… Он выбежал на улицу, вокруг был один туман. Ужас пробирал его до костей. Он направился на свет, горящий в магазине неподалёку, и, когда он добежал дотуда, его ослепила яркая вспышка…

Рик увидел, что перед ним стоит один из основателей секты, Джон Пэрис, точнее, его образ, а рядом с ним стоящие спиной вперёд Клэр и Кайл. Рик, не думая, побежал к ним, но какая-то неведомая сила не давала ему продвинуться дальше, чем на десять шагов.

– Теперь наступил тот момент, когда ты будешь принимать решения. У каждого есть выбор, но каждый вынужден стоять в очереди, чтобы его осуществить. Ну, что ж, теперь пришло время твоего выбора, Рик. Чего ты хочешь: всю жизнь пробегать от самого себя или, наконец-то, обрести счастье, вернуть семью и начать жизнь с чистого листа? – сказал Джон Пэрис.

 

– Что тебе нужно?! О каком выборе идёт речь?! Верни мне жену и ребёнка!! – крикнул Рик, всё время пытаясь пройти хотя бы на шаг вперёд. Джон молчал, он выдерживал паузу…

Рик, погрузившись в раздумья, не мог сообразить, что же такое на самом деле происходит. Он не мог сосредоточиться и рационально рассудить, ничего не лезло в голову. Но через пару минут Рик собрался и сказал в ответ Джону лишь одно слово:

– Семья.

– Смелый выбор, мистер. Да будет так, – ответил Джон и обратил свой взгляд на чашу, которая была наполнена тёмно-синей жидкостью. Через мгновение всё вокруг начало меняться. Яркая вспышка ослепила глаза Рика. Всё померкло…

Он вскочил с кровати в холодном поту, ему приснились уму не постижимые вещи, от которых шли мурашки по коже. Повернув голову налево, он увидел Клэр. И тогда ему в голову пришла мысль, что всё это был один сплошной кошмар. Встав с кровати, Рик направился в ванную, чтоб умыться. По пути он заглянул к сыну, тот крепко спал. Рик поцеловал его и пошёл дальше. Умывшись, он посмотрел на себя в зеркало и улыбнулся от мысли, что, наконец, всё закончилось. Возвращаясь обратно в спальню, он остановился возле часов: его смутило то, что они не шли. Рик подумал, что, наверняка, это из-за того, что в них сели батарейки. Он зашёл в спальню и лёг к жене. Поцеловав и обняв её, Рик снова уснул…

Глава 15

– Диспетчер, это сержант Аллиен, нам нужная срочная медицинская помощь. Тут машина попала в аварию, двое мужчин без сознания, кажется, мертвы. Вызывайте реанимацию, – сказал молодой полицейский.

– Принял, сержант, немедленно вызываю, – ответил диспетчер.

Спустя пять дней…

– Генри, как давно вы знакомы с Риком? Не замечали ли вы за ним что-то странное в последнее время? – спросил шериф.

– После того, как умерла его семья, он стал сам не свой. Этот алкоголизм… Он стал терять память, ему казалось, что его преследует какой-то человек. Постоянные галлюцинации. Он слал открытки, подарки, потому что думал, что жена и ребёнок уехали от него. Но всё это приходило мне. И сейчас эта авария… Я думал, что уже вот-вот, и всё наладится. Ведь он стал выходить из этого состояния. Перестал винить себя за то, что он убил их. Я ему много раз объяснял, что это несчастный случай, но он в это верить не хотел, – ответил Генри, сдерживая тяжесть, которая давила на него.

– Спасибо, сэр, – ответил шериф.

– С вашего позволения, я поеду. «А то похороны скоро начнутся», – сказал Генри.

– Конечно, сэр, – буркнул шериф.

Когда Генри приехал на похороны, гроб уже погрузили в землю. Он подошёл к нему и, стоя молча, просто смотрел. Вскоре, когда люди стали расходится, Генри кинул горсть земли и сказал Рику лишь пару слов: «Пусть земля тебе будет пухом, брат», – надел очки и направился в сторону автомобиля.

Послесловие

Все что происходит в нас, и есть самая жизнь она сковывает и отпускает нас в разные моменты, мы боимся, но продолжаем жить, потому что страх того, что нас не будет намного выше остальных, но не каждый справляется с такой ношей и не каждому это дано. В этом прекрасном мире есть все, что только можно или нельзя. Будьте справедливы и понимающе относитесь к каждой ситуации, какой она не была бы. И песни природы и мира помогут вам дойти до того, чего вы так хотели и желали любым способом, главное верить в него, в себя и своих близких…

… О ночь нежнее рассвета!

О ночь, что провожатой мне служила!

О ночь благая эта,

Что с Милым обручила

И в Жениха Невесту облачила!

И в сердце, что незримо

Лишь для него цветенье сберегало,

Лежал он недвижимо,

И я его ласкала.

Нам кедра ветвь прохладу даровала.

Там, под зубчатой осенью,

Его волос касалась я несмело,

А ветра дуновенье

Крылом меня задело

И чувствам всем умолкнуть повелело.

В тиши, в самозабвенье

Я над своим Возлюбленным склонилась,

И всё ушло. Мученье,

Которым я томилась,

Средь лилий белоснежных растворилось…

Один вечер

Александр стоял и молча смотрел в окно. Его не интересовал футбол, новости, листать «ленты» в интернете, нравилось стоять и смотреть в окно по вечерам. Он был часто один на один с самим собой. В голове проносились мысли – анализ, что он успел и не успел ещё сделать, как и почему повернулась его судьба. Правда, к конечным выводам он никогда не приходил. Холодный воздух задувал в форточку, и попадал ему в нос, понемногу резал горло, но это никак не отвлекало его от погружения в свои мысли. На улице проносились машины, кто-то на углу уже врезался и стала образовываться пробка, таксист вышел из машины и сразу принялся покрывать матом всех стоявших рядом людей. Да кому вообще, какое дело, завтра об этом и не вспомнят, а если и будут говорить, так это немногие очевидцы, ещё максимум, какой-то идиот выложит это в интернет. Александр потянулся левой рукой к чашке, она уже была пуста. Заваривать новую кружку кофе было неохота.

         Маленькая студия, примерно квадратов, тридцать в которой есть всё, что надо для одного человека, в такой, конечно, с семьёй не поживёшь нормально, но Александра особо не думал заводить семью, к слову, студия была не его, он арендовал; около трети зарплаты за аренду, другая на еду и пару тысяч на личные расходы, откладывать получалось не всегда, наверное, знакомая многим ситуация, в целом ничего нового здесь нет, при этом ему было хорошо. Александр чувствовал себя в покое, что никто не шумел, не доставал его вечными вопросами, но в какие-то моменты, он чувствовал одиночество.

         Он уехал от родителей, когда ему исполнилось девятнадцать лет, самостоятельность, о которой Александр так грезил, распахнула перед ним двери, ему предложили поработать в компьютерной компании, в должности администратора отдела по сборке комплектующих запчастей для ноутбуков. С детства Александр любил проводить время, лазая в железе, вот и ему сама «судьба» подарила такой билет на его будущую работу. Примерно через год Александра отчисляют с университета из-за частых прогулов, ему было не особо важно, что происходит в учёбе, в голове играла совершенно иные ноты. Учёба только лишь портила эту композицию, вслед за этим, повестка в армию, так как отсрочка сгорела. Отслужив, Александр вернулся, но компании, где он работал, больше не было, в университет вернуться тоже не было возможности, денег платить за коммерческое обучение, просто не было. Пришлось искать новую работу.

 Иногда наши стремления и желания сталкиваются, как «Титаник» с айсбергом, вместе с тем амбиции, как «судно» медленно, но уверенно начинает идти ко дну. «Шлюпки» – возможности не всегда есть свободные, либо кто-то уже занял в них места, приходится сильно попотеть, чтобы найти выход из такой ситуации, и оставаться при этом адекватным человеком, и не сойти с ума.

         Примерно полгода Александр отработал мойщиком автомобилей, в целом деньги платили неплохие, но что дальше? Потом в кафе официантом, ещё немного в офисе на охране, подкопил денег, вернулся на учёбу. Так он снова нашёл новую компанию по компьютерным запчастям, только на сей раз лучше, чем было. Отработав там ещё года два, пока не уволился из-за скандала; его обвинили в воровстве деталей, которые помогал ставить и сортировать, в целом так и было, но кто виноват, что иногда делали задержки по зарплате, как и многим сотрудником, конечно, самоуправство всё понятно, но Александр считал иначе, грезил тем, что помогает другим и себе зарабатывать сверху положенного. Он забирал, что неровно лежит, продавал через интернет-площадки. Имел при этом ещё небольшой сторонний доход, откладывал деньги на жильё, но деньги пришлось всё отдать, чтобы на него закрыли дело, деньги ушли зам. директору, который раскручивал всю эту «шарманку». Естественный отбор и круговорот в природе, только в данном случае круговорот финансовой деятельности, в целом ничем не отличимые от зверей. Каждый хочет загрызть кого-то, или поиметь. Ничего страшного подумал Александр, жизнь продолжается. Через время не стало отца, после, год спустя «ушла» и мать, возраст взял своё, так он и остался один на один со своей мечтой детства стать таким, чтобы все его узнавали, советовались, как символ мира технологий, к сожалению, он стал, как Pentium 4, который был выброшен или оставлен за ненадобностью. Взрослый человек, с ребёнком внутри, только ребёнок нужен для поддержания рассудка, а не для овладения разумом. Личная жизнь не особо его интересовала Александра, правда, она особо и не клеилась, пока все друзья отдыхали с девочками и куда-то ездили, он сидел дома копался в «железе», единственный момент на работе была одна девушка, Марина, которая покорила сердце Александра, но он не смог подойди к девушке. Со временем она нашла более решительную кандидатуру. Тогда он обозлился на неё, оставлял по офису оскорбительные записки, в которых упоминал её, никто так и не догадался чьих это рук дело. Марина через время ушла в декрет и так не вернулась на работу. Всё что оставалось делать Александру на этой Земле, так это смотреть в окно. Он не знал, себе места в этом мире, каждый день, как «день сурка», а может и того хуже. Обычный панельный дом, двадцать четвёртый этаж, съёмная квартира, если случайно упасть, шанс проснуться в больнице или дома, сведён к нулю, но это очень глупые мысли, такие точно ни к чему.

Он достал, бумажку, которая лежала сзади под его штанами слева. По правую руку лежал карандаш, стёртый, давно его никто не точил, да нужды как-то не было, сегодня просто вечер такой особенный, честный. «Прям повезло, что всё рядом», – подумал он про себя. На маленьком клочке бумаги уместились пару четверостиший:

***

Привет, мой друг, я так давно не заходил к тебе, мне жаль,

Что новый мир, так и не понял, но он уже погас во мне,

А этот день, да что за день, болезнь, работа и постель,

Метель окутала глаза, и крыша едет не спеша,

Я так устал, жаль мама так давно ушла, жаль я не слушал никого, отец ворчит, мне не хватает и его,

Прости ты жизнь меня, я пропустил урок,

Я мог бы, даже лучше стать, но не пойму лишь для чего?

Ты покажи мне знак, хочу тебя я понимать…

          Бумага, к сожалению, закончилась он не смог дописать что хотел, просто отложил в сторону листик, перевёл взгляд в окно; женщина, которая стояла ещё некоторое время назад на остановке, уже лежала на земле, вокруг скопление людей, непонятно, конечно, как это произошло, вот так всегда пару минут только ты отвлечёшься от мира, он уже подбрасывает свои «сюрпризы». А ведь только аварию растащили, снова какая-то «карусель». Надеюсь, ей вызвали скорую помощь, кто-то стоял, снимал, как по закону жанра, сегодня прям каждый второй оператор. Кроме того, как снимать и говорить ничего не умеют, да не и не хотят, безусловно. Лучше бы кто-то оказал ей первичную помощь, думаю там, никто не знает, как это делать. Интересует сегодня людей лёгкая слава, лёгкие деньги, хотят на всём поймать популярность, только так не бывает, само понимание лёгкости «ломает» человека ещё быстрее, но ничего скоро и эта мода пройдёт, может, нет, никто не знает.

         Александр потянулся к телефону, чтобы тоже сделать звонок медикам, а то вдруг никто этого до сих пор не позвонил. Батарея разрядилась, отложив телефон назад на стол, решил спуститься на улицу вдруг сможет чем-то помочь. Честно ему так хотелось. Сейчас это единственное желание на вечер, стать хоть на секунду полезным человеком этого мира. Он схватил куртку и побежал на лестничный пролёт, лифт не спешил, пока поднимется на 24 этаж пройдёт уйма времени, плюс ко всему не самые лучшие лифты стояли в таких домах, всё максимально дёшево, с лозунгом «доступное жильё для всех», чтобы не забывался кто ты, есть и откуда. Спустя примерно минут семь лифт соизволил приехать, ещё пару минут на спуск. Получается из Александра не самый лучший спасатель, точнее, не самый быстрый. Выбежав на улицу, скорая уже приехала, опоздал, его всего распирало от злости, что он снова опоздал где-то. Недолго думая, он решил побежать всё равно ко всем людям, видно, спешил не только Александр, машина реанимации, которая мчала к своим коллегам тоже не сильно следила за дорогой, через мгновение он уже лежал под машиной. Успел или опоздал? Люди не сильно заметили произошедшее, конечно, сразу Александра вытащили из-под колёс первые очевидцы, всё было нормально пару ушибов и синяков, но живой, на него накинулась разъярённая толпа, как «пиявки», которые увидели очередную жертву опущения, голодный народ, закалённый только своими старыми порядками, нежелающий в чём-то разбираться, им нужно было «крови и зрелища». Они кричали на него, что он не смотрит под ноги, какой идиот, куда летит? Что вообще он здесь забыл? Самый умный, что ли?

 

         Александр просто хотел помочь, по-настоящему и искренне, он встал, отряхнулся, послал всех куда подальше и ушёл в сторону дома. По дороге назад он вспомнил, что в доме есть магазинчик. Заскочил в магазин и купил пачку сигарет хотя завязал с этим давно, но сейчас был момент, когда это нужно, обычный вкус сигарет уже давно не переносил на дух, поэтому взял, пачку сигарет с ароматизированной кнопкой, так было менее противно. Прошло пару часов, все разошлись, Александр уже искупался, обработал все раны, снова сел на подоконник, закурил, взгляд вновь перешёл в окно, ему было плевать уже на то, что происходит во дворе. Ему было плевать на всё, что происходит в этом несправедливом мире, в руке тлела сигарета, а каждая затяжка была очень жадной, словно она последняя в жизни, докурив, потушил, бычок об обратную сторону подоконника, и направился в кровать, предварительно ещё раз обработав все раны. У него было желание проснуться где-то в другом мире не здесь. Мысли грызли его изнутри, лицо покраснело, голова раскалывалась, шум в ушах не на шутку разыгрался, может лёгкое сотрясение, заработал в тот момент, как машина на него наехала. Он не знает, проверится или помощь ему никто не предложил, только как «собаку», укравшую обед со стола, отчитали. Сейчас, главное, немного поспать и на работу.

         Будильник отбивает, как штык в 07 часов 20 минут, Александр не встаёт, будильник насаждает снова и снова, у него есть свой алгоритм проигрыша, через пару таких перезвонов будильник затухает. Соседи начинают бить по стенам, всё слышно, конечно, мало кто работает по субботам особенно в семь утра, плюс в картонном домике не скрыться от соседей, словно все живут в большой коммуналке, а их лишь отделяют перегородки в виде стен и этажей, всё слышно, на кого кричат, кто храпит, кто пришёл только домой, кто занимается любовью.

         Примерно несколько часов спустя, после того как соседи не достучались, дверь выбивают спасатели, хотя выбивают это слишком уж наигранно, просто толкают со всей силой, дверь вылетает с петель, ремонт самый дешёвый. Александр спит; точнее, возможно, он уже встал и куда-то ушёл в мире, котором так хотел проснуться, только «сосуд» осталась здесь в панельке, на уютной кровати на двадцать четвёртом этаже, обычном спальном районе мегаполиса, среди миллионов людей, спешащих от станции к станции, не всегда понимая, зачем они это делают, не обращая никакого внимание на окружающих, а главное, не обращают внимание на самих себя.

Рейтинг@Mail.ru