Карусель. Сборник рассказов

Владислав Дмитриевич Осипов
Карусель. Сборник рассказов

24 или 25 апреля 1901 год

Я запутался уже в днях, пишу примерно, чтобы не сбиться, как было от момента, как я встал, и то, мне кажется, это не точно. Я ощущаю, что нахожусь здесь уже слишком долго, меня должны забрать вот-вот, но никого нет, не знаю, есть тут аппарат для радиограмм, он сломан, не работает, связаться невозможно, может был рабочий и этот урод, который следит за мной, он его и сломал, чтобы я здесь и остался. Наверное, оно так и есть. Думает он умнее меня, скот.

Друг мой, извини, мне страшно, видно я начинаю терять рассудок, но во снах я вижу пышные приёмы, не это ли чудо верности мечте. Мне кажется, она умрёт здесь вместе со мной, вместе с тобой. Помнишь, шутка про верёвку в сторожке? Склады в порядке, я их уберёг, всё спрятал, перетащил ящик, они казались мне пустыми, не смею совать свой нос куда мне не надо, но что там? Это место теперь воспитано мной, моё место, в котором только мои правила, ясно, да, здесь решать буду только Я! Знаю, друг, больше не кричу, извини, что на меня нашло? Буду рядом с тобой всегда, знаю, ты меня не бросишь. Правда мне надо отойти ненадолго, я вернусь, если что, ты в безопасности, главное верь мне, ясно? Не смей перечить иначе…

Вот так, да! Я считал тебя своим верным другом, думал ты со мной вместе, мы тут будем совещаться, решать всё, а ты, сука, предатель, вот как. С чего я это взял? Сейчас расскажу: я спустился в погреб, думал, возьму себе бутылочку бренди и знаешь, что я нашёл там? Записку, бумага точно такая же, только почерк другой и знаешь, что там: «Он, кажется, знает о тебе…». Как ты это можешь мне объяснить, ты спелся с этой тварью? А? Отвечай мне, знаешь, что?! Я сейчас выпью, а потом выбью из тебя всю дурь и пойду искать этого урода!

26 или 27 апреля 1901 год

Ладно, я прощаю тебя и даю тебе шанс искупить твой поступок, я, кажется, нашёл его, знаю где он. Пока гнался, он успел мне руку пробить, просто я был пьян, наверное, поэтому, в этот раз я его поймаю, у меня есть зацепка, видно, он украл вторую шинель, которая тут была, потому что она точно такая же. Ничего, я сейчас поработаю, дождусь вечера и выйду на охоту, а потом мы это отпразднуем, по моим подсчётам скоро уже домой, пару дней потерпеть!

Итак, охота более, чем успешная, я его подстрелил, правда в ответ тоже получил дробь, ничего страшного есть салфетки и спирт, заживёт, главное я выкурил мышку из норки! Всё готово! ДА БУДЕТ ПИР, ГОСПОДА!

Апрель 1901 год

Голова ужасно трещит, чёрт, сколько я выпил, наверное, надо перестать это делать сегодня, завтра меня заберут, вот и деньжата в кармане. Надо только им сказать, что здесь крыса водится, чтобы ребята держали ухо востро, ха, может попросить за это прибавку?

Как бы не было смешно, но я узнал, что ты меня предал, не делай вид, что это не так, мне всё про тебя рассказали, ты украл две бутылки, пока я спал, чтобы потом все подумали, когда приедут, что я алкоголик, но не тут-то было, послушай меня сюда, либо ты остановишься, либо я тебя кину в костёр. ТЫ ПОНЯЛ МЕНЯ! У меня еда на исходе, а ты такие козни за спиной мне устраиваешь, считал тебя за друга, как брата, ТВАРЬ, ТВАРЬ, ТВАРЬ! Тебе, надеюсь, тоже будет страшно, когда я вырву все твои листы и всё, ты мне не нужен, я свободен, а тебя в костёр, сгоришь. Думаешь, это я буду там в огне? О нет, нет, ты глубоко заблуждаешься, очень сильно, я знаю кто ты, это они тебя прислали, подложили мне этот сраный дневник, чтобы я чувствовал себя виноватым. Знаешь, что, иди к чёрту, понял, да. Пшёл, а ты не можешь, ну тогда это твои последние строчки, ПРЕДАТЕЛЬ, знаешь, я сейчас же найду эту суку, твоего дружка крысу и убью его, мне за это заплатят, а ты иди куда подальше. Вот почему я такой, ты решили просто свести меня с ума и забрать потом все деньги, не знаю кто ты или что, а может…

Точно, походу эта крыса подсунула мне дневник, чтобы я сошёл с ума, и теперь он следит и радуется этому, потом всё закончится, за мной приедут, он скажет, что я псих и заберёт все мои деньги или вообще убьёт меня здесь, как я раньше не догадался. Даже не смей меня останавливать, стаканчик отменного бренди и на охоту, я черт возьми «охотник за головами», ну держись, КРЫСА!

Ну всё, он готов, я его убил, правда мне досталось тоже, он проткнул мне живот, ничего, я выпью, усну и станет легче, что до тебя. Отправляйся в костёр предатель, все деньги мои, я выиграл!

Эпилог

После прибытия на остров смены никого не было, только пятна крови и куча пустых бутылок, обугленный дневник валялся возле печи, смена искала пропавшего смотрителя, парня, которого они привезли, но никого не было. На стене висела записка, написанное на ней, слабо напоминало чернило:

«Кожа, как бесполезный мешок, сосуд собачей шкуры, никому ненужный, разбивающий себя и других он может кого-то уберечь, а бумага – спаситель, но не вечно ей быть такой прилежной. Она убивает каждой буквой и не меняет свой почерк, идеальный преступник, лист рвёт эту кожу или окутывает в верёвку, со страшной силой, сжимая всё внутри, была ли в этом случае пуля элементом лёгкости и принятия. Пуля— это роскошь, удел для богатых. В нашем случае только бумага и верёвка спасают собачью и ничем незащищенную шкуру, о которой никогда никто не вспомнит, а последние капли алкоголя, как мёд для этой грязной души, а ведь оставалось всего дождаться пару, но я буду вечным слугой этого острова, видимо, тут мои дом и миссия, я спас вас от врага, спас всех. Не забудь заплатить, меня ждут балы и красавицы, понимаете? Они меня ждут, и вы не сможете меня обокрасть, я тут, просто позовите. И не слушайте предателя!

Тихий Дом

Микки был немногословен, он часто молчал, даже когда гулял во дворе с мальчишками, за всё время он мог обронить всего пару слов. Он не стеснялся, напротив, без лишних слов он делал всё, что от него требуется. Родители гордились им за хорошие отметки в школе, пример для всех мальчиков его возраста. Мальчик никогда этим не гордился, просто делал. Как-то тёплым июльским вечером, когда Микки было всего двенадцать лет, он возвращался ночью домой с прогулки. Летом детям никогда не хочется сидеть дома, постоянно тянет куда-то в неизвестность, я помню, когда подошёл к окну, Микки шёл по улице и что-то крутил в руке. Мимо него пролетела машина, малыш успел отпрыгнуть на тротуар и упал на землю, через пару секунд раздался не человеческий крик, соседи выбежали на улицу, а я стоял и смотрел, мне было интересно наблюдать. Взрослые помогли встать Микки с земли, но ушибов и ссадин на нём не было, просто он испугался и упал, такое бывает, шок, твой мозг тебя обманул, раз, и всё. Он побежал домой.  Дома он увидел отца, сидящего на диване, а сверху него была какая-то женщина, конечно, малыш сразу не понял этого и, собственно, всего происходящего, Микки определённо понимал, это не его мать, но он не понимал до конца сложившуюся ситуацию, на его вопрос к отцу, что за девушка, отец попросил парня подняться в свою комнату, объяснив это так, что сейчас он занят, позже всё объяснит. Мать Микки уехала на выставку по швейному мастерству по своей работе в Польшу на несколько дней. Она также занималась рекламой и развитием в сфере коммуникаций. Поэтому явно было понятно, что здесь что-то не так. Спустя время Микки услышал странные звуки, он спустился и из-под лестницы наблюдал, как какая-то женщина сидит верхом на его отце и двигается вперед-назад, при этом на ней почти не было никакой одежды, за исключением короткой майки, из-под которой была видна её грудь. Она кричала и стонала, а отец бил её по груди, первая мысль в голове ребёнка была «он её наказывает за какой-то проступок», Микки просто смотрел, следил и ждал окончания всего, после этого он подошёл к отцу и спросил, что он делал, девушка ушла одеваться.

– Пап, зачем ты бил эту женщину? – спросил Микки.

– Сынок, она просто некорректно выполнила свою работу, пришлось её наказать, не более, маме не говори об этом, пусть будет наш с тобой секрет, по рукам? – уточнил отец.

– По рукам, пап.

– Отлично, беги спать, завтра рано вставать, я сейчас выгоню эту женщину и тоже лягу.

– Хорошо, доброй ночи, пап.

– Доброй, сын.

Я очень трепетно относился к этому парню. Казалось, он особенный и именно сегодня я стоял и подглядывал в окно за всем происходящим, не знаю, зачем оно мне надо, хотя, кого я обманываю, конечно знаю, но об этом чуть позже.

         Через час примерно плюс минус женщина вышла из дома, я направился вслед за ней. Она прошла буквально пару улиц, свернула в сторону автобусной остановки, но в это время транспорт уже не ходил, ещё пройдя квартал, она зашла в небольшой проулок. Выйдя за незнакомкой, я стоял за стеной и наблюдал, к ней подошёл человек, передал небольшой свёрток, думаю, не надо объяснять, что там было? После этого она поймала такси, поехала куда-то в район центра. После вызвал такси и направился вслед за ней. Мне было интересно, что в данный момент ощущал Микки, почему отец так поступил, его жена, мать мальчика, была женщина, о которой могли бы только мечтать многие мужчины, кто эта незнакомка, зачем вообще его отец водится с такими. Я был не исключением для мамочки, в возрасте тридцати пяти лет она была в самом соку, особенно её формы, что нельзя устоять. Да, иногда я наблюдал, тут нет ничего такого, но не будем отвлекаться.

         Проехав центр, где-то на пересечении улицы Лаванды 21 незнакомка вышла с такси, район был, конечно, так себе, один мусор там жил. Она зашла в многоэтажку, а следом за ней нырнул я, остановился в подъезде почти возле лифта, он спустился, она зашла, я следил, чтобы посмотреть, на какой этаж она поднялась. И вот остановка 15 этаж, я вышел и зашёл с обратной стороны по лестнице наверх, оттуда было видно, куда примерно следует держать путь, на этаже по качеству двери я выяснил, где она живёт, стук, стук, молчание, некоторое время спустя мы встретились лицом к лицу.

 

– Здравствуйте, вам кого? – спросила у меня незнакомка.

– Доброй ночи, я здесь ищу одну особу Соня Маш, это не Вы? – я изобразил дурачка, сразу же в глаза бросились её руки, на них виднелись небольшие точки, единственное, что приходило в голову – наркотики, синяки в области шеи, и ещё немного краснота, тянущаяся от груди, свежие, как томаты.

– Нет, извините, это не я.

– А как Вас зовут?

– Муле меня зовут, – она улыбнулась и поняла, что я её рассматриваю, только, наверное, думает, она мне запала, но нет.

– Красивое необычное имя, ну, простите, значит, ошибся. Доброй ночи.

– И Вам доброй. Благодарю. – она закрыла дверь.

         Для меня всё стало примерно ясно, если она и вправду наркоманка, значит, спит за деньги с отцом Микки, интересно, предохраняются ли они? Я поехал назад домой, время было начало четвёртого утра. Мне не спалось, думал, что произошло и как можно обрисовать данную ситуацию, чтобы снять напряжение, достал фотографии одной особы, пропустил пару рюмок текилы и решил немного разгрузиться. Это и вправду очень помогает.

На следующий день я стал следить ещё больше за Микки, он катался во дворе на велосипеде, в этот момент я сидел на крыльце и пил кофе, Микки подъехал ко мне, поздоровались, парень начал спрашивать за здоровье, последнее время у него была тянущая боль в шее, он думал, что плохой сон виной всему, но всякое, конечно, бывает и я рассказал маленькую тайну. Можно бесплатно пройти обследование сдать анализы, понимаете, да, к чему веду? Если его отец не предохранялся, значит, у него сто процентов уже есть ЗППП, но мне нужно было доказательство. Мы общались с Микки довольно много, помогал то велосипед сделать, пока он его не продал, то ещё с мелким ремонтом его моделей, иногда давал ему книги про космос, что остались от моего отца. Общался с его матерью, готовила как-то раз очень вкусный пирог с черникой, пальчики оближешь, правда, с отцом Микки не были тесно знакомы. Мы с ним пересекались пару раз, что-то из разряда привет-пока и не более того. Мать Микки вернулась через неделю с Польши, на тот момент Микки всё-таки смог уговорить отца пройти обследование, но после него отец был на взводе. После очередной нашей встречи парень поведал мне это, на что я попросил принести анализы отца, чтобы мог посмотреть и сказать, что произошло, карты сошлись воедино, у отца нашли триппер в лёгкой форме, значит, она спала с ним и не просто так, факт наркомании мне казался более чем объективный, кажется, он настолько был глуп, что не заметил этого всего, хотя это трудно было не увидеть, кстати, у Микки были проблемы со щитовидкой, ему сказали надо пройти обследования, после того, как приехала мать, малыш показал свои анализы и сразу отправили Микки к её подруге Хлое в стационар, я не видел её никогда, но знаю, они очень дружили с детства, поэтому чуть что сразу всех туда направляла, себя в том числе.

         В первый день, когда не было Микки, я увидел в окно, что в доме начался конкретный скандал, наверняка она нашла анализы, а может ей помогли их найти, кто знает, всякое бывает. Я стоял и смотрел за всем этим, через какое-то время отец Микки схватил торшер и взмахнул им будто волшебной палочкой, от такого взмаха жена упала на пол. Такое уже наблюдать я спокойно не мог, недолго думая побежал в дом. Вообще я служил в армии в десантном полку, нас учили в случае чего, как надо действовать, реакция всё-таки ещё была дай боже, правда, это было давно, но всё же, мышечная память остаётся всегда, словно инстинкт, который сидит внутри. Я забежал в дом, отец набросился на меня, он пытался меня повалить на пол, попытка была засчитана, я воспользовался его ошибкой и оттолкнул от себя, после чего ударил его ногой, он упал на пол, как мешок с сеном, схватил торшер и нанёс пару ударов по голове в теменную часть, конечно, я в это время не думал о своих действиях, контроль был потерян, но произошло, что произошло, кровь капала с той самой волшебной палочки, ладонь и пальцы тоже были покрыты бурой жидкостью, всё это проходило мимо моих глаз, после я поднял мать Микки и понёс к себе в дом. Пока я тащил на себе тело женщины, которой восхищался каждый день, параллельно вызвал скорую, по бреду, который исходил в моё правое ухо, у неё амнезия почти с полной потерей памяти, большая гематома на затылке была свидетелем всего. На следующий день, когда я вернулся в дом, отец Микки так и лежал на полу, кровь налилась большой лужей, надо было срочно убирать за собой, дабы не было лишних вопросов, между тем прихватил его телефон с собой, а тело положил в морозильную камеру, которая была в подвале, явно покупали, видно, продукты на целую неделю и хранили там, чтобы лишний раз не ездить в супермаркет, только содержимое надо было перенести себе домой, как раз у меня не было мяса. Мать Микки пришла в чувство, мне пришлось рассказать, что её муж уехал, так как стало страшно после случившегося и то, что она может заявить на него, но это как предположение, не больше, предложил пока побыть у меня, я ухаживал за ней, как за королевой, каждый день завтрак в постель, мы ездили к врачу, чтобы постоянно обследоваться, она общалась с сыном, я тогда узнал, что Микки приедет лишь к началу учебного года. Было время во всём разобраться, чтобы не травмировать мальчика это было очень важно для меня, ведь он ребёнок ещё. И такого точно не заслужил, просто ситуация получилась немного неудобная, признаю, но ничего не поделаешь, жить надо было дальше. В общем, на телефон отца Микки поступил звонок, я ответил и там был голос той самой девушки, которая начала кричать, что её обманул и она всё расскажет жене, но мне было это совершенно неинтересно, спросил, болеет ли она триппером, но в ответ получил ещё более бурную реакцию, что лишний раз подтверждало мою правоту.

         Ещё через неделю матери Микки стало легче, и она хотела вернуться домой, поблагодарила за уход, но в то же время я хотел ещё больше её расположить к себе, чтобы она оставалась у меня, после многих аргументов моя правда таки победила, я её убедил, что отец Микки больше не вернётся и предложил продать дом, жить у меня, а деньги вложить в её дело.

Она проходила в раздумьях пару дней прикидывая, что сможет выручить за дом, взвешивая все за и против, конечно, я тоже нашёптывал ей, наконец-то моя взяла. У неё всё равно были попытки дозвониться до мужа, но я заблокировал её номер, так звонок даже не проходил, я её убедил, возможно, он поменял номер специально, чтобы никто не мог его найти, сначала она, конечно, не хотела в это верить, но через пару десятков неудачных попыток смирилась, интересно получается, даже после всего случившегося, она пыталась выйти на контакт с этим человеком. Перед тем, как она решила выставить дом на продажу, я сказал, что можно будет увеличить его цену, провести небольшую дорожку до беседки, тем самым придать вид дому и спрятать тело её больного мужа, который уже, наверное, сильно замёрз отдыхать в морозильнике. Так я и поступил, пока никого не было достал тело, выкопал яму и положил туда тело, после чего утром, когда начали заливать, я принимал активное участие, чтобы никто не догадался, какая изюминка там прячется.

Всё стало хорошо, плюс 10% надбавка за цену дома, и вот оно счастье, рядом была женщина, о которой мечтал всю жизнь, словно дар Богов или царица нового времени, личная радость не знала границ. Оставалась ещё большая проблема, о ней я думал, когда ложился спать, это единственный момент, где мне никто не препятствовал побыть с самим собой. Через недели две с половиной поехали забирать Микки от Хлои, и здесь я встретился снова с «проблемой», подружка Муле, которая спала с отцом Микки, сидела в кабинете и общалась с Хлоей.  Зайдя в кабинет, Хлоя обнимала мать Микки, а я стоял, как вкопанный и смотрел на Муле, она меня тоже узнала, началась первая перестрелка взглядов.

– Здравствуйте, кажется, мы где-то виделись? – спросила Муле в мой адрес.

– Добрый день, может быть, Вы, случайно, не заходите в музыкальный паб? – спросил я в ответ, сыграв под дурачка.

– Боюсь, что нет, но я знаю… – её перебила Хлоя.

– Ребята, наверное, незнакомы, но это моя сестра Муле, работает дизайнером, к сожалению, мы редко видимся, постоянно занятой человек, кстати, а кто этот молодой человек, – спросила Хлоя.

– А, это долгая история, мы теперь вместе, потому что кто-то очень жёстко провинился и уехал, так и не отвечает на мои звонки уже почти полтора месяца, – ответила мать Микки.

– Ого, дорогая, как так-то? – спросила Хлоя.

– Вот так, бывает живёшь с человеком почти десять лет, а он оказывается тот ещё подонок, всё началось с того, как я нашла бумажку с анализом на положительный триппер у него и хотела выяснить, что произошло, потом он начал угрожать мне, в итоге ударил меня по голове торшером и больше я не помню, мне помогли, – мать Микки кинула взгляд на меня, – и вот так пошло-поехало.

– Да уж, несладко Вам пришлось, надеюсь, в новой жизни будет всё лучше, чем в прошлой, главное – человек чтобы был надёжный, а то мало ли, какие скелеты у него могут быть в шкафу, может и трупы, – сказала Муле.

– Во всяком случае, это лучше, чем жить с мужчиной изменником и тираном, который может поднять руку на женщину, – сказал я.

– Откуда Вы это взяли, что в действительности Ваш прошлый мужчина изменник, – сказала Муле, видно было, как хотела дестабилизировать меня и вывести на разговор, чтобы сломался, всё читалось по её взгляду, было чёткое понимание, к чему я клоню, девушка, видимо, была закалена такими интрижками, не первый день в деле.

– Знаете, у такой женщины никогда не может быть триппера, тогда откуда он может взяться, если человек не изменяет, кровь, половое сношение, вопрос? А ещё если человек, например, употребляет наркотики, игла, которой пользуются по нескольку раз, причём не один человек, ну это, конечно, как вариант, – и вот мы поняли друг друга, что карты раскрыты и мы видим теперь не «рубашки», а именно какой расклад, словно игра в покер началась, правда, кто будет победителем, когда откроют ещё пару карт, это был большой вопрос для всех.

– Может, – ответила Муле и отвернулась, сейчас ей не ответить, наверное, это было бы и неуместно, она пасует и ждёт, когда откроют новую карту.

– Ну ладно, давайте не будем о плохом, Микки вроде пошёл на поправку, с ним всё хорошо, парень молодой ещё, анализы отличные, через пару месяцев можно сделать ещё раз, так что не болейте, рада вас была видеть, на следующей неделе, если получится вырваться, заеду, скинь мне свой новый адрес, – сказала Хлоя.

– Хорошо, спасибо тебе большое, ты, как всегда, на высоте, кроме тебя доверять мне некому, кстати, адрес не поменяли, дом напротив того, где я жила, а тот дом я продаю. – сказала мама Микки.

– Мам, я хочу домой, – в кабинет зашёл Микки.

– Едем, солнце, – ответила ему мама. – Всё, всем пока, а то наш господин не любит ждать, нам ещё в пару мест надо по дороге заехать.

         Пока ехали домой, в голове прокручивался этот разговор в голове, точно началась партия и её надо выиграть во что бы это не стало, ибо мне придётся потерять всё, сто процентов Муле начнёт копать под меня, тогда и раскроются все тайны, а это допустить нельзя. На самом деле никуда и заезжать нам не надо было, кроме магазина, видно, моя любимая хотела таким образом отвязаться от них, кажется, ей стало неудобно, потому что подняли тему, которую она упрятала, как «скелет в шкаф».

Ощущение счастья не покидало меня, впервые за несколько лет прекрасная женщина, отличный её сын, что может быть лучше. Мы приехали домой, Микки ушёл с мамой поговорить в другую комнату, они должны были сами разобраться, почему теперь находятся в новом доме и где папа, что произошло на самом деле, правда, никто из них так этого и не узнает.  Пока готовился обед, я смотрел почту, вдруг есть отклики на дом.  Такой отклик нашёлся, какая-то женщина оставила сообщение о том, что хочет посмотреть дом, но даже фотографии нет профиле, я ей ответил. Больше дельного ничего не было, лишь предложения обмена или срочного выкупа, один спам и мусор, не представляющий особого интереса, но да ладно. Я отвлёкся и почувствовал, как начало пахнуть горелым. Чёрт курица! Микки с мамой зашли на кухню.

– Ну и вонь, что случилось? – спросила она.

– Да я пока смотрел почту, отклики по продаже дома, видно, курица немного пригорела, так сказать, потерял бдительность и всё пошло прахом, – немного улыбки и иронии в самый раз.

– Да уж, давай я помогу, но сначала, Микки, что ты хотел сказать.

– Спасибо, что помогли нам, надеюсь, мы с Вами ещё больше подружимся, – сказал Микки.

– А разве мы не друзья, Микки, всегда считал тебя своим лучшим другом, – сказал я и протянул руку, реакция не заставила себя долго ждать.

– Ну что, давайте теперь вместе разберёмся с обедом, – сказала мама Микки.

Мы приготовили горелую курицу, сделали салат, я открыл красное сухое, а Микки сделал свежий выжатый сок из яблок. Почти как полноценная семья, хотя я их и воспринимал таковыми. За столом ели и разговаривали на разные темы, про отца Микки никто не поднимал разговор, словно он «умер» для них и для всего мира.

 

Через пару дней, как и договаривались, приехали смотреть дом, такси остановилось, вышла женщина в очках, распущенные уложенные волосы, мать Микки пошла её встречать и позже подошёл я, но увидев кто это, немного онемел от увиденного – Муле, вот кто решил выкупить дом, «откуда у неё деньги?» заиграл в голове у меня вопрос. Видимо, сразу после нашего ухода, она полезла искать объявление, очень получается интересный расклад, но я понимаю, что особо сам дом ей был неинтересен.

Все поздоровались, как и положено вежливым людям, пошли показывать дом, но что показывать, она и так его знала, как свои пять пальцев, не раз уже его посещала, было интересно наблюдать, как она удивлялась комнатам или восхищалась гостиной, тёплые воспоминания, наверное, в её головушке навеяли, хорошая актриса без Оскара.

– Слушайте, классный дом, могу ли я взять кредит на покупку или вам очень важно сразу наличкой получить выплату, просто если вы могли подождать, частями выплатила бы вам за него, – сказала Муле.

– Ну, в принципе, деньгами мы не обременены, так что, думаю, можно рассмотреть и кредит, вроде все знаем друг друга, так что это ещё лучше может быть, – сказала мать Микки.

– Да, но лучше, конечно, сразу наличкой, просто знаете, начинается, что сначала вот так знакомые берут у друг друга дорогой вещи, а потом нет денег, или мы знакомые, но подожди, как бы и неудобно человека дёргать, и в то же время неправильно получается, думаю, вы, понимаете, о чём я веду речь, без обид, просто это коммерческие отношения и думаю они должны решаться не как знакомые, а покупатель и продавец, – вмешался я.

– Дорогой, не руби так сплеча, может Муле сможет в короткий срок выплатить всю сумму за дом, тогда все мы останемся довольны, что скажете, Муле? – сказала мать Микки.

         Мне не нравилась, какая игра назревает здесь, всем было понятно, что у Муле нет денег для выкупа этого дома, она же всего лишь наркоманка, с кучей болезней, которая строит из себя чёрт пойми кого, пытается сунуть свой нос не туда, куда ей надо, явно назревает война, меня всего распирает от злости, как же хочется высказаться по полной, но нельзя, надо терпеть. Кажется, порой на момент я теряю контроль над своими эмоциями и самообладанием, но нельзя сдаваться, надо держать марку, и запереть все эмоции под стальной замок, иначе меня раскроют полностью, партия окончится и, ещё не открыв последнюю карту, могу признать только одно – Муле пока на шаг впереди меня.

– Ладно, Муле, сколько Вам надо времени, чтобы выплатить все деньги за дом? – спросил я.

– Не знаю, такое давление от Вас исходит на меня, можно хоть подумаю немного и взвешу все финансы, чтобы у меня была ясная картина, сколько мне надо, главное, что дом меня полностью устраивает, прекрасный просто, да и вы рядом ещё, будем чаще встречаться, радует, что деньги в ремонт не надо вкладывать, он здесь просто великолепный, буквально по последнему слову, даже пару лет он точно не нужен, только одну комнату под личную студию переделать и готово, всё отлично будет! – сказала Муле.

– Безусловно, в общем, думаю, все обговорили, позвоните, как будете готовы, – я уже готов был попрощаться и возвращаться домой, но вдруг ей вздумалось ещё оглядеть территорию вокруг дома, мне кажется, она специально это делала.

– Классная беседка, не помню её на фото, но выглядит здорово, тропинка, видно, свежая на ней выложена, недавно сделали? – спросила Муле.

Какой же я идиот, по-моему, я реально забыл выложить фото новой тропинки, чёрт, здесь точно был мой недочёт, ладно, сейчас надо всё исправить. Я следил за её поведением, казалось, это напрягло, она что-то чувствовала, или это просто паранойя разыгралась в больной голове, но то, что играет со мной это было явно налицо, она пошла смотреть беседку, и разглядывать тропинку, которую я сделал, главное, там сделано всё было хорошо, что не придраться, никто никогда не подумает разбираться, что это за тропинка и что в ней.

– А когда вы её сделали? – спросила Муле.

– А, о буквально недавно, может пару месяцев назад, – ответила мать Микки, – наверное, мы просто забыли выложить её фотографии, как-то в спешке происходит, сами понимаете, мой мужчина сам проявил инициативу и занялся этим вопросом.

– Да, хороший у Вас мужчина, завидую Вам, посмотрите, бетон, совсем словно свежий, ну ладно, просто видно здесь никто не ходит, классно сделали, мне нравится, ой, телефон, на работу пора, надо бежать, я позвоню вам обязательно и скажу, что по деньгам, тогда будем решать, – Муле вышла из дома, её ждало такси, она запрыгнула и укатилась в сторону города настолько же быстро, как и приехала сюда, на секунду я вздохнул спокойно.

При этом мне было не по себе, она держала очень высокую планку напряжения, сейчас можно было бы меня расколоть на раз-два, собственно, мне казалось, что она и сделала. Глупо с этим было соглашаться, надо всё отрицать, какие вопросы бы ни возникали. Мы пошли обратно домой.

Микки потихоньку начинал готовиться к школе, освежать память по предметам, я ему помогал в этом, особенно точные науки были как раз мой профиль, поэтому по ним мы быстро могли найти общий язык, у Микки тоже была тяга к математике и физике, он много читал про космос или изучал, что из чего состоит, смотрел разные видео про механизмы. Это была наша главная общая тема, о которой можно было общаться часами. Сразу было видно, что книги, которые я ему давал, он все читал, было приятно, парень стал для меня, как родной сын, я смотрел на него и хотелось, чтобы у него всегда было всё самое лучшее, надеюсь, смогу ему дать это. Мама иногда заглядывала к нам в комнату во время занятий учёбой, видел боковым зрением, как она улыбается, как мать она была спокойна за сына, он находился под опекой и защитой, был сыт и в тепле, что ещё может желать любящая мать для ребёнка.

Основной переломный момент начал происходить, когда мы всё-таки продали дом Муле, она пообещала, что сможет расплатиться в течение трёх месяцев полностью, моя дорогая женщина согласилась на условия, конечно, настоял, чтобы она дала расписку, а также зарегистрировала у нотариуса, всё же это не сто долларов на дороге, которые можно подобрать, а можно и оставить более нуждающемуся. Всё равно меня очень напрягало, что Муле там живёт, но больше всего мне не нравилось, что она хотела переделать двор улицы, такое ощущение, она знала и понимала, куда надо копать, во всех смыслах. Иногда мне кажется, что женщины и вправду намного больше ощущают извне, нежели мужчины, им дано, это природой неподдельная чуйка, но почему тогда же так мало женщин детективов, ведь это работа как раз создана для них, по всем абсолютным параметрам, словно сам Бог даровал эту профессию. Суть, конечно, не в этом, просто как факт, не более. Муле хотела немного протянуть площадь дома за счёт сада, расположенного на заднем дворе, убрать одну стену и расширить жилую площадь или сделать теплицу для растений, интересно каких. Плоды, которые можно продавать только на чёрном рынке? Я мало представлял, как это будут делать, но, видно, рабочие в течение недели с утра до обеда возились с ней, знали наверняка, как это будет. Я старался тоже постоянно присутствовать и слушать всё, что там происходит, ибо я хотел быть в курсе этих событий. Всё происходило очень просто под предлогом моей помощи, как порядочного и чуткого соседа. Мне казалось, в какой-то момент я терял контроль, и Муле понемногу в чём-то начинала подозревать меня, естественно, у неё были все основания для этого, в свою очередь, я начал собирать информацию в ответной форме, конечно, было очень непросто, об этой дамочке очень мало, где и что можно было узнать, в социальных сетях конкретики как таковой было ноль. Однако у меня был один знакомый в полиции, не буду говорить, как его зовут, думаю, это информация не имеет какого-либо смысла, так вот он её провёл по базе данных, мне стало известно о том, что Муле привлекалась за наркотики не единожды, но это было очевидно, тем более я сам это узнал, также у неё были мелкие хулиганства, угон автотранспорта с целью сбыта, а также грабёж по соучастию со своим подельником, не знаю, кто это, они выставили квартиру одного певца, но её вину так и не смогли доказать, а компаньона упекли на пять лет, что очень странно, в деле изначально были все документы, потом их резко не стало. Самое интересное впереди всё было, Муле спала с одним из стоячих людей города, у него были небольшие коммерческие банки, по своей сути нужны были для отмывания денег у людей, они ставили такие условия, что человеку прежде, чем занять деньги, нужно тысячу раз подумать, как правило, туда Муле отправляла своих дружков наркоманов, впоследствии влезали в такую кабалу, что из неё невозможно было выйти и оставались вечными должниками, а потом она сводила их с ухажёром, который давал грязную работу в счёт погашения долгов, как правило, немногие всё же могли  выплатить долги и тогда они становились либо вечными рабами, либо просто умирали от ломки по факту, что не могли ужиться с этой мыслью – суицид единственный выход из всего этого. Кто её спонсор, мне так и не довелось узнать, но есть предположение, что это Рой Пирс, он входит в число богатейших людей города, иногда даже сам мэр ему «подлизывает», но это всего лишь предположение, точно сказать не могу, но информацию, я считаю, стоит проверить, чем я и занялся, собственного говоря.

Рейтинг@Mail.ru