Зерно

Владимир Леонидович Шорохов
Зерно

Убить гения

1. Одним глазком

– Чёрт! Чёрт! Чёрт!!! – взвыл от головной боли Мирон.

С трудом контролируя пальцы, он снял шлем и опустил его на пол. Было ощущение, что тебе на голову надели металлическое ведро и со всего маху треснули по нему молотком. Но и это, пожалуй, цветочки по сравнению с тем, что испытывал.

– Чёрт!!!

Тонкие иглы изнутри пронизывали черепную коробку. От нестерпимой боли слёзы потекли из глаз. Ещё полчаса назад пришёл к Стасу, давно уже ему обещал.

– Я сейчас, быстро.

– Стой, ты куда? А я?

– Сиди тут, вон телек, книги. Забыл, надо ребёнка забрать из садика. Я быстро.

– Ну ладно, – только и успел сказать Мирон, как дверь захлопнулась.

Я со Стасом знаком ещё со школьной поры, познакомились в шахматном кружке. Тот не любил людей, смотрел на них, как на прокажённых, но с ними ему приходилось сосуществовать. А вот с Мироном Стас подружился, может, потому, что тот хорошо играл в шахматы и так же, как и Стас, предпочитал молчать.

– Так и что мне теперь делать? По телеку всё одно и то же, уже утром посмотрел. Кажется, самолёт в Турции упал и опять в Китае вирус обнаружился. Откуда они их берут? Точно из своих лабораторий, не иначе.

Мирон сел на диван, покрутил головой. На столе лежал шлем от ИБС (индивидуальный блок связи). У него он тоже имелся, но уже как полгода валялся сломаным, а денег на ремонт было жалко. Лампочки на пульте подмигивали.

– Не выключил, вот растяпа, время же тикает, – сказал вслух Мирон и взял в руки шлем. – У… Новая модель.

Вот уже как лет сорок каждому совершеннолетнему гражданину вшивался под затылочную часть головы микрочип ИНЧ (индификационный номер человека). Он же паспорт, он же кодировщик ко всем паролям, он же и золотой ключик, который открывает почти все двери. Первое время их взламывали, воровали, выводили из строя. Но после изобретения искусственных нервов ИНЧ стал подключаться к нервной системе головы. Нет, он не управлял человеком, но теперь после смерти чип просто перегорал, поэтому их стало невозможно воровать и отключать.

Мирона наличие ИНЧ не интересовало, а даже наоборот, он видел в нём большие плюсы. А после того как был создан Врадж (искусственный цифровой мир), через шлем ИБС можно было подключиться и попасть в удивительный мир. Он потратил трехмесячную получку на шлем. Первое время зависал, но после понял, что этот цифровой наркотик его интересовал больше, чем реальность. Ему с трудом удалось отключиться. Но разве наркоманы бывают бывшими? Придя к Стасу и увидев включенный ИБС, он не удержался.

– Пару минут, посмотрим, что там изменилось?

Врадж имел множество условностей. Да, это цифровой мир, придуманный людьми, но через чип ИНЧ он подключался к сознанию человека и, уже обрабатывая воспоминания, дорисовывал картину мира Врадж. Первые миры были сказочными, нереальными, яркими, в них было интересно находиться, но все быстро приедалось. И тогда внесли поправки, отсканировали города, и это уже было интереснее. Да, всего пару кварталов, но они стали реальностью. А после цифровой мир начал разрастаться. Появились новые кварталы, виды животных, людей, новые способности и целые страны.

Вот тогда Мирон и подсел на этот электронный вирус. Как только приходил с работы, после перекуса сразу – шлем на голову. Врадж старался копировать хорошую часть реального мира, но сами пользователи (операторы) вносили в него свой негатив. Но это было нестрашно, ведь если на тебя нападут на улице, это проблема, а во Врадж ты мог выйти в любую секунду. Да и что они тебе могут сделать? Ничего! Но разработчики постарались, и чтобы ты не вываливался, каждому изначально давали 1000 баллов. Это не деньги, а твой рейтинг. Максимально высокий сразу, а после как получится. Начнёшь терять баллы и уже не сможешь войти в таверну, ведь туда же не придёшь в неподходящей одежде, небритым. Не сможешь взять машину. И вообще, чем ниже рейтинг, тем тяжелее выживать. Вот и вкалывали люди как в реальном мире, так и в цифровом.

– Только одним глазком взгляну и всё, – сказал себе Мирон и нажал на кнопку активации.

В голове словно взорвалась бомба, в ушах всё зазвенело, а пол под ногами зашатался. Но он за эти доли секунд успел увидеть голубое небо и услышать пение птиц. Эх, как приятно полежать на траве и вдохнуть глоток чистого воздуха. Но эта боль его изводила, он ещё какое-то время корчился на полу, а после почувствовал, что ему кто-то предлагает стакан с водой. Жадно выпив всю воду, Мирон посмотрел на Стаса.

– Ты уже пришёл?

– Идиот! Ты хочешь мозги спалить. Это же новый интерфейс, он индивидуальный, разве не слышал?

– Помоги встать.

Мирон сел обратно на диван, в голове стало проясняться. Он увидел испуганную девочку, стоявшую в коридоре. Опять услышал голос друга, который совал ему в рот какую-то таблетку.

– Глотай, поможет.

– Извини, не удержался. Ты же знаешь меня. Хотелось только еще раз взглянуть.

– Да я дал бы тебе посмотреть, только надо блокировку снять. Вот, всего одна кнопка и ключ активации. Сиди, сейчас подогрею чай и полегчает.

2. Иди в таверну кривого Алы

После школы Мирон поступил в институт. Потом закончил его. Были перспективы, но в голове всё заискрилось, словно замкнуло, на этом его карьера остановилась. Теперь он работал учителем математики, но кому в школе нужна математика, когда всё уже давно в цифровом виде. Только заканчивал он писать пример на доске, а ему уже говорили ответ. Камеры были везде: в телефоне, очках. Некоторые ученики умудрялись установить их в глазное яблоко, словно по-другому жить уже никак нельзя. ИНЧ связывался с ближайшим источником связи, обычно с телефоном или планшетом, и всё, – задание решено.

– Что вы будете делать, если ваш ИБС выйдет из строя? – спрашивал Мирон ребят, но они только смеялись.

Появился такой термин как «электронный аутизм», когда человек самостоятельно (без электроники) уже не мог думать.

Мирон жил один. Тогда почти все жили одни. Зачем семья, лишние проблемы, разговоры, расходы? После того случая у Стаса, когда его мозги чуть было не перегорели, он сходил и купил себе новый ИБС и, вернувшись домой, сразу настроил его под свой ИНЧ. Теперь только он сможет им пользоваться, а если его своруют, то получат такой же шок от перенапряжения, как он испытал в шлеме Стаса.

– Ну, полетели.

Перед тем как погрузиться в цифровой мир, Мирон настроил таймер. В прошлом так долго был в электронном мире. Вывалился только когда сработала автоматика жизнеобеспечения, чуть было не умер от обезвоживания. Он читал, что были случаи, когда операторы, чтобы не терять время на еду, ставили себе капельницу с питательным раствором и надевали памперсы. Бывали и плачевные случаи, когда оператор умирал в шлеме от истощения, так и не выйдя из Врадж. После нескольких судебных процессов разработчики внесли поправку, и теперь шлем ИБС принудительно отключал оператора через 24 часа.

Мирон установил таймер на 4. Войти – это только начало, а вот чтобы выйти, нужно дойти до точки эвакуации, а уже после безопасно начать выходить. Если сработал таймер и ты не у точки, то с тебя списывается 15 баллов, а это всегда плохо.

– Ладно, я только глазком.

Надел шлем, глазами нашёл команду входа и, мысленно послав приказ «старт», тут же оказался в точке безопасного выхода.

– Ууу, – протянул он, удивляясь тому, что увидел.

Почти год тут не был. У него было огромное желание вернуться, но терпел. И вот он тут. Сразу почувствовал ветер. Раньше такого не было. Видел, как колышется трава, но не чувствовал ветра.

– Вот это да.

– Эй, не стой, не ты один тут, отойди и любуйся.

Мирон отошёл в сторону от точки выхода, это что-то вроде метро. Каждую секунду появлялись новые персонажи. «Кто их оператор?» – раньше думал, может, старичок или малолетка. Тут их трудно определить, новая личность, выбирай что хочешь, но за всё надо платить баллами. Миром Врадж пользовались сотни миллионов людей, но тут никогда нельзя было увидеть столпотворений, как это происходило в реальности. Программа так устроена, что она как бы создаёт клоны: ты можешь выбрать уровень и вечно в нём слоняться, а на другом уровне всё будет уже по-другому.

Он не отходил далеко от площади, боялся затеряться, рядом находилась точка эвакуации. Сработал таймер, в правом углу глаза что-то замигало. Это предупреждение: через десять минут ты вывалишься.

Сняв шлем, ещё долго не хотел открывать глаза. Всё ещё слышал пение женщины, что стояла у фонтана, а мужчина подыгрывал ей на шарманке. Но реальность взяла своё. Сел и посмотрел по сторонам. Одинокая квартира, может, поэтому его туда и тянуло – там люди, а тут пустота.

– Я купил себе шлем, – похвастался Мирон Стасу.

– Ты это серьёзно? Ты же сказал, что завязал. Как так?

– Не знаю, постараюсь долго не зависать, ставлю таймер.

– Это правильно, но затягивает ужасно. В прошлый раз открыл новую дорогу к Лазоку. Помнишь, мы там вместе были? Ты там ещё стал ухлёстывать за рыженькой карлицей. Как её звали?

– Она была не карлицей, а из народа теави, её звали Тсу. Очень жаль, куда-то пропала, мне нравилось с ней разговаривать.

– А ты так и не спросил её адресочка?

– Нет, да и зачем, ты же сам знаешь.

– Ладно, коли ты в деле, тогда, может, завтра я тебе кое-что покажу. И кстати, завтра выходной, можно и подольше зависнуть. Как ты на это смотришь?

– Нет, только 4 часа.

– Уважаю.

– Ну как, согласен? Прошвырнёмся по новой дороге к Лазок?

– Договорились. Тогда встретимся на площади у фонтана?

– Нет, иди сразу в таверну кривого Алы, у меня там на втором этаже комната забронирована. Жду.

Вот так просто, за обсуждением реальных дел к Мирону вернулось настроение и желание жить дальше.

3. Никому его не отдавай

– А ты выглядишь простенько, но со вкусом, – сказал Стас, увидев Мирона, когда тот вошёл в комнату у кривого Алы.

 

– Не стал тратить баллы, может, еще пригодятся. Расскажи, что тут нового произошло.

– Сейчас, перекусим и тронемся в путь, по дороге я введу тебя в курс дела.

Несмотря на то, что Врадж – это цифровой мир, законы тут действуют точно такие же, как и в реальном. Надо есть, спать, если споткнёшься, можно получить увечья, а если упадёшь в воду, то и захлебнутся. Но за все удовольствия платишь баллами, а вот заработать их порой не так уж и легко.

– Итак, слушай, – после завтрака мы сразу отправились в путь. – Как заметил, многое изменилось. Эй, ты чего?

Мирон присел, потрогал руками землю, поднёс пальцы к носу и понюхал.

–Пахнет, как настоящая.

– Да, брат, тут скоро не отличишь, где находишься. Еще в начале года я чуть было не рехнулся. Вернулся в реальность, отключил шлем, наверно, час сидел и думал, где я. Не поверишь, не мог понять, то ли я ещё тут, то ли уже в реальности. А когда осознал, стало противно.

– Но всё же ты смог удержаться, – сказал Мирон.

– Да, смог, только благодаря Тсури и Нино, жене и дочери. Если бы не они, я точно бы закончил свои дни, как ты. Ты себя нормально чувствуешь? Главное, пойми, тут все нереальное, и каждый раз повторяй себе: «это цифра».

– Легко сказать. Ты мне обещал рассказать.

– Нам за реку и вдоль полей ослов к замку Орто, после пожара его отстроили заново. Там застава. Пропускают, если тебе есть чем платить.

– Сколько?

– Два. Я за тебя заплачу, у тебя пока всё по нулям, помогу в начале. От замка ведёт каменная дорога до моста, а дальше она раздваивается. Нам нужна та, что ведет к Дога, за полчаса мы пройдём его, а уже после я покажу куда дальше. Сейчас тут спокойно, есть патрули, неприятностей почти не встретишь. Кстати, если хочешь, для начала можешь устроиться в замок, там берут разнорабочих.

– А ты как тут сам существуешь?

– Я искатель.

– Это что ещё такое? Не слышал про это.

– Есть клиенты, они, в основном, из иортсов.

– Вот, блин, – Мирон помнил их, они высокие, худые, очень смахивают на насекомое «палочник». Но их не стоит недооценивать, очень шустрые парни.

– Они дают заказ, я ищу, платят очень неплохо.

– И что же ищешь? Потерянный скот, грибы? Что тут можно искать?

– Ну, всякие предметы. Кому-то нужен комод из берёзы, а кто-то хочет найти колокола из Лопала. Я беру заказ и стараюсь быстрей его выполнить, за скорость полагаются бонусы. Но тут надо работать и знать, где искать.

– Может, лучше я с тобой, так быстрей освоюсь. А то, что я увижу в замке, кроме камней и червивых яблок?

– Я не буду тебе ничего обещать, порой сам сижу без работы. Ты чего встал?

– Чувствуешь?

– Что?

– Запах, а это тепло от солнца. Раньше такого не было. В первый день, когда вышел у точки, ощутил ветер.

– Да, есть такое, как я уже говорил тебе, это всё ненастоящее, иначе опять попадёшь на крючок. Вон замок, уже недалеко, идём.

Через час они дошли до селения, состоящего из десятка домов, в которых, в основном, жили пастухи и охотники. Мирон всё ещё не мог привыкнуть к изменениям, теперь его ноги уставали, подошвой чувствовал камни под ступнями.

– Заходи, тут у меня одно дело.

Стас ненадолго отлучился, а вернувшись, сказал, что они уходят. Обратный путь занял ещё один час. Мирон прикинул, сколько ему осталось времени по таймеру, что может ещё успеет заглянуть на базарную площадь, где по выходным собирается народ.

– Идём, тут пересидим.

Стас, словно мальчишка, закрутил головой из стороны в сторону и нырнул в низкую дверь, которая явно была не предназначена для людей.

– Я сейчас уйду, но ты меня дождись. Вот, держи, – протянул ему какой-то темно-зелёный камень, чем-то смахивающий на малахит. – Никому не отдавай. Это артефакт, его заказали иортсы, я за ним охочусь уже не первый месяц. Прошу тебя, ни-ко-му, – сказал он по слогам.

– А ты куда?

Мирон, с одной стороны, был недоволен, что его оставляют в этой комнате, но с другой стороны, понимал, что он уже в деле.

– Надо кое-что разузнать. Итак, никому не отдавай. Я приду.

На этих словах Стас плотно закрыл за собой низкую дверь. За стенами послышался шум проезжающей телеги, кто-то крикнул, и дети в ответ засмеялись. Он облокотился на стену, посмотрел на луч света, что прочертил дорожку в пыльном воздухе.

– Странно всё это. Такое ощущение, что всё здесь настоящее.

Пальцы дотронулись до деревянного пола. Он вспомнил детство: как они с отцом пилили доску. Этот запах стружки, его ни с чем не спутаешь. И тут то же самое. Он присел на низкий стульчик, посмотрел на пятна, оставшиеся на столе, понюхал.

– Медовуха, кто-то тут явно что-то отмечал.

Время пролетело незаметно. В правой части глаза замигало красное пятно, говорящее о том, что его время истекает.

– Да где же ты? – он открыл дверь и, выйдя на улицу, посмотрел по сторонам, но Стаса нигде не было видно. – Да чтоб тебя!

Выругался и зашёл обратно в дом. Опять последовал сигнал. «Осталось пять минут. Не успею добежать до точки выхода», – подумал Мирон и стукнул ладонью по столу. Новый сигнал, и в этот раз пятно уже не пропадало, а назойливо мигало.

– Так, что делать? Что? – он заметался по комнате, у него в руках был артефакт, но что с ним делать? В реальный мир не возьмёшь, а оставить его на столе не мог, похоже, для Стаса это очень важный заказ. – Что делать?

Мирон взял камень и быстро запихал его в щель между досок, схватил за железные ручки сундук и поставил его так, чтобы закрыть щель с камнем.

– Всё.

Щелчок, вспышка в глазах, и цифровой мир пропал. В ушах зазвенело, появилась тошнота, он снял шлем и посмотрел на мигающие лампочки ИБС.

4. Женщина

Мирон позвонил Стасу, хотел сказать, где оставил артефакт, но тот не ответил. Посидев с полчаса и так и не дозвонившись, решил прогуляться до пиццерии. На улице был ещё день, по пути Мирон заглянул в магазин, купил пару яблок и пошёл дальше.

– Мужчина, извините, я вас искала.

– Меня?

Спросила женщина невысокого роста в серой куртке, с одной прядью волос, выкрашенной в зеленый цвет. Глаза у неё были обведены коричневым карандашом.

– Да, вас.

– Вы ошиблись, – сказал Мирон и, не обращая внимания на женщину, пошёл к светофору.

– Я куплю у вас.

– Что? – он посмотрел на свою сетку, где лежала пара яблок.

– Камень!

– Вы точно ошиблись!

– Нет, не ошиблась, мне он нужен.

– Да кто вам нужен? – он ещё раз взглянул на женщину, но не смог вспомнить ее. – Вы кто?

– Вы меня не знаете, мне нужен зелёный камень.

– Что? – чуть ли не крикнул он. – Какой ещё камень? – хотя уже понимал, о каком камне идет речь.

– Зелёный, артефакт, он у вас. Я готова его купить. Вот, – она полезла в карман и достала двести долларов. – Нет, вот ещё.

В руке Мирона очутилось целых пятьсот долларов. Это была приличная сумма.

– Кто вы? Что вы хотите? Откуда вы узнали?

– Не важно. Где он?

Виртуальный мир – это игра для мозга, а теперь ему давали реальные деньги буквально за пустоту.

– Ладно, он в доме, что на углу ломбарда, там ещё труба красная, дверь для каких-то карликов, за сундуком. Там найдёте.

– Точно там? Не врёте?

– Вы в своём уме? Почем я знаю. Он там, если его никто ещё не забрал.

– Хорошо, спасибо. Вот, – и женщина всучила ему ещё сто долларов.

«Вот те на, – подумал Мирон и спрятал в карман деньги. – Как она узнала про артефакт и как меня нашла? Хм… Точно Стас тут замешан, иначе ведь никак».

После пиццерии он поехал к Стасу домой, по пути позвонил, сказал, что скоро будет. Но друг уже ждал его во дворе.

– Идём, быстрей.

– Слушай, тут такое дело, там женщина…

– Ты где пропал? Я тебя почти час ждал!

– Я же тебе говорил, что у меня таймер, сработал, и теперь с меня списали 15 баллов. Там женщина…

– Где он, куда его дел?

– Там и остался, я его положил в щель за сундук.

– За сундук? – переспросил Стас.

– Да, у стола стоит, такой большой и тяжёлый.

– Идём, надо быстрей его достать.

Они поднялись на лифте, вошли в дом, и Стас направился к шлему ИБС.

– Слушай, я тебе так и не сказал, женщина на улице остановила меня, она спрашивала про артефакт.

Стас замер и с ужасом посмотрел на Мирона.

– Там? – Стас кивнул на свой шлем, говоря тем самым про цифровой мир.

– Нет, она меня догнала у светофора, дала деньги, вот, твоя половина, – он протянул триста долларов.

В это время в дверь позвонили.

– Ладно, ладно, ты иди. Нет, стой. Не успел. Иди в спальню, а я дверь открою. Не выходи.

Мирон ничего не понял: ни про женщину, ни про то почему нельзя выходить из комнаты. Зашёл в кабинет, в голове крутились мысли. В зале послышались шаги и громкие голоса. Кто-то чем-то явно был недоволен, а потом донёсся щелчок и грохот падающего тела на пол. Сердце от страха остановилось. Мирон осторожно открыл шкаф для одежды и, зайдя в него, взял плед, что лежал внизу, накинул его на себя. Теперь он стал похож на груду неубранных вещей.

– И что ты сделал? – послышался голос из соседней комнаты.

– Он же хотел…

– Перед тем как стрелять, надо дождаться ответа!

– От него никакого толка, его у него нет.

– Проверь ИБС, может, есть след.

– Я просканировал, – сказал третий человек. – Его шлемом пользовался ещё один, вот его ИНЧ. Может, он?

– Вряд ли. Вход был произведён давно. Ладно, скопируй данные, может, повезёт, и найдём след. А теперь уходим.

Через несколько секунд Мирон услышал, как захлопнулась входная дверь. «Нет, этого не может быть, не может быть, – зашептал про себя. – Это какой-то розыгрыш. Точно розыгрыш. Вот стервец, а я-то уже поверил во всё это». На душе сразу стало спокойно и весело. Мирон сбросил плед и вышел из шкафа.

– Ладно, твоя взяла, я испугался, – сказал и, открыв дверь, вошёл в зал.

Тело Стаса в неестественной позе лежало на полу. Складывалось впечатление, что он, как кузнечик, хотел прыгнуть.

– Эй, я тут.

Но его друг не пошевелился. Сердце замерло и ему стало не по себе. Он увидел небольшое пятно на столе, и тонкую кровавую струйку, что стекала с подбородка Стаса.

– Блин, ты меня напугал.

Мирон подошёл. Уже не знал, верить или нет, всё выглядело очень реалистично. Он вытянул руку и стал искать пульс на руке друга, но сердце Стаса уже не билось.

– Ты это серьёзно? – зачем-то спросил он уже у мёртвого человека и стал пятиться к выходу.

Было страшно, Мирон посмотрел в глазок. Вспомнил фильм про шпионов, снял пиджак и, словно решив прогуляться, вышел на площадку, поднялся пешком на этаж выше и вызвал лифт.

5. Бойня

– Боже мой, что это было? – всё ещё не веря в происходящее и уходя как можно дальше от дома Стаса, тихо бормотал Мирон. – Они его убили! Убили! Убили! За что?

Его друг был тихим, спокойным парнем, пару лет назад женился, работал в большой известной компании. Но его работа не была связана с тайнами, стандартный администратор, которых сотни, если не тысячи в городе.

– Что случилось? – бормотал Мирон, вытирая холодный пот со лба. – Стоп! Мужчина сказал, что «его» у Стаса нет. А чего нет? – в голове замелькали обрывки фраз. Он постарался сосредоточиться и выудить из памяти разговор, но паника, овладевшая им, не давала возможности сосредоточиться. – Они отсканировали шлем ИБС и взяли идентификационный номер. Чей? Может, у Стаса ещё кто-то был. Или это мой номер, когда я его надевал? Черт! Вот же влип. Да что же это такое?

Он шёл быстро, удаляясь как можно дальше от дома Стаса. Хотелось верить, что это всё же злой розыгрыш, но факты говорили о том, что его друг по-настоящему мёртв.

Мирон знал, что шлем фиксирует каждый твой шаг и ведёт запись об операторе: когда входил во Врадж, сколько провёл времени там. Но он не мог сказать, где ты был и что делал.

– А если так, то они наверняка заполучили мой ИНЧ и придут ко мне! Зачем? Черт! – уже сотый раз выругался и, озираясь по сторонам, ускорил шаг.

От страха у Мирона затряслись руки. Он подошёл к дому, но сразу зайти не решился, почти час просидел на скамейке у соседнего подъезда. Ничего странного он не заметил и тогда решился войти в дом.

– Может, Стас во что-то вляпался? Всякое бывает, взял деньги и не отдал. Но зачем тогда убивать? А если ему дали что-то на хранение, и он не вернул? – рассуждал сам Мирон.

Поднялся на площадку, открыл дверь и с опаской вошёл в квартиру. Осторожно, стараясь не издавать шума, прошёлся по комнатам.

– Никого, – сделал вывод и сел в кресло. Перед ним на столе лежал шлем ИБС. – Та женщина. Когда я рассказал Стасу про неё, он явно удивился этому, а потом раздался звонок в дверь. Кто она, эта женщина? Если Стас про неё не знал? Как она меня нашла? Этого не может быть!

 

Мирон прекрасно понимал, что найти оператора из Врадж невозможно. Он читал в журнале, что система каждый раз прописывает каждому оператору новый код доступа, и он постоянно меняется.

– Тогда откуда она знает меня? Да ещё и про артефакт знает. Следила или ждала? И что это за артефакт, если за ним пришли ко мне в реальный мир? Что в нём такого?

Вопросов было много, но ни одного ответа.

Многие компьютерные игры устроены по сценарию приключений, где основная цель – это увеличить свои способности, но для этого нужны артефакты. Бродишь, находишь клад. Его можно продать, обменять или оставить себе, и тогда у тебя появляются определённые навыки. Но что бы из-за артефакта в цифровом мире убивали в реальном мире, такого случая Мирон не помнил.

– Может какой-то реальный богатей заигрался в мире Врадж, а Стас не выполнил данного поручения, вот они и обиделись на него. Но почему пришли к нему домой? Ведь Стас же не мог взять артефакт сюда, в наш мир, это ведь фантазия и не более того. – Им опять овладела паника. Он не знал, что делать, может, артефакт и не при чем. – Что делать?

Он метался по комнате. Знал только одно: его друга за что-то убили. Так же знал, что на него вышла женщина, которая искала этот камень. И то, что сам Стас за этим артефактом охотился во Врадж не один месяц.

– Если они придут ко мне? – Мирон имел в виду тех людей, что заявились к его другу в дом. – Я не хочу умирать. И за что я должен умереть? За тот камушек в цифре? Нет-нет, только не это. Отдам его, он мне не нужен. Да, отдам, но надо проверить, вдруг та женщина уже забрала его, тогда точно конец.

Во мне проснулся детский страх: когда пугают тенью из-под кровати, ты лежишь под одеялом и боишься пошевелиться, а вдруг она там и тебя хотят забрать. Мирон испугался шума, что доносился из-за двери. Несколько минут боялся пошевелиться.

– Ладно, надо вернуться.

Надел шлем, установил таймер на четыре часа и, включив команду «вход», вышел у точки эвакуации.

– Пора!

Теперь ему некогда было любоваться прелестями голубого неба, щебетавшими птицами и тёплым ветром, что дул ему в лицо. Он шёл быстро в сторону центральной площади. Оттуда свернул и, спускаясь к реке, дошёл до улицы, где стоял дом. Толкнул низкую дверь, но та оказалась закрытой.

– Вот невезуха, – попробовал ещё раз, но дверь была плотно заперта изнутри. – Эй, кто-нибудь есть? – он постучал по ней.

Обходя дом, Мирон увидел ещё один вход и решил попытать счастье.

– Добрый день, можно войти? – но в ответ была тишина.

Наклонив голову, он зашёл. Ему показалось, что попал в подвал. Было темно. Пришлось подождать, пока глаза привыкнут.

– Есть в доме кто живой?

Это зря сказал, поскольку увидел маленькую фигуру, лежащую на полу.

– Эй… – тихо произнёс, а сердце в груди стало биться чаще обычного.

Пройдя коридор и переступив через тело человечка, что явно принадлежало народу теави, заглянул в зал.

– Матерь божья!

В разных частях комнаты лежало сразу три трупа. Мирон присел, посмотрел на лужицу крови, что уже стала подсыхать по краям.

– Давно убили, – сделал вывод.

В зале больше никого не было. Покрутил головой и, найдя внутреннюю дверь в соседнюю комнату, где стоял сундук, прошёл в неё. Сундук стоял на месте. С трудом отодвинув его и пошарив пальцами в щели, достал камень.

– Неужели всё это из-за тебя? Или у меня глюки.

Вернул сундук на место и не спеша, стараясь не привлекать к себе внимания, покинул дом. Он решил пойти в центр города, там много народу, всегда есть патруль, а значит, на него не нападут.

– Эй, красавчик, заходи к нам перекусить, – обратилась к нему какая-то черноволосая женщина и показала рукой на вывеску трактира.

– Спасибо, в другой раз.

– Дам скидку, ну же.

– Нет, нет, я сыт.

Странно, но в этом мире Врадж почти не было толстых или уродливых существ. Наверно, так операторы хотели исполнить свою мечту и показать, о чем мечтают. Вон рыженькая девочка, она хихикала и ловила бабочку, а ее владелец, может быть, старуха, уже как год не выходит из дома. Или вон тот воин, его оператор мог быть тщедушным клерком, что только и делает, как перекладывает бумагу с одного стола на другой.

«Мне надо от тебя избавиться», – подумал Мирон об артефакте и стал подниматься по ступенькам, что вели к двери, на которой висела надпись: «Отвечу на все ваши вопросы».

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25 
Рейтинг@Mail.ru